«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 5
Filosofix Ivan_Al
Safona StreloK
Ио

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 15
Всех: 21

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 139 KURRE
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Эврика (часть 1)


    Талантливый, практикующий врач Семен Семенович Понтовский откинулся на спинку стула и, обращаясь к пациенту усталым, но довольным голосом произнес:
    - Все, дорогой друг, мы победили, заломали эту проклятую болезнь, уничтожили, растоптали, так что можешь быть спокоен, радуйся, наслаждайся жизнью, ты отныне полностью ЗДОРОВ! Усек?!
    - Я здоров??! – с трепетом в голосе переспросил больной.
    - Да, да, ты здоров! Ну, конечно, как же иначе!
    В подтверждении своих слов доктор взял в руку лупу и уже с помощью увеличительного стекла для пущей надежности осмотрел спину, плечи, живот и шею пациента.
    - Отлично! – сделал заключение он. - Кожа белая, чистая как задница у младенца, так что можешь одеваться и со спокойной душой возвращаться к полноценной жизни!
    Услыхав эти слова, пациент, а им оказался председатель кооператива «Сортир» Василий Козявкин, заплакал от радости.
    - Настрадался человек! – подумал Понтовский, вспоминая, как Василий, во время очистки выгребных ям, подхватил заразную болезнь, неизвестный науке лишай. На первый взгляд лишай был так себе, безобидный и смахивал на обычный бублик с маком, но вонял как свежий собачий помет или гниющая шкура старого бобра. На тот момент возле Козявкина можно было находиться только в армейском противогазе или респираторе рабочего цементного завода. За лечение лишая Василия брались самые известные районные, областные и краевые специалисты. Приезжал даже профессор Свисти-Свисти с подозрительным московским фраером, которые брали у Козявкина анализы мочи, осматривали серные ушные пробки, вели долгие с пациентом беседы, обрабатывали яму, где Василий подхватил заразу и даже за каким-то чертом и за свой счет водили пациента в пивную, но результат оказался нулевой. Болезнь продолжала прогрессировать. Дело, казалось, было безнадежным, бесперспективным, туманным, пока за это дело не взялся известный в округе психотерапевт, целитель и талантливый экстрасенс, Семен Семенович Понтовсий.
    Работы по излечению Василия Козявкина было хоть отбавляй, поэтому Понтовсий пахал, как раб на галерах: днем и ночью, утром и вечером, в стужу и зной, будни и праздники и даже в Пасху в этот Великий и Светлый день, Семен Семенович ставил Козявкину уколы, водил в пивную, где пил водку и пиво исключительно за его счет. Кроме этого пришлось разработать и применить на практике новую мазь, настоянную на медвежьих когтях и толченом заячьем помете. Мазь помогла, лишай исчез, Василий поправился, но от ее применения на башке Козявкина появились две небольшие шишки и начали шелушиться яйца, на что Семен Семенович не обращал никакого внимания, считая это ерундой, несерьезным побочным явлением.
    Наконец, Василий оделся, от радости и волнения губы его тряслись, на глазах наворачивались слезы, в следующую минуту низко поклонившись, он положил на стол конверт и перед тем как уйти, пояснил:
    - Это, знак внимания! За доброту вашу необъятную, за труды ваши праведные, за чистоту помыслов ваших, за повышенное внимание к больным и страждущим!
    Оставшись один, Понтовский открыл пакет и от суммы денежного вознаграждения просто ахнул. К удивлению Семена Семеновича гонорар оказался более, чем приличным. Купюры были ровненькие, чистенькие, казалось, что их гладили утюгом или держали под прессом, деньги приятно обжигали ладони, согревали душу, холодили сердце и покалывали в районе прямой кишки.
    - Огого!! – только и смог произнести Понтовсий. – Ну, и Василий, ну и сукин сын! Молодец бродяга!
