«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 4
Demen_Keaper Inna
NikiTA valeri.rb

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 16
Всех: 22

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Командировка

    Глава 8
    Гоша, как и обещал, позвонил в субботу около двенадцати. Вернее сказать, я включил телефон и увидел сто девятнадцать не отвеченных звонков и в этот момент раздался сто двадцатый. Гоша, как ни в чём не бывало, словно и не звонил вовсе, через пять секунд томительного ожидания спокойно спросил:
    -Встал?
    -Ага. – солнце тем временем радостно било в занавеску, вроде обещая надолго сегодня не исчезать
    -А…молчание теперь уже продлилось секунд двадцать, словно абонент раздумывал с чего начать и подбирал слова – мы с Сержем тут типа у дома Зингера. Серж к утру, наконец, научился изображать муху, которая думает, куда ей полететь. Можешь срочно приехать и сфотографировать? Пожалуй, это срочно.
    -Гош, я пока не вставал, вещи ещё мокрые после стирки. Надо сходит в ванну, принять чашечку кофэ…- начал было избитой фразой
    -Срочно, говорю же. Момент уйдёт. Потом он не сможет, совсем не сможет, мы на парапете на грибонале - телефон недолго помолчал и отключился. Это был тот случай, когда дружеский долг оставлял время разве что на короткий моцион – причесаться и почистить зубы. В общем, через пять минут, старая шаха с седым кавказцем натужно везла меня, вынужденно одевшего рабочий синий костюм в полоску, по Лиговке. Их необычные гротескные фигуры не заметить было трудно. Один сидел с ногами на парапете в странной полусогнутой позе, второй стоял рядом, постоянно оглядываясь вокруг, очевидно ожидая явления персоны с фотоаппаратом и опасаясь, что у первого вдруг пройдёт вдохновение и тот никуда не улетит в итоге.
    -Ну, наконец, чего так долго, давай фотик – я уже держал наготове смартфон. Гоша его выхватил, и муха в ожидании счастливого момента фотофиксации встала в напряжённую позу, насупив брови, чуть не упав при этом, однако, в канал Грибоедова.
    -Ну вот, всё получилось. - сообщила высокая фигура, возвращая телефон через пять минут и забив остаток памяти однотипными снимками. – Теперь можно идти отсюда.
    Муха тяжело спрыгнула на тротуар и протянула руку:
    -У меня было вдохновение. С 8 утра тебе звоним. Менты тут совсем достали. То нельзя распивать – и он хитро покосился на свой пакет, откуда виднелась крышка от бутылки явно очень дорогого коньяка, то нельзя на парапете сидеть, подходят и подходят. Полицейское государство. – и он развернулся в мою сторону, дав наконец прочитать лаконичную надпись на футболке «Долой Ментов!»
    -Во-во – поддакнул задумчивый Гоша – будешь?
    Я посмотрел на пакет, на футболку, потом снова на пакет и сморщился:
    -Тёплый коньяк, с утра, из бутылки, на Невском? – Нет… Не откажусь, конечно.
    -Ну и ладушки. Пей, пока менты отвернулись, и протянул пакет. Вот пирожок на закуску - он что-то замусоленное и раскрошившееся достал из кармана.
    -Не, спасибо - сказал я, давясь большим глотком вкусного тёплого коньяка. Шумная группка то ли японцев, то ли корейцев, сидевшая рядом с ними и изучавшая карту великого города, разом притихла и начала перешёптываться, деликатно по восточному не смотря в лицо, но явно запоминая особенность времяпрепровождения северного соседа. Тем временем тепло некогда законсервированной солнечной энергии категории XO принялось, как цунами, разливаться по телу. И желудок, не получивший ещё с утра никакой пищи, никак не мог притормозить это стремительное и поступательное движение.
    -Пирожок – только и получилось сказать мне на выдохе. – и некая крошащаяся субстанция снова материализовалась в ладони у Гоши
    - И я хочу Тургенева и выпить - сказал Гоша и повторил действие смело у всех на виду и уже не скрывая бутылку. Пара серых кителей с дубинками на боку отчалила от колонны у входа в метро и направилась в нашу сторону. Так как проверять их истинные намерения и умение читать ни у кого не входило в планы, то мы дружно двинулись по Грибоедова в сторону Конюшенной, оставив за спиной восхищённо-недоумённые взгляды то ли корейских то ли японских туристов.
