«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 12
Всех: 13

Сегодня День рождения:

  •     Cryptoprocta (15-го, 34 года)
  •     Никита Кот (15-го, 21 год)
  •     Юлия46 (15-го, 73 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Проза Знакомство знакомых 1 Ivan_Al
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2167 Кигель
    Стихи ЖИЗНЬ... 1623 Lusia
    Проза компас переселения душ 0 mause_2610
    Флудилка Курилка 2122 KURRE
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 186 ПисательЛюбитель
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 514 ЭрИк Уиндеман
    Флудилка Поздравления 1729 Lusia
    Литературные игры Игра \"Фразёр\" 788 Lusia
    Дуэли ОТКРЫТАЯ ДУЭЛЬ №58 \"СОКРОВИЩА ВАРГИ\" (ПРОЗА) 15 Бойко Татьяна

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Командировка

    Глава 7
    Я традиционно уже несколько часов гулял после работы вокруг дома на Пестеля, куда снова хотелось бесконечно попасть, но для этого не было совсем никакой реальной возможности. Зайдя во двор, где располагался чёрный вход и Лизино окно я осторожно прокрадывался, зная, что буду заплетающимся языком объяснять причину своего присутствия здесь, если об этом вдруг спросят. Несколько прохожих, как мне показалось, с очень большим сомнением покосились на праздношатающуюся личность, словно подозревая, что это личность хочет что-то украсть в их доме, и от этой мысли лёгкая испарина прошла по телу, хотя в определённом смысле такие подозрения и имели смысл. Дорогой синий костюм смотрелся не совсем уместно в такой обстановке, но, и я начал уверять себя в этом, зато и вызывал меньше всего подозрений. В центре двора располагалась совсем небольшая детская площадка с песочницей, которая из-за позднего времени оказалась пустой, как будто дети с заходом солнца подобно мотыльки снялись со своих волшебных веточек и исчезли во тьме. Большой фонарь под козырьком освещал лишь половину двора, оставляя второй половине лишь сумрак и жидкие тени, и я увидел возле хорошо освещённого чёрного входа деревянную скамейку. В квартире, за которой с замиранием сердца наблюдал уже десять битых минут, загорелось окно в «той самой комнате». Это, скорее всего, означало, что она уже дома и прошла с парадного входа. Разглядеть что-либо оказывалось совершенно невозможно, и пришлось с отчаяния встать ногами на скамейку, приблизив себя ещё на двадцать сантиметров к цели. Несколько крупных капель упали, потом ещё и, наконец, зарядил короткий, но сильный июньский ливень, который, однако, не сдвинул одинокую фигуру романтика с наблюдательного пункта. Наоборот, ощущая такой почти удар стихии, я хотел здесь остаться, даже если бы и на всю ночь под дождём, и пусть воспаление, лишь бы вытерпеть хоть такие малые лишения ради неё. Дождь так же внезапно прекратился, не дав полноценно настрадаться, и туча направилась поливать соседний двор, внося летнюю ночную свежесть в замерший воздух. Внезапно за спиной послышалось шебуршание:
    -Кхе-кхе.
    Я спрыгнул и испуганно оглянулся. Передо мной стояли два довольно странного вида джентльмена возрастом не старше тридцати. Один был необычно высокого роста, явно за два метра, с небольшой залысиной среди жидких волос, очень худой, в ушитом клетчатом пиджаке и коротковатых по длине брюках, одновременно державший в левой руке дымящуюся курительную трубку. Второй - среднего роста, скорее толстый, чем упитанный, в бейсболке с неизвестным иероглифом, выпущенной из длинных шорт тёмной футболке анархического, определённо, содержания, с фигурной бутылкой виски в правой руке. Сия футболка гласила, что «Мама-Анархия, а Папа - стакан портвейна». Оба типа нежно обнимались и первая моя мысль была о том, «не из Этих ли стоящая перед ним сладкая парочка?». Но внимательнее приглядевшись, я понял, что вижу перед собой не двух обнимающихся типов с пренебрежительно глумливыми и пьяными физиономиями, а архитектурную конструкцию, состоящую из двух полуарок, поддерживающих друг друга встречными усилиями и оттого не падающую. На всякий случай я сжал кулаки, одновременно просчитывая пути отступления, но столь грозный вид не возымел совершенно никакой реакции с противоположной стороны. Наконец длинный заговорил икнув:
    -Мы тут уже битый час за тобой наблюдаем, и всё не можем понять, что столь видного джентльмена может заставить торчать в нашем дворе, да ещё и под дождём столь продолжительное время. Каждый из нас сделал свою ставку, - он снова икнул - и теперь мы хотим узнать, кто выиграл – длинный поднёс трубку ко рту и сизый клуб дыма появился из ничего и потом снова исчез в небытие.