    В какой-то момент Семен Семенович закрыл глаза и устало вздохнул. В его голове вновь появились мысли о дополнительном заработке и дополнительных доходах. Деньги нужны были как воздух, хотелось быстрее закончить ремонт дачи и построить баню с бассейном, поменять « Москвич- 412» на « Мерседес- 500», съездить в Италию, Испанию, Грецию, да и просто похвастаться перед соседями, которые на днях купили новенький «Форд», а балбеса сына пристроили помощником к депутату от партии ЛДПР. Честно говоря, Семен Семенович не сидел сложа руки, он действовал. Не так давно он открыл платные курсы, «Уринотерапия для начинающих». Правда, вскоре их пришлось закрыть, так как дураков пить собственную мочу, да еще и за собственные деньги в городе не нашлось. После этого был создан кооператив с зашифрованным названием «ССП», где Семен Семенович пытался предсказывать пол неродившегося еще ребенка, по клочкам волос и не фильтрованной моче его родителей. Но и здесь пришлось потерпеть фиаско, потому что женщины предпочли проходить медосмотр в роддоме нежели с трех литровой банкой мочи, а именно такой объем предлагал принести Понтовский, бегать по коридорам городской поликлиники.
    - Ничего, все еще впереди! - подумал он, укладывая деньги поглубже в карман. – Сообразим, какое-нибудь дело все равно откроем.
    Накинув на себя плащ и заперев дверь, он вышел на улицу и на крыльце поликлиники с удовольствием закурил сигарету. Вечерело. Тишина, полная идиллия. Со стороны реки дул мягкий и прохладный августовский ветерок. Возле клуба кто-то растянул меха гармошки. В соседнем переулке мелодично зазвенела гитара, а молодой красивый голос протяжно запел о любви, нежности и легкой поножовщине на основании ревности в середине третьего куплета. В какой-то момент на улицу выскочила легковая машина, где находилась группа ребят, которые, громко крича, размахивали флагом с изображением лидера ЛДПР В. В. Жириновского и его ярким призывом «Не врать и не бояться». Семен Семенович прищурился, сосредоточился, но из-за сгущающихся сумерек этот призыв прочитал как « Брать и не бояться».
    - Да мы и так не боимся! – подумал он, решив на следующих выборах в ГД РФ голосовать исключительно за представителя ЛДПР. Со стороны заливных лугов поднималось колхозное стадо. Коровки неспешно пересекли центральную улицу, прошли возле площади, где располагалось здание городского совета и, остановившись возле доски почета, долго и пристально смотрели на портрет председателю колхоза «Бездна» Дмитрия Петровича Темного.
    В какой-то момент в голове Понтовского родилась идея отметить полученный от Козявкина гонорар в ближайшем питейном заведении. С этой мыслью он бросил взгляд туда, где возле старой водокачки, за пунктом приема стеклотары, распахнула двери известная в городе пивная под названием «Хобот мамонта», которую все местные работяги называли не иначе как «Член мамонта».
    Не смотря на вечернее время, посетителей в заведении оказалось немного. Понтовский, не спеша, прошел через весь зал и не успел присесть за любимый столик, под ветвями искусственной пальмы напротив женского туалета, как к нему подбежала знакомая официантка с небольшим синяком под левым глазом и без переднего зуба.
    - Семен Семенович! - прощебетала она. - Вам как всегда? Сто пятьдесят и соленый огурец?
    - Нет, нет, ну что вы! – важно ответил Понтовский. - Сегодня начнем с двухсот граммов водки и литра пива!
    Пока официантка выполняла заказ, Семен Семенович вновь углубился в размышления о дополнительных доходах.
    - Может открыть платные курсы лечения геморроя с помощью свежих огурцов по методу Геннадия Малахова? - подумал он. - Или, к примеру, начать применять мазь собственного приготовления для стимулирования роста волос?
