«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Inna KURRE

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 25
Всех: 29

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Про кота Костю и кошку Машку- 7

                                                                                                                        Глава 23.

                                                                                                   Дальнейшее восхождение.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                            --Только песня совсем не о том, как не ладили люди с котом, – запела Катерина.

    И к ее удивлению все носильщики подхватили песню.

    --Говорят, не повезёт, если ЧЁРНЫЙ кот дорогу перейдёт. А пока наоборот – только чёрному коту и не везёт. Муга ша, муга ша, кэт севала блэк ньянбайла муга ша!

    Так и шли. Весело, с песнями и шутками. А дорога становилась всё более каменистой. Деревья и кусты стали редкостью. И вскоре путешественники увидели палатки: лагерь других туристов. Костя и Машка встретили там китайского кота. Тот не обращал на них никакого внимания. Плавно размахивая лапами, подолгу оставаясь стоять на одной задней лапе, с задумчивым выражением глаз и отчаянно вращающим хвостом, чтобы удержать равновесие. Затем он резко махал когтистыми лапами, делал страшные глаза, сверкающие яростно, высоко прыгал и снова становился задумчиво- отрешённым, вращая хвостом. Очень невозмутимый кот. Ну, только два раза скосил глаза на Машку и стал ещё задумчивей и как-то немного повыше ростом.

    --Это кунг-фу. Он- мастер! – сказала Маша. И они с Костей сложили лапы перед собой и почтительно поклонились. Они всё это видели в одном учебном фильме про кунг-фу. Фильм так и назывался «кунг-фу Панда».

    -- Здравствуйте, Учитель!

    Китайский кот сел в позу лотоса. Убрал когти на правой лапе, и она сложилась в кулак. И кот прижал её к левой когтистой лапе.

    Очень эффектно.

    --Меня зовут Ли. Мы с монахами шаолиня будем тренироваться и медитировать на горе.

    А «монахи шаолиня» уже познакомились с нашими ребятами. Слышался смех. И ветер доносил запах дыма от разведённого костра. Собственно нельзя сказать, что это были монахи. Это были китайские студенты из пекинского университета. Но в прошлом году они действительно недельку пожили и потренировались в монастыре Шао-Линь. Им хватило выше крыши…

    --Учитель, я насчёт мудрости интересуюсь, – начал Костя.

    --Мудрость в простоте. В лёгкости и пустоте. Я расскажу вам притчу. Тысячу лет назад в долине реки Янцзы жил старый мудрый человек. И было у него три сына. И решил он так: - Я уже стар. И мне срочно нужно поехать на Тибет – подумать о чём-то хорошем и улучшить свой кунг-фу.

    Старшему сыну я оставлю большое рисовое поле. Среднему же сыну достанется крокодиловая ферма. А младшему сыну я отдам самое дорогое – кота Шуацы.

     Рано-рано утром, когда солнце в горах только-только забрезжило рассветом, трое сыновей и их отец, как обычно, пробежали вдоль Великой китайской стены, переплыли туда и назад реку Янцзы, размялись немного и провели спарринг- бой. И сели под мандариновым деревом посвежевшие и довольные. Немного помедитировать. И сказал отец.

    --Я уже стар. С годами кости мои и сухожилия, мышцы мои и мой боевой дух стали крепче, а моё тело гибче. Глаза мои стали зорче, а походка легче. А аппетит - завидным. Я наслаждаюсь цветущим здоровьем, но сами понимаете… пришло время мне отправиться на Тибет, чтобы немного улучшить свой кунг-фу.

    Сыновья с задумчивостью и почтением закивали головами.

    Слушайте мою отцовскую волю.

    --Старший сын Уй-ю получит рисовое поле.

    Обрадовался Уй-ю, но ничем не выдал своих чувств.

    --Средний сын Мао получит крокодиловую ферму.

    Мрачнее грозовой тучи стал Мао. Но справился со своими эмоциями. Его можно понять. Трёх предыдущих владельцев фермы крокодилы съели…

    --Спасибо, отец.

