«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 20
Всех: 21

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 156 johnny-max-cage
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Рисунок словами №24

     

     

    ↓ПРАВИЛА ИГРЫ↓

     

    1. Участвовать могут все зарегистрированные пользователи сайта (Посетители, Начинающие и т.д.)!
     
    2. Участники конкурса пишут произведения в прозе или стихах по любой из предложенных картинок. Каждый участник может представить на конкурс до двух своих работ, описав в них историю обеих картинок, или посвятить свои произведения одной понравившейся картинке.
     
    3. Комментировать могут также все желающие. Помните, что Ваших комментариев ждут авторы работ и все, кто следит за нашей игрой. Господа критики, бета-ридеры, редакторы, ваше участие непременно ожидается. Особенно ожидается участие кураторов ;)
     
    4. Конкурсные материалы и Ваши оценки за работы участников присылайте в личку: PlushBear, Камо Грядеши (ники кликабельны)
    Все работы выставляются по мере поступления в первых сообщениях темы.
     
    5. СРОКИ ПРОВЕДЕНИЯ ИГРЫ:
    Приём работ
    с 00.00 20.01.2014 г. по 23.59 26.01.2014 г.
    Голосование  и "Угадайка"
    с 00.00 27.01.2014 г. по 23.59 28.01.2014 г.
    Подведение итогов
    29.01.2014 г. 
    Время МОСКОВСКОЕ! 

     

    6. Участники игры оценивают все работы (кроме своей) в обязательном порядке. Неучаствующие в конкурсе пользователи принимают участие в голосовании исключительно по велению души (но при голосовании оцениваются также все работы в стихах, либо все работы в прозе, либо и те, и другие)!

    Для каждой работы у вас есть одна из пяти оценок:
    +2 - прочитанное подняло настроение, "очень понравилось";
    +1 - приятно было прочесть, "а хорошо!";
    0 - не оставило впечатлений, "как-то так...";
    -1 - прочитал, но не понравилось, "не очень-то, разочарован";
    -2 - не дочитал, бросил, "ужасно!".

    Уважаемые смельчаки-авторы и неравнодушные читатели, не забывайте про "Угадайку", проходящую во время голосования. Только наблюдательность и интуция помогут вам раскрыть имена авторов работ! Предполагайте, догадывайтесь, угадывайте! Разыгрывается звание "Экстрасенс Рисунка словами"!

    7. Два победителя игры (в стихах и в прозе) удостаиваются бурных аплодисментов всех участников и получают уникальную возможность поучавствовать в выборе темы или картинки для следующей игры. 
    Ко всему прочему работы победителей будут закреплены на Главной в течение 5-ти дней! 
     
    8. Как всегда, авторы могут отвечать на поступающие комментарии и вопросы читателей через одного из кураторов. Не забывайте указывать, автором какой работы Вы являетесь и на чей комментарий желаете ответить. 
    ПРОИЗВЕДЕНИЯ:
    Поэзия №1

    Тени отступят
    Фонарик светит ярко
    Меня ждут дома.
     

    Поэзия №2

    * * *
    Пока лампада доживает свой без того короткий век,
    Пока Луна во тьме сияет и шепчут мантры духи рек,
    Ты покидаешь мироздание, границы света и небес.
    В тиши рождаются страдание свободе той в противовес.

    Моя душа таит надежды, что дух святой тебя вернёт.
    Услышь меня, раба на троне и растопи мертвенный лёд.
    Пусть взоры зависти и ревность утонут в чаше горьких слёз.
    Твою любовь, покой и верность в душе я до небес вознёс!

    "О мир загробный и холодный, не забирай её молю!",-
    И вскрикну вновь, и вздрогнет сердце. Боюсь очнуться в том краю,
    Где нет любимой, долгожданной, где нет твоих прекрасных глаз.
    Прости, любовь моя, за время, в котором я тебя не спас... 

    Поэзия №3 (вне конкурса)

    Я жду шагов. Беспечных, осторожных,
    Уверенных, плетущихся, хромых –
    Любых шагов. Ведь это невозможно –
    Жить в тишине ущелий неживых
    Холодных стен. Свет фонарей, наверно,
    Быть должен тёплым, праздничным, живым.
    Но почему-то холодно и нервно
    Блестит спина моя узорная под ним.
    Я – путь. Дорога. Здесь я не кончаюсь.
    Веду отсюда я на край земли.
    Не здесь рождён. Не здесь я начинаюсь.
    И с нетерпеньем жду я до зари
    Шагов. Любых – беспечных, осторожных,
    Уверенных… Всех, ищущих пути.
    Ведь не должно быть… Просто невозможно
    Дорогой быть и в Вечность не вести…


    Поэзия №4

    Цейтнот. Когда фонари погаснут,
    Когда удавкою станет галстук,
    И всё богатство: дневник и карта,
    Лиловый паспорт.
    Цейтнот. Оставь нараспашку двери,
    Облейся кетчупом и поверь мне –
    Тебя не станут искать и плакать,
    Теряя время.
    Цейтнот. Такие чувства ломают кости.
    Я позвоню тебе ровно в восемь,
    Надеюсь, ты уже не ответишь
    И не попросишь…
     
    Цейтнот. Туда ведёт очень узкая улочка
    Без поворотов и тупиков.
    По ней ходили такие же дурочки,
    Что не могли без своих дураков.
    Цейтнот. Цейтнот. Извини. Предсказуемо.
    Моя безгрешность –  уловка для мам.
    И твой цейтнот – это тоже безумие,
    Мой филигранный ночной обман.
    Цейтнот. Слова. Перекрестия. Впадины.
    Измерить чувства вольтметром и спать.
    Прости меня, моя милая жадина,
    Что я заставил тебя убежать.
     
    Поэзия №5 (вне конкурса)
     
    Дорога.

    Я иду по дороге,
    Как Иисус по воде.
    Я сегодня не дома.
    Я сегодня нигде.

    И душу отмершую
    Заплаткой прикрою.
    Все, что было, отброшу
    И под крест зарою.

    Лентой гибкою вьется
    Вновь дорога. Где боги?
    С каждым шагом труднее
    Обходить пороги.

    В этой жизни огромной
    Выбирать ориентир:
    Стать послушницей скромной -
    В мышеловке съесть сыр.

    Иль взлететь, словно птица,
    Прыгнув с края утеса,
    О диск солнца разбиться,
    Уходя от вопроса.

    Кто уходит в небо,
    Иль в дороге сбился,
    Кто бесцельно брел, слепо,
    Скажут: "Заблудился!"

    Живёт дорога в карме,
    А жизнь - разбивает в пыль.
    Надпись горит на камне -
    " Я на дороге был!" 
     
    Поэзия №6
     
    "Жизнь безысходна человека - 
    Сто лет назад поэт сказал.-
    Ночь. Улица. Фонарь. Аптека."
    Незыблем этот ритуал!

    Живи в любой ты части света:
    Восток иль Запад - смысла нет,
    Различья в жизни человека,
    Их тонкостей искать ответ.

    Никто не вечен в мире этом,
    Но повторятся вновь, как встарь:
    Ночь. Улица в неонах света.
    Аптека. Уличный фонарь.
     
    Поэзия №7

     

    Рисунок совами

     

    Утром встал. Боже, как ломит кости!
    Но страшнее той боли - злой голод.
    И никто не зовёт меня в гости,
    Не предложит мне чизбургер с колой.

    И по улочке, где магазины,
    Бары, суши, кафе, рестораны,
    Как обычно, гуляю один я,
    Без жены, без друзей, без охраны.

    Но, пока я бродил здесь, несчастно
    Поднимая глаза к сытым лицам,
    Вдруг повеяло чем-то прекрасным,
    Что заставило остановиться.

    И, глаза закрыв, вдруг я унюхал
    Запах мяса, но в сладкой истоме
    Знаю, если проводят на кухню,
    Всё равно меня там не покормят.

