«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
johnny-max-cage

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 15
Всех: 18

Сегодня День рождения:

  •     KADGAR (19-го, 4 года)
  •     Mary MkLair. (19-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 165 johnny-max-cage
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Краткие заметки из области философии (продолжение 2)

    Об извращенной любви. Какой критерий извращения выделил Крафт-Эбинг? Извращённой любовь становится тогда, когда объект становится безразличным, когда половое желание сосредотачивается на самом процессе, когда оно безлично.
    Такова же материнская любовь. Любовь матери к свои детям следовало бы назвать самой извращённой, ведь здесь меньше всего внимания к личности любимого.
    Интересно, что именно из этой любви пытались вывести опыты любви всей остальной жизни.
    Эдипов комплекс основан на противоречии: любовь к матери как к женщине, личное безличное.
    Только через отрицание пола в его родовом значении можно достигнуть настоящей любви, любви не пошлой, лишённой родительского безличного элемента.

    ***



    О символах истории. На Украине переименовывают улицы: те, которые раньше назывались в честь коммунистов, теперь называют в честь демократов и русских оппозиционеров.
    Некоторые негодуют: «они забывают историю», «народ, который не помнит свою историю, может повторить её», один и тот же вздор.
    Эта фраза про повторение истории очень популярна.
    «Народ, который не помнит свою историю, может повторить её»: похоже, наш народ знает свою историю и хочет повторить её.
    Вечная память и преклонение перед историей сильно тормозит развитие.
    Красивая фраза: «народ, который не помнит свою историю, может повторить её», но интуитивное чувство истинности обманчиво: эта фраза описывает скорее поведение личности, чем народа, а её истину мы чувствуем потому, что невольно применяем её к себе и так же невольно в мыслях проводим несправедливую, безобразную экстраполяцию – переносим то, что верно для человека, на всё человечество.
    Конечно, народ, который помнит свою историю и стыдится её, навряд ли её повторит: бедные немцы до сих пор извиняются (в отличие от американцев, которые так и не извинились за ядерное оружие, и русских, которые так и не извинились за коммунизм), так что навряд ли они в ближайшее время будут вообще участвовать в военных конфликтах: это знание истории оберегает их и весь мир.
    Но когда знание истории сочетается с непомерной гордостью – такой народ неисправим.
    У одного народа улицы называются в честь давнего прошлого, у другого – в честь настоящего; кто-то помнит и гордится историей, кто-то делает её в настоящее время.

    Символы свободы, новых идеалов важнее, чем символы прошлого. Символы прошлого – особенно нашего печального прошлого – оказывают давление; тяжёлый печальный взгляд старика никого не вдохновит на развитие, тем более на демократию.
    Они помнят свою историю, но они создают окружение, в котором нет символов застоя и гниения, учась и помня ошибки прошлого, они создают новую среду, полную символов свободы и демократии.
    Чтобы народ не повторял ошибки прошлого, намного лучше сделать так, чтобы всюду встречались символы нового, лучшего будущего, идей, совершенно противоположных прошлым идеям несвободы, чем делать так, как у нас – всюду символы старины, диктатуры, царей, коммунизма – сомнительно, что в такой стране вырастит свобода, и непохоже, чтобы народ, который всегда помнит прошлое, очень хотел развиваться.

    Обо всём этом написано у Ницше в «О пользе и вреде истории для жизни», людям должно быть стыдно заблуждаться в вопросах, которые описали так давно и так обстоятельно.
    Шопенгауэр восхищался тем, как истина во все времена прорывалась через заблуждения на свет. Не менее удивительно то, как одни и те же заблуждения возникают и живут в каждом веке как будто с начала истории

    ***



    О толерантности, где она заканчивается. Толерантность доходит до абсурда, когда восстаёт против вкуса и личных предпочтений. Кто-то не любит чёрных, кто-то не любит людей с горбинкой на носу, это нормально, это здорово, наши пристрастия и неприязни создают нашу личность; смысл толерантности в том, чтобы эти неприязни не вырождались в дискриминацию, дальше этого она не может идти и не должна.
    Благодаря движениям за толерантность некоторые люди избавляются от предрассудков и их неприязни пропадают, это может быть хорошим результатом. Часто, например, неприязнь к гомосексуалистам создаётся предрассудками, а не какой-то личной или органической антипатией – хорошо, когда обществу, пропагандирующему терпимость, удаётся, помимо воспитания внешней терпимости, ещё и излечить это заблуждение и наставить человека на искреннее доброе отношение.
    Но если кто-то никак не может принять чёртову горбинку на носу, тут уж ничего не поделать – в общем-то это его воля, главное, чтобы он не призывал сжигать этих людей в печах.