    --А младшему сыну я дарю кота Шуацы!

    Комок к горлу подкатил у Ли Пэна. О таком подарке он не смел и мечтать!

    --Костя! Ли! Обедать идите! Машка!

    Распушив хвосты, коты побежали обедать.

     Вечером студенты играли на гитаре и смеялись. Никольский уснул. Фуму рассказал Катерине и котикам старую танзанийскую сказку.

    -- У одного вождя племени, в давние-давние времена была любимая жена. Они оба состарились. И его любимая жена ушла в мир предков. Сильно опечалился вождь. Но шаманы посовещались у костра и решили: нельзя вождю без новой жены, ещё лучше прежней. Вождь должен быть довольным всегда. И выбрал себе вождь новую молодую жену. Дальше всех она кидала копьё. Стрела её лука разила метко. И легко она могла принести в деревню из саванны парочку убитых ею на охоте кабанов. Хорошая, сильная жена – как раз для вождя племени. Чтобы все побаивались и завидовали. А звали её Саманья.

    И была у вождя дочь – маленькая, худенькая красавица Таонга, пятнадцати лет. И не взлюбила её мачеха – новая жена отца. И маленькая Таонга сказала:

    --Мне уже пятнадцать. Хочу в деревню сходить на дискотеку.

     Не добрым смехом засмеялась мачеха.

    --Ты сначала буйволиху подои. Сделай йогурт. Да перебери всё зерно в мешках. Рис - отдельно, пшено – отдельно, а нут – тоже отдельно.

    А это специально мачеха заранее смешала зерно. Так она решила проучить Таонгу, чтоб она опоздала на дискотеку. И все смеялись. Так как опаздывать на дискотеку было не принято.

    А там будет весело. Будут танцы. Парни и девушки будут прыгать через костёр, дразнить львов и крокодилов…

    Вздохнула девушка. Мачеха ушла. Очень обидно.

    И тут она услышала шипение змеи. Это была не просто змея. Это колдунья из деревни, которая однажды, случайно заколдовала сама себя в змею. Людей она не любила, но иногда помогала Таонге. Она хорошо знала, что есть только одно средство снова превратиться в человека – чтобы Таонга выросла и вышла замуж за её сына. Но для начала их нужно познакомить. А уж там змея – колдунья сумеет приворожить Таонгу и своего сына. Сыграют свадьбу, устроят скачки на зебрах. И когда шаман объявит их мужем и женой, она снова превратится в молодую женщину.

    Костя к этому моменту рассказа уже давно мирно спал. А Катя и Машка – слушали с величайшим вниманием.

    --Так вот, змея и говорит: Не печалься. Я сама подою буйволиху и сделаю йогурт. И прикажу тараканам, мышам и муравьям перебрать всё зерно. Так что иди на дискотеку смело. Да надень это ожерелье из клыков тигра!

    Глаза у Таонги стали огромными. Ещё  бы! Ожерелье из клыков – да парни попадают от восхищения. И все девушки будут завидовать.

    -- Спасибо тётя- гадюка! - Таонга хотела расцеловать благодетельницу, но что-то замялась и передумала.

    Задумался Фуму.

    -- А дальше, дальше –то что?

    --Тут такое дело…  Через три года она вышла замуж. Но не за сына змеи  Тафари, а за меня. Пришлось нам уехать в город. Я устроился водителем автобуса, а Таонга открыла свой тату-салон. Потом родились дети. Мне очень хотелось расколдовать змею. Я чувствовал свою вину. Обучился магии и колдовству. Закончил  университет на Занзибаре. Затем учился в Москве.

    -- Так её можно расколдовать?

    --Да, можно. Она и сама это может. И я могу с радостью. Но это возможно только, если она простит меня и Таонга всем сердцем, искренне. И себя простит. И станет снова молодой женщиной. Я много раз пытался объяснить… Вон Костя спит. Он тоже с ней уже встречался однажды…

    Все молча смотрели на огонь.