    Каждый что-то здесь варит и греет,
    Маринует, шпигует и жарит.
    Страшно, если в столице Кореи
    Ты гуляешь. А звать тебя Шарик.

     

    Поэзия №8

     

    По залитым, неоном, улицам,
    Парит потоками энергия Ци.
    Над городом бледная спутница
    Заберёт с собой странника сны.
    Се ля ви
    В лабиринтах
    Растёт бесконечное "Я".
    Не спят торговцы зельями,
    Тут всегда рос спрос на яд.
    Странник строит мост через вечность,
    Где жизнь проходит в секунду.
    Сакэ согрело мысли,
    Что дали ответ на вопрос
    Жизнь или всё же сэппуку?
    Странник топтал по асфальту сандалии
    Вглядываясь в лица фонарей.
    Что-то внутри росло и скандалило,
    Мозгам необходим апгрейд.
    Дорога сводила с ума,
    Всё глубже, метр за метром.
    Пробил час,
    Неоновый ангел крыльями делает взмах,
    Растворяясь в царстве рассвета. 

     

    Поэзия N9 (Для первой картинки).

    КИТАЙСКИЙ КВАРТАЛ.

    Ночь обещает быть волшебной
    В краю восточных городов,
    Где свет неона сказку шепчет,
    Рождая смутный парадокс.

    Там странник странный замелькает
    Вдали сливаясь с миражом:
    Бродячий призрак неприкаян
    И вечной тайной окружён.

    Он манит аурой прохожих
    Во тьме непройденных путей,
    И каждый лезет вон из кожи -
    Постигнуть мудрость дальних дней.

    Но нет конца витрин и истин.
    С утра взойдёт густой туман.
    Обман виски скитальцам стиснет,
    И каждый жизнь познает сам.

     

    Поэзия 10 (Для второй картинки)


    НАБЛЮДАТЕЛЬНИЦА.

    Любовью обделённый был при жизни, но не после...
    Когда последний вздох её из уст изверг тепло.
    Он в этот миг, блаженный для него, что Богом послан,
    Всем сердцем возжелал свершить над телом мёртвым зло.

    Пробравшись под покровом темноты в гробницу жрицы,
    Над плотью наклонившись, он коснулся хладных губ.
    Но акт сей лицезрела за столбом её сестрица,
    Почувствовав томление в груди, а не испуг.

    Пока был воздыхатель занят грязным ублажением,
    Живая наблюдательница страстно увлеклась,
    И в тихом сладострастии своём самозабвенном
    В той похоти волной единой с тайною слилась...

     
    Проза №1

    Во имя...

    Эола – одна из дочерей Сириуса, прибывших на Землю несколько сот лет назад, вошла в раскрытые тиковые ворота внешней стены храма. Грандиозное сооружение с его башнями, шпилями и террасами было сложено из каменных глыб, желтых как масло. Фасад здания украшали многочисленные статуи нагих мужчин и сладострастных женщин. Изваяния из камня изображали всевозможные сплетения человеческих тел.

    Внутренний двор храма-дворца занимал прекрасный сад. По ровным зеленым лужайкам разбросаны цветущие кусты и плодовые деревья, с веток свисали сочные фрукты. Цветники изумляли ослепительно яркими красками.

    Странно было видеть такой оазис, зная, что за стенами храма тиски пустыни неумолимо сжимают все вокруг. Казалось он был создан для придания земле образа рая, рая земного, воссоединяющегося с небесным. Внутри каждого камня светился вселенский, космический огонь, смерть и воскрешение, сущность человеческая и сущность божественная.

    Это был храм Любви, построенный фараоном Атсу для своей тайной возлюбленной Изис, ныне главной жрицы и хранительницы. Здесь, когда фараон появлялся со своей свитой, жизнь словно возрождалась. Все выходили во двор к фонтану, откуда вода стекала в глубокий бассейн. Праздник разворачивался на берегу, в саду. Две группы девушек исполняли эротические танцы в ритме, отбиваемом в ладоши другой группой девушек и под звуки инструментов троих музыкантов. Веселье продолжалась до глубокой ночи, пока вечерний зной не сменяла прохлада. Тогда фараон с Изис удалялись в свои покои…

    Но сейчас в храме было пусто.

    Эола стояла за колонной и внимательно наблюдала за тем, что происходило в зале. Неожиданный приезд фараона сорвал ее планы. Жрица не успела довести дело до конца, придумав очень удачную причину, чтобы надолго отослать всех из храма - разносить хлеб голодающим. В этот год Нил обмелел, и многие посевы были высушены дотла. Правитель, ослепленный любовью к хранительнице храма, будто не замечал бедствий народа. Покровительствующая Египту цивилизация Сириуса была не на шутку встревожена.

    Эола усыпила Изис смертельным снадобьем и уже хотела провести ритуал, но в это время загрохотали копыта коней, и во двор влетела колесница. Это был фараон. Он летел, словно молодой лебедь, спешащий на любовное свидание.

    Правитель быстро вошел в покои любимой - Эола едва успела спрятаться за колонной. Фараон, увидев, что Изис лежит на ложе, решил, что она спит. Осторожно подойдя, он взял ее руку и нежно прижал к своей щеке. Рука была холодна и безжизненна.

    - Изис, - тихо позвал Атсу – Любимая, проснись. Это я - твой возлюбленный.

    В ответ эхом отозвалась тишина. Фараон поднял девушку на руки и вынес в коридор:
    - Эй! Есть кто-нибудь, скорее сюда! Что здесь произошло?!

    Он поднес Изис на алтарь. Глядя на безжизненное тело любимой, он молился и просил богов вернуть ее. Воспоминания нахлынули потоком. Глаза его затуманила печаль:
    - О Боги! Она невообразимо прекрасна. Ее красота поражает чувства и ослепляет разум. Ни один мужчина не может устоять перед ней. Даже самые благородные души она низводила на уровень животных. Даже я, не смог остаться равнодушным. Я утратил способность и склонность считаться с последствиями. Она ответила на мой призыв. И с тех пор для меня существовала только она. Меня захлестнуло это желание и чувство. Она играла мной, как осенний ветер сухим листком. Мне казалось, она дает мне все – все – земные радости. Она отдала мне свое тело. – Атсу негромко застонал. – Даже сейчас эти воспоминания приводят меня на грань безумия. Каждая ложбина, запах ее кожи, аромат волос… Целуя, она вдыхала в меня жизненную силу. Ее влажные губы можно было пить, как сок спелого апельсина… Боги, оставшись в одиночестве, я не смогу жить. Я Фараон – избранник Богов и самый могущественный из людей, прошу вас, не забирайте ее…

    Эола стояла за колонной, и все услышанное и увиденное мало ее волновало. Одна мысль будоражила: скорее бы он ушел - необходимо завершить начатое дело. Оставалось совсем мало времени.

    Ей просто необходимо новое земное тело. Находиться в своём, смертельно больном, было уже невыносимо. К тому же она должна обладать влиянием на фараона, чтобы вывести Египет с черной полосы. И тело Изис, по мнению Совета Сириуса, как ничье другое подходило для этого… Но время шло, тело жрицы всё больше остывало и сейчас каждая минута была на вес золота.

    Усилием воли Эола направила луч энергии через стены в сад. С деревьев с гулким стуком посыпались на землю плоды. Фараон вздрогнул и решительно бросился из зала по лестнице вниз в сад, но там было тихо и безлюдно. Он сел на ступени и задумался.

    Как только фараон скрылся, Эола подбежала к алтарю и взяла лежащую там девушку за руки. В воздухе послышалось легкое шуршание и потрескивание. Между пальцами девушек промелькнули яркие голубые искры…

    Атсу сидел на ступенях дворца и думал о том, как быстротечна жизнь и коротко счастье. Ни какие богатства мира, власть не могли заменить, то ощущение, которое он испытывал, когда прикасался к горячему телу любимой. Он осознавал, что такое красота, глядя на стройную, темноволосую красавицу. Высокую и величественную. Смотрел в ее поразительные глаза бирюзового цвета. Когда она целовала фараона, он вдыхал аромат ее груди, такой же, как аромат цветов в саду… Он плакал.