    К семи часом вечера, выпив ещё немного и ещё немного, чуть полежав и даже подремав под приятной сенью голубой ели на Марсовом поле, Гоша наконец предложил пойти к нему домой – как он назвал - «разговеться».
    -Вчера добрый друг вернулся с юга – по секрету сообщил он - и попросил сохранить до его следующего приезда небольшой коробок волшебной курительной смеси. Таким образом, вырисовывалась любопытная перспектива на вечер, который обещал пройти в мудрых и неторопливых философских беседах под музыку Боба Марли, чтения вслух «поваренной книги анархиста» и выпускания в бесконечность неспешных колечек дыма. Вдохновлённые такими открывающимися завораживающими горизонтами, мы покинули вечно голубую ёлку и направились к улице Пестеля, кинув у чижика-пыжика пару монет в воду. По пути мы ещё зашли в магазин у цирка и купили еды домой – целый мешок упакованных в плёнку холодных гамбургеров и пива и ещё заглянули в антикварную лавку, где Серж приобрёл, после долгого торга, за бешеные деньги какую-то медную железяку с чуть помятым боком, как он сказал «для домашнего художественного антуражу». Так мы, три фигуры – одна высокая в клетчатом ушитом пиджаке, другая среднего калибра в костюме в полоску и одна излишне упитанная в новой бейсболке и с неизвестным музыкальным устройством в руке, повернули под свою арку и вошли во двор, предвкушая Лукулловский пир. Далее описание событий несколько различается в зависимости от источника. По моей версии, проходя мимо компании из пяти молодых людей, оккупировавших три скамейки, окружавшие большие заросли шиповника в центре двора, Гоша всё же не удержался, и дал сильного пенка тому из них, кто склонился над кустом, что-то там разнюхивая. Сам пострадавший же был одет в дорогой спортивный костюм, облекший плотное упитанное тело и в лакированных туфлях и можно лишь предположить, что Гоша просто не смог смириться с таким вызовом его эстетическому вкусу. Тот джентльмен, получив вполне достаточный импульс, и не удержав естественное равновесие, резко взмахнул руками, уподобившись с трудом взлетающей толстой птице, а затем эффектно рухнул в эти самые колючие кусты, распугав всех сидевших там бабочек, белой тучкой вспорхнувших над скамейками. Дальше мы уже, разумеется, идти не могли, но совсем не по причине того, что нас типа кто-то куда-то не пускал, а лишь потому, что всех страшно и до спазмов просто скрючило от смеха. Никто в этом счастливом припадке даже не заметил, как впоследствии один из той компании, не оценивший видимо удачную шутку, подло подошёл сзади к Гоше и безжалостно ударил бутылкой пива по голове. Необходимо сказать, что, в отличии от кино, и на ум приходит множество фильмов, фактический удар пивной бутылкой по затылку не приводит никогда ни к каким негативным результатам кроме одного – на тебя выливается всё содержимое и ты начинаешь сильно пахнуть липким, стекающим продуктом брожения. Что в свою очередь очень-очень рассердило Гошу, не ожидавшего такого моветона. И пока эта птица киви ругалась и барахталась в кустах, неуклюже застряв в колючих ветках, во дворе началось массовое мероприятие под названием «трое против четверых». С одной стороны за счёт роста Гоши у нас было преимущество в среднем росте, что нивелировалось небольшим преимуществом противника в количестве и заметно лучшим боевым духом. Серж отбросил все мешки и загадочный инструмент, встал к Гоше спиной, и отбивался сразу от двух, а Гоша в свою очередь, войдя в раж, и не довольствуясь лишь одним полученным противником, добавлял кривых ударов ногой соседним, в результате периодически получая себе ещё одного оппонента. У меня всё было проще - один на один, а так как никто из нас драться особо не умел, то в основном пыжились, пародируя неумелых киногероев. Но судьбе было суждено разрушить сложившийся на поле баланс сил, и причиной этого стал тот самый человек, с которого и началась вся история. Теперь уже в запачканном дорогом красном спортивном костюме, продолжавшем