    Вторая идея казалась Понтовскому более подходящая, верная, стоящая, но, вспомнив, что во время испытаний мази у больного стали выпадать волосы не только с головы, но и со спины, груди и с других частей тела, от этого предложения пришлось немедленно отказаться. Раздумывая о делах насущных, Семен Семенович не заметил, как сначала выпил двести граммов, потом еще сто, затем еще и очнулся только тогда, когда почувствовал, что его кто-то трясет за плечо. Понтовский открыл глаза. Перед ним стоял охранник пивной, бывший работник городского морга и виновато бубнил:
    - Семен Семенович, вам пора на выход, заведение закрывается.
    Понтовский с трудом поднялся, пошатываясь, вышел на улицу и, держась за забор, огляделся по сторонам. Было уже очень поздно. Кругом ни души, сплошная темнота, свет горел только возле медвытрезвителя и напротив дома, где проживала известная в округе самогонщица баба Люба. Давно не ходил городской транспорт, не было видно и такси.
    Подойдя к колодцу, Понтовский достал ведро воды, напился и несколько минут с наслаждением поливал водой свою «раскаленную» голову. От такой процедуры полегчало, немного отошел хмель, перестала ныть поджелудочная железа. Взбодрившись и решив сократить свой путь домой, Семен Семенович пересек центральную улицу, прошел небольшой переулок и остановился возле огромного пустыря, перекопанного вдоль и поперек.
    Неожиданно Понтовский вспомнил рассказы стариков о том, что до революции эта территория с кирпичным большим домом, от которого в данный момент остались лишь одни развалины, цветущим садом, с надворными постройками, конюшней и небольшим прудом, принадлежали известному ловеласу, владельцу огромной мануфактуры и двух публичных домов графу Ширинкину. Поговаривали, что после революции граф смотался за границу, но свои драгоценности закопал где-то в этих местах. Помня эту легенду, местные жители без малого сто лет то бросали, то вновь кидались на поиски сокровищ Ширинкина. Они несколько раз перекопали всю землю вокруг усадьбы, простукали фундамент дома, годами рылись в конском навозе и несколько лет назад нашли дубовый, кованый сундук, в котором кроме старых истлевших портянок, нескольких пар погон прапорщика, церковной книги, горсти медяков и добротного самогонного аппарата, ничего больше не нашли.
    Держась прямо и стараясь не упасть в яму, Понтовский двинулся вперед, но, не успев пройти и ста метров, резко остановился. Прислушался. Нет, не показалось. В какой-то момент он увидел, что вдоль пустыря, пересекая тропинку в сторону старого кладбища движутся два подозрительных человека с лопатами в руках. У одного из них за спиной Понтовский заметил небольшой мешок.
    - Что за люди? Что за фраера? - подумал он. Чего им нужно ночью на кладбище? Хотя…!?? А быть может…!??
    От таких мыслей Семен Семенович начал резко трезветь. От волнения и какого-то азарта он мелко задрожал, сгорая от любопытства, повернул назад, выбежал с пустыря, поддал жару и через несколько минут оказался на другой стороне кладбища с его тыльной стороны. Отыскав в заборе небольшой лаз, Понтовский нагнулся, попытался протиснуться между штакетинами, но в следующую минуту:
    - Бац!!
    Сильно ударился головой о перекладину и упал на колени. Сказался выпитый накануне ерш. (Ерш - исконно русский напиток, состоящий из водки и пива где процент водки намного превышает процент пенного напитка. Прим. Автора).
    Потирая ушибленное место, Семен Семенович поднялся. Прислушался. В какой-то момент ему показалось, что в середине кладбища, примерно там, где был захоронен местный изобретатель по очистке тройного одеколона, звякнула лопата.