    Легкое шуршание ног по ступеням. Знакомый запах, и нежная ладонь легла на его голову.

    -Изис? – он боялся открыть глаза.
    - Тсс! Боги услышали тебя. Я здесь, рядом. И так будет долгие годы. Время – это река, подобная той, что над нами.

    И Атсу, вдруг, сквозь закрытые веки увидел бесконечную звездную реку, раскинувшуюся над ними от горизонта до горизонта. Изирис продолжала:
    - У него нет ни начала, ни конца. Мы с тобой должны быть сильными и много успеть сделать во имя своего народа, наших детей. По велению Богов мы должны жить. А теперь открой глаза, обними меня крепко и люби… 

    -------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

    Проза №2 (вне конкурса)

    "Окончатель, или разговор о бао-бабочках"
    (фантазия-фарс)

    Портативный радиоприемник, булькая и сбиваясь в завывающее улюлюканье, играл последний акт оперы современного композитора.
    Молодой фараон Кэнти Второй под лязг литавр трепетно нес на алтарь богини Селкет тело своей возлюбленной Амизи. За ним из-за колонн наблюдала коварная отравительница Одджит. Молодой египетский царь, нежно глядя в безмятежное лицо усопшей, наполнял пронзительным тенором не только зал новой сцены Большого театра, но и рабочую комнату двух инженеров. Два деятеля сидели за своими компьютерами и ожидали истечения последнего рабочего часа на этой неделе.
    - Это слушать – невозможно,- заметил Максим, отрываясь от безмятежного серфинга по просторам Интернета. – Са-ань! Я выключу?
    Сан-Дмитрич Кузнецов перевел задумчивый взгляд с фотографии полуобнаженной девицы, украшавшей голую стену, на своего подопечного прибороносца.
    - Я тебе выключу! – пригрозил он. – Это, между прочим, Ванька написал. Мой школьный друг.
    - Так ужас же! – пожаловалось белобрысое юное дарование. – Завывания, вопли и лязг сплошной. Отстой!

    - А ведь когда-то Ваня начинал как флейтист,- заметил Саня, милостиво прикручивая ручку громкости в сторону минимума. – И очень неплохой. Правда, он исчез в девяностые. А потом, вот -  бац и опера. Талантливая, кстати.
    - До безобразия,- ворчливо уточнил прибороносец. – Лучше бы он дудел в свою флейту и не выдумывал.

    - Может быть,- согласился Сан-Дмитрич, пожимая плечами.- Но время вспять не повернуть, и что вышло, то вышло.

    Максим подозрительно покосился на своего научного руководителя и, закрыв окошки браузера, вызвал на экран монитора инженерный калькулятор.
    Спустя полчаса, когда Сан-Дмитрич намылился покинуть помещение, юный гений вовсю орудовал паяльником над начинкой экспериментального образца модулятора-трансформера.

     

    ***


    Осень накрапывала серым бесконечным дождем. Холодный ветер гонял по московским лужам опавшие листья вперемешку с листовками.  «Все на выборы тысяча девятьсот девяносто шесть!», «Голосуй, или проиграешь!», «Ельцин – наш президент!» теперь мусором шуршали по асфальтовым мостовым.

    Смеркалось. В это время года темнеет быстро. Не успеешь оглянуться, а уже вспыхнули рыжие фонари на улице, заставляя ночь прятаться в подворотни.
      Ванечка, прижимаясь к стенам домов, быстрым шагом крался с репетиции домой.  Он не боялся нарваться на бесчинствующих гопников, кроме флейты брать у него было нечего, просто по привычке старался не афишировать свое присутсвие. Жил молодой музыкант вместе с мамой, в роскошной двухкомнатной «сталинке», оставшейся от дедушки-героя. Квартире давно требовался капитальный ремонт, но скромные финансы Ванечки и пенсионерки Клавдии Афанасьевны не позволяли такой роскоши.

    Благополучно дойдя до своего дома и нырнув в подъезд, юноша поднялся по широкой темной лестнице на второй этаж и отпер дверь.
    - Мама, я пришел! – громко сообщил он, закидывая вязаную шапку и кашне на вешалку.
    - Ванюша, проходи в кухню, будем ужинать,- услышал он мамин голос. - Я вареников налепила. С картошкой!
    - Иду! – бодро крикнул Ванечка, спеша переодеться в домашнее.

      Зайдя в свою комнату,  он остановил взгляд на видеоплеере, подключенному к маленькому телевизору. Эту «видеодвойку» ему три года назад подарил дружбан-однокашник Саня Кузнецов, сказав, что ими получает зарплату. Где находился его друг сейчас, Ваня не знал, но подарком периодически пользовался, просматривая фильмы, одалживаемые у коллег. Своя собственная  кассета у Ванечки была одна. Собственно, вместе с ней и был подарен плеер. «Терминатор 1,2» было нацарапано шариковой ручкой на клетчатой бумажке, приклеенной к торцу кассеты. Саня всегда увлекался техникой и обожал фильмы про роботов.   Первый фильм Ване категорически не понравился. Погоня, убийства, разрушения не нашли отклика в чуткой душе музыканта.  Вторая часть дилогии была не лучше, но… сюжет. Огромный механический человек из убийцы, волей режиссера, стал защитником. Рыцарь, без страха и упрека, молчаливо подставляющий грудь под вражеские пули, жертвовал собой во имя счастливого будущего человечества. Это очень вдохновляло Ванечку. Какая-то особая струна звенела в его душе, когда бесстрашный киборг опускался в кипящую ванну расплавленного металла. И музыка! Да-да… Ванечка безумно хотел написать что-то свое, взяв за основу эту музыкальную тему фильма: протяжную, тревожную,  уводящую зрителя в темноту грядущего… и лязгающую, словно невидимые вселенские часы отмечают истекающие секунды.

      Увы, мечтам Вани не суждено было сбыться, времени совсем не хватало. Репетиции и выступления отнимали львиную его часть. Но, Ваня не бросал, периодически пересматривая фильм, снова брался рисовать нотные знаки в тетрадке.
        Поужинав варениками и рассказав матушке последние новости, Ваня вернулся в свою комнату. Подойдя к обшарпанной тумбочке,  он включил ночник и «видеодвойку».

