«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 3
Muze NikiTA
Safona

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 22
Всех: 27

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 109 Safona
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Прости меня

     

     

    Любовь, испепелившая живое

    И превратившая в пустыню райский сад -

    Мираж в пустыне, а нечто иное.

    Любовь такая - это сущий ад.

     

           Солнечный луч проник в комнату, разорвав пелену тьмы. Его светящееся лезвие полоснула по векам спящего мужчину, заставив того недовольно поморщиться и проснуться.

           Мужчина нехотя сел на кровати, растирая морщинистое, поросшее щетиной лицо. Он выглядел уставшим, события вчерашнего дня наложили на человека свой отпечаток.

           После минутного ожидания, человек встал, потянулся и направился к окну, по пути заправляя майку-алкоголичку в выцветшие шорты цвета хаки.

           Худощавый, среднего роста человек, обутый в бордовые шлепки-вьетнамки, смотрел сквозь щели заколоченного окна на разгорающийся день.

           «Сегодня будет жарко», - подумал он, рассматривая чистое небо, периодически щурясь из-за солнца.

           Стараясь особо не шуметь, человек подошел к кровати, на которой, мирно посапывая, спала девочка десяти лет, укутавшись в проеденный молью плед. В пустыне ночью оказалось очень холодно.

           Мужчина смотрел на нее, не шевелясь, боясь разбудить неловким движением. Он тяжело вздохнул, провел мозолистой ладонью по седеющим волосам и отвернулся. Пальцы коснулись холодной рукоятки револьвера, покоящегося на дне кармана старых шорт.

           Пустая комната какого-то барака на краю шахтерского поселка погрузилась в тишину. Мужчина смотрел на револьвер, затем повернулся к спящей девочке и улыбнулся.

    - Не бойся дорогая, я тебя больше не брошу, - шепнув под нос, он подтянул слегка сползшие шорты, ткнув пистолет за пояс, и выпустил майку наружу, дабы скрыть оружие от детских глаз.

     

           Опустив козырек кепки, что бы скрыть свое лицо и изнывая от жары, худощавый мужчина в грязной майке-алкоголичке сидел в машине и ждал. Оставалось совсем не много. Примерно минут через пять-десять из подъезда пятиэтажки, что стояла напротив, должна выйти погулять его дочка.

           Мужчина знал это точно, наблюдая за дочкой уже неделю. Сегодня он увезет девочку с собой, подальше от той проклятой сучки, которую раньше называл женой.

           «Любочка». - Имя жены заставило человека сплюнуть, и лицо исказилось гримасой призрения.

           Появившаяся из подъезда миниатюрная фигурка отбросила негативные мысли в сторону.    Растрепанные черные кудри, льняной сарафан и белые сандалии на босу ногу. Человек замер, он узнал её. Он не спешил, боясь все испортить, боясь, что бывшая жена выйдет вслед за ребенком и помешает, а ведь он очень долго ждал этого момента и не хотел все потерять из-за нетерпения.

           Страхи оказались напрасны, девочка была абсолютна одна, в чем человек нисколечко не сомневался. Любочка никогда не тратила свое время на такие мелочи, как ребенок.

           Мужчина сильнее надвинул на глаза кепку и вышел из машины. Жигули седьмой модели недовольно скрипнули, провожая своего хозяина.

           Перепрыгнув через невысокую ограду с облупившейся краской, человек подбежал к девочке и улыбнулся.

    - Привет. – Мужчина сел перед ребенком на корточки.

    - Папа! – воскликнула девочка и кинулась к отцу.

    Он подхватил её на руки и не в силах сдержать эмоции, прижал к себе.

    - Я знала! Я знала, что ты вернешься! – кричала девочка, заливая грязную футболку отца, внезапно накатившими слезами.

    - Да, я вернулся и сейчас я заберу тебя с собой. – Мужчина отстранил дочку от груди и посмотрел во влажные, голубые глазки своего ангелочка. – Мы уедим отсюда, далеко. Понимаешь, Машенька?

           Машенька ничего не понимала, она просто кивнула и пошла за отцом.

    - Маша! Стой! – раздался оглушительный женский крик.

           Мужчина обернулся. Из окна третьего этажа на него пристально смотрела растрепанная, худая женщина в замызганном фартуке, который был ей велик. Жилистые руки напряглись, сжимая край подоконника. Заостренные черты лица напряжены, глаза Любочки пылали огнем, но встретившись с глазами бывшего мужа, тут же померкли, гнев сменился удивлением и растерянностью.