    Трясясь от страха и сгорая от любопытства, он сделал вперед шаг, затем еще один, еще и вдруг;
    - Мама!! – приглушенно закричал Понтовский, проваливаясь в какую-то бездну. К счастью, этой самой бездной оказалась простая помойка, в которую работники ЖКХ обычно скидывали кладбищенский хлам в виде старых крестов, веток, листьев, сгнивших оградок, завядших цветов и так далее. Яма оказалась не глубокая, но с отвесными стенками. Стараясь подняться на поверхность, Понтовский приставил к стенке старый крест, попытался на него вскарабкаться, поднял ногу, но крест треснул, переломился, а сам Понтовский рухнул на дно ямы и, больно ударившись головой о расколотую могильную плиту, потерял сознание.
    Очнулся он на твердых нарах, в небольшой комнате, с крохотным зарешеченным окошечком под самым ее потолком. Напротив на такой же деревянной «шконке» лежал с виду интеллигентный человек без обуви, в рваных носках и сильно храпел.
    - Неужели я в камере полицейского околотка?? – не успел подумать Семен Семенович, как заскрежетал замок, дверь отворилась, и невысокий полицейский громко крикнул:
    - Господин Понтовский! На выход!
    Семен Семенович засуетился, схватил плащ, выскочил из камеры и в сопровождении все того же надзирателя был сопровожден в кабинет начальника полиции, майора Ивана Ивановича Колотушкина.
    Выдав Понтовскому остатки денежного гонорара и другие личные вещи, майор укоризненно посмотрел на посетителя и начал читать тому нотации.
    - Эх, Семен Семенович! Как же так? Вы, известный в городе человек, уважаемый доктор, талантливый врач и на тебе, пьяный, на кладбище, в сырой и глубокой яме, хорошо, что в том районе оказались два наших оперативника со спецзаданием, а так невозможно себе представить, чем вся эта история могла бы закончиться.
    Понтовский молчал, ему было стыдно. Увидев свое отражение в зеркале, ужаснулся. В его стоящих дыбом волосах было полно мусора, шея обмотана траурной лентой, на которой красовалась надпись. «Спи спокойно, любимая теща! Твой зять тебя не забудет»
    Из нагрудного кармана пиджака торчал пластмассовый цветок, из рукава выпала старая упаковка из-под презервативов. С брезгливостью, сорвав с себя ленту, Понтовский бросил ее в мусорницу, туда же полетел и цветок, глубоко вздохнул, покраснел.
    Тем временем Колотушкин внимательно посмотрел на задержанного и неожиданно спросил:
    - Семен Семенович! – А вы и впрямь провидец, экстрасенс, или так себе…:
    - Да, я настоящий экстрасенс, в четвертом поколении!
    - Хорошо! Получается, вы свободно можете рассказать, что произошло с человеком ранее и что произойдет с ним в бедующем ?? Так?!
    - Для меня это, как два пальца обоссать ! – хотел ответить Понтовский, но воздержался и сказал что для него такие вещи сущие пустяки.
    - А вот я сейчас вас проверю! – неожиданно предложил Колотушкин.
    - Да ради Бога!!
    - Хорошо! Скажите, что делала моя жена в предыдущее воскресенье?! А!?
    - А вы что не знаете?! – задал встречный вопрос Понтовский.
    - Вот я то, как раз знаю, я в своей жене уверен, просто хочу проверить ваши способности. Поняли?!
    -Хорошо! Будь, по-вашему, проверяйте!
    С этими словами Семен Семенович засучил рукава, напрягся, попытался сосредоточиться, но в следующий момент…
    - Нет, не могу! – устало произнес он. - Для начала работы и вхождения в австрал мне нужен толчок, «подзарядка» так сказать!
    - А понимаю, понимаю! – майор засуетился. – Я и забыл, вам нужно опохмелиться!
    С этими словами он открыл ящик стола, потом заглянул под стол, затем понюхал свои старые хромовые сапоги, стоящие возле шкафа, пошарил внутри рукой, после этого открыл сейф, из которого извлек бутыль с мутноватой жидкостью:


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Хайдар
    Категория: Юмор
    Читали: 402 (Посмотреть кто)

    Размещено: 29 июля 2015 | Просмотров: 558 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.