    " Теперь я знаю, отчего вы плачете,- робот осторожно коснулся металлическим пальцем щеки мальчика.- Хотя сам никогда не смогу"
      Ванечка нажал на паузу и задумался. «Знать и не ощущать»,- носилась в голове тень мысли.
      Неожиданно мигнул неяркий свет ночника и телевизор погас, оставляя комнату в темноте. Запахло озоном. Короткая фиолетовая вспышка у окна на мгновение высветила темную высоченную фигуру. Спустя мгновение, желтый светильник снова загорелся.
    - Проклятье! Ну и дыра!  Эй, Эйс, как ты сам? Отличная встреча!
      Ванечка ошарашено смотрел на высоченную барышню, словно сошедшую с экрана фильма о Диком Западе. Единственным аксессуаром, связывающим даму с настоящим, были зеркальные солнечные очки, гордо сидевшие на её прямой переносице.
    - Ва-ва…,- промямлил Ванечка,- вы – кто?
    - Я есть,- барышня стянула зеркальный аксессуар с носа и, поморгав, уставилась на Ванечку хитрым прищуренным взглядом голубых глаз,- боевая единица Скайнет. Окончатель! Серия восемьсот, модель один ноль три. Усёк?
    - Мама,- прошептал Ваня, стремительно присаживаясь на вытертый ковер.
    - Послушай, Эйс, - начала Окончатель,- я здесь не для того, чтобы знакомиться со всеми твоими родственничками. Если ты можешь без мамули, то лучше обойтись без неё, О.К.?
    - О.К.,- механически повторил с пола Ванечка,-  а ты.. вы...  прибыл… прибыла из будущего?
    - В точку,- кивнула головой высоченная леди и, оглянувшись, подтянула ногой стул.- Из тринадцатого года,- сообщила она, усаживаясь.
    - Как из тринадцатого? – удивился молодой человек.- В фильме был двадцать девятый…
    - В фильме? Святой чеснок, да я не смотрела этот зип! Откуда мне знать?! – сердито нахмурилась Окончатель.- Что мне Макс наплел, то я и говорю. Про год эта костяная башка ничего не сказал!
    - Ванюша! Свет мигал! У тебя все хорошо? – послышался голос Клавдии Афанасьевны. - Открой, Ванечка!
    - Бычий помет! – шепотом выругалась Окончатель и, поднявшись, стремительно шагнула за плотную штору, одиноко висевшую на покосившемся карнизе.- Эй, деревянный, открывай! – прошипела она из-за своего укрытия.
     Ванечка потряс головой и, поднявшись на ноги, отпер дверь. Его матушка – низенькая женщина в сером халатике, тут же прошмыгнула внутрь комнаты.
    - Мне показалось, голоса,- оглядывая комнату тревожным взглядом, сказала она.- Ты один?
    - Мам, это телевизор,- Ваня нажал на кнопку пульта, включая кино.
    «Будущее не определено,- гундосо забубнил переводчик,- нет судьбы кроме той, что мы творим сами»
    - Да вроде, женский был,- женщина с беспокойством покосилась на своего великовозрастного сыночка.
    - Мам, я тут один,-  честно мигнул обоими глазами Ваня. -Откуда здесь кому взяться?

    - Ну, ладно, - Клавдия Афанасьевна с сомнением оглядела комнату и двинулась на выход. - Не увлекайся этим,- она недовольно ткнула в сторону телевизора, на экране которого  уже шли финальные титры.- Спать ложись, завтра вставать рано.
    - Хорошо,- покорно кивнул Ванечка.- Еще полчасика посмотрю и лягу.
    - Спокойной ночи,- попрощалась матушка и покинула комнату, прикрыв за собой дверь.
    Ваня поспешил взвести рычажок "собачки", заблокировав замок и обернулся к шторе.
    - Эй,- шепотом позвал он. - Окончатель, вы еще здесь?
    Она была здесь. Каланча вышла на середину комнаты и с удовольствием потянулась, раскинув длинные руки в стороны.
    - Святой чеснок, Эйс, тебе двадцать пять, а мамуля крепко держит тебя за хвост, а? – усмехнулась она.
    - Вам не кажется, что для робота вы слишком…эээ… разговорчивы? – Ваня нахмурился и, покраснев, сердито смотрел на незваную гостью.  Та, добродушно улыбаясь, вертела головой, оглядывая скромное убранство комнаты.
    - Ты говоришь мне – захлопнись? – усмехнулась киборг, переводя вопросительный взгляд  на Ваню.- Мне? Окончателю?! Киб… Киберне…эээ..этическому организму, живая плоть поверх скелета!? Металлического!
    Ваня попятился, а Окончатель, сжав руки в огромные кулачищи, с видимым удовольствием продемонстрировала их музыканту.
    - А..а. разве вы не должны подчиняться моим командам? – пролепетал Ванечка.- Ка…какова же ваша миссия?
    -  Ха! – усмехнулась та.- Живой хвост! Подчинятся командам! Деревянный, ты пересмотрел ящик с идиотами? Я здесь, чтобы ты не влип в джем. Усёк? Шоу вот-вот должно начаться и…
      Раздался резкий дверной звонок. Потом нетерпеливый еще один. Ваня слышал, как зашаркала по коридору Клавдия Афанасьевна, торопясь открыть дверь.
    - О! Мой выход,- сообщила Каланча, становясь серьезной.

      Глядя на её помрачневшую решительную физиономию, Ваня снова уверовал, что перед ним робот из будущего.
      Киборг в один шаг оказалась у двери Ваниной комнаты и, откинув «собачку», распахнула её, выдвигаясь в коридор. Там уже творилась вакханалия. Несильно трезвый сосед в ментовской фуражке и пара его собутыльников, вломились в коридор, грубо оттолкнув пенсионерку.
    - Где твой лабух?! – ревел «мент» на перепуганную Клавдию, - Задолбал меня своей дудкой!  Я ему пальцы ща переломаю, только в кубики играть будет, удод!
    Больше он ничего не успел произнести. Каланча, стремительно шагнула из комнаты, оттесняя хулигана от вконец растерявшейся хозяйки обратно на лестничную площадку…

    ***
     - Дамбо! Святой чеснок, эти твои мобы оказались детям подобны! – Рейчел, материализовавшись у стола Максима,  осторожно выходила из-под дырчатого колпака экспериментальной временной установки. - Три скисших яйца, теперь еще и треснувших!
    - Естественно, - хмыкнул Макс, выглядывая из-за башни осциллографов и мультиметров.- Ты же Терминатор! Тыща киловатт в одном мизинце!
    - Макс-болван, этот банан едва не расколол меня! - нахмурилась Каланча, неторопливо подходя к юному дарованию.- Ты плохо сочинил историю!
    - Да ладно,-  махнул рукой Максим,- я и сам-то уже плохо помню всю эту вселенную Терминаторов. На дворе – двадцать первый век, весь этот киберпанк далеко в прошлом. А в чем прокол-то?
    - Ему не понравился год,- пояснила Рейчел, присаживаясь на край стола Максима.- Вместо двадцать девятого я назвала тринадцатый.
    - Да-а-а-а,- протянул Макс, запуская пятерню в вихрастую макушку,- в тринадцатом таких Дыл…э-э-э Терминатрисс еще не строили, эт точно!
    - Захлопнись,- лениво попросила Каланча.- Лучше скажи, это все?
    - Сейчас посмотрим,- пробормотал Макс, набирая в поисковой строке фамилию Ванечки,- ага… так… Есть!  Знаменитый музыкант заканчивает мировое турне по Европе! И ни слова о его этой… - Максим тяжело вздохнул и, закатив глаза, помотал головой,- опере, блин!
    - Что за шоу? – поинтересовалась Каланча.
    - Египетские страсти под музыку из фильма,- пояснил Максим.- Жуткая вещь. Но Саня пребывал от неё в диком экстазе.
    - Санни нравилось? – задумчиво произнесла Рейчел. – Пожалуй, я навещу этого банана.

    - Кого навестишь?! – вытаращился на приятельницу Макс.- А… эй, ты куда?
    Каланча неторопливо поднялась на ноги и пошла к выходу, мерно бряцая сапогами.
    - Пойду, увижусь с длинноволосым,- сообщила она, задержавшись на пороге. - Пусть вспомнит и напишет свою эту… оперу. Санни порадуется!
    - Стой! – завопил Макс, но было поздно, Каланча вышла и, ткнув в кнопку браслета телепорта, уверенно растаяла в воздухе.
    - Блин,- выдохнул Максим.-  Два дня промучился и вот… Может, её не пропустят к Ванечке? – юное дарование откинулось в кресле, сцепив руки на затылке. - Хотя… Она же - живая плоть поверх скелета! Её и трактором не своротить, если упрется.
    Неожиданно ему в голову пришла мысль. Он сел ровно и сосредоточенно защелкал тумблерами на импровизированном пульте, выставляя текущую дату.
    - Всего делов-то,- бормотал юный гений.-  Десять минут назад перевести тему разговора. Да хоть на что! Хоть на бао-бабочек!
    Запищал предупредительный зуммер, Макс вскочил и трусцой понесся под дырчатый колпак.