    ***



    О роли вечных истин в философии. Метафизика ли, или философия, свободная от вечных идей – любую мысль, любую истину, является ли она универсальной или поддерживается огромным множеством условий и описывает только частный случай, нужно утверждать, утверждать со всем духом утверждения; каждая истина – это бунт человека против изменчивой, неуловимой, внекатегорийной природы. Каждая мысль, каждая истина, вечная она или не вечна, должна быть упругой и твёрдой, как стержень. Нет ничего хуже гнилых мыслей в роде «я знаю лишь то, что я ничего не знаю» (в эту область легко свалиться, когда нет веры в вечную истину); новая философия говорит, что не должно быть вечных истин, «задача философии – смущать, а не успокаивать» - хорошо, но пусть каждая истина утверждается с силой вечного закона. Завтра природа преподнесёт новый опыт, но это не значит, что сегодняшнее мировоззрение, в ожидании завтрашнего изменения и разрушения, должно быть хлипким, ни на что не годным шалашом; если вечных истин нет, то каждая истина должна быть в каком-то смысле вечной; если сегодня нам известно, что Земля плоская, мы со всей основательностью будем утверждать, что она плоская – лучше ошибиться и оказаться посмешищем, чем пройти стороной от познания со словами «я лишь знаю, что ничего не знаю». Пусть вечных истин нет, завтра опыт опровергнет наше мировоззрение – сегодня оно будет стоять, как постоянно обновляемый и возводимый заново памятник человеческой ненависти к жизни; металлический стержень над болотом; понятия и категории – щипцы, которые держат природу за горло.

    ***



    Об отличии философии от науки. Философия выносит суждения об устройстве внешнего мира, но – это её принципиальное отличие от науки – полем её опыта, эксперимента служит исключительно внутренний мир. Это противоречие нужно либо понять, либо принять на веру: суждения о внешнем мире выносятся на основании внутреннего опыта – без принятия этого противоречия нечего делать в метафизике.

    Положение философии на самой границе искусства. Философия находится на линии фронта между искусством и наукой, на неё же первую обрушиваются проклятия и критика науки.
    Ещё не нашлось учёного, который попросил бы Гёте предъявить убедительные доказательства того, что Фауст и Мефистофель были в погребе Ауэрбаха в Лейпциге – все прекрасно понимают, что поэзия, хотя нигде не говорит об этом, утверждает истину совершенно в другом смысле, чем наука утверждает объективную истину. И если Гёте пишет:

    «…он в дверь подвала
    Верхом на бочке улетел»


    никто не упрекает его во лжи (зато все смеются над бедным Огюстом Контом, когда он пишет, что небесные тела никогда не будут доступны для изучения).

    ***




    О символах власти. Когда я входил в магазин, увидел охранника, он смотрел на меня и что-то тихо говорил. Смотря на него и пытаясь понять, что он говорит, я прошёл, не замедляя шага.
    Уже когда я прошёл далеко в магазин (это был большой торговый центр), я понял, что он говорил. Он говорил «сумочки оборачиваем», «сумочки оборачиваем», повторял эту фразу и смотрел на меня с моей сумкой, которую я забыл обернуть в специальный пакет.
    Он говорил это так тихо и безлично.
    И таково большинство запретов, таково большинство отправлений власти.
    Повсюду полно символов центральной власти, но сама она невероятно слаба, её едва хватает для поддержания своих знаков. Я прошёл мимо старика, он просто смотрел на меня и тихо бубнил: «сумочки оборачиваем, сумочки оборачиваем», он не смог бы остановить меня и даже не пытался.
    Слабые люди становятся знаками власти.
    Сила власти состоит, во-первых, в бесконечном числе этих безличных символов – как этот ужасный охранник – во-вторых, в людях, которые хотят быть её носителями и получают очевидное удовольствие от сдерживания, дисциплинирования и простого насилия.
    Без этих символов она ни на что не способна.