    - Витя! Стой! – закричала женщина, в голосе больше не было остроты.

           Виктор подхватил ничего не понимающую дочку на руки и побежал к машине. Дальше все словно в тумане. Он гнал по пыльной дороге в сторону пустыни, стараясь как можно скорее уехать из города.

    Все шло по плану, за исключением того, что бывшая жена увидела его с ребенком, а значит, погоня не минуема. Отца Маши это не сильно волновало, он знал, где можно укрыться, все давно было спланировано, главное – это пересечь пустыню, замести следы.

     

           Виктор тяжело опустился на кровать, все, что осталось в комнате – две кровати и стол, плюс сломанная табуретка.

           Когда-то здесь кипела работа, жили люди, добывая полезные ископаемые из шахт, теперь вокруг царил хаос и запустение. Барак и пара рабочих построек – все, что осталось от поселка. Виктор давно знал о его существовании и, как он надеялся, больше никто.

           Холодная вода обожгла горло. Мужчина откинулся на кровать, положив рядом полупустую бутылку воды. Спешить было некуда, Виктор рассчитывал переждать жару в поселке, а ближе к вечеру, ехать дальше, через пустыню.

          Виктор посмотрел на дочку. Его высохшее, морщинистое лицо стало сосредоточенным, карие глаза наполнились уверенностью. Решимость переполняла человека. Он готов был пойти на многое, лишь бы увезти девочку подальше от безразличной, никчемной матери.

           Мужчина закрыл глаза, вспоминая прошлую жизнь с Любой.

           В маленьком городке на отшибе огромной страны приходилось нелегко, но они справлялись. Жили, душа в душу, никогда не ссорились, старались любые разногласия решить мирно. Так продолжалось до тех пор, пока жена не родила ребенка, все очень сильно поменялось. Рождение ребенка стало переломным моментом в их совместной жизни.

           Ребенок не только большая ответственность, но и дополнительные материальные затраты. Виктор с женой знал это, поэтому поначалу все шло, как запланировали, но потом… жена вышла из декрета пораньше, так как требовались деньги. С Машей остался отец. Подходящей работы найти не удавалось, он периодически перебивался случайными заработками в тоже время, стараясь проводить время с дочкой.

    Люба все чаще и чаще стала задерживаться на работе допоздна, говоря о том, что много дел, нужны деньги и прочее, прочее.

           Так тянулось много лет, жизнь превратилась в муку. Жена пропадала на работе, а Виктор сидел дома с дочерью, периодически занимаясь, чем придется, внося свой скромный вклад в бюджет семьи.

    Одна радость и отдушина для мужчины, стала подрастающая Машенька.

           Однажды, после корпоратива, Любочка пришла не в настроении, завязалась ссора. Впервые за девять лет супружеской жизни, Виктор ударил свою жену.

           Он стоял над ней, сжав кулаки, дрожь била его худое тело. Сердце колотилось в груди с бешеной скоростью. Виктор застыл, подобно каменному изваянию посередине кухни, глядя на свою Любочку, забившуюся в угол.

    - Папа! – Машенька держала своего отца за руку.

           Мир в тумане, как в молоке. Жизнь плыла мимо.

           День знаний. Машенька стояла нарядная в школьной форме нового образца, с красивым бантом на голове. Отец много времени потратил на то, чтобы соорудить этот бант.

           Виктор смотрел на свою счастливую дочку и улыбался вместе с ней. Людмила как всегда была на работе, она единственный источник дохода в их семье.

           Виктора коробила такая ситуация, он все понимал, но сделать ничего не мог.

           За год до того, как Машенька первый раз пошла в школу, его приятель Коля, устроил Виктора на работу. Местный завод выкупили какие-то ребята и решили наладить производство. Потребовались опытные рабочие.

           Год работы пролетел незаметно. Виктор радовался возможности стабильного заработка. Ему теперь не нужно бегать по городу в поисках возможность подзаработать. Жизнь налаживалась.

           Было холодно. Морозный день остался в воспоминаниях Виктора надолго, В тот день, его с женой вызвали на родительское собрание. Конечно же Любочке, как всегда было некогда и поэтому Виктор присутствовал на собрании один.

           После разговоров про успеваемость и прочие нюансы образования, директор сообщил о необходимости ремонта школы, явно намекнув на денежный взнос.

           Приближались праздники, денег и так в обрез, а тут еще и необходимость ремонта. Виктор пришел домой подавленным.