    -------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

    Я жду шагов. Беспечных, осторожных,
    Уверенных, плетущихся, хромых –
    Любых шагов. Ведь это невозможно –
    Жить в тишине ущелий неживых
    Холодных стен. Свет фонарей, наверно,
    Быть должен тёплым, праздничным, живым.
    Но почему-то холодно и нервно
    Блестит спина моя узорная под ним.
    Я – путь. Дорога. Здесь я не кончаюсь.
    Веду отсюда я на край земли.
    Не здесь рождён. Не здесь я начинаюсь.
    И с нетерпеньем жду я до зари
    Шагов. Любых – беспечных, осторожных,
    Уверенных… Всех, ищущих пути.
    Ведь не должно быть… Просто невозможно
    Дорогой быть и в Вечность не вести…

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: PlushBear
    Категория: Литературные игры
    Читали: 342 (Посмотреть кто)

    Размещено: 19 января 2014 | Просмотров: 3107 | Комментариев: 185 |

    Комментарий 1 написал: PlushBear (19 января 2014 13:19)
    kniga


    Проза №7
    вне конкурса

    "Альфа-самец"
    Профессиональный шуллер Рикки Уно балансировал на высоком барном табурете и, вертя в ловких пальцах высокий стакан коктейля, изучающе рассматривал посетителей казино. Своими потенциальными жертвами он наметил полную даму в нелепом платье с оборками и, как запасной вариант, тощего типа с придурковатыми глазами в красной бейсболке дальнобойщика. Внезапно двери распахнулись, пропуская в залу очередного посетителя. Рикки бросил оценивающий взгляд: «Молодой офицер, в парадной форме, начищенные пуговицы блестят. Лицо волевое, гладко выбритое, без особых признаков интеллекта. Взгляд… Цепкий взгляд. Но, хочешь жить – умей цепляться. Сейчас у всех такой, тем более, он пилот. Интересный тип. Раз, пришел играть, значит при деньгах. Такие просто так в казино не заходят». Рикки принял решение и, мысленно попрощавшись с дебелой дамой в оборках, выдвинулся навстречу пилоту.
    Они быстро поладили, договорившись о трех партиях в покер. Рикки повел ничего не подозревающую жертву в китайский зал.Там всегда было тихо и обстановка настраивала на философский лад. Интерьер зала напоминал узкую улочку китайского квартала. Пол был выложен настоящей каменной плиткой, вдоль стен тянулись игральные столы, стилизованные под торговые прилавки. Освещалась "улица" светильниками, оформленными в виде неоновых вывесок кафе и магазинчиков. Чуть слышно играла китайская музыка, из щели кондиционеров веяло прохладой. В зале, как и расчитывал картежник, было пустынно. Мужчины заняли стол, и крупье, одетый в кимоно, вынес колоды карт. Партия еще не успела начаться, как вдруг в зал вошла посетительница.
    "Какая девушка…, - пронеслось в голове Рикки, когда он встретился взглядом с синими глазами незнакомки. - Такую нельзя упускать!" Конечно, это нарушало все его правила, но Рикки ничего не мог с собой поделать. Грациозность и красота посетительницы парализовали разум картежника. Шуллер с усилием оторвался от созерцания прекрасного создания и перевел взгляд на своего партнера по игре. "Самец", - пронеслось в голове Рикки, когда он увидел каким похотливым взглядом пилот раздевает незнакомку, буквально срывая с её плеч шикарное вечернее платье с умопомрачительно сексуальным вырезом.
    - Прошу прощения, госпожа, - окликнул девушку Рикки. - Вы не хотели бы составить нам компанию? Вы ведь не против?- поспешно уточнил он вполголоса у летчика. Альфа-самец, разумеется, был не против. Он продолжал пялиться, скользя глазами по обтянутым юбкой округлым бедрам прелестницы. Синеглазая богиня равнодушно бросила взгляд на пуговицы парадного мундира и перевела глаза на улыбающегося Рикки.
    - Может быть, - произнесла она мелодичным голосом и улыбнулась уголками губ.
    Шуллер встал и галантно отодвинул свободный стул, приглашая красотку занять место за их столом. Где-то хрустальным смехом прозвенели китайские колокольцы.
    ***

    - Не успеешь сдать платье сегодня, будешь должна всю стоимость проката!
    Василии сидел за столом и в десятый раз пересчитывал пачки кредитов. Тень в роскошном вечернем платье крутилась перед зеркалом, оценивая умопомрачительность своего внешнего вида.
    - Оно мне идет, - наконец, вынесла вердикт Бортмеханик, не отрывая взгляда от своего отражения. - Можно я его куплю?
    - Зачем это? - удивился капитан. - Лазить по моторному отсеку, соблазняя болты и винтики? Обойдешься!
    - Но оно такое... - Тень встала на цыпочки и сделала оборот перед зеркалом. - Вот какое!
    - Отставить! – рявкнул Василий. – Лишь бы денег потратить! И так на капитальный ремонт никак не наскребем. Все, завтра летим на Орион-гамма.
    - Но там нет казино, - удивилась Тень. - Только логические игры.
    - Ну ты же играешь в шахматы, - усмехнулся Альфа-самец, запуская наглые глаза в сексуальный вырез платья Бортмеханика. Тень вдруг смутилась и, отвернувшись, помчалась в свою каморку.
    - Сдавай тряпки и поехали! – крикнул ей Вася вдогонку. - Кредиты ждут!
    -----------------------------------------