    --Видите, - сказал Фуму, показав на небо. - Млечный путь. Это большая кошка налила молоко, чтоб небесные котята всегда могли подойти и полакать. Все двенадцать котят-созвездий. Но пора спать – завтра в путь.

    Утром экспедиция собрала палатки и отправилась в путь. Китайские студенты держали слово, данное вчера: остались спать до обеда. Китайский кот вышел провожать.

    --До свиданья, Ли.

    --До свиданья, друзья!

    --Да, а что стало с братьями?

    --О, всё хорошо! Всё хорошо! Старший стал большой фермер. Цветущее здоровье. И в тяжёлый год накормил всех нуждающихся. А сейчас – министр сельского хозяйства. Средний жив - здоров. И очень доволен этим. А ферму продал.

    --Ну а младший?

    --Поступил в университет в Пекине. А сейчас спит, во-он в той палатке. Моё полное имя Ли Шуацы.

    И кот, как потом уверяли Костя и Машка, растаял в воздухе. Осталась только его улыбка. Как в сказке Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес».

                                                                                                                                       Глава 24.

                                                                                                                               Вершина покорена.

    Восхождение продолжилось. Острые камни под ногами не давали идти быстро. Никольский бодро запел.

    --Я спросил: зачем идёте в горы вы? Ведь Эльбрус из самолёта видно здорово…

    Проводники подхватили:

    --Альпинистка моя, скалолазка моя…

    Но вскоре песня затихла. Группа шла в густом холодном облаке тумана. Одежда, лица, шерсть – всё стало мокрое.

    Носильщик Мвадзу на ходу легко подхватил Машку и усадил на свой рюкзак сверху.

    Машка уцепилась когтями за рюкзак, утроилась поудобнее и через пять минут уже дремала.

    И видела во сне свой двор. Девочки скачут на скакалке. Детские голоса, хлопнул капот машины…

    И девочка лет двух с половиной смотрит на Машку и говорит:

    --А я - Даша.

    Машке не хотелось отводить взгляд от детских глаз ни на секунду. Так хорошо было смотреть в эти два маленьких океана любви и живейшего интереса.

    --А меня зовут Маша.

    --Даяй  бе?

    --Бегать?

    --Даяй?

    --Давай!

    Машка на секунду проснулась – носильщик встряхнул рюкзак, чтоб было поудобнее нести. И Машка снова погрузилась в сон.

    На этот раз они ехали по Невскому. И ласковый голос женщины-кондуктора поинтересовался:

    --Кому ещё нужны билетики? Следующая остановка – Гостиный двор.

    --Привал!

    Костя стал когтистыми лапами развязывать рюкзак, который снял  носильщик    Мвадза. Тот сразу помог ему. Костя достал свои сапоги, присел на камень и передними лапами натянул их на задние лапы. Посмотрев на  Мвадзу   чуть смущённо. Но Мвадза, ничуть этому не удивился.

    --Ещё нужно что в рюкзаке?

    --Нет, больше ничего, мяу!

    --Хорошо.

    Привал закончился. Костя пошёл и почувствовал, что сапоги сами несут его к вершине- он ничуть не устаёт. И легко побежал, перепрыгивая с камня на камень в сапогах на задних лапах. Передние были совершенно свободны. Настроение сразу стало беспечно-весёлым. А встречный, теперь уже совершенно ледяной ветер освежал и добавлял интереса и энтузиазма. Вся компания сразу приободрилась.

    А вскоре наши альпинисты уже шли по толстому слою снега и льда  всё ближе к вершине Африки. Шли до самого позднего вечера. И вскоре заметили, что они уже не идут в гору. Шли по равнине. Все посмотрели на Фуму. Тот улыбнулся. И буднично сказал.

    --Ставим палатки. Мы дошли: это вершина Африки!

    Ранним, ранним утром у Никольского на телефоне, как обычно заиграла мелодия АС/DC. Будильник.  Все проснулись сразу. Ещё бы. Тот самый великий день.