           Очередная ссора с женой. Люба обвиняла его в тунеядстве, говорила, что нужно больше работать, при этом, работая допоздна, женщина сама еле смогла набрать требуемую сумму.

           Тот треклятый день сломал судьбу Виктора. Николай, так же одолеваемый тяжёлым материальным положением, предложил другу небольшое дельце. Всё что требовалось, унести с завода несколько «лишних» деталей и, дело в шляпе.

           Дело с «лишними» деталями прошло гладко, до того самого момента, пока на заводе не обнаружилось, что детали эти оказались совсем не лишними. Запись с камер наблюдения, установленных буквально накануне Колиного дела, показала, как папа Маши нарушает закон.

           Для Виктора это оказался страшный удар. В одно мгновение человек лишился работы, свободы, а главное семьи. Именно тогда волосы на голове Виктора покрыла седина.

           Но лишение свободы оказалось не самым страшным. Измена жены, вот что подкосило бедолагу. Охрана в СИЗО еле успела вытащить Витю из петли.

           Любочка не задерживалась на работе, вернее не всегда задерживалась. Обычно после работы женщина спешила к Николаю, другу Виктора, и предавалась с ним любовным утехам.

           Пока муж сидел с дочерью, Любочка бегала за его лучшим другом.

    Коля тоже оказался не промах и, дабы Витя не мешал, сначала устроил его на постоянную работу, где он являлся мастером смены, а потом и вовсе подставив, отправив друга в места не столь отдаленные.

    Гриша, брат Любочки, так же по совместительству местный участковый, посодействовал распаду семьи, пообщавшись со своими знакомыми в следственном комитете.

           В итоге, только Машенька осталась тем единственным живым существом, ради которого Виктор решил жить.

     

           Мужчина открыл глаза. Грязные доски потолка, такая же грязная и пустая комната, как и его никчемная жизнь. Самоё ценное, что было здесь – это дочь.

           Маша не спала, она сидела на кровати, прижав к груди плюшевого мишку, захваченного ею с детской площадки. Девочка смотрела на отца не решаясь подойти.

           В комнате становилось жарко, ночная прохлада исчезала под напором солнечных лучей.

    - Позавтракаем? – на не бритом лице появилась улыбка.

           Машенька кивнула.

           Виктор подошел к выходу и, подобрав стоящий у порога рюкзак, зашагал к столу. Шлепки шаркали по прогнившему полу, поднимая за собой облако пыли.

    - Не слишком чисто, но ничего страшного, - улыбаясь, сказал мужчина, раскладывая на столе бутерброды.

           Маша уселась напротив и, недолго думая схватила бутерброд.

    - Погоди, я принесу воды.

          Отец направился к кровати, где среди тряпья осталась пластиковая бутылка, а Машенька, продолжила жевать бутерброд. Она была очень голодна.

    - Папа, смотри, машина, – пробубнила девочка с набитым ртом, увидев сквозь грязное окно приближающийся автомобиль.

           Выронив бутылку из рук, Виктор прильнул к окну.

    - Доча. Собирайся, нам нужно уходить. – Мужчина принялся заталкивать еду обратно в рюкзак.

     

           Когда Любовь увидела дочку с каким-то незнакомым мужчиной, она заволновалась и внимательнее присмотрелась к незнакомцу. Возможно, это просто один из соседей, практически все местные мужики на одно лицо и одеваются соответствующе. Люба практически поверила в версию про соседа, когда Машенька обхватила незнакомца за шею, но когда этот незнакомец поднялся и пошел с Машей прочь, женщина не на шутку испугалась.

           Кухонное полотенце выпало из рук, Любовь на шатающихся ногах подошла к окну, все еще отказываясь верить в происходящее. Женщина со всей силы вцепилась пальцами в подоконник.

    -Маша! Стой! – закричала женщина, глядя на то, как неизвестный уводил её дочь.

           Незнакомец развернулся и, в этот момент Люба узнала его, этот взгляд, она не поверила своим глазам. По словам брата, Виктор исчез, бесследно и о нем не было слышно больше полугода, а тут… он около дома и куда-то уводит дочь.

    - Витя! Стой! – Люба сжала пальцы так, что те побелели. Мир в одночасье перевернулся.

           Любовь совершенно потерялась в своих мыслях, гнев на неизвестного мужика, на не послушную дочь, которой строго настрого запрещено было общаться с незнакомыми людьми, неожиданно сменился смятением, паникой.

