«    Май 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Demen_Keaper KripsZn

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 12
Всех: 14

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2380 Elenagriem
Флудилка Поздравления 1764 Lusia
Проза Приглашаю всех желающих в новый проект! 0 Furazhkin
Рисунки и фото свободный художник 275 Pavek
Флудилка На кухне коммуналки 3058 ТатьянаМ
Рисунки и фото Мое творческое начинание - видеоуроки по акварели 3 ТатьянаМ
Флудилка Курилка 2213 ТатьянаМ
Флудилка Время колокольчиков 204 Моллинезия
Стихи Сборник сочинений 0 Clever Wolf
Стихи Всякое 0 Anikaza

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

Огниво Рассвета. Глава 2.4

– Ну, вот и все. – Он завернул тарелку в грязную тряпицу, опустил в саквояж, следом упрятав в его недра хирургическую ложку и подобранный с пола комок.

Взял откупоренный бутыль, чуть подмочил уже новую, изъятую из кармана ветошку, аккуратно обработал резец по контуру. Крови, как я вскоре заметил по платку, было немного, а значит рана должна забыться быстро. После лекарь щедро перевязал плечо. Правда, раздевать меня никто не стремился и бинт пришлось накладывать прямо на рубашку, чуть приспустив плащ. Смотрелось это весьма аляповато, но рассчитывать на нечто более ухоженное не приходилось. Главная забота – обезопасить рану от заразы, причем наскоро, посему каким-то косметическим моментам лекарь, само собой, внимания не уделял.

– А вы сильны, молодой человек. Даже прижигать не нужно. Эк лихо оно у вас все подзатянулось. Такими темпами плечо меньше чем через седьмицу как новенькое сделается, надо лишь ухаживать правильно, делать перевязки, обрабатывать... – лекарь хотел было продолжить свои наставления, но вдруг осекся.

Опекавший меня верзила кивнул ему на дверь, неучтиво указывая немедленно удалиться. Хирург, не решившись говорить наперекор, спешно встал, едва заметно кланяясь моей понурой голове, и проговорив: «ну, бывай, милсдарь» схватил саквояж и заторопился прочь.

Я по-прежнему не удосуживался поднять на него глаз, хотя кто знает, что могло со мной произойти, если бы этот человек вовремя не сделал своего дела. Когда же я нашел в себе силы задрать голову, целитель уже скрылся за дверью каталажки, впуская внутрь другого, желавшего мне явно меньшего здравия посетителя.

Послышалось бряцание и клацанье запираемого замка, а после, обойдя меня по правой стороне, гремя латами и связками ключей, напротив присел капитан стражи. Пододвинув стул поближе, наверное, дабы иметь возможность лучше разглядеть мою изнуренную физиономию, он сложил переплетенные пальцами руки на столешницу и начал:

– Итак. Я не намерен ходить вокруг да около, поэтому выпивки тебе не предлагаю и о личине не расспрашиваю. Скажи мне только, где она?

– Где кто? – с трудом расцепив ссохшиеся губы, начал играть в дурачка я, хотя голос в тяжелой голове и призывал меня не ломать комедию.

Переведя взор на сурово стоявшего у стены стражника, капитан вновь издал один из своих многозначительных кивков. Не церемонясь, детина вознес кулак-гирю и с душой саданул мне по лицу. Я, не ожидая настолько крепкого удара, едва не перевалился со стула набок.

– Повозка. Куда ты дел повозку?

– Какую еще повозку? – распрямившись, продолжал я, нагло глядя Гамрольскому в глаза.

И снова огромный кулачище повстречался с моей скулой, выбивая из разбитых щеки и губ первые капли алого сока.

– Слушай, – прицокнув языком, сказал капитан, – мы можем заниматься этим весь день до самого захода солнца, а если я буду в хорошем расположении духа, то и после оного. Коли надеешься, что затянув диалог, дашь возможность кому-то подоспеть к тебе на помощь – очень зря. Эти стены останутся глухи к твоим крикам, так что даже при большом желании скрывающую тебя камеру не вычислят. Впрочем, кому есть дело до жалкого разбойника?