    Внизу, подножия Килиманджаро скрывали облака  до самого горизонта. Небо светлело с каждой минутой. И из-за края света, появилось красное, огромное, родное, наше африканское солнце. Самый краешек.

    И стало всходить победно, озарив все эти облака удивительным сиянием и красками. Небо казалось можно протянуть лапу,  и ты потрогаешь его.

    Всех, и людей и котов, охватил восторг. Они запрыгали, коты радостно заорали. А затем все затихли. И на душе у всех было удивительно спокойно и безмятежно.

    --Запомните это состояние безмятежности, – сказал Фуму. И продолжил:

    --Наш мир – всё, что мы видим и чувствуем – лишь зеркало нашей души и ума. Мир всегда так же прекрасен, как сейчас. А каким мы его видим – зависит только от нас. Всё в состоянии  нашего ума. Всё зависит только от нас.

    --Ну, слава Богу! Дошло, наконец! – послышался насмешливый голос старой питерской цыганки.

    Костя завертел головой во все стороны. И решил, что ему послышалось.

    А после завтрака решили, что пора собираться в путь. Навстречу новым радостным событиям и приключениям.

    Но когда рюкзаки были надеты, Фуму сказал, что пора прощаться.

    --Тут, на вершине, я понял, что всю жизнь не был самим собой. И веселье моё порой было не искренним. Теперь я точно знаю, что делать. Очень скоро кто-то станет самим собой, – Фумо улыбнулся. И это не только колдунья – змея станет человеком. Но и я стану. Мы оба станем свободны.

    Костя ничего из этой странной речи не понял. Но лишними вопросами решил торжественность момента не нарушать.

    Никольский вспомнил стихи поэта Гумилёва «Дороги нам разны, твоя – святая, а мне, мне сеять мой рис и чай..», но тоже промолчал. Только крепко обнял друга. Чуть дольше, чем обычно.

                                                                                                                                                   Глава 25.

                                                                                                                                              Возвращение.

     

    Сначала шли молча. Но вскоре предчувствие новых впечатлений, радость появилась в душе у каждого, она стала расти, как огонь в только что подожжённом костре… И вот уже разлилась за многие километры, от спускающейся с горы экспедиции. Я имею ввиду  ощущение радости. И если бы им встретился путник, турист или кот, промышляющий «грабежом», у каждого на душе стало бы легко ещё до того, как они увидели нашу компанию.

    -- И спускаемся вниз с покорённых вершин! – радостно пел Никольский ( песня немного грустная, но Никольский исполнял её очень жизнеутверждающе). Парни немного подпевали. Машка спрыгнула с рюкзака и побежала своим ходом. Получая удовольствие от самого процесса спуска с горы. Работали какие-то другие мышцы, совсем не те, которые трудились при подъёме. Получается, что подымаясь на гору и спускаясь, одни мышцы отдыхают, затем другие отдыхают. Сплошной полезный отдых!

    И снова начались джунгли и невероятное радостное пение птиц и стрекотание насекомых. Уютные ночёвки в палатке и радостное пробуждение от первых лучей солнца и звуков АС/DC. Жизнь была полна удовольствия и приятного движения. И, наконец…

    -- Тихо! – смотрите…

    На большом лугу, запросто, мирно щипал траву носорог. Носорог!

    Не будем его беспокоить. Лучше обойдём подальше…

    Всех увидели в танзанийском национальном парке: и стаи фламинго, и бегемотов, и львов. Но дальше, конечно, передвигались на двух джипах. Всё – таки животные дикие. Львы. Жирафы. Слоны! Коты всю дорогу во все глаза смотрели эти чудеса и втягивали носом запахи. И молчали. Восхищённые.

    А к табуну зебр они подошли совсем близко. Успели сфотографироваться. И, вдруг, весь табун одновременно понёсся прочь! Удивительное чудо!

    И вот гладь индийского океана. Обязательно потрогали лапами: вода тёплая!

    Корабль. Отчего-то его называют паромом, но это самый настоящий корабль!

