«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Ra Джоник

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 36
Всех: 39

Сегодня День рождения:

  •     AlineV (22-го, 23 года)
  •     empty_child (22-го, 33 года)
  •     fenix (22-го, 27 лет)
  •     Night Angel (22-го, 2019 лет)
  •     Nightwish (22-го, 2019 лет)
  •     Sathe (22-го, 38 лет)
  •     Алексий (22-го, 30 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2172 Кигель
    Проза Освободители миров 6 Ivan_Al
    Проза Знакомство знакомых 3 Ivan_Al
    Стихи ЖИЗНЬ... 1623 Lusia
    Проза компас переселения душ 0 mause_2610
    Флудилка Курилка 2122 KURRE
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 186 ПисательЛюбитель
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 514 ЭрИк Уиндеман
    Флудилка Поздравления 1729 Lusia
    Литературные игры Игра \"Фразёр\" 788 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    сказка о геологах

    СКАЗКА О ГЕОЛОГАХ
         Сказка посвящается Салманову Фарман Курбаноичу Ермакову Алексею Ивановичу и тысячам геологоразведчикам Заподной Сибири. В сказке изложены реальные события, имеющие место в 60 годы прошлого столетия на территории Тюменской и Томскской областей, непосредственными участник которых были Салманов и Ермаков. К сожалению, их обоих уже нет в живых: Алексей Иванович Ермаков погиб при проведении изыскательских работ в Васюганских болотах. Его именем названа первая улица в городе Нефтяников Стрежевом. О Формане Курбановиче Салманове я недавно прочитал некролог. Хотелось бы, чтоб добрая память о них, как и тысячах таких же, как они, геологах – разведчиках была всегда с нами и с теми, кто продолжает их дело.
                                                                   
                                                                                ГЛАВА ПЕРВАЯ
    … Далеко – далеко, где земля перестаёт пахнуть землёй и родит, среди тёмных кедровых грив и заболоченных речных долин, мхи, лишайники да огромные заросли багульника, где солнце летнее только на час – два ныряет за горизонт, а в зимние коротенькие дни лишь бледно угадывается за густыми морозными туманами, где на тысячи вёрст до самого Студёного Океана раскинулась гиблая торфяная зыбь, жил да был один из самых коварных, жестоких и подлых земных правителей – Болотный царь. И правил долго он самым древним на Земле царством.
            Никто из живущих на Земле людей не знал, с каких времён оно существует. Лишь мудрые и учёные люди говорили, что испокон веков. И что никто и никогда не мог и не сможет победить Болотного правителя. Да что там победить, даже вернуться живыми домой, видевшими само царство, никому не удавалось.
        Но даже и те немногие не видали всех богатств, которые миллионы лет копил Болотник.
        Царь Болотник был хитёр и страшно умён. Никогда не покидал он своих владений. С другими дружбу не водил. О богатствах и тайнах своих никому кроме своих верных слуг- Комара Кикиморы, Овода Бестолкового и Мошки Кровопийцы, не рассказывал. Знал царь Болотник, что все его богатства нажиты за счёт этих слуг. Да и они знали, что без своего хозяина им не жить.
         По кедровым гривам, таёжным речкам и озёрам, на подступах к самому царству на страже у Болотного царя служили два лиходея – Пень Трухлявый да Гнилой. Жуткую дань - не золотом, не пушниной, не каменьями драгоценными – кровью своей платили жители болотного царства. Никто не знал, что тайна бессмертия Болотного царя заключалась в том, что он питался человеческой кровью, которую носили ему огромные полчища комаров, мошки и оводов, днём и ночью, с ранней весны и до поздней осени. Кровь зверей и птиц Болотник перекачивал в огромные подземные хранилища. Бессчетные сотни веков под огромным давлением песчаников, аргелитов, алевролитов, глин кровь животных и птиц превращалась в нефть и газ, и все эти несметные богатства Болотный царь оберегал, как зеницу ока.
         Долгим душным днём, в вечерние и утренние сумерки между короткой белой ночью жадно отсасывали крылатые вампиры кровь животных. Переносили всё новые и новые порции её к местам сбора. А находились те места в особых бездонных болотных окнах. Садились там тучами чёрными комары, мошка и оводы на болотниковы щупальца – присоски, которые были у него вместо рук. Дальше кровь перекачивалась в глубь Земли по несущим артериям, которые заменяли Болотнику ноги. А чтоб в болотном царстве было много зверей и птиц, Болотный царь насадил много кедровых деревьев, а также ягоды, которыми питались все лесные жители. Лоси и зайцы кормились корой осины, молодыми нежными побегами тальника. Олени паслись огромными стадами там, где живой периной прорастал очень питательный мох – ягель. По берегам таёжных рек и полупроточных стариц водилось много бурых медведей. Болотник радовался обилию животных и с каждым годом собирал всё больше дани.
         Громадная и безобразная голова его была покрыта серым мхом. Шишковатый огромный лоб был изрезан глубокими морщинами. Глаза, над которыми низко нависали обомшелые брови – кусты, были покрыты серебром древности. Нос и губы бледно-фиолетового оттенка как бы смаху влеплены в широкое старческое лицо. Борода от самого рта – ущелья заросла тысячами извивающихся змеями тонких и толстых корешков, уходящих в бездну Васюганских болот.
          Как и положено Царю, Болотник имел самую настоящую корону, равной которой по красоте, не было во всём Мире. Но об этом смельчаки -геологи расскажут тогда, когда победят Болотного - Царя!.

    ГЛАВА ВТОРАЯ:

         Люди уже немало знали о несметных богатствах Болотного царства. И однажды решили так: эти богатства должны послужить народу, а болотное царство превратить в цветущий край. Провести железные и автомобильные дороги, вырастить на радость всем людям сады и парки, построить уютные и светлые города. Но мало было одной силы, смелости и храбрости. Нужно было много знать, чтоб вести бурение скважины, по которой должны пойти горючая вода и газ, а также необходимо было придумать умные машины. И люди придумали их.
         И вот уже всё, что может пригодиться в нелёгком деле, погружено на баржи. Во главе первопроходцев – разведчиков люди поставили Салмана Видного – геолога и душевного человека. Что ж, Салман и впрямь был видным. Появление его среди людей всегда приносили неуловимый свет, который согревал душу. Люди обретали веру в удачу.
         Долгие годы учился Салман Видный у самых мудрых учёных тому, как победить Болотного царя, а несметные богатства его подарить людям.
          Ранним майским утром, когда ещё кусочки льда, искрясь на солнце, проплывали возле берега большого сибирского города, устремляясь вниз по течению, туда, где раскинулось огромное Болотное царство, собралось много провожающего люду. Салман стоял на берегу и наблюдал, как изделия деда Мороза, догоняя друг друга, на водоворотах сталкивались, разламываясь, продолжали свой путь к таинственному царству. Он знал, что им никогда не доплыть в те далёкие отсюда места, так как они растают, но они стремились и неслись в бурном потоке, и это вызвало у него, какое – то неведомое чувство жизни. Жизни, которая хоть и погибает, превращаясь в другое состояние, но рвётся вперёд.    
         Пришедшие, проводить смельчаков в дальний путь желали им удачи и благополучного возращения домой. Они даже не догадывались, какие поистине страшные, нечеловеческие испытания выпадут на долю Салмана Видного и геологоразведчиков. А он видел в глазах провожающих огромную любовь и надежду, которая на какое -то мгновение вызвала в его душе волнение, и он с тревогой подумал: «А хватит ли у меня сил, опыта, чтоб оправдать надежды тех, кто поверил в мой ум, силу и бесстрашие перед трудностями, которые придется испытать в борьбе с Болотным царём?»