из последних сил нежно облеплять холёное тело, грязно ругаясь, весь исцарапанный и с красным от гнева лицом, тот вылез, наконец-то, из кустов шиповника и немедля уверенным шагом направился в мою сторону с вполне очевидными для меня вовсе не мирными намерениями. И никакая стойка «чёрного дракона восемьдесят пятого левела» не помогла - он прошёл сквозь неё как через дым и хорошо поставленной лаконичной двойкой выбил сноп искр из глаз. Впрочем, был ли это действительно сноп искр или огоньки в глазах отразились от мигалок подъехавших нескольких экипажей патрульно-постовой службы - тут определённо невозможно утверждать. Я только помнил как Гоша и Серж, бережно держа за руки, помогали мне удобно расположиться в узком зарешёченном пространстве автомобиля. Остальные участники событий поехали на следующих двух машинах, опрометчиво высказываясь на тему прав и свобод человека. Довольно быстро машина добралась до ближайшего отдела полиции, и по пути чувствовалось, как что-то щиплет и растекается под кожей возле глаз. Наши дружеские компании на всякий случай разместили по разным камерам и, например, в одной царила полная смиренная тишина – мы встретили сегодняшнюю горькую долю гордо и спокойно и быстро забылись во сне на неудобных деревянных скамейках, но вот совсем не так было у соседей. Они то требовали телефон, то адвоката, то срочно отвести в туалет под раздающийся храп соседей.
    Через два часа нас разбудили, и сержант, в сопровождении двух мрачных и суровых личностей, нетерпеливо похлопывавших резиновой дубинкой по ладоням, препроводил на третий этаж в кабинет, где сидел дежурный офицер. Оппоненты здесь уже побывали, что выдавали улики в виде только что запёкшейся, но не до конца стёртой салфетками крови на столе и на одной из дубинок. Мы не то что бы притихли - никто просто и не намеревался выступать и своим видом изображали афонских старцев на горе перед закатом солнца. Оценив по достоинству эту смиренность, офицер одобрительно хмыкнул и стоявшие рядом джентльмены с дубинками расслабились и со словами «Семёныч, мы, если что, за дверью» - вышли, оставив в качестве понятого только немногословного сержанта. Сон потихоньку выветрился из головы, и теперь только очень хотелось пить. Все наши взгляды и надежды были заметно и жадно обращены в сторону связанного шикарного букета цветов, роз с хризантемами, стоявшего в вазе, почти полностью заполненного искрящейся в лучах раннего утреннего солнца водой. Но попросить попить оттуда никто из нашей компании так и не решился, продолжая гордо нести свой крест, несмотря на ужасные мучения, испытываемые в данный момент.
    -Итак, что вы имеете мне сказать – голос оторвал всех от вожделенной вазы и вернул в унылую комнаты со старым столом, советских времён и огромным сейфом - офицер откинулся на спинку стула и закурил тонкую дамскую сигарету. Молчание длилось несколько дольше им ожидаемого, секунд тридцать, но это было лишь по тому, что каждый был готов доверить почётное право выступить с разъяснениями произошедших событий кому-нибудь другому. Наконец, выдержав положенную театральную паузу и понимая, что зрители уже нервничают, Гоша как самый высокий взял слово:
    -Мы шли домой – он оглядел нас, как бы подтверждая, что речь пойдёт не более чем о присутствующих здесь персонах – никого не трогали, этот – он кивнул в сторону Сержа – просто шёл с покупками из магазина, а второй - тут кивок достался и мне – нёс также необходимые нам продукты ежедневного питания из магазина. Я готов перечислить всё , что мы несли: три сэндвича с сыром, три сэндвича с ветчиной…- но офицер его перебил:
    -Давай по делу
    -А ну так я по делу,- вернулся из гастрономического раздела Гоша - Все шли ко мне домой, так как я живу как раз в соседней парадной, и вдруг внезапно во дворе всё и случилось – он огорчённо вздохнул и опустил глаза. Мы с Сержем даже умилились его крестьянской простоте и искренности и чуть не пустили самую настоящую слезу.