    -Да я это – внезапно я увидел голубя, который долбил сухую корку на козырьке уже битый час - птичку… - и замолк. Больше ничего в голову не пришло, а рассказывать про девушку мечты первому встречному, особенно пьяному, особенно двум пьяным, в планы не входило. Вся троица уставилась на голубя, который до того активно и с аппетитом занимался своей вышеупомянутой волшебной корочкой. Голубь почувствовал, что что-то вокруг в атмосфере изменилось, и тревога через спинной мозг прокатилась по его покрытому перьями телу. Он недовольно скосил один глаз, пытаясь выяснить причину дискомфорта, и то, что он увидел, совсем не обрадовало - три пары глаз неустанно следили за его скромной пернатой персоной. Не поверив своему первому глазу, он возложил проверку тревог и опасений на второй, развернувшись на сто восемьдесят градусов, но тот увидел ту же самую тревожную картину, о чём и немедленно доложил. Корочка, столь милая сердцу и зобу оказалась забыта и птица вперила свой уже стереоскопический взгляд в сторону тревог, подтвердив окончательно самые что ни на есть ужасные опасения. Осознав, наконец, что речь идет как минимум о жизни и смерти своей собственной драгоценной пернатой персоны, подгоняемый воображаемым ужасом внезапной и страшной кончины, голубь резко взмыл в воздух, поднимаясь из последних сил строго отвесно и на космической голубиной скорости. Длинный с сожалением проводил стремительный полёт голубя, сопроводив его комментарием:
    Час Ужасов и Страха наступал,
    И ночь простерла темень без границы
    Я, наконец, разжал кулаки. Злодеи не могут знать Шекспира наизусть, что придало тайно влюблённому смелости, в отличии от голубя, который с возмущением смотрел с крыши, обещая отомстить своим традиционным голубиным образом, всё таки подозревая всех в покушении на его волшебную корочку.
    -Меня зовут Олег.
    -Гоша, то бишь Георгий Незнанский – представился длинный, потом добавил – Эсквайер – и в подтверждение слов снова выпустил в бесконечность большой клуб дыма.
    -Серж. Сергей Верховенский – сообщил анархист и протянул толстую руку, чуть не разрушив всю архитектурную конструкцию, так как Гоша использовал голову Сержа просто как подставку. - тоже Эсквайер, добавил и Серж, тяжело вздохнув, давая видимо понять, что непростое это дело быть эсквайером в нынешние времена. Тем временем голубь начал приводить свои угрозы в действие, хотя и не очень точно и мы нырнули в арку, где после короткого мозгового штурма приняли решение отметить знакомство в местной закусочной, что являлось высокопарным закамуфлированным переводом владельцев заведения с немодного сейчас слова разливочная. Идти пришлось не очень долго, и старые дома царских эпох по пути сменялись одно за другим, подозревая, что в этом очень культурном нагромождении исторических объектов молодые люди выбрали что-то не очень истинно благородное и культурное в качестве вечернего времяпрепровождения. Но вот все свернули в жуткую и мрачную арку и снова мысль о том, что джентльмены слишком подозрительны и пора начинать боятся, догнала внезапно меня и сердце ёкнуло. И тут как мираж посреди голой пустыни, скромно прицепившись последними шурупами за водосточную трубу, истрёпанная вывеска «Закусочная» предстала перед нами во всей красе. Сиё заведение застенчиво спряталось в подвале в одном из многочисленных проходных дворов, в качестве рекламы в основном надеясь только на добрую молву. И она неслась по местным весям, созывая страждущий элемент, ищущий последнего прибежища и человеческого душевного тепла. Новоиспечённые друзья нырнули по лестнице в подвал, и Гоша почти сложился вдвое. Если бы в этом помещении пришлось бы драться, то Гоша бы участвовал в этом мероприятии сразу в двух плоскостях – перпендикулярно полу и отчасти параллельно потолку. Протиснувшись сквозь шум и гам, мы забились в самый дальний угол, где атмосфера из-за плотного сигаретного дыма была больше похожа на газовую камеру фирмы купперсбуш, которая выпускала вовсе не мирные духовки в период второй мировой войны. Серж как человек, по габаритам вполне совместимый с заведением, и потому непринуждённо и гоголем на зависть Гоше ходивший под невысокими потолками, пошёл заказать всем закуски и «к ней чего-нибудь», что определяло смысл появления самой закуски. Непрерывный гул стоял под низкими сводами, складываясь из многих звуков, в основном состоявших из эмоциональных высказываний подвыпившего люда, сопровождавшихся одновременно активной жестикуляцией. Серж вернулся, и стол богато накрылся тем, что в сегодняшний день нам бог послал. Тут была и целая бутылка водки, и графин с соком, и десяток бутербродов, начинённых то колбасой, то сыром, то яйцом, и баночка шпрот, которая вполне заполняла нишу чёрной икры в любом другом заведении - то есть являлась настоящим деликатесом. И ещё сухарики и чипсы без счёта. Серж, артистично махнув всем руками, предложил приступить к пиру. Когда голод немного утолился, то и пришло время застольных разговоров:
    -Олег, ну так расскажи, чего ты делал во дворе?
    Скрывать истинную причину я уже не стал:
    -Я там высматривал девушку, в которую тайно влюблён… - в этот момент со словами «Я же говорил» сильная затрещина досталась Сержу от Гоши, от чего непрочная шпротина разломалась и плюхнулась с вилки на пол. Дальше довольный Гоша уже разъяснил:
    -Это он так проиграл.
    -Не возражаю – грустно и смиренно парировал Серж. - Я опять ошибся в людях - и он углубился в мысли о закусках
    -Ну а так, ты чем занимаешься – продолжил Гоша, и я рассказал свою подлинную короткую историю пребывания в этом городе. В ней я немного коснулся московского периода, и основное время потратил на солнечное детство, что сыграло положительную роль для здорового аппетита слушателей, так как никто из них не задал ни единого вопроса именно в этот момент повествования, в то же время активно уплетая выставленную снедь за обе щёки. Гоша со своей стороны открыл секрет, что он верный слуга неких Эрато и Эвтерпы – он ещё не определился кого больше - и на него даже имеют виды некоторые поэтические сборники, что, впрочем, под словом «виды» подразумевало исключительно бескорыстное служение этим музам и сборникам. Свой скромный доход Георгий собирал за промышленное производство детских стихов для маленького издательства, расположенного на Галерной улице, куда в комплекте добавлял и довольно странные рисунки, созданные Сержем по их мотивам. А вот у самого Сержа с корыстной составляющей всё обстояло как раз наоборот, и американские галеристы регулярно к нему наведывались за новой порцией артхаусных шедевров, которые он писал по ночам в своей мансарде на Лермонтовском, словно шаман, раздевшись до гола, и колдуя всю ночь красками перед большим холстом. Для видного американского галериста, случайно попавшего на эту мистерию, ночной сеанс, возможно, оказался самым сильным впечатлением в жизни, так как помимо самого Сержа в нём участвовали голые модели, обычно никак не связанные с сюжетом на картине, текила, канабис, Том Вэйтс и целомудренные соседи, посылающие неизменные проклятия из дома напротив. Галерист, как восковая фигура, неподвижно просидел в выделенном ему алькове до утра, и с первыми трамваями стремительно унёсся к себе в Америку, забрав несколько шедевров и зарёкшись хоть ещё раз оказаться в этой нехорошей квартире, где царствовал во всей красе его величество Вакх, впрочем, обоснованно повысив расценки на будущие работы. Но Серж выпивал жизнь большими глотками не только в своей дьявольской мансарде, но и вне оной, так как умудрился вступить в несколько десятков самых странных обществ, которые только существовали в этом городе, и в некоторых из них даже являлся образцом для подражания. Для каждого из этих необычных обществ он создавал визитку, и поэтому в кармане всегда находился полный набор карточек, которые он любезно и вывалил сейчас для лицезрения на стол закусочной перед друзьями. На первой значилось:
    «Гимнастическая Группа Аполлонов Афинских». Как он пояснил, Аполлоны Афинские занимались гимнастикой на улице возле различных исторических мест. Их упитанные фигуры в полосатом трико можно было встретить в солнечный мартовский день у стен Петропавловской крепости, и в парках Петергофа, и Пушкина и Павловска. Даже разрушенные стены крепости Орешек видели их стремящиеся к совершенству аморфные тела, где тучный седой дядька благородного вида посылал ритмичные команды повёрнутой к нему группе апостолов, заставляя то нагнуться к носку, то улыбаясь присесть. Серж один лишь раз поучаствовал в этом действе, которое происходило в апреле среди неизвестных героических развалин, и, осознав, что такие коленца не для его неспортивного тела, больше туда не явился, однако оставив на память об аполлонах визитку. Тут была и визитка, где указывалось, что он солнцеед пятого, самого низкого, однако, уровня. Солнцеед объяснил, что на этом уровне тяжелее всего. Обычное питание надо ежедневно снижать, в соответствии с графиком, а вот когда пойдёт давать силы солнечное - никто не знает.