          И вот уже около месяца плывут баржи – самоходки следом за льдом к Болотному Царству. На берегах реки всё чаще стали виднеться вместо ярко зелёных полян мхи, из- под которых в свежеразорванной толще подмытых половодьем речных обрывов-яров чернели толстым слоем подушки торфяников. Всё реже попадаются уютно скученные деревушки на высоких берегах реки, и всё реже геологи встречают людей. Жители этих жалких селений с неподдельным испугом качают головой, когда узнают, куда и зачем плывут разведчики. Салман рассказывал людям о том, что скоро к ним придёт настоящая жизнь и какая эта жизнь будет. Они внимательно слушали его, но когда он начинал разговор о Болотном царстве и его хозяине, то на их лицах выступала такая грусть, что ему становилось не по себе. Люди с неподдельной жалостью и тревогой говорили разведчикам, чтоб они не рисковали своей жизнью и возвращались домой. Они не хотели верить, что Болотника можно победить и забрать у него богатства, которые он копил веками. Но вот прошло ещё несколько недель пути, и Салман с товарищами достигли Болотного царства. Выбрав отлогий песчаный берег, геологи стали разгружать оборудование, которое предназначалось для бурения скважины.
            Люди, привыкшие к рёву моторов, вдруг каким – то никому не известным чувством поняли, что свершилось что –то необыкновенное, волшебное. И это было именно так! Огромные стаи птиц взлетали с воды, с кедровой гряды, которая тянулась вдоль берега, убегая за горизонт. Казалось, что многовековые кедрачи стали махать своими лохматыми кронами. Да оно так и получилось. Болотное царство впервые увидело и услышало силу человека. Силу, которая способна будет уничтожить самого кровожадного в мире Болотного царя и отнять у него все богатства.
            Ещё месяц геологоразведчики строили для себя жильё из кедрового леса. Жилые дома, столовая, баня, подсобные помещения для хранения запасных частей для бурового оборудования - всё это было сделано с любовью и знанием дела. Многим геологам не впервые приходилось обустраиваться на долгое время, где им приходилось жить вдали от цивилизации. И хотя покорение Болотного царства было особым случаем в их жизни, они верили, что смогут преодолеть и эту преграду. Не зря же их зовут разведчиками –первопроходцами.
           Салман не один раз ходил к болоту, которое начиналось за кедровой гривой в километре от посёлка геологов. Подолгу сидел, вглядываясь в бесконечную даль этого гиблого места. Огромные водяные окна, разбросанные по всему болоту, были бездонными. Они зияли своим страшным оком, и Салману казалось, что их таинственная бездна готова поглотить всё живое.
            Буровая установка была готова к началу бурения первой скважины, которая должна была принести людям счастье и богатство. Не знали тогда Салман и его разведчики, что за те богатства многим придется заплатить большую цену. Цену, которая называется жизнь! Русские люди будут с благодарностью помнить героев – разведчиков. Их именами будут названы улицы городов, которые вырастут среди Болотного царства.
             Перед бурением первой скважины Салман пошёл к краю болота. Сложив ладони рупором, он поднёс их к губам, и что есть силы, закричал: «Э –ГЭ –ГЭЙ !!! БОЛОТНЫЙ ЦАРЬ!!! ВОТ и ПРИШЛИ МЫ, ЧТОБ ЗАБРАТЬ ТВОИ БОГАТСТВА!» Громовым эхом разнеслось по всему Болотному царству грозное людское желание. Зашевелилось вдруг страшное болото и эхом смеха Болотного царя вернулось к краю, где стоял Салман.
             Какой - то давящий ком образовался в груди и стал подступать к горлу, перехватывая дыхание. Салману ещё никогда не приходилось слышать такой насмешки. Он развернулся и быстро пошёл к посёлку. Там Салман собрал геологов и сказал, что завтра они начнут бурить скважину и что к весне обязательно должны найти то, ради чего они здесь.
             Люди не жалели себя, не останавливались ни на минуту, углубляясь всё дальше и дальше к схронам, где Болотный царь прятал свои богатства.
            Тёмнорыжая одежда осени по утрам стала окрашиваться в бело- дымчатую пелену утренних заморозков. Но как только лучи солнца появлялись, блестящий морозец сразу же исчезал, прячась под кроны деревьев, и тут же, словно миллионы прыгающих мячиков, на кочки, обросшие мхом, выскакивали бордовые ягоды клюквы, брусники. Их было так много, что всё болото казалось сплошным красным ковром. Огромные стаи косачей, глухарей, рябчиков ранним утром вылетали на болото, чтоб отведать вкусные ягоды, и от их взлётов, подпрыгиваний казалось, что болото оживало.  
          Салман часто смотрел на это красивое зрелище, и когда было свободное время, сам с товарищами принимал участие в сборе ягод. В такие минуты ему казалось, что нет никакого Болотного Царя, и что богатства, которые хранятся под толщей этих болот, скоро будут найдены. Но это были минуты прилива, какой – то внутренней веры. Веры, которая глубоко сидит в сознании геологов. В народе шутливо говорят о них: « Это же ненормальные люди – ничего не потеряли, а ищут!» Казалось бы, в этом есть какая – то правда! Но правда заключается в том, что – НАХОДЯТ! Вот поэтому он здесь, и эти минуты прилива веры как раз и есть то, что даёт геологу надежду, которая и ведёт его вперёд. А Салман был Геологом с большой буквы! Он обладал не только глубокими знаниями, но и интуицией, которая даётся человеку Богом.
          Болотник же в это время был в жутком гневе на своих слуг за то, что они так и не сумели заставить этих слабосильных людишек покинуть его владения. Он приказал Мошке: несмотря на ранние заморозки, как можно больше выпивать у них крови, которая поможет ему, Болотному- царю, быть ещё сильнее и богаче. И только лишь пригревало солнце, как несчётное множество мошки со всех сторон набрасывалось на людей. Но они знали о такой силе Болотника и привезли с собой сетки – накомарники и специальные мази, которые защищали их от мерзкого гнуса.
           Мошка – белоножка, самая ядовитая, боясь гнева своего хозяина, находила незащищённые места и впрыскивала свой яд в тело человека. Страшный зуд и смертельная боль не оставляли уже никаких сил, но люди вынесли всё. И вот уже белым покрывалом покрылись бесконечные болота. На смену гнусу пришли жестокие морозы Болотного царства. От них мёрзли не только люди, но и останавливались железные машины. Только большое количество кедрового леса спасало геологов. Они заготавливали дрова и обогревали своё жильё и буровое оборудование.
          Сороки, вороны, кедровки и другие, не улетевшие в тёплые края птицы стали похожими на шары – сохраняя тепло, распушив перья. Глухари, косачи, рябчики зарывались глубоко в снег и целыми днями сидели под ним, и только на рассвете вылетали, чтоб поклевать берёзовых или сосновых почек, и опять прятались под белое одеяло. Медведи посапывали в своих берлогах –зимних квартирах, сделав жировые запасы из кедровых орехов. Олени и лоси заходили в мелкий еловый подрост, который спасал их от пронизывающего ветра.
          Геологи трудились днём и ночью, надеясь, что к весне они всё равно доберутся до богатств Болотника. Уже пробурены четвертичные отложения, пройдены покурские свиты. Надежды то возрождаются, то тают, и тогда кажется, что до цели – то всё так же далеко, как и до убегающего горизонта, если попытаться его догнать.
          Крепко - накрепко запёр свои кладовые Болотник-царь. Последние силы у смельчаков на исходе, а толку от их труда так и нет.