           Женщина смотрела в спину уходящему Виктору, потом перевела взгляд на Машеньку, сидевшую на руках у отца. Вопрос о том, что делать и как быть, намертво застыл в голове.

           Шок постепенно отступил, давая возможность действовать.

           Сорвав с себя фартук и скинув, скользившие по линолеуму тапки, Любовь побежала в спальню за телефоном.

    - Гриша! Ало! Ты слышишь меня? – Голос срывался на крик. – Витя вернулся! Он похитил Машу! Да! Да! Прямо у меня на глазах!

           Люба сбивчиво, спотыкаясь на каждом слове, уже сквозь напирающие слезы, кое-как описала брату, что именно произошло и, отключившись, тут же набрала Николая.

           Истерзанный временем халат уступил место легким шортам и мятой белой футболке с изображением мертвого смайлика и огромной надписью во всю спину «НИРВАНА». Бледно рыжие волосы оказались собраны в плотный пучок на затылке. Черные глаза блестели, утопая в слезах. Люба села на край кровати, больше не в силах терпеть она разревелась.

           Николай подъехал примерно через час, чем спас мать Машеньки от истерии, желания умереть и одновременно ринуться в погоню за Виктором, неважно куда, главное не сидеть на месте.

           Гриша появился под вечер, рассказав о том, что знает, куда мог направиться Виктор и утром они его обязательно нагонят.

    - Я не собираюсь сидеть до утра! – Любовь была на грани нервного срыва. – Мы не знаем, на что способен этот сумасшедший, поэтому едем сейчас!

           За время ожидания, желание поскорее вернуть похищенную дочь возобладало над всем остальным.    Любовь боялась своего бывшего, боялась его дальнейших действий.

    - Но группа будет готова только утром, - пытался остановить сестру Григорий.

           Не высокий, толстый мужичек с лысой головой, суетился перед своей сестрой, пытаясь хоть как-то успокоить. Его маленькие поросячьи глазки бегали от Любы к Коле и обратно.

    - Сейчас! Нас, в конце концов, трое, а он один. У тебя ведь пистолет. Мент ты, или нет? – Сестра вспылила, но потом добавила более спокойным, молящим тоном: - Он же способен сотворить все что угодно, ты же знаешь. Гриша.

           Брат знал это, он так же переживал за племянницу, просто старался не показывать чувства перед сестрой, которая и так была на взводе. А еще, Григорий боялся, что Люба в нынешнем состоянии может натворить бед, если встретится с Витей.

    - Завтра к обеду, доберемся до поселка. Вряд ли он поедет через пустыню ночью. – Не найдя в Николае поддержки и более не вынося рыданий Любы, Григорий сдался.

     

           Виктор схватил дочку за руку и побежал по длинному коридору барака. Задняя дверь поддалась сильным толчкам худощавого мужчины, выпустив его на улицу. Жаркий ветер удушающе схватил за горло, заставив немного притормозить. Виктор обернулся, никого. Выглянул из-за барака, три фигуры осторожно подходили к зданию. Солнце слепило глаза, не давая возможности разобрать лица, но одну из фигур Виктор узнал сразу же.

           Мужчина сплюнул, злобно и смачно, пока была возможность, покуда солнце еще не встало в зенит, безжалостно испепеляя все живое, блуждающее по пескам пустыни.

    - За мной. – Виктор побежал к стоявшему неподалеку сараю, тянув ничего не понимающую девочку за собой.

           Маша удивленно озиралась по сторонам, то и дело, щурясь от яркого солнца, девочка еще не успела привыкнуть к нему, просидев долгое время в темном бараке с заколоченными окнами. Она спотыкалась, падала, но отец тут же поднимал Машу за руку и вел за собой дальше.

            Девочка не была напугана, она не испытывала страх или какое-то беспокойство, Маша просто следовала за своим отцом, так как он был для Машеньки самым любимым и близким человеком. После пропажи отца, девочка долго плакала, выпрашивала маму о нем, однако все оказалось бесполезным. Лишь плюшевый медвежонок напоминал Машеньке о папе, и именно эта игрушка была зажата у неё в руке. Маша чувствовала себя защищенной.

           «Папа меня не обидит. И ты мишутка тоже защитишь меня». – За спиной девочки закрылась дверь и её окутала тьма.

            Виктор судорожно грыз ногти, стараясь придумать, как действовать дальше. Машина стояла в соседнем сарае, нужно только перейти улицу и всё. Цель так близка, но так трудна в своём достижении. Человек обшарил сарай вдоль и поперек в надежде найти другой выход отсюда, так чтобы не попасться на глаза бывшей жене.