    ***



    О парадоксе абсолютной власти и экзистенционализме Кафки. Идеал власти – тело, всюду окружённое датчиками и механическими автоматами-ограничителями движения, тело, которое в каждой точке держится и записывается металлическими считывателями, в каждой точке скованное и в то же время абсолютно подвижное (важный парадокс власти), движущееся по бесконечному множеству разрешённых фиксированных траекторий.
    Каждый запрет – это поле для создания новых отклонений от запретов, запрет, поставленный в какой-то точке, отменяет власть за пределами этой точки, зверь, запертый в чёрной коробке, свободен внутри этой коробки - поэтому абсолютная власть нигде не ставит запрет, она продолжается до бесконечности, всё отмечает, записывает, регистрирует, всюду ставя таким образом как бы потенциальный запрет.
    Её цель – фиксировать все траектории движения тела и все их условно разрешить.
    Вот какова природа экзистенциальных переживаний у Кафки: постоянное ожидание запрета - абсолютная вершина власти.

    ***



    О творческом значении сна и сновидения. Сон разбивает жизнь на бесконечное множество законченных отрезков, благодаря сну заканчивается и начинается день. Сон даёт опыт начинания и завершения.
    Засыпать и просыпаться – это одно из дарований личности. В жизни человека чередуются периоды сна и бодрствования; род, человечество как будто всегда пребывает в состоянии полудрёма.
    Вот как я понимаю эти слова Кьеркегора о гениальности сна. Способность полностью отключиться, ненадолго умереть – это способность сверхиндивидуальная, гениальная; чем ближе к роду, чем дальше от гения, тем меньше разницы между днём и ночью.
    Благодаря сну мы каждый день начинаем новую жизнь. Если жизнь можно сравнить с книгой, то сон и абсурдные сновидения похожи на абзацы, строковые разделители, без них текст читался бы как один бессмысленный поток.
    Вот почему рутина и однообразная суета вгоняют нас в состояние дремоты: желание сна – это желание закончить с чем-то, как поставить абзац.
    Я знаю людей, которые мечтают о том, чтобы никогда не спать. Капиталисты времени, они не понимают, какой ужасной бессмыслицей станет жизнь без сна.
    Убрать сон, чтобы успеть сделать больше – как если бы какой-нибудь писатель отказался от пробелов, чтобы вместить в свою книгу больше текста

    ***



    О сенсациях, как они появляются. Очередной новостной «скандал»: рассказывают, как русские футболисты кутили в каком-то ресторане с дорогим шампанским.
    Понятно, на какую реакцию рассчитаны эти «новости»: они должны вызвать агрессию, чувство несправедливости и ненависть к этим футболистам, мол, как не стыдно этим бездельникам пропивать наши налоги.
    Как будто бы это их вина. Система устроена так, что миллионы попадают в руки людям, единственная работа которых состоит в развлечении других людей, причём в развлечении азартном, возбуждающим волю, злобном – почему мы должны ждать от них, что они поступят мудро со своими деньгами?
    Если бы большие деньги попадали к достойным людям, было бы меньше «сенсаций».

    ***



    О разрушающей силе смеха. Недавно мне сказали, что я выгляжу смешно - это из-за того, что я не ношу ботинки. По-моему, это не так, но если и да, то почему это должно остановить меня? Если другие люди благодаря мне будут больше смеяться, я вдвойне готов ходить босиком.
    У смеха есть разрушающая сила, способная сломить неокрепшую волю.
    Любой бунт смешон, любая индивидуальность – это бунт; очень много оригинальных идей погибло потому, что они были слишком смешными.
    Но для человека с устоявшимися принципами смех других людей совершенно безвреден.

    ***



    О воздержанности во внешнем виде. Видел в метро очень приятного пожилого мужчину. Он был в рваной жёлтой куртке, клетчатых штанах, держал фасетку с продуктами и читал газету.
    Хорошо бы позаимствовать этот минимализм в одежде у пожилых людей.
    Интересно, что его вид считается вполне нормальным, в то время как если бы какой-нибудь молодой человек оделся бы так же просто, так же нетребовательно к жизни, его бы заклевали до смерти.
    Причина этого различия в том, что старика уже списали со счетов, а от молодых людей род требует участия, активной жизни, любви к жизни, внешней свежести – и роду всё равно, что жизнь может быть и без броской одежды, что её течение может происходить намного глубже и выражаться сложнее, чем в постоянном обновлении одежды.
    Мне говорят: «человек должен быть красивым». Но по-моему, этот старик был очень красивым, красивее многих чистеньких выхолощенных мальчиков.