          Вот и солнце уже подольше стало задерживаться над Болотным царством. Синички и поползни стали всё чаще прилетать в гости, насвистывая весенние песенки. Весна спешила в края Болотного царства, неся с собой тревогу и грусть от неудачи. Люди ходили хмурыми. Салман часами просиживал над книгами, изучая предсказания учёных. Наконец он пришёл к выводу, что дальше тратить время и силы бесполезно: Болотник не отдаст свои богатства так просто. Выход один - надо победить самого Болотного царя. Только после этого можно будет заняться поисками его сокровищ. Впервые Салману надо было решать такую задачу, а как её выполнить, он не знал. Ни в одной из прочитанных книг об этом не было сказано. Салман понял, что, сколько бы они ни пытались бурить, Болотник будет убирать те нефтеносные и газоносные артерии, которые у него вместо ног, и служат для перекачки в хранилища.
           Такое открытие стало трагическим поворотом для него, а также для тех людей, которые верили ему и продолжают верить. И вышел он из тёплой избы на высокий речной берег. И долго стоял там в раздумье под холодными звёздами высокого небосвода.
          Утром, собрав всех своих товарищей –геологов, Салман рассказал им о своих догадках и сказал, чтоб те прекращали бурить скважину.
          В безделье нет веселья. Мучительно бесконечными стали дни и ночи. И казалось, что им не будет конца. А весна уже вовсю бежала по Болотному царству. Дни стали длинными и тёплыми. Люди от безделья ходили на лыжах по лесу, изучая местность, надеясь на какую- нибудь случайность, которая бы смогла подсказать разгадку Болотного царства. Салман часами сидел у края болота, вглядываясь туда, где начинался горизонт.
         В ясный солнечный день было отчётливо видно, что там, за огромным болотом в лучах заходящего солнца просматривается тёмная грива, очевидно, кедрового леса, и он с нетерпением ожидал, когда будет хороший наст, чтоб можно было сходить и посмотреть, что же там, за манящим горизонтом.
          И вот настало время, когда день был уже достаточно длинный, а от ночных заморозков подтаявший снег становился крепким, и по нему не только на лыжах можно было скользить, не боясь, что они будут проваливаться, но даже ходить без лыж. Наст выдерживал вес человека. Да что человека: лоси бегали по нему, не проваливаясь, как по бетону.
          Однажды, встав пораньше, положив за пазуху кусок отварного мяса и лепёшку, он вышел из своего дома. Наступающий с востока рассвет гасил небесные светила. Они таяли, словно их поливали водой. Где - то в глубине темнеющего болота раздалась любовная глухариная трель, которая взбудоражила в его груди чувство любви. Что –то трепетно дрогнуло и разошлось по всему телу, обогревая невидимым теплом - теплом, родного дома, родного человека и самых близких на Земле людей, которые, наверное, спрашивают: «Когда наш папа приедет домой?» Грустинка, забравшаяся в душу, никак не хотела покидать его. Салман скользил по застывшему снегу – насту с такой быстротой, что даже мысли о родном крае и близких не могли угнаться за ним. Огибая «окна», в которых зияла бездонная пропасть болотного ужаса, Салман пытался увидеть в ней хозяина, который, как казалось ему, следит за ним.
          Более двух часов Салман уже в пути, а кедровая грива на горизонте всё как бы убегает от него. Но вот, наконец-то, и кедрач. Салман, не отдыхая, заходит в таёжный урман и устремляется в глубь тайги. Вдруг он почувствовал запах дыма. Что это? И не успел ещё подумать, что это ему почудилось, как новое, вполне явное ощущение запаха дыма и живого человеческого присутствия, где –то совсем рядом, привело его к жилью.
          Ещё мгновение и перед его взором предстала охотничья избушка - пара лабазов, подсобные строения, утоптанный вокруг снег. Очевидно, услышав, что кто –то идёт, в избушке открыли дверь, и на пороге появился хозяин. Он с таким удивлением смотрел на Салмана, словно тот был пришельцем из мира иного. Человеку, жившему вдали от цивилизации всю свою жизнь и без всякого понимания, что же творится в той жизни, появление Салмана было равно появлению инопланетянина. Какие чувства испытывали в этот момент эти два человека известно только Господу Богу. Но спустя несколько минут они уже сидели за столом в натопленной избе и с наслаждением пили чай, заваренный на лечебных травах. Хозяином оказался старый охотник. Он с большой радостью всё подливал и подливал в кружку гостя целебный чай. По всему было видно: старик безумно рад внезапному появлению гостя в своём безлюдном царстве. Его по- детски наивные вопросы о жизни людей, которые, по его мнению, живут так же одиноко, как и он, вызывали у Салмана глубокую жалость к этому человеку.
     - Вы что, так и живёте всю жизнь один?- спросил он у старого охотника.
     - Нет, я не один. Вот, с внуком. - Дед кивнул головой в сторону, где по всей видимости была семейная почивальня. Салман увидел сверкающие любопытством глаза ребёнка.
     - Ты чего это там прячешься?- с нежностью и теплотой в голос спросил Салман.
        Короткое молчание прервал старый охотник.
     - Июль, иди к нам! – позвал он своего внука.
     Парнишка быстро выкарабкался из - под одежды, которая служила постелью, и подошёл к столу. На лице Июля Салман прочитал такое искреннее любопытство, которое бывает только на детских лицах.    
       -Значит, тебя Июлем зовут? - ласково спросил Салман.
     Парнишка закивал головой.
     - Это кто тебе такое красивое имя дал? – опять спросил Салман. Июль, глядя на деда, пожал плечами.  
    - Не знаю, - смущённо сказал он.
     - Да мать с отцом назвали его так! Он родился в июле, вот они его и назвали Июлем. У нас принято называть людей и животных, если они есть, именами, которые нам природа даёт, - пояснил дед.
     - Была у нас собака, - продолжал охотник, - её звали Ёган. Так речку зовут, которая течёт недалеко от избушки. Мы там рыбу с Июлем ловим. Рыбы там много. Как медведи поднимутся, так со всей округи на Ёгане собираются – рыбачат. Весной- то им трудно еду добыть. Ни орехов, ни ягод нет. Вот рыбалкой и промышляют. Вообще- то мы эту речку Медвежьим Ёганом зовём. А собаку просто Ёганом звали. Сдох он от старости. Хороший помощник в хозяйстве был. - Дед вздохнул и добавил: - Сильно жалко его было.
     -А где родители Июля? – настороженно спросил Салман.
      Охотник опять глубоко и горестно вздохнул.
      -Было это двенадцать лет назад, когда Июлю ещё и году не исполнилось. Помню, снега уже не было, речка была полая. Пошли родители Июля на Ёган корчажки проверять. Это такие ловушки, рыбу ловить. Они у нас круглый год стоят в речке. Да вы с Июлем потом сходите, посмотрите, да и рыбки свежей принесёте. Я вам поджарю её. Так вот, они ещё до берега не дошли, как на них медведи набросились. Они, оказывается, вытащили ловушку с рыбой из воды и ели, а тут наши идут. Значит, помешали они им. Вот и остались мы с Июлем, - охотник горестно вздохнул и замолчал, но ненадолго, как бы опомнившись, он спросил гостя, откуда и зачем тот пришёл в эти края?
         За окном уже нависли сумерки, а Салман всё рассказывал о том, как люди решили создать огромное государство, где всем бы жилось хорошо. А для этого необходимы богатства, которые находятся в Болотном царстве, где живут Июль и его дедушка. Салман ласково потрепал Июля по голове. А тот, как казалось 
         Салману, когда он рассказывал, боялся не только пошевелиться, но даже моргнуть, чтоб не пропустить чего нибудь. Он зачарованно смотрел на этого красивого дядю, который, как ему представлялось, спустился с неба, и боялся, чтоб это не оказалось сном.
       -За таёжной гривой, где мы живём, раскинулось огромное Мёртвое озеро, а за тем озером нескончаемые болота начинаются, - повёл старый охотник свой рассказ. – С этих- то болот и берёт начало Медвежий Ёган. Мне самому там бывать не приходилось, но люди рассказывали, что эти места гиблые. Стоит там, на страже Гнилой, несёт зоркую службу. Даже птицы вольные боятся останавливаться там на отдых. А в озере нет рыбы и ничего живого.