– Вот оно что, – сплевывая на пол загустевшую, смешавшуюся с кровью слюну, проговорил я. – Что-то мне подсказывает, едва ли вы намерены торчать тут до заката. Ведь если бы это был случай рядового дорожного налета, то сам капитан стражи не стал бы утруждать себя выбиванием сведений из какого-то, как вы выразились, жалкого разбойника.

После этого меня застал третий, проведенный без видимой команды Альрета удар. Мне даже показалось, как в черепе, не выдержав очередного тумака, что-то коротко хрустнуло. Вся левая часть лица бушевала огненным океаном боли. Боюсь даже предположить, какой отпечаток наложили эти побои на мою физиономию.

– Полагаешь, ты самый умный, хм? Пойми, там, где ты сейчас находишься, условия ставлю я. Думаешь, твои хвостовиляния меня впечатлили? Ты сильно заблуждаешься. В соседних камерах восседает дюжина таких же, как ты, оченно смышленых языков, и если они отказываются развязываться «по-хорошему», то мы отправляем их на уровень ниже. И там, поверь, в ожидании клиентов томится отнюдь не простой кулак. Наши методы сойдут за детский лепет, в сравнение с обитающими внизу приборами.

– Да я бы и без того не назвал «ваши методы» особо поразительными, – осклабившись порозовевшими от попавшей на них крови зубами, съязвил я.

Завидев в очередной раз взметнувшийся чугунный кулак верзилы, капитан стражи останавливающе поднял ладонь:

– Нет. Давай, с другой стороны. А-то чего это его вторая щека отдыхает?

Губы детины растянулись от уха до уха. Он тяжелыми неторопливыми шагами обошел мою побитую персону, оказавшись теперь справа, чуть потоптался на месте, словно располагаясь поудобнее, и со всего размаху огрел меня по нижней челюсти.

Вот в этот раз было по-настоящему больно! Я едва удержался от вскрика, вновь стискивая в разошедшихся на мгновение пальцах испивавший из них кровь кинжал. Мне даже показалось, что в момент удара мой рассудок впал в короткое забытье.

– Тебе что, нравится, когда тебя бьют? – с напускной заботой спросил усач, чуть сбавив тон.

– Знаешь, да. – Я поводил ушибленной челюстью. – Давненько не приходилось крепко по роже получать. Можно сказать, я по этому соскучился.

В последней фразе, к слову, была доля истины. Сие можно счесть за извращение, но меня премного забавляло получать тумаки от этой дылды и после смотреть в глаза понемногу начинавшего терять терпение Альрета Гамрольского.

– Что же, – он откинулся на спинку стула, – не стану лишать тебя удовольствия.

И снова кивок, и снова удар, за ним еще один и еще. Детина прям-таки вошел в раж, вновь и вновь взводя и обрушая на мой череп свою пудовую десницу, выбивая неиссякаемые капли крови, всхлипы и костяной треск. Опосля полдюжины таких ударов, стряхнув уставшей рукой в возникшей мимолетной паузе, он готов был продолжить это безжалостное пиршество, как последовала команда капитана:

– Достаточно. Мертвым он мне ни к чему. Пока что.

Я, покачиваясь из стороны в сторону, изо всех сил старался не рухнуть на столешницу. В голове трещало, гудело, звенело, не позволяя ни одной мысли пробиться через эту какофонию. Скулы начинали неметь, и за сим чувством мне даже показалось, что боль несколько сникла. На самом же деле это был лишь подлый обман одурманенного невыносимой мукой разума. Лицо по форме своей, наверняка, уже превратилось в почти аморфную алебастровую заготовку, пестревшую кровоточащими ранами и набухшими гематомами. Однако видел я все еще отчетливо, значит опухоли пока не подступили к глазам, а нос оставался той же прямой формы. Хоть какая-то отрада.

– Давай так, – немного помолчав, на выдохе сказал капитан и, дождавшись пока моя обработанная его псом физиономия глянет на него, продолжил: – ты поведаешь мне о местонахождении этой бесовой повозки и разойдемся полюбовно? Никаких темниц или взысканий. Я отпущу тебя, будто беспровинного, даю слово. Разумеется, в Виланвеле ты не останешься, но я лично обязуюсь подыскать твоей душе шикарную гостиницу где-нибудь в Руасе или Нимбраре. Найдешь целителя, он соберет твою морду в кучу, и пойдешь дальше вершить свои незаконные дельца. Только скажи уже наконец, тролль тебя сожри, то, что меня интересует!