    - Гуру тогда увидел меня через пять дней солнцеедения - осунувшимся, с синяками под глазами от голода - продолжал Серж - и говорит:
    -Ты брат просветлел, это заметно, скоро солнечная сила в тебя вольётся. Надо ждать. Ещё пять дней, и ты сможешь получить звание солнцеед четвёртого уровня.
    -А я смотрю, там все такие розовенькие, упитанные, ну думаю, не может быть, что бы только солнце поедали, ну и дай думаю - прослежу за лоснящимся мужичком, который как раз деньги собирал за тренинги. Тот уже до второго дошёл и с его слов уже почти отказался от еды. Ну и что ты думаешь, проследил я за ним из своих последних угасающих сил, а он возле метро нырнул в пельменную, сволочь. И мои деньги передал толстой поварихе совсем не за солнечное питание, а за обычное, со сметанкой и перцем. Да я знал заранее, что обманывают, только я бы в больницу попал от их увещеваний - Серж выдохнул и, наконец, закончил и историю про вторую визитку.
    -Ты ему лучше расскажи про хоругвеносцев, – сказал Гоша и разлил всем по стопкам и засмеялся - у которых ты так и не прошел собеседование.
    Тень прошла по лицу Сержа. Тот немного задумался, спрятал все визитки куда-то в закрома куртки, а потом рассказал и эту удивительную историю:
    -Прошлым летом, я понял, что мне в коллекции не хватает венца творения, так сказать королевской визитки. Солнцееды, гимнасты, поклонники вишну, анархисты-фундаменталисты, которые, кстати, не только меня сразу приняли, но и хотели сразу назначить своим вице-адмиралом - это конечно хорошо, но всё равно не было таких, что бы уж совсем красный перец с вассаби. Ну и тут я случайно увидел ЭТИХ на улице. Я сразу понял - МОИ! Они чего-то там пели, на кого-то у суда нападали, в общем, отморозки на всю голову. Узнал где тусуются, узнал, что нужно для вступления, прочитал и выучил несколько бредовых книжек и пошёл на комиссию сдавать экзамен. На всякий случай сделал смываемую имитацию злой наколки на левое плечо, означавшую, что готов за хороший хоругвь любого нехристя порвать. Не пошёл, а поехал на мотике. Вот подкатываю на дукати-749 канареечного цвета, паркуюсь, а рядовые хоругвеносцы уже ждут меня на улице, волнуются. Глаза широко раскрыли они от увиденного аппарата, но ничего не говорят, шепчутся между собой, видимо такие адепты им ещё не попадались. Идем куда-то по коридору, а на встречу такие лица, как будто вся мировая скорбь поселилась в них. Захожу в комнату, и провожающие незаметно исчезают, оставляя меня одного с этой комиссией из пяти человек. В центре, видимо их авторитет, седой толстый дядька с бородой. Офигенный хоругвь у него прямо за спиной стоит, я хотел сразу сто баксов за него предложить но воздержался. Чёрная футболка с надписью про смерть за что-то, мне это сразу не очень понравилось - я умирать не собираюсь, даже за хоругвь. Слева от него баба с ликом луны и застывшим с детства выражением лица, знаешь, когда ребёнку отказывают в конфетке, и он вот-вот расплачется. Бровей нет, зато заметный пушок над губой. Один молодой амбал с краю, в чёрной шапке и с ряхой, в три раза больше той самой шапки. Такой дородный, с розовыми щёчками как у ребёнка. И ещё две совсем белые от многолетнего избегания солнца старушки, сидевшие справа от главного, в тех же чёрных футболках с надписью про смерть и смотревшие в мою сторону злющими глазами, с повязанными платками на головах. У меня холодок по спине прошёл от всего этого театрального представления. Главный тем временем берёт единственный графин, наливает себе в полной тишине, - все остальные не шелохнуться - и обращается ко мне, так басом, по-отечески:
    -Видел я вашу анкету, брат - говорит - вроде всё складно. И в бога веруете и теорию знаете, как говорят мои братья, - и оглядывает паству - а я вот хочу, что бы вы исповедовались сейчас. Расскажите нам всё. Есть ли грехи какие?