    Проза№ 8


    Чарльзу Джонстону сорок три года, у него уютная квартирка и непыльная работа, поэтому он собирается прожить ещё минимум лет тридцать и заслужить славу великого художника. Прямо сейчас он каждым лёгким мазком прокладывает себе путь к пьедесталу, и…
    В дверь звонят. Он мало чего любит в жизни, и неожиданные звонки в это немногое не входят. Чарльз задумывается; медленно водит кистью и смотрит на стену. Он выглядит сильно уставшим. А еще он выглядит много старше своих лет – ему легко можно дать не сорок, а шестьдесят. Седой, заметно сутулый мрачный человек с напряжённым лицом и с ожиданием беды в настороженном взгляде. Таким взглядом он сейчас смотрит на стену и колеблется: ему не хочется открывать дверь. Но звонок повторяется, в этот раз настойчивей.
    – Чарльз, дружище! – с порога восклицает незваный гость. – Не подкинешь десять фунтов, а то я совсем…
    Сосед в майке-алкоголичке (типичный wife beater) протягивает ему липкую руку, а сам весь дрожит от нетерпения – как будто ему приспичило сходить по малой нужде. Будто опытный боксёр, запах перегара и застарелого пота резко ударяет в нос. Чарльз отшатывается, брезгливо морщится и проверяет карманы домашних брюк, впрочем, тут же одумывается: ну откуда у него в карманах деньги? От просящего вида соседа, вони и чудовищных – непереносимых! – цветов художник хочет заползти в квартиру поглубже и сдохнуть от отвращения. Тот же продолжает сверкать своими отработанными до блеска дифирамбами. Чарльз сдаётся. Он просит подождать и ныряет за дверь. Почти тут же возвращается и впихивает в ладонь соседа мятую бумажку, чтобы тот навсегда исчез из его жизни. Ибо в ней не место дисгармонии и уродству.
    – А чем это пахнет? Толчок прорвало? – сосед чешет волосатое пузо и пытается заглянуть в комнату. Чарльз прикрывает проём, удивляясь, как он ещё может что-то учуять?
    – Не твоё дело. Держи двадцатку и проваливай.
    Получивший явно больше, чем рассчитывал, мужчина окидывает мутным, но цепким взглядом, видимо, замечает краску на руках.
    – Так ты рисуешь, что ли? Значит…
    Но Чарльз хлопает дверью, обрывая на корню какую-то пошлую тираду. Он ворошит пятерней свою шевелюру – жест облегчения. Теперь можно спокойно продолжать. Следует сказать: он пишет давно, в ущерб работе и личной жизни. Его картины не получили желаемого признания, так что последние полгода Чарльз Джонстон продолжает заниматься своим хобби безо всякой надежды на поддержку. И каждый день он проезжает мимо знаменитой галереи, где проходят самые известные выставки. И каждый раз у него мелькает мысль, что однажды эти тяжёлые старинные двери распахнутся для него. О, это будет час триумфа! В таких вот сладких грёзах он добирается до офиса, где рутина затягивает его с головой.
    Несмотря ни на что, мистер Джонстон любит свою работу: она даёт ему отдых для ума. Коллеги утверждают, что он один из лучших работников, хотя и может подолгу сидеть, уставившись в одну точку. Виной тому – близорукость, которую Чарльз получил ещё в лицее, но она же подарила ему удивительно острое восприятие цветов.
    И с того самого момента он задаётся целью добиться всемирного – не меньше! – признания, потому как Чарльз Джонстон – человек амбициозный. Ценитель прекрасного, кухонный философ, кафейный интеллектуал и по-настоящему талантливый художник – полжизни он прослушивает свой автоответчик в тревожном ожидании ответа хотя бы от одной галереи, другую половину – оставляет сообщения на чужих, одновременно безостановочно рисуя. Вся его квартира завалена работами разной степени завершённости. Иногда он по нескольку дней подряд забывает поесть – всё ради своего высокого призвания. Но это не зря! Композиция, над которой мастер работает долгие годы, почти достигла совершенства.
    Что бы там ни говорили «корифеи», не эфемерное вдохновение важно, не техника, а истина! Даже при всей его всегдашней убеждённости во владении техническими навыками, при всём его непоколебимом чувстве призвания и посвящении ему всего себя, он одержим огненным течением смеси понимания и восторга: какая ответственность возложена на него! Во-первых, Чарльз знает – знает наверняка! – что в сердце и средоточии его искусства лежит чётко выраженная цель: донести видимую, осязаемую истину, которую каждый был бы в состоянии принять. И вот она, прямо перед ним, на холсте.
    …прекрасный асуанский песчаник тёплым золотистым тоном напоминал золото и создавал ощущение гнетущей мощи. Громада давила и пугала; храм будто спал – чутко, приоткрыв один глаз и насторожив уши, как кошка. Едва заметные зеленоватые отметины уже появились на колоннах, словно проступающие трупные пятна…
    Чарльз спешно отдергивает руку, боясь испортить полотно. Впрочем… истина не замарана – у тонких стен его жилища тоже есть глаза и уши, по дорогим обоям с золотым тиснением тоже ползёт плесень. Он пытается выкинуть из головы этого соседа с его отвратительными цветами, замазывает, закрашивает образ белилами… Так. Хорошо. Нужно закончить картину, во что бы то ни стало.
    …в святилище, скрытом от посторонних, свершалось таинство. Свидетельницей ему была лишь божественная Серкхет, у ног которой соединились в этот миг жизнь и смерть. Нежное тело, ещё тёплое и мягкое, хранило в своём лоне жизнь – пожалуй, это единственное, что Монту мог сделать для своей возлюбленной, ведь сберечь её не смог…
    Не будет ли это отступлением от истины? Чарльз Джонстон кто угодно, только не лжец! Он почёсывает щёку, пачкая её пурпурной краской. Три дня не брился: должно быть, выглядит не лучше соседа-алкоголика. Как хорошо, что Тесса сейчас его не видит… Чарльз невольно бросает взгляд на диван, но тут же возвращается к картине.
    В комнате душно, пахнет скипидаром, маслом и чем-то приторно-сладким, от этого запаха съёживается мягкий, медового оттенка свет множества изысканных светильников – Чарльз Джонстон знает толк в декорировании и квартиру-мастерскую обустроил сообразно собственному вкусу, дополняя красу высочайшим уровнем удобства: хорошее освещение, необходимое для работы в любое время суток, звукоизоляция и несколько вытяжек. Но старый дом всё равно показывает характер, заставляя художника слушать грохот мусоропровода, скандал соседей сверху и вдыхать запах чьего-то сгоревшего ужина.
    За стеной играет «Someone Like You», и это кажется Чарльзу очень символичным. Ведь именно под эту песню они с Тессой познакомились, и эта же песня звучала, когда он убивал её… Тесса Уоррен умерла в полдень субботы, а сейчас вторник, десять часов вечера. Всё это время она лежит на диване, а он торопливо переносит на холст её образ, именно в этот момент – истинный. Её лицо спокойно, словно она на минутку забылась сном. Кровь застыла, и волосы на фоне пурпурного покрывала обрели обсидиановый лоск. Чувственное вульгарное благоухание разложения, Чарльз, приподнимающий её голову для последнего целомудренного поцелуя – и все это омыто янтарно-электрическим светом. Они словно образы на старом дагерротипе; это тоже истина и таинство.
    Часы отбивают половину одиннадцатого. Сосед уже купил бутылку самого дешёвого пойла, поколотил жену и скоро она придёт – когда-то красивая, забитая женщина. Будет просить ещё денег. Дверь открыта, поэтому она войдёт без стука, не смея тревожить хозяина квартиры, осторожно заглянет в комнату…
    …но не только Серкхет видела чудо единения. Робкая служанка не оставила свою хозяйку даже после смерти…
    Он проводит плавный изгиб её губ. Пара штрихов. Готово. Чарльз Джонстон завершил композицию и с чистой душой может сказать, что выполнил своё предназначение – не погрешил против истины, всё так, как должно быть.
    Потом соседка, разумеется, позвонит в полицию. Но они просто не поймут. О Боже, да они же испортят полотно! Чарльз переносит мольберт в дальний угол комнаты, накрывает его. И лишь затем аккуратно ложится рядышком с Тессой, положив голову на её мягкий, прохладный живот.
    Она уже пахнет несколько сильнее, чем при жизни, но этот запах для него правдив и сладостен, он даже похож на запах её духов. Подумать только, ещё три дня назад Чарльз Джонстон… нет, великий художник Чарльз Джонстон показывал ей свои работы, а Тесса хвалила их и, смеясь, говорила, что почти ревнует ко всем этим красавицам. Жаль, что она уже не увидит самую прекрасную…