– А если я уже продал товар? – я начинал понемногу догадываться, в чем весь сыр-бор, и этим вопросом решил проверить свои предположения. – Ужель и имя покупателя вам раскрывать?

– Нет. Это неважно. Скажи лишь, где спрятал фургон, этого будет достаточно.

Вот оно, значит, что...

– Ну, как? – нарушив устоявшееся на несколько секунд молчание, вопросил капитан. – Согласен?

– А как мы руки пожмем? – заюлил я. – Что же это за сделка-то, без рукопожатий?

– На это даже не надейся, – покачал головой капитан. – Я не настолько глуп, чтобы снимать с тебя кандалы. Придется поверить мне на слово. Иного тебе не дано.

Я прикусил рассеченную в нескольких местах губу, изображая тягостные раздумья. Лицо клюнувшего на это притворство командира стражи тронула едва заметная ухмылка.

– Хорошо, я согласен на ваши условия. Только обещайте, что я уеду из Виланвеля без хвоста и с мошной достаточной, дабы справно перенести целую зиму.

– Даю слово Альрета Гамрольского, капитана стражи Виланвеля, – скрипнув зубами, поклонился мой собеседник. Несмотря на то, что он первым выступил с предложением о сотрудничестве, водить общих дел с преступниками Гамрольский явно не любил. – А теперь выкладывай, мы и так непозволительно долго с тобой провозились.

– Мне нужна карта.

– Что? – изумился капитан. – Хочешь сказать, ты не помнишь, где оставил здоровенный фургон?

– Там неприметная местность, никаких ориентиров. Я могу вспомнить, как ехал, но тропа туда довольно извилистая. К тому же, моя цель заключалась в сокрытии повозки, а не в выставлении ее на всеобщее обозрение. Потому мне будет несказанно проще показать все на большом плане, нежели пытаться объяснять на словах.

Альрет, некоторое время нерешительно побарабанив пальцами по столу, сдался и потянулся под него. Раздался дребезг выдвигаемого старого ящика, а за ним бумажный хруп. Спустя пару секунд передо мной уже лежала развернутая во всю столешницу карта северной столицы.

– Слишком темно, – проговорил я, мгновение безмолвно пощурившись. – Не могу разглядеть.

Оставшийся без толковой работы верзила, очевидно, устал от моих прихотей, нелюбезно положил десницу мне на голову, сильно надавил, вынуждая меня под этим натиском мягко упасть лицом на планы улиц.

– Так лучше видно? – не ослабляя давления, злорадно поинтересовался он низким, словно идущим из самой утробы голосом.

– Ну-ну, – покачав головой, не одобрил капитан. – Не стоит, Бьерн. Лучше подай нашему гостю светоч.

Великан, сердито нахмурившись, оторвал ладонь от моего темени, выхватил из скобы факел, резко поднес ко мне. Я даже немного отстранился от светила, дабы оно не подпалило мне кончики растрепанных волос. Впрочем, вскоре поймав на себе суровый взгляд командующего, детина смыл с лица глупую ухмылку и отстранил пламенник на приемлемое от моего лица расстояние.

– А отмечать я чем буду?

Начинавший вскипать капитан Гамрольский гневно отдернул многострадальный ящичек, достал кусочек угля, громко хлопнув дланью положил передо мной. Но вовремя сообразив, что взять мне его нечем, поднял и протянул, дав мне схватить зубами.

Клинок, прорезав в перстах довольно глубокие раны, едва ли не до костей, уже на четверть лезвия показался из рукава. Больше терпеть я был не в силах. Пора заканчивать это представление.

Я склонился над картой, забегав по ней глазами в лукавых попытках вспомнить маршрут. Следом за мной ближе к развернутому плану пододвинулся капитан стражи, позади согнулся детина, опуская светоч еще ниже. Они с немыслимым вниманием, точно я был не обычным разбойником, а величайшим артистом, пристально смотрели за каждым моим движением. Что же, самое время продемонстрировать мой фокус.