    -Ну, дальше? - офицер выдохнул колечко в сторону сейфа и резко приблизил своё лицо к лицу Гоши, от чего тот испугался и сразу отпрянул.
    -А дальше…а дальше вы всё видели, гражданин начальник, - зачем-то добавил он в конце фразы про гражданина начальника, видимо насмотревшись в детстве старых советских фильмов.
    -Раньше не сидел? – усатое лицо его еще приблизилось, и выдохнуло в лицо Гоши струйку дыма, и тут я понял, что именно таким себе представлял чекистский застенок, от чего лёгкий ужас волной прошёл по моему телу.
    -Нет, лежал, два часа лежал на Марсовом поле, под ёлкой лежал, никак не сидел, ей богу – и Гоша зачем-то для подтверждения своих слов перекрестился и ещё на пару последних сантиметров отодвинул лицо
    -Хорошо – офицер резко отодвинулся и расслабленно сел за стол, очевидно полностью разобравшись в этом нехитром деле. Вам повезло - он продолжил и пустил очередное колечко дыма в бесконечность – у меня есть свидетель, вернее свидетельница, которая подтвердила, что драку начали не вы, и именно она вызвала милицию. Это был очень неожиданный для всех поворот событий, фактически бинго, отчего мы удивлённо переглянулись и дружно глупо заулыбались. Каждому было интересно, кто тот шестикрылый серафим, который так удачно вытащил всех из этой славной заварушки, не только спасши всю компанию от кулаков и ног разбушевавшихся молодчиков, но и от любого наказания со стороны официальных органов правопорядка. А тем шестикрылым серафимом была не кто иная, как Нонна Потаповна Клямкина, весьма прескверная и скандальная особа, проживающая как раз в том доме, где произошли все эти события, но и более того, располагающаяся в квартире окнами на двор с кустами шиповника. Это именно она до того тридцать минут подряд обращалась с угрозами и криками из окна, с требованием немедленно покинуть её двор, где она, как это все, конечно, знают, жила с тысяча девятьсот пятьдесят второго года. Но кроме невыносимых оскорблений, коими являлось полное молчаливое игнорирование её требований, она ничего в ответ не получила. Они могли бы смягчить сердце пожилой женщины, просто ответив что-то в ответ, или, наконец, послав её ко всем чертям, но никто в ответ так даже слова не сказал. И когда она в очередной раз выглянула из окна, что бы излить свежеизготовленную порцию своих ругательств, то увидела зарождающуюся драку, и по этому удачному случаю непременно вызвала полицию, да и более того - дала вполне чёткие и точные объяснения в лицах, кто и как начал потасовку. Конечно, Нонна Потаповна не всегда была женщиной с таким сложным характером, так удачно сыгравшим нам на руку. Сорок пять лет она отработала на заводе «Резиновый Треугольник» в цехе лакокрасочных изделий, и надо думать, что бесследно это воздействие агрессивных химических соединений не прошло для её серых клеток. Какие-то из них, возможно, заменились на агрессивные химические радикалы, так что характер дамы испортился уже к семьдесят второму, отчего к семьдесят четвёртому после долгих страданий несчастную внезапно покинул муж, уйдя к более спокойной машинистке башенного крана, Вере Демьяновне Вакулич, работавшей на таком полезном свежем воздухе, и оставив несчастную с трёхлетним ребёнком. Другие мужчины, опять же по понятным причинам, проскакивали какое-то время в её жизни как картинки в калейдоскопе, пока морщинки несвоевременно не покрыли её лицо по всем возможным направлениям, и кино с кавалерами не закончилось окончательно. Единственным человеком, кто имел влияние на столь едкую особу, и при котором она неизменно затихала и обычно уходила в комнату к своим пяльцам, был её сын, охранник местного торгового рынка, редко когда приходивший трезвым после смены. И причина этой перемены в ней была проста - тот щедро раздавал маме тумаки ногой и вообще чем попало. Она в своей и первой и второй молодости не умела обращаться с сыном, подолгу исчезая и оставляя его на попечение сердобольной соседки. И теперь у него тоже никак не получалось обращаться с матерью. В общем, нас эта предыстория к совершившемуся событию, тянущаяся без малого уже полвека, спасла от необходимости подметать полы в отделе милиции ближайшие пятнадцать суток. Офицер слегка улыбнулся, подытоживая:
    -Держать вас больше не буду, мы во всём разобрались, можете быть свободны – но тут сержант подсел к нему и что-то долго шёпотом объяснял. Все слегка напряглись, пытаясь услышать, но ничего не получалось.