    И мы на сказочном острове Занзибаре. Уже казалось трудно чем-то удивить. Но Занзибар оказался столь прекрасен, что Машка даже, если бы не обстоятельства, короче, была даже мысль остаться здесь жить навсегда! До того хорошо.

    Недолго Катерина нежилась на солнышке на пляже – увы, и ура! Пора в аэропорт города  Дар-Эс-Салам ( в переводе – город Мира). И там, в Дар-Эс-Саламе, в кафе, к ним подошла элегантная темнокожая женщина лет тридцати. С золотым ожерельем в виде змеи на запястье. И представилась:

    --Моё новое имя Адхиамбо! - сказала, что она только что с самолёта, спешила встретиться с ними, чтобы передать привет от её друга Фуму. Она – бывшая колдунья-змея.

    - -  А теперь прилетела немного поплавать и позагорать. Новая знакомая улыбнулась совершенно очаровательно. Она запросто могла бы рекламировать зубную пасту, с такой улыбкой.

    --Работы у меня много впереди. Очень приятной работы. Пока я была змеёй, я узнала, где у нас в Танзании в земле много золота и бриллиантов. Теперь всё это мы найдём. И все дети будут учиться в хороших современных школах. Много пользы это принесёт моей милой Танзании. А вам, друзья, доброго пути.

     И красивый небесный лайнер понёс наших путешественников в столицу государства Перу – город Лиму. В Южную Америку. С теплотой они вспоминали замечательную женщину Адхиамбо ( что в переводе означает – Рождённая вечером).  И Африку.

                                                                                                                                Глава 26.

                                                                                                              Полёт в Южную Америку.

       --Люблю самолёты! – сказал Костя, устраиваясь поудобнее.

    --Ага! – подтвердила Машка.

    Лайнер уже набрал высоту. Полёт проходил спокойно. А впереди обед! И куча приятных перекусов. Интересные беседы, фильмы и стюардессы с подносами лимонада и молока.

    Вдруг, из салона бизнес-класса зашла породистая домашняя кошка. И ни на кого не глядя, пошла себе, пошла мимо наших друзей.

    --Привет! Тебя как зовут?

    --Лури. Полностью Луриссия. Но можно просто Лури. Я кошка пилота. Мы летим в Лиму.

    --Ну, это мы знаем, что летим в Лиму.

    -- А больше в Анапу ни одной лапой. Ничего хорошего. Только Турция! – безапелляционно заявила Луриссия.

    Все озадаченно помолчали. Не привычно было услышать над Африкой, или уже Атлантическим океаном, что в Анапу – ни одной лапой.

    -- Не понравилось в Анапе?

    --Не, не понравилось. Особенно Марине.

    -- А Марина – это хозяйка?

    --Подруга. Ну да, дочка Сергея.

    --А Сергей…

    --Пилот этого самолёта.

    --А, ну хорошо.

    --И ты всегда летаешь с ним?

    -- Неет! Впервые, конечно. У Марины мама в Лиме.

    -- Интересно.

    --Да.

    Но глаза Лури становились всё более сонными. Она посмотрела по сторонам, увидела пакет полиэтиленовый, который кто-то уронил. Подошла, залезла туда, устроилась поудобней, чтоб было поуютней и уснула.

    -- Она совсем молодая кошка. Ещё подросток, – пояснила Машка, – пусть отдохнёт, поспит.

    -- А хотите я расскажу вам старинное южно-американское предание? – предложил Никольский.

    --С удовольствием!

    --Ну, слушайте. Дело было в далёкие - далёкие времена. Однажды, на радость богам, родились два брата: полулюди - полуягуары. Точнее отважные и сильные, как ягуары, мудрые, как боги, и, в общем, внешне как люди.

    --А боги там кто?

    -- Не знаю, повидимому, с другой планеты, или из другого мира. Ну, слушайте дальше. И воспитала их добрая и мудрая лягушка.

    --Царевна –лягушка?