         Долго ещё старый охотник рассказывал Салману о злодействах Гнилого и его друге Трухлявом, но Салман догадывался, что коль в Мёртвом озере нет ничего живого, значит Болотник где - то рядом. Это он своим газом всё уничтожил. От этой догадки на душе у Салмана стало хорошо. Главное, теперь он знает, где искать Болотного царя.
        - Спасибо тебе, отец, за то, что ты рассказал мне о пути к Болотному царю, пойду, расскажу своим товарищам, да и собираться будем. К осени надо бы разделаться с ним,- заспешил Салман и стал собираться в обратный путь.
        -Да ты не спеши, мил человек. Пока снег не сойдёт, а Ёган не очистится ото льда, вы не сможете туда идти. Скоро солнце сильно греть будет, и снег как кисель станет. По такому снегу ни на лыжах, ни без лыж не пройдёшь. Вот растает снег, оголятся звериные тропы, которые вдоль берега Ёгана до самого Оленьего болота идут, тогда и пойдёте. А лучше вам на обласках по Ёгану плыть. Быстрей доберётесь. 
        - А где же мы обласки - то возьмем? – с огорчением спросил Салман. Старый охотник хитровато улыбнулся:
        - За этим дело не станет! Вон сколько их на берегу речки растёт!
     Салман непонимающе посмотрел на старика.
        - Сделаем мы тебе долблёнок сколько надо. Ты возвращайся поскорей со своими геологами, поможете мне. Пока снег сойдёт, обласки готовы будут.
       – Вот спасибо тебе, отец! – обрадовался Салман.
     Июль уже сбегал на Ёган за рыбой. Огромная щука была разделана им в считанные секунды и уже жарилась на сковородке.
       - Где это ты её так быстро поймал? – с нескрываемым интересом спросил Салман. Июль с удивлением посмотрел на гостя:
     - В речке!
     - Так быстро? Она что, привязанная у тебя там была?-спросил Салман.
     - У нас там фитиль стоит! Дедушка его из веток ветлы сплёл, – пояснил Июль. Рыба круглый год в него попадает.
          Поев свежежареной рыбы, напившись душистого чаю, Салман стал собираться в дорогу. Июль крутился возле деда и потихоньку, чтоб не слышал Салман, о чём- то просил того. По глазам Июля было видно, что у него есть какое –то желание, просьба, которую он боится сказать.
      - Что у тебя там, Июль? – обратился Салман к мальцу. – Говори же, не стесняйся!
      - Да Июль, мил человек, к вам в гости хочет попроситься, да вот боится!
      - Так если дедушка не против, то собирайся, -повеселев, сказал Салман. – Мы же всё равно через несколько дней вернёмся, чтоб помогать дедушке обласки делать.
      - Вы там уж поспешите, а то через несколько дней, когда отойдёт болото, то сюда трудно будет добраться, - вмешался в разговор дед.
        Июль уже вертелся, как волчок, ища свою одежду. Он ещё ни разу за свою жизнь не ходил ни к кому в гости, а тут такое. Он придёт туда, где будет много людей, целый посёлок домов и буровая. На лице Июля было столько радости, что Салману подумалось: «Наверное, малец в первый раз по настоящему счастлив». Оно так и было на самом деле. И этот день стал для Июля не только счастливым, но и определил его дальнейшую судьбу.
        И вот Салман с Июлем скользят на лыжах по бескрайнему болоту туда, где встревоженные исчезновением Салмана геологи решали, что им делать: начинать поиск или подождать. Они знали: Салман опытный и смелый человек и надеялись, что скоро придёт. Так оно и произошло. К обеду лыжники были уже в посёлке.
        Возвращение Салмана и его рассказ о старом охотнике, об Июле и догадках о Болотном царе взбудоражило людей.
        Июль ходил по посёлку, заглядывая во все уголки. Гладил собак, которые бегали за ним, и приговаривал: «Вот бы нам с дедушкой хоть одну такую собаку!»
        Особенно Июлю нравилась буровая, которая была намного выше деревьев. Она как великан возвышалась над огромным кедровым массивом. Люди суетились, бегая по посёлку: топили баню, готовили пищу. Наконец, помывшись в и хорошо поев, все собрались в большой комнате. Салман обратился к геологам: «Теперь мне ясно, где находится Болотный царь, но чтоб его победить, нам необходимо решить многие задачи со многими неизвестными. Двое из желающих должны отправиться к людям в город, когда вскроется река, чтоб нам отправили необходимый груз, для дальнейшего проведения разведочных работ. Я с теми, кто пожелает пойти со мной, должен идти туда, где живёт Болотный царь. Остальные, не теряя времени, пусть начинают строить лежнёвую дорогу через болото, к кедровой гриве, о которой я вам рассказал. Там, у Мертвого озера, мы и должны поставить буровую. Если нам удастся победить Болотного царя, то горючая вода будет найдена». ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ …..И вот уже Салман с четырьмя геологами, нагрузив на небольшие сани веши, которые будут необходимы в походе, идут на лыжах по застывшему насту. Солнечные лучи, отражаясь от белоснежного одеяния, которым покрыто всё болото, режут глаза так, что выступают слёзы. Люди жмурятся от искрящегося снега и поругивают солнце. Июль на лыжах бежит далеко впереди, то и дело останавливается и играет с собакой, которую ему подарил Салман.
        «Сколько же силы и выносливости у этого паренька! – подумал Салман. Учиться бы ему надо, а не бегать по тайге и болотам. Неплохой будет человек, этот Июль. Жизнь его не баловала, лишь бы в школу определить поскорей. Геолог отличный получится»
        К полудню, когда подтаявший снег уже начал подлипать к полозьям саней и лыж, Салман с товарищами подошли к охотничьей избушке. Июль с Тымом, так звали его собаку, и подаренным ему геологами спиннингом уже бегали возле Ёгана, а старый охотник шёл навстречу гостям. На его лице была радостная нескрываемая улыбка, от которой на душе у гостей стало светло. Какое же это огромное счастье, когда люди радуются при встрече друг с другом! От такой радости становится светлей и теплей даже в тёмные и холодные зимние ночи. Только геологи и охотники, которые месяцами, годами находятся вдали от цивилизации, по- настоящему знают цену этой радости.
          Пока люди устраивались, пили чай, Июль пытался ловить спиннингом рыбу. И хотя снег блестящей коркой лежал на берегу, омут уже освободился ото льда. Речки, берущие начало с царства болот, практически всю зиму стоят полыми. Даже в лютые морозы, когда они покрываются льдом, ходить по ним опасно, и как только начинаются первые оттепели, тёплые воды Болотного царства моментально разъедают лёд.
         При каждой новой попытке забросить блесну в омут та почему-то никак не хотела лететь туда. Она цеплялась за рядом растущий кустарник, за кочки, макушки которых торчат, как миниатюрные копны сена, разбросанные по всему снегу, в общем, за всё, что стояло или лежало на берегу. Наконец блесна упала на середину омута. Июль стал быстро вращать катушку спиннинга, как его учили геологи. Вдруг у самого берега блесна резко остановилась: «Опять зацеп! Как же я теперь её отцеплять буду?» И только он подумал об этом, как вдруг леска натянулась с такой силой, что Июль от неожиданности чуть не выпустил спиннинг из рук. Что –то сильное на той стороне лески начало метаться по всему омуту. Июль то отпускал, то натягивал леску, а там, на противоположной стороне, яростно сопротивляясь, борясь за свою жизнь, рвало и метало, как Июлю казалось, какое то чудовище. Впервые в своей жизни Июль по- настоящему ощутил страсть – страсть настоящего рыболова, охотника, которая переполнила его душу. Живя в тайге и пользуясь дарами природы, он никогда не ощущал такого чувства борьбы и азарта, когда надо, шёл к реке и брал из «фитиля» столько рыбы, сколько им с дедом требовалось на питание. И это было обыденным делом, а сейчас в его душе что -то ликовало. Желание победить в этой борьбе увеличивалось с каждой минутой. Наконец то, что так сильно сопротивлялось, показалось на секунду из воды. Июль успел разглядеть огромную голову щуки. Та из последних сил рванула и леска опять резко натянулась. Ещё несколько минут борьбы, и обессиленная щука - на берегу. Июль ударил её по голове подвернувшейся под руку палкой. Щука притихла. Освободив блесну из пасти хищника, он схватил рыбину и поволок по земле к избушке.