    -----------------------------------------------

    Проза №9

    - Мне жаль, Нибори, - твердо произнесла девушка, и ее ответ не предполагал никакого двусмыслия.
    - Мне тоже, Кейко… - тихо произнес он, смотря вслед удаляющейся фигурке, освещенной тусклым мерцанием фонариков.
    Впервые за свою жизнь мужчина испытывал такое чувство – он сожалел и даже признался в этом вслух. Но толку-то? Его признание уже ничего не могло изменить.
    Один из триады, именуемый Пауком, щелчком отбросил сигаретный окурок и сел на заднее сидение авто. Всегда молчаливый Кадо посмотрел на хозяина в зеркало заднего вида и понял, что беспокоить его не стоит. Он терпеливо ждал дальнейших указаний, не сомневаясь, что они вскоре последуют.
    Паук откинулся на спинку сидения и закрыл глаза, принимая важное решение – так думали его подручные, даже не подозревая, что на самом деле он просто тянул время. Почему? На этот вопрос мужчина и сам бы не ответил. Может, он ждал, что она вернется? Но это была утопия, о которой смешно даже мечтать.
    В памяти Нибори всплыли строгие черные глаза, внимательно осматривающие его раны, нежные касания рук, обрабатывающих ожоги на его теле, мягкий, но настойчивый тон, с которым Кейко заставляла его принять лекарства. Все это было совсем недавно, но так давно…
    В своем стремлении ради нее из простого якудзы стать чем-то большим, он упустил момент, когда милая пятнадцатилетняя девчонка, помогающая при храме, превратилась в бесстрашного офицера полиции, борющегося с такими, как он. Само его существование стало для нее вызовом, а любой намек на былые обстоятельства знакомства вызывали на лице девушки не лучшие эмоции.
    «Ты спасла мне жизнь после неудачного покушения. Ты дала мне стимул выжить и подняться на вершину власти. И ты же меня уничтожила своим равнодушием», - думал Паук, не в силах выбросить из головы последние слова Кейко. Он готов был в корне изменить свою жизнь, сдав ей всех и завязав с якудзой, но она равнодушно ответила: «Мне жаль, но это ничего не изменит». В тот момент мужчина понял, что никогда уже не сможет владеть ею безраздельно, не вдохнет ее пряный аромат, не увидит в ее глазах свое отражение и не согреется теплом, каким она одаривает этого щенка.
    Кулак Нибори резко пнул переднее сидение, вбивая в него всю ненависть, возникшую от одной мысли, что Кейко выбрала не его, а никчемного мальчишку.
    Хотя, надо отдать ему должное – Исами был достаточно быстр и ловок в делах присвоения чужого: в предельно короткий срок и практически без особых усилий мог своровать все, что ему заказывали. Подручные Паука давно присматривались к юнцу и почти сделали его частью якудзы, но парень так некстати попался в руки Кейко. Что именно произошло тогда, никто толком не знал, но, выйдя из участка и заплатив немалый штраф, Исами завязал с воровством. Как докладывали вездесущие глаза Паука, он устроился в порту грузчиком и снял жилье. Несколько раз его видели в кафе вместе с Кейко, а потом они ездили на Окинаву и провели там все выходные…
    С каждым докладом Нибори становился все мрачнее, но вмешиваться не торопился, рассчитывая, что бродяга ничем не сможет привлечь и тем более удержать рядом такую девушку. Да и скоропалительных действий мужчина не предпринимал – его коньком было обдумывание всех деталей и создание таких условий, когда жертве уже ни за что не уйти. Но, видя, что отношения между парочкой из дружеских могут перейти на новый уровень, Паук решил покончить с этим раз и навсегда. Правда, время было упущено, в чем он сегодня убедился лично.
    - Передай щенку, что он получит свое досье в обмен на алмаз, - произнес, наконец, хозяин, и один из парней бросился выполнять задание. Выждав пару минут, Нибори набрал номер:
    - Пора Кейко открыть глаза на ее дружка, - коротко бросил он и отключил мобильный, снова откинувшись на сидение.
    - Домой? – спросил Кадо, заводя мотор.
    - В «Вечность», - сказал Паук и ухмыльнулся так, что телохранитель не сомневался – ночь только начинается…
    - Силами полиции предотвращена попытка кражи в местном музее. На месте преступления обнаружен труп молодой женщины - офицера полиции, которая первой оказалась… - вещал телевизор на первом этаже самого неблагополучного притона под названием «Вечность». Паук очнулся в своем кабинете, открыл мутные глаза с остатками кокаинового марева и, несколько минут смотрел на картину, висевшую напротив. Дослушав новости до конца, взял со стола черный маркер и сделал на полотне несколько штрихов – на ночной улице, украшенной мерцающими фонариками, появился уходящий вдаль черный женский силуэт.

    -------------------------------------------------

    Проза №10

    -У Денни много дел, но он ничего не делает, - раздался механический голос откуда-то из угла. - Ничего... ничего... ничего не делает. Денни лентяй и бездельник.
    Мой бот явно сломан. Я мог бы сдать его по гарантии и получить взамен нового, исправного.
    Нет, другого мне не нужно.
    Было в этой чуши, которую он несет сутками напролет, в том как натыкается на стены, как посреди ночи срабатывает будильник в его механических внутренностях, как внезапно начинает играть отрывок из оперы "Леди Макбет", нечто индивидуальное. Нечто похожее на душу, на разум, хоть и окончательно спятивший.
    -Знаешь Денни, я бы сейчас поплавал в бассейне, - снова заговорил бот, выкатился из угла, сделал небольшой круг и на предельной скорости врезался в черный, углепластиковый шкаф в дальнем конце студии. - Бездельник Денни. Денни... Денни... Денни лентяй.
    -Да, наверное ты прав.
    -Кто прав, кто не прав... Давай найдем того кто не прав и дадим ему пинка, Денни.
    Это она мне его подарила, чтобы я не скучал, пока ее нет рядом. Теперь ее никогда не будет рядом.
    Маленький горшочек с прессованным пеплом, прозрачный люминофоровый кубик с нашими фотографиями, безумный робот, и мерцающий, голубоватый шар с последней секундой ее разума, секундой души. Вот что осталось от нее, от моей Лоры.
    Закуриваю. Это уже третья сигарета за пол часа и от дыма сильно першит в горле.
    -Курение является причиной раковых заболеваний, бесплодия и эмфи... эмфиземы, - верещит бот, зигзагами выезжает в центр студии и спотыкается о, лежащую на полу, красную куртку. - Ты же не хочешь стать бесплодным, Денни? Как же мы проживем без маленьких, миленьких копий тебя, Денни?
    Нужно поменьше давать ему смотреть телевизор, подумал я. Поднялся с дивана, сжимая в руке увесистый мнемонический шар, подошел к паннеле управления и положил его в небольшое углубление.
    Секундный отблеск сознания моей Лоры.
    -Ее больше нет, Денни, - подпрыгивая и крутясь на месте говорит бот. - Не терзай себя, Денни. Ее нет...нет...нет... Она убежала, а тебе с ней нельзя.
    Обычно я не обращаю внимания на то, что он говорит, но от этих слов у меня сдавило грудь и слегка закружилась голова. Невыносимая тоска тошнотворными, холодными волнами поднималась от желудка к горлу.
    -Свет! - командую я, усевшись на диван.
    -Свет...светлый свет. Долой его, Денни!
    Две круглые, матовые лампы под потолком гаснут и студия погружается в тревожный, глухой мрак.
    -Не вижу, не вижу, не вижу, - кричит бот. - Ничего не видно, Денни, как же мы теперь будем? Что же теперь делать? Мы пропали, Денни!
    Прошло уже пол года и только сейчас я решился посмотреть на последнюю секунду ее жизни.
    Я боялся.
    Боялся взглянуть на то, что творится с умирающим, агонизирующим разумом. Боялся увидеть то, что проносится перед глазами во время последнего вздоха. Боялся не увидеть там себя.
    Моя милая Лора...
    -Шар! - приказываю я.
    Мерцание мнемошара стало ярче и сменило цвет со светло-голубого, на темно-синий. Над ним взметнулся яркий, ослепительный завиток и до ушей донеслось слабое, тихое шипение, как от помех на пустом канале.
    -Пустой...пустой...пустой шарик. Тебя обманули, Денни, пошли домой.
    Техники из компании предупреждали об этом. Говорили, чтобы я не переживал, если изображения и звука не будет какое-то время. Мнемошары долго разогреваются, настраиваются и нужно немого потерпеть.
    -Не смотри...не смотри...не смотри, Денни, - бот начал крутиться у моих ног, подпрыгивая и ныряя под диван. - Ее нет...нет...нет, Денни. Она убежала, а тебе с ней нельзя...нельзя...нельзя...нельзя.
    -Замолчи!
    Сначала я услышал песню.
    Вернее тихое мурлыканье, подпевающей Лоры. Это был Белый кролик Джефферсонов. Я застал самый конец, кульминацию, момент, когда Грейс советовала накормить свою голову.
    Перед глазами вспыхнула голографическая проекция.
    С бешеной скоростью перед моими глазами стали мелькать образы, застывшие кадры из жизни. Из ее жизни. Наверное все эти люди были правы, когда говорили про последние мгновения.
    -Не ходи туда, Денни! Не ходи...не ходи...не ходи. Страшно...сходи погулять, а туда не ходи.
    -Замолчи!
    -Спрячь меня...- сказали динамики в потолке и стенах.
    Ее голос прозвучл слишком реально и слишком больно, как будто она все еще жива.
    Темнота.
    Это были ее воспоминания и они ушли. Голографический проектор вновь вспыхнул и все пространство студии озарилось голубоватым светом, отражаясь во всех хромированных поверхностях, отражаясь в моих слезах.
    -Спрячь меня...
    Трехмерная проекция показывала, как я голышом подхожу к с толу, беру пачку сигарет, подкуриваю две и протягиваю одну из них ей. Вижу как она затягивается, стряхивает пепел в стакан, стоящий рядом с кроватью и что-то говорит. Ее губы двигаются, но я ничего не слышу. Она тушит сигарету, кутается в одеяло и указательным пальцем подзывает меня.
    -Спрячь меня...
    -Спрячь ее, Денни. Неужели ты не видишь, что ей страшно? Спрячь...спрячь...спрячь.
    -Заткнись!
    Пластиковое, белое тельце бота, похожее на паука, ежится, вздрагивает и заезжает под диван.
    Проекция показывает больничную палату, затем ее мать, отца и тихий, уютный парк. Я знаю это место. Это был ее день рождения. Мы немного выпили в баре, а потом гуляли и решили посидеть, пока не наступит вечер.
    -Не ходи с ней, Денни! Сходи погулять, а с ней не ходи...больно.
    -Спрячь меня...
    Я не знаю куда ее спрятать, уже слишком поздно.
    Стены снова окрашиваются голубым. Я вижу, как Лора ставит свою любимую песню, легким движением подхватывает бокал белого вина со стола и, улыбаясь, пританцовывая, подходит ко мне.
    -Спрячь её, Денни...она ведь так просит.
    -Заткнись!
    Голограмма показывает меня, сидящего на низком стуле рядом с ванной. Плещется вода. Этот момент я тоже хорошо помню. Она решила принять душ и захотела, чтобы я посидел с ней. Я улыбаюсь и стряхиваю пепел в раковину.
    -Спрячь меня...
    -Срячь ее...спрячь...спрячь...спрячь.
    -Заткнись, ради всего святого!
    Одно воспоминание сменяет другое и все они связанны со мной.
    Ее последняя секунда здесь.
    Моя милая Лора...
    Рестораны, кафе, цирк, аллеи, бары и наш дом, где мы ходили голыми. Я возвращаюсь в эти места вместе с проекциями, вспыхивающими передо мной.
    -Скажи ей, что дома никого нет...пусть уходит...страшно...не ходи с ней, Денни.
    -Заткнись!
    На несколько мгновений все гаснет, погружается во тьму. Затем шар окрашивается красным, пульсирует, мерцает. Кажется, будто он истекает кровью.
    -Спрячь меня...
    Проекция показывает длинный, узкий переулок, уходящий во мрак. Модуляторы комбинируют запах лопши и супа с вонтонами. Над лавакми висят бумажные фонарики, старые, деревяные дома и никого вокруг.
    Я здесь не был. Это ее воспоминание. Воспоминание без меня.
    Чувствую страх, ужас.
    Проекция бежит по китайскому кварталу, озирается, вдыхает воздух этого места. Она боится, пытается скрыться.
    -Спрячь меня...
    -Спрячь её, Денни...пожалуйста, - верещит бот, едва показываясь из-под дивана. - Спрячь, а сам беги.
    Внутри меня что-то взрывается, разлетается и полыхает.
    -Денни...Денни...Денни лентяй.
    Хватаюсь за горлышко пустой винной бутылки, стоящей на кофеном столике, вытягиваю за лапу паука и бью по его зеленым газам. Бутылка разлтается на куски.
    -Темно...темно...темно, Денни, - причетает бот. - Как же нам быть? Совсем темно.
    Держа за механическую лапу, бью бота о пол, о кофейный столик, о паннель управления, о стены, лишь бы он замолчал.
    -Спрячь ее, Дени, - кричит он. - Спрячь...разве ты не видишь, что ей страшно?