Вскинув голову, я резко откинулся на спинку стула, взывая к остаткам сил внутри. Не потребовалось даже банального мановения, лишь один тягостный, наполненный магией взор – и оголовье факела вмиг разгорелось во много крат сильнее, опаляя жаркими язычками лицо Альрета Гамрольского. Капитан стражи завизжал, точно вепрь, конвульсивно забился на седалище, пытаясь сбить ладонями пламя. Я повернул голову на верзилу. Его пламя толком не коснулось и он, казалось, даже не понял, что сейчас произошло, ошарашено взглянул на меня. Но в ответ получил лишь плевок в лицо кусочком угля, угодившим ему точно в глаз. Выронив факел, детина схватился за ушибленное око и хотел было уцепить меня второй рукой, но не успел. Я поднялся, закрутившись волчком и высвобождая спрятанный кинжал так, чтобы рукоять мягко соскользнула в израненную ладонь, пнул в верзилу стулом, что сразу после столкновения сонмом щепок разлетелся по комнате. Стражник неловко попятился, гулко ухнув спиной в стену, однако быстро пришел в себе. Пока я неловкими движениями переступал через скованные руки, дабы перевести их из-за спины к животу, надсмотрщик, прежде ощупав набедренные ножны и с большим удивлением обнаружив их пустоту, решил напасть на меня с голыми кулаками. Взмах огромной медвежьей лапы, метившей угодить мне в скулу, я, пригнувшись, пропустил над собой. Перекинул вторую ногу через вставшую у промежности цепь кандалов, наконец, заведя обе руки вперед. Второй мах – я, пластично изогнувшись, ухожу от атаки, оказываюсь за спиной противника и вскидываю вооруженную, скрепленную тесными узами с левой рукой десницу, прислонив самый кончик обоюдоострой стали к горлу противника. Его боевой раж вмиг улетучился, а массивное тело застыло, боясь пошевелить хоть единым мускулом.

Капитан стражи, покончив судорожно смахивать с лица жар, открыл глаза. Заприметив развернувшуюся перед ним картину, он, захлебнувшись болезненным шипением и бранью, также окаменел, холодно взирая на меня.

– И что теперь? – обескуражено спросил Гамрольский. От его частого дыхания то и дело вздымались подпаленные усы. – Теперь ты начнешь задавать вопросы?

– У меня нет вопросов, – честно ответил я. – Но я был бы не прочь избавиться от наручей. Уж дюже жмут.

Альрет, пренебрежительно дернув щекой, встал, сорвал с пояса связку ключей, положил на столешницу, толкнул вперед.

– Ты не мог бы... – Я несильно пихнул захваченного стражника в спину, подпуская его поближе к столу. Тот, недовольно фыркнув, сгреб звенящие железки, протянул за плечо.

– Позволь попросить тебя еще об одной услуге.

Я приподнял руки, укладывая соединявшую наручи цепь на ключицу стражнику. Он, вняв моей просьбе, чуть повернул голову, касаясь неровно выбритым подбородком лезвия упиравшегося в шею кинжала. Подобрав нужный ключ, верзила с неохотой вставил его в черневшую на железе скважину, провернул. Раздался щелчок. Затем то же самое совершил и со вторым браслетом, когда я перекинул оружие в освобожденную руку, – еще щелчок. Оковы тут же рухнули на землю, гулко зазвенев.

– Благодарю, – язвительно ухмыльнулся я и со всей силы двинул стражнику конусовидным набалдашником по шее.

Детина, тихо всхлипнув, повалился с вмиг сделавшихся ватными ног.

Я блаженно потер избавившиеся от оков покрасневшие запястья.

– Неужели ты думаешь, что так легко отсюда выберешься? – капитан стражи продолжал стоять подле стола, показно, в сдающемся жесте, разведя руки в стороны. Как я мог заметить, оружия он при себе не носил. Во всяком случае, когда Альрет Гамрольский читал принесенную грамоту, мои глаза, сколько не бегали по его скрывавшим тело почти полностью латам, так и не смогли высмотреть даже мелкого, припасенного на всякий случай ножичка. Видимо, ступая к моему застенку, командир также не нашел резона вооружаться. Ему, значится, хватало и единственного, владевшего лишь кинжалом телохранителя... Не столь проницательным оказался славный Альрет Гамрольский, каким его рисовали в рассказах. – Снаружи тебя ожидает больше десятка обученных воинов. Собираешься в одиночку пробиться через них, а, разбойник?