    --Нет, хотя интересно, что и в русских сказках есть мудрая лягушка и в перуанских легендах. Вот. И эти братья много хорошего сделали для предков индейцев, живших в Южной Америке, где сейчас Перу – страна. Научили их земледелию, искусству, юмору, наверное. Но одного брата хитростью злые существа уговорили сделать людям зло. И тогда в дело вмешались те самые боги, которые возлагали надежду на братьев, что братья будут помогать людям. Боги прилетели, победили злых существ и наказали брату, пошедшему против людей вечно поддерживать небо.

    А другой улетел куда-то, но индейцы верят, что он вернётся и начнётся золотой век процветания и счастья.

    --Это конец истории?

    --Да.

    --А можно я расскажу историю, которую рассказала старая кошка? – предложила Машка.

    --Ну, конечно!

    -- Давным-давно, наверное, в Перу, люди зимой мёрзли, летом им было жарко. Ничего они не умели. Но Мать-кошка увидела, что дети людей играют с котятами, там внизу, на земле. И подумала, что ж, они хорошие. Помогу им. И послала Мать-кошка на землю своих сыновей. В виде сильных братьев – полулюдей - полукотов, а может и ягуаров, кто знает? И научили братья людей строить тёплое жильё, использовать огонь, играть на музыкальных инструментах. И побеждать нечистую силу тоже! И чтобы всегда у людей всё было хорошо, один из братьев остался держать небесный свод. А другой улетел, чтобы помочь и на других планетах.

     С тех пор, в благодарность, люди держат дома кошек. А коты верят, что однажды тот брат вернётся, и наступят ещё лучшие времена. А брат, поддерживающий небо, немного отдохнёт, поиграет с котятам. Заведёт себе подружку. И родится у них дочь. С зелёными волшебными глазами.  И куда не посмотрит юная Принцесса – везде будет радость, покой и уют. Для всего живого.

    Только через несколько минут Никольский только и мог что сказать, как «ничего себе!», а Машка уже безмятежно дремала.

    Самолёт подлетал к столице – городу Лиме.

                                                                                                                                       Глава 27.

                                                                                                                        Удивительный город Лима.

    --Злые люди бедной киске не дают украсть сосиски! – пел с надрывом, само-собой по-испански,  облезлый немного кот, с хорошей осанкой и надменным взглядом.

    --Грацио синьоры, грацио! Дважды тонул… На морском перуанском флоте с детства. Ловил рыбу сетями. Сражался с янки. Правая лапа синьора Боливара ( Боливар в тех краях самый большой национальный герой. Но жил он задолго до рождения этого кота. Задолго). Кот пустил слезу, бил себя лапой в грудь, снимал и снова надевал шляпу, становился в величественную позу, пел, рыдал, взывал к остаткам совести собравшихся и дальше врал совершенно беззастенчиво и эффектно.

    --Воевал с пиратами, отстаивал независимость Перу, любимый кот Фиделя Кастро. И где пенсия? Где правительственные гранты? Ни кола, ни двора… Ни рыбки на ужин…

    Монеты и купюры летели в лежащую в пыли на мостовой шляпу щедро. Собралось прилично народу. Напарник кота - долговязый парень мерно вращал ручку шарманки. И с трудом сдерживал наглую усмешку и восхищение партнёром.

    --Синьор! – поинтересовалась Катерина у стоящего рядом мужчины.

    --Вы правда ему верите?

    --О, что Вы, синьорита? Любимый кот Фиделя Кастро живёт у моей бабушки на ранчо. Он сбежал с отрядом Че Гевары, но влюбился в местную кошку, знаете ли… - стал оживлённо рассказывать перуанец, как всё было на самом деле.

    ---А… ну понятно…

    Внезапно коту собственное выступление наскучило.

    --Забирай шляпу – пошли в трактир! – кот посмотрел равнодушно на Костю, чуть задержался взглядом на Машке. Глаза полыхнули огнём, и он снова стал невозмутим и безразличен.