          -Дед, дед! – кричал Июль, – смотри, какую я щуку поймал! Дед удивлённо смотрел на своего внука. Он не мог понять, чего это он так радуется пойманной рыбе. Её в фитиле сколько хочешь бери! И чего это он так раскричался? Деду было невдомёк, что внук был рад не потому, что он поймал рыбу, а потому, что в его душе свершилось чудо – чудо великого чувства познания законов всего живого на Земле. Разочарованный непониманием деда Июль бросил рыбину на снег и пошёл к геологам.
          Утро второго дня, которое геологи встретили, услышав любовное токование глухарей и косачей, радовало и первым мелодичным звоном полотна пилы, вонзившейся в огромную ветлу, облюбованную старым охотником. Звук нескольких топоров разлетелся по Болотному царству, возвращаясь глухим, чуть уловимым эхом.
          Салману и его друзьям – геологам пришлось трудиться около месяца, пока три новеньких обласка появились на берегу Ёгана. За это время сошёл снег, вода поднялась метра на два.
         - Вот и хорошо, теперь вам будет легче преодолевать завалы, которых на Ёгане много, да и берега, если вода маленькая, очень крутые, перетаскивать обласки и вещи очень трудно, - говорил старый охотник.
         Дни к этому времени стали длиннее. Солнце, не успев полностью опуститься за горизонт, тут же выскакивало обратно. Наступали северные белые ночи.
        Огромные тучи комаров, летучие кровожадные полчища Болотника, постоянно висели над людьми, но пропитанные специальным раствором накомарники спасали геологов от кровососов. Пора, пора, торопил Салман: всё для похода готово. И вот пятеро смельчаков - в пути к кладовым Болотника. В короткий отдых на берегу Салман немедленно обследовал незнакомую местность. Радость переполняла сердце, потому что по многим признакам он понимал: близко, совсем близко кладовые Болотника. А царь ждал их и готовил встречу.
          Всё чаще попадались на Ёгане завалы, про которые рассказывал старый охотник. С трудом геологи перетаскивали обласки и вещи. Ноги скользили по сгнившей коре беспорядочно нагроможденных друг на друга деревьев, то и дело проваливались между ними. Вращаясь страшными воронками бурлила холодная вода в проёмах между беспорядочно наваленными стволами. Попавшему человеку в такой водоворот спастись без посторонней помощи было невозможно. Всё чаще стали попадаться бездонные омуты. Они зияли жуткой, тёмной бездной, словно гнилые раны. В одном из таких вот омутов Гнилой как раз и поджидал геологов, чтобы расправиться с ними единым махом. Салман хорошо помнил наказ старого охотника: в начале и конце омута всегда выбирать пологий берег, чтоб в случае нападения Гнилого можно было бы успеть выскочить на берег.
           И как всегда там, где зло подстерегает добро, беда случилась внезапно. Преодолев очередной завал, геологи только сели в обласки и поплыли вдоль пологого берега, как Гнилой с такой силой ударил по воде своими плавниками, что все сразу оказались в холодной воде. Омут вспенился, и образовалась большая воронка, словно пасть огромной акулы. Перевернутые обласки будто крошечные щепки стремительно исчезли в жуткой бездонной воронке. Пока Гнилой расправлялся с обласками, геологи, схватившись за ветки деревьев, которые, к их великому счастью, низко нависли над водой, помогая друг другу, быстро выбрались на берег. Радость спасения сменилась тревогой. Вместе с обласками в бездонной пучине исчез и весь их нехитрый походный скарб, без которого идти дальше им было нельзя.
          Когда Салман и его товарищи отправлялись в путь к Болотнику, то старик подарил им свой топор, говоря: - Вот тебе, сынок, мой подарок, который и накормит, и выручит из беды. В борьбе с врагами, которые будут на пути к Болотному царству, вы можете потерять всё, но топор и спички берегите и не расставайтесь с ними. Салман хорошо помнил наказ этого старого мудрого человека и вот сейчас у них из всего, что нужно было в походе, остались топор да спички. Как только разведчики оказались на суше, миллионные полчища кровососов накинулись на них.
        - Скорей разводите костёр! – приказал Салман.
       И топор начал свою работу. Он ловко расправлялся с деревьями, которые лежали на берегу. Вскоре огромный костер пылал у таёжной реки. Комары тысячами падали в его пышущую жаром пасть. Как только люди отходили от костра, чтоб принести нарубленные чурки, так серая масса комаров впивалась в открытые части тела людей. Вскоре одежда высохла, и геологи стали обсуждать, что им делать дальше, как быть?
         Салман пошёл к омуту: а вдруг хоть что – нибудь вынесет течением и оно застрянет среди наваленных деревьев вблизи от берега. Прыгая с дерева на дерево, Салман вглядывался в бурлящие потоки тёмной воды и вдруг он увидел чей – то злобный ненавистный взгляд «Гнилой!» - обожгла его душу догадка. Никогда ещё не приходилось ему так близко видеть Зло, Зло, которое трусливо прячется в таких вот тёмных местах по всей Земле. Оно живёт, чтоб своим коварством уничтожать Добро.
                                                             Солнце и Земля!
                                                             Зелёные луга, цветущие леса и степи!
                                                             Живые реки, озёра, моря, океаны и дети!
         Всё это и есть основа жизни, которая не может существовать без Добра. И никогда Зло не сможет победить не только на Земле, но и во всей Вселенной.
         Какое–то время Салман был в оцепенении от жуткого, пронизывающего взгляда Гнилого: «Что, герой, получил богатства? – глухим булькающим голосом произнёс Гнилой и тут же добавил: - Я сгною вас в этих болотах!». Салман не удержался и кинулся к нему с острым обугленным колом, Гнилой, вспенив воду исчез под завалом.
          Гнев удавкой перехватил горло геолога и долго держал, как будто какая – то невидимая сила пыталась задушить его. Вернувшись к товарищам, Салман сказал:
        - Болотник совсем близко и теперь не оставит нас в покое ни днём, ни ночью. Где- то здесь рядом друг Гнилого Трухлявый поджидает нас. Комары и мошка помогут им расправиться с нами. Костёр будет спасать нас, но нам нужна еда, да и не будем же мы сидеть возле него, надо что – то придумать. 
          Натаскав побольше дров и сделав постель из пихтового стланика, которого вокруг было много, геологи расположились на ночёвку. Каждый из них знал, что, возможно, это последняя ночь в его жизни, и даже если они примут решение вернуться назад, то сделать это будет почти невозможно, так как Болотник постарается всё равно уничтожить их.
          Уже давно перевалило за полночь, и когда внезапно появился Июль, все просто онемели от удивления. А Июль, как ни в чем не бывало, стал хлопотать у костра. Притащив несколько щук, котелок с водой, он по привычке разделал рыбу, вырубил таган, и вот уже уха варится на костре. И только наблюдательный человек смог бы заметить лукавую улыбку в блестящих, раскосых глазах мальчугана.