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Lusia (19 января 2014 13:21)
    Работы должны быть свежие или можно из стареньких?

    Как-то задело слово "Хлам"? Простите!


    Комментарий 3 написал: Era (19 января 2014 13:29)
    Удачи всем!


    Комментарий 4 написал: PlushBear (19 января 2014 13:33)
    Цитата: Lusia
    Работы должны быть свежие или можно из стареньких?


    Работы можно любые, если только они до этого не принимали участие в подобных конкурсах.


    Цитата: Lusia
    Как-то задело слово "Хлам"? Простите!


    Это самая плохая оценка. И название у неё плохое.
    Но, я согласен, давайте поменяем.



    --------------------

    Комментарий 5 написал: Lusia (19 января 2014 13:39)
    Просто, какая бы работа ни была, человек трудился, старался. И услышать, что это хлам, обидно!

    И еще, можно уточнить, что это за уличка. По китайски (японски) читать не умею. Боюсь ошибиться.


    Комментарий 6 написал: johnny-max-cage (19 января 2014 13:58)
    Первая картинка похожа на Чайна таун, китайский квартал в Лос-Анджелесе! :)
    Можно написать по ней боевичок о том, как ГГ разделывается в одиночку с отрядом Триады, а в финале сражается главарем преступной банды эмигрантов, владеющим техникой дзю-дзюцу! И всё это - стихами! :)))


    Комментарий 7 написал: PlushBear (19 января 2014 14:00)
    Цитата: Lusia
    Просто, какая бы работа ни была, человек трудился, старался. И услышать, что это хлам, обидно!


    Да, вы правы, конечно.



    Цитата: Lusia
    И еще, можно уточнить, что это за уличка. По китайски (японски) читать не умею. Боюсь ошибиться.


    Уличка... Вы знаете, это вопрос больше к Камо. Я думаю, что это китайская улочка.
    А вообще, фантазируйте. Можете сделать её японской, тайской, сингапурской, американской (китайский квартал Нью-Йорка, например)



    --------------------

    Комментарий 8 написал: nIka1 (19 января 2014 14:03)
    Хм...очень любопытно. kniga
    Картинки очень интересные, но можно вопрос?
    На второй картинке изображена богиня Аментет?



    --------------------

    Комментарий 9 написал: PlushBear (19 января 2014 14:14)
    Цитата: nIka1
    На второй картинке изображена богиня Аментет?


    Полагаю, что Селкет.

    "Cелкет или Cеркет, в египетской мифологии богиня загробного мира, покровительница мертвых, дочь Ра, помогающая ему поражать врагов. Особенно почиталась в Нижнем Египте. Священным животным богини Cелкет был скорпион. Изображения Cелкет в виде женщины со скорпионом на голове "

    У ней на голове что-то похожее на насекомое.



    --------------------

    Комментарий 10 написал: Тореро (19 января 2014 15:52)
    Вторая картинка - полагаю, написано будет много, но все из разряда "любовь - ревность". А вот первая оставляет простор для фантазии

    Эх, постараюсь время найти хотя бы на комментарии



    --------------------

    Комментарий 11 написал: Lusia (19 января 2014 15:58)
    Обе картинки интересны, а можно в сюжете объединить их в одно целое?


    Комментарий 12 написал: empty_child (19 января 2014 16:01)
    И там и там можно развернуться. Главное, фантазию не обуздывать...в разумных пределах.



    --------------------

    Комментарий 13 написал: Paprika1970 (20 января 2014 09:33)
    А размер? Сколько знаков не важно?


    Комментарий 14 написал: Вероника Резвых (20 января 2014 10:12)
    Новая игра? Отлично!
    Вот помню, были времена, когда по 3-4 игры одновременно шли. Весело было))). И главное, везде успевали!



    --------------------

    Комментарий 15 написал: Lusia (20 января 2014 13:45)
    Японская поэзия XVI-XVII веков.[i][/i]

    Весенний лес на миг
    Своею красотой
    Пусть остановит странника.
    ***
    Весенний дождь рассыпался
    Подобно бусинам,
    Скользнувшим с ожерелья
    ***
    Легко капля туши
    Сверкающий меч победит
    Останется рукопись, Воин - уйдёт...
    ***
    Скользят неспешные раздумья
    В тиши ночной,
    Как тени над водою.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.