    Компания наших друзей пересекла привокзальную площадь. И возле стоянки такси увидела перуанских индейцев – музыкантов с духовыми инструментами. Они были в национальных одеждах и в шляпах – котелках. Негромко играли спокойные индейские мелодии. А затем, сделав паузу, громко и удивительно слаженно заиграли композицию «одинокий пастух». Очень чисто исполняли. Сразу собралось много народу. Деньги бросали щедро. Никольский достал из кошелька купюры – те были с изображениями носорогов и  слонов.

    --Танзанийские, – напомнила Катерина.

    --Да , забыл – улыбнулся Никольский.

    Удивительный город Лима. И Костя и Машка чувствовали здесь себя совершенно как дома. И между тем, во всех мелочах, и в целом, здесь всё было как-то, ну совершенно по-другому. Коты глазели по сторонам. Катерина фотографировала буквально всё. До самолёта на Куско оставалось совсем немного времени. Экспедиция направлялась в высокогорный древний город Куско.

    И вот винтовой самолёт с нашей компанией и ещё двадцатью пассажирами оторвался от взлётной полосы. Только полёт вот на таком не большом самолёте , где не турбины, а винтовой мотор, даёт настоящее впечатление от полёта. В таких самолётах дух приключений, и звук другой, и запах. И мысли приходят в голову самые авантюрные.

    Однако в небе бывает такая штука, когда самолёт начинает подбрасывать немного вверх, а затем он проваливается вниз: болтанка. В большом лайнере это и не заметно, а в маленьком чувствуется здорово. Катерина загрустила. Кошачьи глаза тоже были полны печали. Они поглядывали то друг на друга, то в иллюминатор. А в иллюминаторе полыхали молнии. Была гроза.

    Но вдруг небо прояснилось, самолёт летел плавно, и внизу, к удовольствию своему и бесконечному удивлению…

    --О! Спасибо, Кот Баюн, за такие твои чудеса! – замяукали Костя и Маша, – во все глаза глядя на гряды гор в иллюминаторе, там низу, на земле.

    --Кто здесь не бывал, кто не рисковал, – не громко стал напевать Никольский, улыбаясь всё шире.

    --Тот сам себя не испытал, – подхватила Катерина.

    И почти весь полёт  проспавший  какой-то латиноамериканский интурист вдруг оживился и, пусть и немного коверкая слова, но от души, подхватил:

    --Пусть даже внизу ты звёзды хватал с небес! – я учился в Москве, добавил он, широко улыбаясь и потягиваясь.

    Город Куско встретил гостей радушно, весело.

    Цвели розы, город был умыт дождём. А народу на улицах было совсем мало.

    --Сиеста. После обеда - отдыхают. Жарко, – пояснил Никольский.

    --Я бы тоже отдохнула.

    А я бы отобедал. Ведь не обедали ещё, – беспокойно подумал Костя.

    Машка бежала бодро, почти летела. Она в Перу! В Латинской Америке!

    Танцы, музыка, гитары, ленивые коты в мексиканских шляпах…

    Она очень хотела надеть солнцезащитные очки, но они были где-то далеко в чемодане. Но это ничего.

    Оставив чемоданы в номере и пообедав в кафе нехитрой едой пастухов – жаренными над костром бараньими рёбрышками - компания устремилась к какому-то интересному месту. Куда так стремился поскорей попасть профессор.

    Прямо вдоль городской улицы проходила стена, выложенная из огромных прямоугольных камней. Размеров невероятных. Как будто великаны сделали их из пластилина, и всё это застыло и окаменело. Прям, как в старинных кошачьих легендах, где великаны строили для котов города и мосты…

    Никольский и Катерина ходили, удивлялись… Коты всё обнюхали и прохаживались туда-сюда, довольные. Наступил вечер. А с ним в Куско пришло веселье, танцы. Но на сей раз наша компания, возможно, просто слегка устав, завалилась спать.

    Катерине снились самолёты, индейцы, каменные мегалиты и почему-то подруга Ира, с которой  она дружила в четвёртом классе.