         -Скоро уха готова будет! –Сказал Июль. Ничего не говоря, Салман прижал к своей груди мальчугана. Все смотрели на происходящее, как на какое –то чудо. Словно ангел хранитель сошёл с неба, чтоб спасти их. Все понимали, что появление этого маленького человека, по существу, может решить их судьбу. Июль освободился от объятий Салмана, посмотрел на этого огромного доброго человека и с интонацией обиды и укора сказал: - Я же просил вас, чтоб вы меня взяли с собой. Салман хорошо помнил глаза Июля, наполненные слезами, но взять ребёнка в нелёгкий поход он не мог. Тогда перед мысленным взором Салмана предстали его ребятишки, которые годами ждали его с работы. У него что – то оборвалось в сердце, и хотя он знал, что Июль, выросший в Болотном царстве, может быть хорошим помощником, но взвалить на себя ответственность за его жизнь он не мог. И вот он, этот маленький человечек, стоит перед ними, и от него зависит их судьба, и не только их, но и всей огромной страны.
          Вскоре геологи уминали уху, и их громкий смех разлетался далеко по Болотному царству. А Июль, не теряя времени, уже готовил круто заваренный на травах чай. Наблюдая за пареньком, Салман думал: «Как же так, в детстве он много читал о богатырях, о рыцарях, которые защищали свои земли от врагов и разной нечисти. Это были сильные и смелые люди Они сознавали, что вступают в борьбу и что в этой борьбе победят врага, так как верили в свою силу. А этот маленький человек, ребёнок, вряд ли сознавал, какую роль он сыграет в победе над Болотным царём».
          А в это время Болотник с гневом обрушивался на своих слуг - Гнилого и Трухлявого: - Бездельники, дармоеды! Не можете справиться с людишками! Завтра вы должны уничтожить их, иначе я уничтожу вас! - Но ни завтра, ни послезавтра Гнилой и Трухлявый, и миллионные полчища гнуса не смогут победить разведчиков.
          Утро следующего дня подарило геологам хорошее настроение. Шутки и смех огласили тайгу. И вот они уже идут по заросшей кустарниками звериной тропе, которая петляет вдоль берега Медвежьего Ёгана. Первая подножка, поставленная Трухлявым, не вызвала у геологов никакого подозрения, но когда его сухие сучки стали с силой вонзаться в тела людей и срывать с них одежду они поняли: это Трухлявый вступил с ними в бой. Он выбирал момент, когда геологам приходилось пробираться сквозь густые заросли кустарника, и там нападал на них. На оголённые на теле раны сразу же набрасывалось несчётное множество комаров и мошки. Огромные полосатые, словно одетые в тельняшки, оводы своими ударами наносили нестерпимую боль. Сильный зуд от укусов гнуса разрывал тело на куски. За первый день такого пути геологи были настолько измучены, что уже просто не могли двигаться. Лишь маленький и юркий Июль ни разу не попался в цепкие руки - сучки Трухлявого. Одежда его была цела, а руки и лицо, защищенные от гнуса мазью, тоже были невредимы. И когда геологи, выбившись из сил, упали на мох, Июль быстро стал разводить костёр: «Вот тебе и богатырская сила, вот тебе и целая орава здоровых мужиков».
         Горячая пища и целебный чай возвращают геологов к жизни. Разорванная одежда, окровавленные раны по всему телу – таковы итоги первого дня похода. И хотя никто не говорит вслух, но на лицах товарищей Салман читает один и тот же вопрос: «Что же делать дальше?»
        Июль же не унывал. Он постоянно старался разговаривать с геологами и успокаивал их. Такое поведение мальчишки радовало людей и вселяло надежду на то, что они смогут победить Болотника. А он был, судя по поведению и злостному нападению Трухлявого и гнуса, где- то рядом.
          Болотник знал, что дерзкие пришельцы не только не погибли, а наоборот, скоро будут в самом сердце его царства, куда испокон века не ступала нога человека. Он сгонял зло на своих прислужниках так, что всё болото ходило ходуном. Огромное количество комаров, мошки, оводов ревущей стаей закрыло восходящее солнце и понеслось в сторону геологов.
         И вдруг среди гула и наступающего мрака геологи увидели, как, переливаясь всеми цветами радуги, засветилась корона Болотного царя. И хотя ночь уже отступала, давая дорогу дневному свету, все сияющие цвета короны были отчётливо видны. Люди с изумлением смотрели на волшебную радугу, которая была вестником их смерти.
         «Сегодня Болотник сделает всё, чтоб уничтожить нас»,- глядя на радугу, думал Салман. Июль же, не снимая одежды с людей, зашивал дырки. Помогал смазывать раны соком какой – то травы, смазывал мазью от гнуса незащищённые части тела.
          Словно ливневый дождь с неба обрушилась на костёр туча из гнуса. Костёр потух. Все как по команде бросились в густой подрост молодого ельника, пытаясь там найти спасение от комаров и мошки. Трухлявый только этого и ждал. Его сучковатая рука внезапно взметнулась из – за полусгнившейся колодины, и Салман упал. Ещё с большей яростью Трухлявый сорвал с пленника рубаху и разорвал её в клочья. На тело, с множеством свежих ран, вмиг налетели полчища комаров, мошки и оводов. Казалось, что кто – то надел на Салмана серую живую рубаху, которая шевелилась отвратительно и жутко.
          Друзья бросились ему на выручку. Трухлявый же не дремал: срывая с людей одежду, хватал за руки и ноги, за волосы, старался ослепить, делая уколы сухими сучьями в лицо.
         Взяв Салмана под руки, все устремились к видневшемуся сквозь деревья болоту. Геологи пытались быстрей выбраться из таёжной жути на простор, не осознавая, что их там ждёт. И как только они вырвались из объятий угрюмого леса к болоту, сильный порыв ветра, как бы понимая, что людям необходима помощь, рванул с такой силой, что вся висящая серая масса кровососов скрылась за тёмной стеной кедрового леса. А ветер продолжал дуть, принося свежесть и отдых выбившимся из сил людям.   
         Вдруг все сразу обратили внимание на стоящую невдалеке от них берёзку. Она росла среди гнилой воды и жуткой зыби, среди хвойного кладбища погибших деревьев, как невеста в белоснежном наряде, покрытая зелёной вуалью, от которой при касаниях ветра исходил нежный, милый шёпот, напоминающий тихий голос матери, склонившейся над спящим младенцем. Из последних сил бросились они к берёзке, словно видели в ней спасение. Обессиленные, истекающие кровью, свалились они на мягкую моховую перину, которая толстым слоем, словно специально для них, выросла вокруг дерева.     
         Прошло много времени, когда Салман очнулся. Он лежал, уткнувшись лицом в мох. Запах дыма костра привёл его окончательно в чувство. Он открыл опухшие от укусов кровососов веки, приподнялся. Первое, что увидел – это был Июль. Он хлопотал у костра, наверное, готовил еду. Остальные,- кто помогал мальчишке, кто лежал, но все уже пришли в себя. Если бы Салман не видел своими глазами этого мальчонку и его способность выживать и помогать им почти в безвыходных ситуациях, он бы никогда никому не поверил в такое чудо. А чудо бегало, суетилось возле костра, как ни в чём не бывало.
         Заметив, что Салман приподнялся, Июль кинулся к нему. В руках он держал кружку с чаем. - Надо выпить- сказал он. - Я взял у берёзки чагу и серёжки с листочками, они восстановят силы и помогут быстрей заживить раны.
        - Всю жизнь я живу рядом с этим прекрасным деревом и не знал, что оно ещё и обладает такой лечебной силой. В сказках много читал о живой воде, но о силе гриба, который берёза растит на своём стволе, и её серёжках, которые, как я думал, служат для украшения, нигде ничего не читал, - вслух сказал Салман.