    Они оба встали и начали пристально рассматривать компанию: перед ними располагались трое одинаково измождённых на первый взгляд граждан; один из них был очень худой и весьма высокого роста, в узком старомодном клетчатом пиджаке с оторванным карманом и с глумливой полупьяной физиономией, второй в дорогом синем костюме в полоску, среднего или чуть ниже среднего роста, крепкого коренастого телосложения с рыжими волосами, неровной улыбкой и двумя свежими синяками под глазами, последний же был толстяком с ироничным и наглым взглядом в рваной в недавней драке бейсболке, тщательно прижимавший что-то не то бронзовое, не то медное к груди.
    Офицер непрерывно пробегал глазами по каждому из троицы, а сержант шептал в ухо, и удалось выловить некоторые отрывочные слова «ориентировка», «медный», «рыжий».
    Наконец офицер принял для себя соломоново решение и снова обратил на всех своё пристальное внимание:
    - Я вас подержу ещё недолго, пока мы не проверим ориентировки. Мой коллега уверен, что некогда читал на вас ориентировку, он сейчас проверит и вернётся и если всё нормально, то сразу и отпустим.
    После этого служители закона покинули комнату, и затвор щёлкнул с обратной стороны. Поскрипывающие половицы за дверью подсказывали, что затвор здесь всё же не главное. Через двадцать минут дверь снова открылась, и офицер сказал «на выход». Никаких ориентировок видимо не было, но сержант повторял уверять что «видел точно, и именно на этих», но не помнит когда и где. Мы все вышли на крыльцо перед отделом милиции. Серж и Гоша чуть спустились вниз по ступеням, потом повернулись ко мне и разом задали один и тот же вопрос:
    -Ты зачем этому толстому дал пинка?
    От неожиданности у меня разом пересохло во рту, и я сильно сглотнул, моргнув одновременно двумя глазами, отчего кадык заметно для всех прокатился по горлу сверху вниз
    Так как домой идти было рано, а гамбургеры и пиво потерялись во время недавних героических событий, то наша троица приняла солидарное решение пойти слегка выпить и закусить для поднятия сил в небезызвестное в районе заведение. Выплеск адреналина всё ещё наполнял наши утомлённые тела, поэтому вместо усталости мы чувствовали невероятный подъём духа, готовые поучаствовать хоть ещё в паре новых драк, нисколько не сомневаясь в конечной победе добра над злом. Когда компания ввалилась в заведение, то этот «дух победителей» мгновенно почувствовали все, кто там уже находились, отчего завсегдатаи скромно потупили глаза в стол, и тихо, без обычных раздражающих громких прихлёбываний, допивали своё пиво. Так бывает, когда стая собак разбегается только лишь от лёгкого запаха волка, готового скрутиться в последнем смертном бою хоть со всей стаей, давно отвыкшей от серьёзных битв. Как мы там ни шумели, как Гоша ни пытался даже на карачках встать на стол, так никто и не подошёл к нам, не приструнил, и не предъявил ультиматум. На том мы и успокоились и к утру расстались, положив начинающийся день на крепкий сон и зализывание ран.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Den-dzin
    Категория: Юмор
    Читали: 55 (Посмотреть кто)

    Размещено: 22 апреля 2015 | Просмотров: 108 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (23 апреля 2015 15:13)
    я прямо обхахатался!


    Комментарий 2 написал: Den-dzin (23 апреля 2015 20:00)
    Попробую повеселить и дальше)

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.