    Машке - странный сон о том, как какой-то грузин в бараньей шапке и бурке – пастух, гонит баранов на вершину Килиманджаро. А Костя верхом на осле помогает ему, постоянно повторяя: Цоб-цобэ, цоб-цобэ! Осёл, повернул голову в сторону Машки и громко сказал: «Иа!»  Машка аж проснулась и пошла полакать водички.

    Костя дёргал во сне левым усом и лапой. Снились каменные стены из каменных блоков. И солдаты на лошадях верхом в железных шлемах, кирасах и с алебардами быстро въезжают в город ( кираса – это доспех железный, защищающий грудь и спину, а алебарда – копьё с топором одновременно, которое служило подставкой для стрельбы из тяжёлого мушкета – старинного ружья. Но лучше  посмотреть картинки этих предметов, если не понятно,  что это J)

    И Костя мчится куда-то со всех лап. Странный сон.

    Ну а Никольскому снилось, как будто Катерина делает научный доклад в Сколково. И заканчивает свою речь словами:

    --Таким образом, уважаемые господа, кварц – это очень прочный минерал! – и присутствующие начинают аплодировать стоя. А громче всех сидящий в первом ряду – премьер-министр России!

    Все эти сны, возможно, что всё-таки, все немного устали… из-за этого.

    Под утро Костя проснулся оттого, что кто-то потянул его за ус. И с сильным испанским акцентом сказал:

    --Синьор Кот, пожалуйста, дайте кусочек сыра. Очень уж сыра охота.

    Костя протёр лапами глаза, ничего не понимая.

    --Синьор Кот, не будем терять ни минуты. Живот, знаете ли, так и сводит, – пояснил мышонок вежливо, но настойчиво. – Это там, в холодильнике. Самому мне дверцу ну ни за что не открыть.

    Костя был такой сонный, что особо и не удивился. Тут, в Латинской Америке, вообще всё было как-то по-другому.

    Он открыл дверцу – мышонок немедленно оказался в холодильнике.

    --Придерживайте дверцу!

    И попытался подкатить к краю полочки большущую головку сыра.

    Костя забрал у него головку и дал кусочек поменьше, размером с этого мышонка. И поинтересовался:

    --Пролезет ли в норку?

    --Я живу на верху в мансарде, – обиженно пояснил мышонок.

    --А…

    --Окажите ответную любезность: помогите донести сыр.

    --Конечно.

    Костя понёс сыр по коридору и ступенькам наверх. Размышляя со сна: почему собственно ответную любезность?

    Маленькая дверца открылась, и мышка – явно подружка нашего мышонка - с любопытством посмотрела на кота.

    --Однако, синьор, это уже не вежливо! – мышонок забрал у Кости сыр и захлопнул дверь перед его носом.

    Костя так же сонно вернулся назад. Лёг в ту же позу, в которой его разбудили. И тут же и уснул. Без снов.

    Но утром все были бодры, глаза у всех сияли. Позавтракали яичницей с завидным аппетитом. Много шутили. Никольский чуть не подавился от смеха. И вот  в таком подходящем для путешествия настроении и сели в поезд. Чудеснейший поезд с огромными окнами: чтобы любоваться фантастическими видами. Который помчался через покрытые джунглями горы к затерянному городу Мачу Пикчу.

    В поезде было весело: много детей. Каникулы в Перу! Каждому хотелось погладить котов. Те были терпеливы – отнеслись к детскому интересу с пониманием. Затем дети запели какую-то песню. По-испански, конечно. Слова знали все. Кроме наших путешественников. Никольский немного знал испанский. Но это не важно. Удовольствие от песни, от видов за окнами, свежего воздуха, от радости впечатлений было на всех общим. И уж коты точно знали, что нет компании лучше детской. Никольский мог бы объяснить это научно. А коты просто знали. И все ехали счастливые. А дальше – пешком! И это было здорово. Тропинка круто вверх.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Коткостя
    Категория: Детское
    Читали: 139 (Посмотреть кто)

    Размещено: 22 июля 2015 | Просмотров: 199 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Коткостя (22 июля 2015 18:59)
    beach вот такая история.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.