«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Герман Бор

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 13
Всех: 16

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 148 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Командировка

    Глава 10
    Решение пойти к Лизе на представление с большим букетом цветов напросилось как-то само. Я определил по афише, что в ближайшую субботу она будет играть в своём театре, расположенном на Литейном проспекте, и возникал шанс немного напомнить о себе. Уже минуло две недели с тех пор, как я видел Лизу последний раз в книжном магазине, и несмотря на некоторые прелюбопытные события, случившиеся в этот период, каждый вечер неизменно засыпал под бой своего сердца, возвещавшего, что заржавевший казалось бы механизм, вдруг заработал. Купив билет заранее, я положил его в нагрудный карман как дорогую реликвию, достойную хранения только у бойкого и независимого сердца. Единственный костюм хорошенько почистили в финской химчистке, за приличные деньги избавив как от ёлочных иголок, так и от следов прежних сражений, чего нельзя было сказать о лице, которое финской химчисткой не принималось и долгое время самостоятельно принимало исходный молодецкий фасон. И к указанной субботе оно снова было готово верой-правдой послужить своему хозяину, намереваясь сыграть одну из основных ролей в задуманном спектакле. За час до начала я уже занял позицию у дверей, готовый ворваться в театр первым, словно в древних стенах происходила новогодняя распродажа. Две бабушки-контролёрши положительно оценили прыть молодого человека, и оторвав корешок пропустили в обороняемый ими особняк. Целый час предстояло изучать фотографии актёров, собранные за последние сто лет, и есть пирожные, заглушавшие разбушевавшееся совсем в итоге непокорное сердце. Оно выстукивало всё сильнее и сильнее, обруч вокруг груди периодически стягивался, что зримо тут же отражалось на поглощении всяческих сладостей, которые стали исчезать с тарелки автоматически. Когда же до первого звонка оставались не более пятнадцати минут, и толпы граждан, жаждущих культурного обогащения, заполнили просторы особняка, мне послышалось, что кто-то окликнул по имени. Я в ответ откусил большой кусок эклера, подумав что ослышался в монотонном непрекращающемся шуме, и полагая, что галлюцинациям после известных событий так просто нельзя поддаваться, по крайней мере на публике. Однако второй раз произнесённое имя версию с галлюцинациями прекратило. Повернувшись в сторону источника звуков, я с неприятным удивлением обнаружил перед собой эффектную персону Осипа Платоновича. Тот в данный момент обнимал за талию невысокую блондинку пышных форм, облачённую в белую обтягивающую мини-юбку, и щедро намазавшую лицо вызывающе ярким макияжем, более подходящем для выступления на сцене в опере, чем среди местной утончённой культурной публики. Осип Платонович действительно оказался несказанно рад этой встрече, так как имел редкую возможность избежать обсуждения вопросов, в которых ровным счётом ничего не понимал, а именно касающихся его профессиональной принадлежности. Перед этим, сияющим от радости человеком, открывалась в данный момент редкая возможность поговорить о театральном искусстве, в бушующее море которого тот готов был пуститься на своей утлой лодчонке – конечно на радость своей спутнице - а то и красиво вывернуть в океан английской поэзии, где Осип Платонович любого мог прихлопнуть, как мухобойкой, самим Лордом Байроном, оставив умирать несчастного в муках невежества. Спутница же новоиспечённого банкира, уже попавшаяся в цепкие лапы английской поэзии, и принесённая до этого на перекладных в культурную столицу с попутным ветром из славного города Вытегра, внимала каждому слову своего спутника, беспечно не ожидая встретиться со всё тем же неумолимым Вильямом Блейком.
    - Ну как, лицо прошло? – директор со всех сторон изучил моё лицо и не найдя на ранее повреждённой поверхности никаких видимых дефектов, продолжил по теме – Театр, однако, неплохой, но вот коньяк в буфете ужасный. Тут Шекспира не ставят, не знаешь? – море тот миновал быстро, и мирный океан английской поэзии блеснул перед собеседниками своей смертельной безмятежной гладью.
    Но я, предупреждённый Катрин о грозящей опасности, исходящей от английской поэзии, так как Осип Платонович и её ранее пытался завести в эти смертельные дебри, быстро пресёк поползновение отправить себя на публичную порку:
    -Нет. Тут не ставят. Шиллер или Гёте не подойдут?
    Директор поморщился, как будто отведал волчьей ягоды, и, осознав, что я не слабое звено в этой жестокой игре, вежливо попрощался, сославшись на необходимость успеть «купить вкусненькое для милочки», что в ответ было оценено глубоким удовлетворённым вздохом той самой милочки. Эта синтетическая парочка исчезла среди гуляющих толп, но вечер встреч для меня так быстро не закончился. Заметный образ Лидии Васильевны, возглавляющей процессию, состоящую исключительно из её худосочного мужа, изо всех сил старающегося не отстать от флагманского корабля, траверсом пересекал комнату, намереваясь в итоге пристать к буфету. На секунду наши взгляды встретились, и мне показалось, что в этот короткий момент она успела сверить возникший образ с миллионом карточек в своей картотеке.