         А берёзка, услышав эти слова, зашумела листвой, и тихо зашептала: - Я помогу вам спастись от слуг Болотного царя. Для этого вы должны взять мою кору, изрезать помельче и в котелке поставить на горячие угли. Из коры выделится дёготь, который комар и мошка боятся. Этой мази вам хватит на всё время, пока вы будете сражаться с Болотным царём. Гриб - чага поможет вам восстановить силы после битвы с Гнилым, который поджидает вас в огромных водяных окнах, где расположены присоски для сбора крови Болотного царя.. Меня не жалейте, берите кору, серёжки и листву! Склонившись к земле, как бы делая прощальный поклон, берёзка зашумела зелёной листвой и затихла. Геологи замерли в оцепенении. Салман опустился на колени ласково обнял её ствол, словно стан любимой девушки, и склонил голову.
         Июль стоял в сторонке, вытирая слёзы с обветренного лица. Это были слёзы печали и радости, слёзы чистой любви к природе, ко всему живому на Земле. Все геологи – разведчики, не скрывая слёз, стояли, потрясённые услышанным. По их щекам стекали капельки горя и радости, которые, падая на мох, превращались в изумрудный цвет – цвет победы добра над злом.
         Солнце опускалась за горизонт, и своими косыми лучами распласталось по болоту, преломляясь в огромных водяных окнах, которые сотнями, тысячами были разбросаны по всему Болотному царству, превращаясь в радужное сияние. Опытные геологи, повидавшие на своём веку немало разных чудес природы, впервые видели чудо, которое принадлежало этому гиблому царству. Постояв еще немного и полюбовавшись красотами природы, они стали готовиться к первой ночёвке в Болотном царстве.
         За ночь геологи хорошо отдохнули. Намазанные чаговой настойкой и дёгтем раны на теле людей прекратили кровоточить и покрылись розовой живительной плёнкой, а Болотнику, как никогда, за многие тысячи лет, не пришлось даже подремать. Всю ночь он громил своих слуг, называя их бездельниками и дармоедами. Он и в мыслях не хотел допускать, что с восходом солнца человеческая рука может прикоснуться к его кровеносным сосудам. Болото всю ночь тяжело дышало, булькало, клокотало, как будто злой колдун или ведьмы варили в своих котлах губительное зелье.
         Когда рассвет опустился на болото, Салман заметил, что над ним тонкой пеленой ползёт туман. Тревожно вздрогнуло сердце: это был первый признак наступающей осени. Она в болотном царстве столь коротка, что некогда и оглянуться. В считанные дни успевает природа приодеться в разноцветные наряды. Полюбуется немного на прощанье своим убором в речных протоках или в тёмных водах застоявшихся озёр, а там уж на подходе холода с ветрами, да морозами.
         Салман вспомнил наказ старого охотника: «Можешь всё потерять в борьбе с врагами, но топор береги, как зеницу ока! Он тебя обогреет, накормит, напоит и оденет». Тогда, этот наказ показался Салману немного странным, но он всегда помнил о нём. Теперь он понимал, что без такого помощника, как топор, вряд ли можно было бы продолжать борьбу, особенно с Гнилым. Для борьбы с ним необходимо сделать дорогу из срубленных деревьев, без которой идти по болоту невозможно, а также острые пики из молодого елового подроста, которыми можно было поразить Гнилого.
         «А ведь наши предки воевали с врагами копьями. Никогда не думал, что такое оружие понадобится нам для сражения с врагом», - подумал Салман.
          А топор только и ждал своего часа, и когда отдохнувшие за ночь геологи приступили к прокладыванию лежнёвки по болоту, чтоб преодолевать болотные топи между окнами. Топор так принялся за дело, что люди не успевали растаскивать кругляки и ветки.
          Много дней ушло на то, чтоб сделать надёжные подходы к окнам, над которыми серой тучей гудели комары. Июль в это время занимался охотой. На звериных тропах он установил давки из тяжёлых брёвен. Геологи помогли установить их так, что когда зверь коснётся сторожка, бревно падало и своей тяжестью убивало добычу. Шкуры добытых зверей Июль развешивал на сделанные им вешала, мездрой наружу. Мясо вымачивал в травяном настое в ёмкостях, сделанных им из берёзовой коры. Потом резал мясо на длинные тонкие кусочки и коптил на костре. Оно получалось ароматным и вкусным. Геологи, уходя на целый день, брали с собой столько этого деликатеса, сколько им надо было.
        Всё время, пока геологи строили дорогу, они наблюдали за окнами, где Гнилой подкарауливал их. Они знали, что он не даст уничтожить присоски и сделает всё, чтоб расправиться с ними.
        И вот лежнёвая дорога закончена. Взяв приготовленные копья, разведчики пошли, чтоб сразиться с Гнилым. Июль попросился идти с ними. Салман не стал уговаривать его остаться, зная, что коль мальчонка надумал идти, то так и надо. В этом он уже убедился, и не раз.
        -Только давай договоримся с тобой, - обратился он к Июлю, – чтоб без надобности не лез туда, где будет опасно.
        -Хорошо! – пообещал Июль.
       И вот геологи стали осторожно подходить к первому окну, где серой тучей облепив присоску, комары сливали принесённую кровь.
         Сделанные из тонкого ельника шесты, концы которых были заострены, вонзились в присоску, а оставленные небольшие сучки, словно зубья багра, удерживали её, не давая соскользнуть. Геологи, прилагая большие усилия, подтянули её к краю окна. Топор уже вырубил клин и забил его с краю круглой древесины. В образовавшую щель смельчаки засунули присоску. Топор выбил клин, и присоску накрепко зажало.
        - Здорово! – с восхищением сказал Салман.- Теперь – то мы расправимся с тобой, Болотник!
        Позабыв об опасности, геологи кинулись к другому окну, чтоб расправиться со следующей присоской, и только они вонзили в неё свои острые копья, как Гнилой обрушил на них огромный вал воды с торфом и илом. Но едва они освободились от болотной жижи, отбежав на безопасное расстояние от воды, как из бездонной тьмы на поверхности окна появилось безобразное чудовище – Гнилой. Булькающим голосом он прохрипел:
         - Ну, что, смельчаки, получили богатства? Один из вас уже на дне, скоро вы все там окажетесь. Только теперь Салман и его друзья заметили, что среди них нет Ермака, который был для всех не только другом, но и хорошим геологом – разведчиком, покорителем Севера. Горе прокатилось холодом по душам смельчаков. Опустившись на колени и приклонив головы, они застыли в неподвижности.
         От нападения Гнилого Июлю впервые досталось, как и всем. Он с ног до головы был облит серо – грязным болотным угощением и походил на болотную кочку.
         На следующий день, когда смельчаки отправились на очередную схватку с Болотником, один из геологов пошутил: - Теперь, Июль, Гнилой будет принимать тебя за своего, только ты не снимай подаренное им одеяние.
         Июль так и поступил. Он умело маскировался, обходя окно с противоположной стороны, чтоб следить за Гнилым. И когда разведчики, поразив копьями присоску, стали вытаскивать её, чтоб затолкать в зажим, Гнилой ринулся в атаку. Июль взмахнул копьём, давая знать геологом об опасности. Геологи кинулись на помощь пареньку. Тем временем Гнилой получил удар копьём, которое бросил в него Июль. Подоспевшие геологи копьями пронзили тело болотного чудовища, и из него фонтаном хлынула кровь. Она была жёлто -фиолетового цвета, и вскоре вся поверхность воды превратилась в омерзительный цвет, вызывающий у людей отвращение. Они долго ещё всматривались в бездонное окно, как бы убеждаясь в том, что это болотное чудовище больше не сможет всплыть и напасть на них.
         – «Даже кровь у этого чудовища неземная», – с отвращением подумал Салман.
       Постояв ещё некоторое время и убедившись, что Гнилой вряд ли оправится от ран, нанесённых ему, геологи пошли вытаскивать очередную присоску. И вот уже не боясь ничего, они один за другим уничтожали кровеносные сосуды Болотника, приближаясь к центру болота, где возвышалась огромная голова древнего царя. Обросшая мхом, с огромными глазами, над которыми висели покрытые серебром брови, гора – голова шевелилась, раскачиваясь во все стороны.