– Польщен твоей заботой. – Я подступил к нему, прижал лезвием горло, уперев попятившегося капитана спиной в стену.

Его лицо пострадало от пламени не так сильно, как я ожидал. Даже ожогов толком не было, одни покраснения и выжженные без остатка брови. Никогда еще не доводилось видеть безбровых людей – весьма глупое зрелище. На расстоянии, в полутьме, Альрет вообще казался абсолютно не уязвленным танцевавшим на коже несколько секунд огнем. Но теперь-то мои глаза могли в полной мере оценить пускай скупые, но все же плоды этой яростной пляски.

Я запустил руку ему за поясницу, сорвал с ремня томившуюся там вторую связку ключей, поднял:

– Не подскажешь, который от нашей?

Капитан стражи зло скрипнул зубами. Любой другой на его месте не почурался бы харкнуть мне в лицо, но, видимо, командующий Альрет был не так воспитан. Он лишь молчал, исходя немым гневным жаром.

– Ладно, сам найду. – Я опустил связку, оглянулся на затворенную сосновую створку. – Много ль в соседних камерах арестантов?

– А тебе какое дело? – выдавил из себя Гамрольский.

– Да никакого, просто спросил... Что ты там говорил?.. – Сталь еще сильнее придавила на кожу. – Эти стены глухи, верно?

Я оторвал кинжал от его горла, но только ради того, чтобы мгновение спустя вонзить клинок в раскрытую, приставленную на высоте плеч тыльной стороной к стене ладонь, буквально пригвоздив ее к толстому камню подземелья. Альрет надрывно вскричал, чуть опускаясь на обессилевших ногах.

– Паскуда... – издал он сквозь зубы.

– Да, слышал уже.

Я отпустил рукоять и, глядя на поникшего капитана стражи, отступил назад к темничной двери. Принялся перебирать закорючками на кольце – фортуна мне явно благоволила. Уже второй ключ подошел, как влитой. Несколько сопровождавшихся гулкими щелчками проворотов в тяжелом замке – и створка податливо отворилась.

Подобрав с пола уголек и, рекомендуя подвести брови, откинув его в сторону капитана, я, подгоняемый тихой бранью пытавшегося освободиться Гамрольского, ступил в полумрак отдававшего гнилью коридора и запер за собой дверь.

В переходе было пусто и безмолвно. Слева, шагах в тридцати, коридор упирался в тупик, справа же, в нескольких ярдах от меня, расположилась лестница наверх. Стражи здесь не оказалось – к чему сторожить заключенных у камер? Выход отсель все равно был один – там-то, верно, и собиралась вся охрана.

Вдоль каждой стены, на равном друг от друга расстоянии, тянулись одноликие, освещаемые скупым светом пары коридорных факелов, створки многочисленных камер. Не теряя времени я принялся, перебирая пальцами ключи, отворять их одну за другой. Этот процесс оказался весьма долгим, отмычки, в завидном большинстве, подбирались отнюдь не сразу. Что примечательно, прослышав щелчки в замочных скважинах, никто из заключенных даже не решался высунуть носа из узилищ, все также продолжая безропотно сидеть на своих скрипучих койках. Приходилось самолично открывать каждую камеру – благо, заполнены оказались не все – и поторапливать тосковавший в них люд. Подтолкнуть заключенных к бунту большого труда не составило, хотя смотрелись они достаточно безобидными, словно загнанные в угол щенята, да и по возрасту были около моего. По итогу я насчитал около дюжины – вполне достаточно, чтобы поднять на уши всю сторожку.