    Я ответил:
    -Есть немного – и потупил взор весьма артистично.
    -Ну, так расскажите нам последний – он откинулся на стул, сложил руки замком и приготовился слушать, закрыв глаза и предвкушая удовольствие.
    Он то думал, что я расскажу про то, что раб божий не помолился с утра, или мысль какая прелюбодейственная посетила на улице при виде симпатичной отроковицы или ещё что-то вроде этого. Дальше епитимья – и потом я их брат и могу со всеми на равных отрываться. Но ваш покорный слуга всего лишь рассказал, что именно происходило последней ночью. Грехи разделить было сложно, да и непонятно который именно из них последний, так что я просто и доступно поведал про последние несколько часов жизни, перед приходом к ним, с такой же детализацией как события в последнем дне приговорённого Гюго. Я так понял потом, что они вообще не в курсе были, что такие грехи существуют. Когда же в конце занимательной истории я снова посмотрел на экзаменаторов, то обнаружил дикий ужас в глазах у побелевших ещё сильнее старушек. Потом увидел дико покрасневшую луноликую, и ещё, вдобавок, летящий со стороны седовласого деда мне прямо в глаз антикварный хоругвь с древком, от которого с трудом, но всё же уклонился. И потом вздыбилась гора - двухметровый детина тенью надвигался на меня. И я побежал, правда та луноликая всё же успела прийти в себя и ловко бросила в спину стеклянный кувшин с водой, который просвистел мимо уха и разлетелся на части, ударившись о притолоку прямо передо мной. В коридоре я ещё сбил на ходу пару ничего не подозревавших рядовых хоругвеносцев, ожидавших видимо награду за нового адепта, и вылетел из этого адского места. На дукати 749 меня даже шумахер не смог бы догнать, так что, подняв аппарат на заднее колесо, так и выехал со стоянки, напугав до смерти группку мирных бабушек. В общем вот.
    Меня с Гошей эта история столь рассмешила, что мы почти падали со стульев, держась за животы. Из-за соседних столов в этот момент с подозрением на весёлую компанию смотрели сумрачные личности, видимо считая, что троица здесь итак не к месту, и к тому же слишком уж шумит, и самый большой, почти громадный и заодно сутулый как горбун, в перевалку подошёл к ним:
    -Мужики, - начал он, что-то сплюнув на пол – вы тут слишком шумите. Пацанам не нравится - и он повёл могучей ладонью в ту сторону, где сидели чрезвычайно угрюмые, но видимо глубокоуважаемые алкоголики, - и если вы не заткнётесь, то мы уймём вас. Понятно?
    Гоша хотел было возразить, но губы сами как-то произнесли:
    -Хорошо. Мы потише будем.
    -Совсем тихо – и горбун с достоинством, доступным лишь царям и палачам, ушёл к своему столу.
    Я тебе позвоню в субботу – сообщил Гоша – выходя из заведения двадцать минут спустя.
    Так новоиспечённые друзья поставили точку в этом дне.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Den-dzin
    Категория: Юмор
    Читали: 67 (Посмотреть кто)

    Размещено: 22 апреля 2015 | Просмотров: 150 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (23 апреля 2015 14:51)
    Жалко нет подробностей ночи о которой рассказывал Серж.


    Комментарий 2 написал: Den-dzin (23 апреля 2015 20:01)
    Похоже образ романтика недораскрыт...

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.