       - Наверное, чувствует свой конец кровавое чудовище! - вырвалось у кого- то.
        А чудовище в предсмертных муках громило своих слуг. Трухлявый вообще сбежал от Болотного царя, а комары, мошка и оводы хоть ещё и находились возле своего властелина, но были настолько подавлены, что их грозный гул сменился на жалкий нудный писк. И вот огромная голова медленно стала погружаться в болотные топи, унося с собой все ужасы Болотного царства.
         Ещё несколько дней потребовалось людям, чтоб уничтожить последнюю присоску, и когда зажим освободился от клина, а присоска была сжата в крепких объятиях ствола дерева, болото тяжело вздохнуло, и на том месте, где только что над болотом возвышалась уже небольшая часть головы Болотного царя, образовалось огромное озеро.
        Геологи с удивлением смотрели на происходящее. Они ещё не в полной мере осознавали, что это всё творение их рук. И когда люди поняли, что пришла победа, они стали обнимать друг друга, что –то кричали, радуясь своей победе. Сильные руки Салмана подхватили Июля и подняли ввысь:
        -Смотри, Июль, это твоя победа! - Салман подкидывал мальчугана, пока тот не взмолился и не стал просить, чтоб тот опустили его на землю.
        Всю следующую ночь геологи не спали. Радость победы светилась в глазах у каждого из них.
        Июль, как ни в чём не бывало, занимался своими делами. Он попросил геологов, чтоб те принесли шкуры оленей, которые были развешаны им. Раньше они не обращали внимания на такие мелочи, а теперь были удивлены, что Июль предусмотрел то, что им бы даже в голову не пришло: птицы выклевали всю мездру, и шкуры стали мягкими и лёгкими, словно их специально выделывали на фабрике. Собранные с тушек оленей жилы Июль также высушил, и они оказались настолько эластичными и прочными, что как разведчики ни пытались порвать их, ничего у них не получалось. Геологи не думали о том, что скоро наступят холода, а их одежда была изорвана и не смогла бы защитить их от морозов. И в очередной раз все поняли: если бы не Июль, то вряд ли они смогли спастись от холода.
         Утро следующего дня встретило геологов легким, даже приятным морозцем. Болото покрылось серебристым инеем и при первых лучах восходящего солнца заиграло сказочными бликами. Казалось, что это огромное поле, на котором растут бриллиантовые цветы.
       -Ну и чудеса! – удивлялись геологи. – Ещё вчера болото выглядело угрюмо и неприветливо, а сегодня – сказка! За это стоило бороться, и если нужно было бы, и умереть!
         Июль тем временем, разложив оленьи шкуры, о чём -то размышлял, лукаво поглядывая на геологов. Потом, взяв в руки жилу, подошёл и стал по очереди обмерять их, как заправский мастер по пошиву одежды. После того как со всех была снята мерка, Июль разложил шкуры, свернув их вдвое. Сделав обмер шкур, взял топор и стал раскраивать их. После недолгого его колдовства над выкройками, перед геологами лежали четыре мешкообразные выкройки.
        -Ты что это, Июль, спальные мешки для нас шить собрался? – шутливо спросил Салман. Июль, не обращая внимания на шутку, продолжал колдовать над шкурами. Вытащив из своей одежды иглу, сделанную из кости, и продев в её ушко жилу, стал сшивать шкуры.
         - Может, тебе помочь? - обратились к нему геологи.
         - Не надо, я сам.
           Когда были зашиты все стороны мешка, Июль стал замерять места, оставленные для рукавов. Вскоре рукава были пришиты, и Июль сделал вырезы для головы. Скроив из тех же шкур треугольник – капюшон, он пришил его вместо воротника. Когда Июль попросил одного из геологов померить сшитую малицу, то все пришли в восторг.
         -Вот ещё сошью штаны, тогда холода не будут страшны. Можно даже спать на снегу в морозы, – сказал он.
           И Салман в очередной раз поразился жизненной умудрённости этого не по возрасту смышлёного ребёнка. А тот, как сказочный волшебник, совсем не по сказочному, а по опыту своей таёжной жизни делал такое, что даже не все взрослые сумели бы этого сделать.
          Из оставшихся кусков шкуры Июль сшил мешки - рюкзаки, в которые геологи положили питание и всё необходимое для дальней дороги. Прилетевшие синички неугомонно щебетали, как бы прощаясь с людьми. После ночного заморозка болото переливалось блестящими искорками в первых лучах появившегося из –за стволов деревьев восходящего солнца.
         - Смотри - ка, сама Природа пришла попрощаться с нами! - заметил кто - то из геологов и добавил: – Видно, и ей этот Болотный царь со своей угрюмой действительностью надоел по горло!
            Вскоре геологи уже шли по звериной тропе, которая выписывала петли, повторяя маршрут, связанный невидимой нитью с руслом реки…
       ….И вот уже злые морозы вступили в свои права. Одежда, сшитая Июлем, спасала геологов от холодов. В ней они спали прямо на снегу.
           Много дней и ночей прошло с тех пор, когда люди отправились в обратный путь. Особенно трудно было идти по глубокому снегу, но Июль и здесь выручил их. Изготовленные им из тонких ветловых прутьев снегоступы, хотя и не могли заменить лыжи, но идти в них по глубокому снегу стало легче.
          А в это время в посёлке геологов, который был построен на новом месте, куда Салман велел перетаскивать буровую, возле Мёртвого озера, люди с нетерпением ждали возвращения смельчаков - разведчиков. Ещё по весеннему паводку с Большой земли вернулись посланцы, которых Салман отправил за помощью. На баржах привезли трактора, запасные части к буровой, горючее, питание, одежду - всё необходимое для зимних работ и жизни людей. Можно было бы давно начать бурение, но надеялись на возвращение Салмана, без которого начинать буровые работы было бессмысленно. Были и такие, кто уже не верили, что Салман и его товарищи живы. И только убеждение старого охотника, что его -то внук обязательно придёт, и что он не может погибнуть, так как дорогу к дому хоть с завязанными глазами найдёт, вселяло надежду на их возвращение.
            Новый посёлок геологов был построен недалеко от жилища старика, и он всё время находился у геологов. Часто оставался ночевать, и тогда всю ночь геологи слушали рассказы человека, который жил словно на другой планете. Он не мог ни писать, ни читать, но умел выживать в мире, который для любого из них был бы концом жизни. 
           Появление Салмана с товарищами для геологов, которые верили в их возвращение, всё равно оказалось невероятным, словно приземление инопланетян. Исхудавшие, обросшие, в одежде из звериных шкур, они и впрямь выглядели пришельцами из другого мира.
           Первыми их увидели, а точнее, почуяли собаки, которые с лаем бросились на пришедших. Всё вокруг ожило. Радостные крики, хлопанье дверей, смех, бегущие люди: казалось, что от спячки очнулась сама жизнь. Первым увидели геологи Июля. Он бежал им навстречу, махая руками и что – то крича. Сильные руки подхватили его и подняли. Через мгновение те же руки прижали его к себе, да так, что перехватило дыхание. Он попытался освободиться, но огромный дядя лишь ослабил их и, не останавливаясь, бежал вместе с ним к тем, кто уже находился в окружении геологов в их объятиях.           
          Всю ночь посёлок геологов гудел, как побеспокоенный улей. Электрики включили все лампочки не только в посёлке, но и на буровой. И когда буров


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: kamensckij
    Категория: Детское
    Читали: 1138 (Посмотреть кто)

    Размещено: 21 января 2011 | Просмотров: 3387 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: kamensckij (19 апреля 2011 10:50)
    Спасибо за замечание. Всё исправлено. Как получилось, что абзацы исчезли...?

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.