Когда мои новоиспеченные единомышленники примерно уяснили сочиненный мною план, заключавшийся, по сути, в одном слове: «бежать!», мы неровной вереницей двинулись вверх по лестнице. Клацнула открытая мною толстенная дверь, и толпа заключенных, с орами и улюлюканьем, ринулась в раскрытый проход. Я же оставался в тени, наблюдая за тем, как, роняя на своем пути пытавшихся схватить их стражников, узники, один за другим, выбегали на улицу. Пришлось ненадолго спрятаться за распахнутой вовнутрь дверью, когда один из тюремщиков решился спуститься вниз, дабы проверить все ли удрали. После этого сторожка опустела – наполнявшая ее стража без остатка бросилась следом за беглецами. А я тем временем в гордом одиночестве, накинув на голову капюшон, ступил наружу. Блюстителей порядка даже на улице след простыл – от окоема до окоема я не наблюдал ни единой алебарды или арбалета.

Дорога до приснопамятного закоулка оказалась довольно долгой. Приходилось идти спокойным шагом, чтобы не привлекать ненужного сейчас внимания. Иногда сбить притаившаяся в засаде, то ли плюнувшая на погоню стража вынуждала меня искать обходные тропы, как назло перерезая путь напрямик. Мне думалось, конечно, прошагать мимо них, но кто знает, быть может среди группы перекрывших дорогу солдат нашелся бы тот, кто опознал бы меня даже в капюшоне. Потому, во благо собственной сохранности, пришлось принести в жертву невероятно драгоценное для меня ныне время.

Утонув во мраке переулка, я принялся лихорадочно ощупывать кладку в том месте, где, как мне помнилось, таился ключ. Собаки, к слову, было не видать.

«Какой же я глупец!» – нутряно журил себя я.

Воистину, как мог не додуматься до столь очевидных вещей! Целую делегацию не станут снаряжать, чтобы скрыть товар, способный уместиться на лапке почтовой птицы. На герцогском фургоне никогда не сокроют опознавательные знаки. Наоборот, постараются влепить как можно более жирное клеймо на самое видное место, еще и проводят чуть ли не с тем же торжеством, с каким отправляли солдат на поле брани. Впрочем, сопроводительного отряда для такого груза обычно хватало, дабы развязать маленькую победоносную войну.

Вдобавок сам капитан стражи не будет допрашивать грабителя по делу о рядовом налете. Грабителей вообще не пристало допрашивать, обычно сразу на плаху пускают или в темницу садят, в зависимости от статуса ограбленного. Вероятно, в том фургоне был груз, о котором не должны были прослышать праздные уши, и Альрет оказался одним из тех, наверняка, немногих, кому была ведома истинная цена перевозимого. И я сейчас говорю не столько о ключе, сколько о самой повозке. Разве принялись бы столь рьяно разыскивать затасканный, разваливающийся экипаж? Отнюдь, сколь королевским не считался бы его груз. Грабитель уже мог сотню раз сбыть полученную добычу, либо в этом бы старательно убеждали хозяина товара. Но они искали. Искали не текстиль, а саму повозку. Значит, замок ехал одним кузовом с ключом.

Кому могла прийти в голову подобная затея? И что может скрывать ларец, на поиски которого поднялся сам капитан городской стражи? Он всерьез думал, что я соглашусь на безбедную зиму в каком-то грошовом трактире, когда на кону стоит нечто столь солидное? Вероимный остолоп! Можете считать меня скупцом, – впрочем, доля истины в таком утверждении имелась, – но это был бы явно не равноценный обмен.

Право, чувство самосохранения призывало меня остановиться, так как, вероятно, я мог влипнуть в очень опасную авантюру, особенно учитывая то, что фургон шел прямиком к герцогу, но природное любопытство оказалось сильнее. Я попросту не мог бросить дело на полпути, когда головоломка уже целиком сложилась и ткнула меня носом к разгадке.

Наконец, палец нащупал отточенную железную поверхность, подцепил ногтями за завитки на бородке, и, вместе с каменной крошкой, изъял на волю припрятанный в кирпиче ключ.




Содержание

Глава 1.1

Глава 1.2

Глава 2.1

Глава 2.2

Глава 2.3

Глава 2.4

 


0


Ссылка на этот материал:


  • 0
Общий балл: 0
Проголосовало людей: 0


Автор: PonterCveyg
Категория: Фэнтези
Читали: 91 (Посмотреть кто)

Размещено: 29 сентября 2014 | Просмотров: 325 | Комментариев: 0 |
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2020 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.