    ***



    О том, почему звёзды кажутся красивыми. Звёзды не были бы такими красивыми, если бы не болото, из которого на них смотрят.
    В звёздах самих по себе нет ничего интересного, светящиеся точки. Они красивы только благодаря своему символу.
    Живи мы в лучшем мире, никто и не думал бы любоваться звёздами. Наша планета, растения, животные и люди намного интереснее звёзд – если бы нам всё это не осточертело.

    ***



    Об исключениях, когда необходимо страдание. Все эти умные рассуждения о необходимости насилия. "Где кончается насилие и начинается воспитание или проповедь?", "Но без ответного насилия со стороны добра зло обязательно одержит верх" – а ведь достаточно просто вспомнить боль, как она есть, чтобы найти простой и ясный ответ на этот вопрос.
    Вот почему иногда кажется, что это разум так и стремится увеличить наши страдания: как только заходит речь о насилии, все забывают самих себя и начинают умничать.
    «Зло – это, конечно, зло, а насилие это, конечно, насилие, да, но тут есть исключения: обижать людей и вредить им плохо, но кричать на детей и бить их – это можно, ведь мы как бы вредим им для их будущей пользы; убивать людей нехорошо, но на войне это необходимо; запирать людей за решётку – это нехорошо, но надо как-то справляться с преступниками».
    Воткнуть шило в ногу умнику, – и все мысли об «издержках» и «необходимых исключениях» пропадут, и универсальность этого правила – никогда никому не делать больно – станет совершенно очевидной, как боль в ноге.

    ***



    О форме и содержании. Содержание - это самокритика формы.

    ***



    Об искусстве. Всё искусство было попыткой переделать, переиначить природу так, чтобы она стала менее чуждой нашей, человеческой идеи.
    И в то же время всё искусство было глубоким, тяжёлым, многоуровневым признанием невозможности этого союза.

    ***



    О моральной системе и добродетели, обретаемой с душевным развитием. Любая моральная система уже аморальна, поскольку является системой, поскольку мы смотрим на другого человека как на некий объект, с которым следует или не следует производить какие-то манипуляции, поскольку мы вообще обращаем на него свой мысленный взор.
    Самая хорошая добродетель, которую может дать моральная система, к которой может привести размышление о том, как следует и как не следует обращаться с другими людьми – самая хорошая добродетель будет всего лишь правилом; личность другого человека в этой морали предстанет некой логической структурой, формой, с которой нужно особым образом взаимодействовать. Человек станет набором «если-то», «если я сделаю так, станет лучше – значит, я сделаю так», на этом месте возникает огромное большинство моральных вопросов и противоречий, уже вжившихся в философию и ставших известными даже домохозяйкам (например, вопрос о том, правило ли пожертвовать одним человеком, чтобы спасти многих, и так далее). Таких противоречий и вопросов морали сотни, у всех у них один источник, все они начинаются с того, что личность или род заменяется набором «если-то»; проще говоря, ошибка заложена в самом размышлении о морали.
    Обрести глубину, обратить мысленный взор не на других людей и не на все эти многочисленные ужасные вопросы, а на самих себя – и вопрос морали пропадёт. Добродетель, которая сама, без размышлений над ней, обретается с душевной глубиной, даже безразличие, которое обретается с душевным развитием, дороже всех моральных установок «если-то».
    Вот почему личностное развитие имеет первостепенное значение. Добродетель без глубины – это формальная система, а формальная система злая.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Chelz
    Категория: Философия
    Читали: 86 (Посмотреть кто)

    Размещено: 10 августа 2016 | Просмотров: 116 | Комментариев: 4 |

    Комментарий 1 написал: Дмитрий Королёв (11 августа 2016 10:28)
    Интересно узнать об "оборачивании сумок". Поясните пожалуйста.



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Chelz (11 августа 2016 20:32)
    Цитата: Дмитрий Королёв
    Интересно узнать об "оборачивании сумок". Поясните пожалуйста.

    Что именно вы хотите узнать? В некоторых магазинах просят оборачивать сумки в специальные пакеты, их оборачивают и прижигают особым устройством, это сделано для того, чтобы владелец сумки не смог положить в неё товар из магазина.
    Разве вы не видели, чтобы в больших магазинах так делали?


    Комментарий 3 написал: Дмитрий Королёв (11 августа 2016 20:57)
    Ни чего себе, это в России? У нас ничего подобного нет. Куча магазинов, в т.ч. крупных как Ашан, Магнит, Лента, ничего подобного нет. dash



    --------------------

    Комментарий 4 написал: Chelz (11 августа 2016 21:16)
    В Москве, встречается иногда.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.