    -Олег, и вы тут? Вот не думала увидеть сегодня знакомых! – Лидия Васильевна тоже была неожиданно рада состоявшейся встрече. Её муж, первые секунды не разделявший всеобщей радости, уловив на лице жены требующиеся эмоции, жарко пожал руку, и потом переключился на изучение цветастой людской картины, видимо перейдя в режим «вольно». В этот момент Лидия Васильевна увидела большой букет белых хризантем на столе и хитро улыбнулась. Пришлось залился краской, словно я был уличён в чём-то незаконном и, заметив смятение, она продолжила:
    -Знаете, у нас званый обед в следующую субботу, будет и Лизочка, не желаете ли к нам зайти? Будет ещё несколько её друзей. Это такая наша семейная традиция, ведь Лиза же не живёт с нами, у неё квартира на Фурштадтской.
    Не подав виду, внутри я уже танцевал жигу, и, вдруг, наконец, понял причину столь пустых попыток «случайно» встретить девушку возле её дома. Я ответил максимально спокойно, но всё же предательски дрогнув голосом:
    -Да, конечно, я приду. А во сколько?
    -В два часа прошу быть
    -Я буду обязательно! – в этот момент раздался второй звонок, и, ещё раз, на всякий случай, взглянув на большой букет, она попрощалась, и снова возглавила процессию, прекратив бесцельное рассматривание её мужем окружавших буфет разнородных театралов. Они скрылись в зале, оставив мне лишь незаметное окружающем чувство надежды, снова разогнавшее обороты непредсказуемого сердца. С третьим звонком и я отправился в гудящую залу, ожидавшую представления. Давали Короля Лир, и я осознал, что Осип Платонович, сидящий в центре первого ряда, только сейчас, к счастью, прочитал название спектакля. Директор, под плавно затухающий свет, в отчаянии активно водил своей плешивой головой по сторонам, выискивая пару заинтересованных глаз, что бы немедля выйти с этим человеком в буфет и рассказать под рюмку коньяка всю историю в собственной версии и, соответственно, в собственном исполнении. Милочка в качестве слушателя не годилась, так как, во-первых готова была с тем же открытым ртом и придыханием слушать хоть про квантовые флуктуации Казимира, а во-вторых уже была полуживой мухой, распластанной в его сетях и ожидавшей традиционного финального смертельного укуса от литературного Осипа Платоновича. Уже близок был день, когда она, и снова с попутным ветром, должна будет вернуться в страну лесов и брусничных болот, скрывающих в своих дебрях долгожданного мифического вытегра.
    А тем временем, несмотря на отчаяние, творившееся в центре первого ряда, на сцене появилась она – Лиза, и по первым словам я понял, что девушка играла ту, кем только и могла быть – Корделию:
    Вы дали жизнь мне, добрый государь,
    Растили и любили. В благодарность
    Я тем же вам плачу: люблю вас, чту
    И слушаюсь. На что супруги сестрам…
    Далее я видел только Корделию, следил за ней, за каждым словом, бурлил негодованием за возникающие интриги и коварство сестёр, почти готовый сам выйти на сцену и разобраться с Гонерильей и Реганой. Когда же дошло до заключительной в произведении фразы герцога Альбанского:
    "Какой тоской душа ни сражена,
    Быть стойким заставляют времена.
    Все вынес старый, тверд и несгибаем.
    Мы, юные, того не испытаем"
    то я почти разрыдался в темноте залы, чуть не выронив букет. Овации подняли всех с мест, и я лишь сожалел, что был не первым со своим букетом хризантем, выстроившись в очередь к Корделии. Она трогательно и артистично принимала каждый букет, но увидев меня, да ещё и с заметными симптомами недавно бурно пролившихся, но всё же вытертых слёз, совсем не по театральному повела одной бровью, видимо не предполагая такого неожиданного проявления чувств. Впрочем, она потеряла концентрацию на долю секунды, и вот уже новый букет закрыл принцессу от меня.

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Den-dzin
    Категория: Юмор
    Читали: 55 (Посмотреть кто)

    Размещено: 23 апреля 2015 | Просмотров: 88 | Комментариев: 3 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (24 апреля 2015 13:15)
    Хорошо хоть отлежался, прежде чем в театр пойти. А что же он друзей то своих культурологических с собой не взял - вот началась бы суматоха.
    А я однажды с собой подобного друга прихватил - он до этого в театре кажется совсем не был, ну короче не сдержался он - взялся комментировать чуть ли не во весь голос, хотел уж угрозы выкрикивать в сторону сцены. Устал я его тогда отговаривать, намучился по полной и больше в театр не брал.


    Комментарий 2 написал: tamara-s (6 мая 2015 19:26)
    "Какой тоской душа ни сражена,
    Быть стойким заставляют времена.
    Очень правильные слова. Понравился рассказ.


    Комментарий 3 написал: Den-dzin (7 мая 2015 22:29)
    Скоро остальное выложу. всё никак не доработать до конца

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.