           Ничего не придумав, и оставив попытки тихо выломать доски у стены, мужчина достал из-за пояса револьвер и подошел к двери. Сквозь щель было видно как Николай, Виктор узнал этого бугая, держа в руках полицейскую дубинку, остановился у задней двери барака.

           Следы. Только сейчас Виктор увидел оставленные им следы. На песке, они были единственные и Николай, уже обратил на них внимание.

           Витя ждал развития событий. Он был готов стрелять, не смотря на неуёмную дрожь в руках и слепящее глаза солнце, мужчина решил идти до конца. Виктор не отдаст им свою дочурку.

           Ситуация накалялась, как песок под лучами солнца.

           Неожиданно, Николай отворил дверь барака и исчез в темноте дверного проема.

           Вот он – единственный шанс. Быстро подтянув спадающие шорты, Виктор схватил дочку и выбежал на улицу. Маша, держа папу за руку, последовала за ним, слегка попискивая от обжигающего маленькие ножки песка. Увидев оружие, девочка ничего не сказала, лишь больно прикусила нижнюю губу и стиснула медвежонка.

           «Если у папы пистолет, значит так нужно». – Заключила для себя Машенька.

          Виктор рванулся к стоящему в нескольких метрах от него ангару, но женский крик заставил его остановиться.

           До машины было совсем рукой подать и опять всё ломается из-за женщины. Удача ускользнула из рук, словно вода сквозь сито.

           Мужчина резко развернулся, направив оружие в сторону бывшей жены.

           Люба не видела своего мужа около трех лет и вот они встретились, не так как вчера, мельком, на расстоянии, а практически лицом к лицу.

           Он изменился, исхудал, волосы поседели, появилась щетина, но взгляд остался прежний. Если бы Виктор изменил внешность, Люба все равно узнала бы его по глазам, суровым, сосредоточенным, с легкой искоркой безумия, поселившейся в них еще при совместной жизни.

           Женщина замерла в нерешительности, когда бывший муж наставил на нее пистолет. Она видела, как Виктор пытается унять дрожь, как он борется с собой, чтобы не запаниковать. Он никогда не умел скрывать свои чувства, не умел прятаться.

           Люба посмотрела на бывшего мужа, на дочку, перебирая в голове хаос мыслей. Желание броситься к Виктору и выцарапать глаза, подавлялось чувством страха. Любовь прекрасно помнила те времена, когда родной для неё человек вдруг изменился.

           Сначала Люба не предала этому значения, в семье складывалось тяжелое материальное положение и ей приходилось много работать. Уходила рано утром, возвращалась поздно. Все шло гладко, пока однажды муж не встретил женщину кулаком и крепким словом.

           В тот вечер Любовь пришла с работы позднее обычного. Первое, что бросилось в глаза – свет на кухне, этого давно не было. После того, как муж устроился на работу, приходя домой, он обычно ложился спать.

           Люба повесила пальто и, разувшись, прошла на кухню. Витя был пьян. Не успев опомниться, женщина тут же получила кулаком в лоб совместно с дозой матюгов и оскорблений.

           С этого вечера началась совсем иная жизнь, полная побоев и унижений. Терпению Любы пришел конец, когда свидетелем очередного скандала стала Машенька.

          Все чего боялась Любовь – это того, что Виктор покалечит Машу. Разговоры, истерика, мольбы и прочие попытки разрешить возникшую проблему в отношениях встречались мужем в штыки, он замкнулся в себе не желая впускать к себе никого. Виктор отдалился на столько, что Люба уже не верила, что они являются мужем и женой.

           И вновь один из поздних вечеров стал переломным в жизни мамы Маши, женщину вызвали в полицию, сказав о том, что Виктор задержан по подозрению в краже. Люба не могла поверить в происходящее, не помня себя, она поехала в участок. Так, на скамье в камере перед Любой сидел совершенно чужой человек. Внешне, это по прежнему был её муж, но по поведению и разговорам… после увиденного Любовь еще долго пыталась избавиться от кошмарных снов, где Виктор являлся к ней в виде монстра и пытался лишить жизни.

           Врачи выявили у Вити психическое заболевание. Люба в оцепенении провела дома неделю, взяв отпуск за свой счет. Она просидела с Машей все это время, не веря в поставленный врачами диагноз. Столько времени, пропадая на работе, Любовь оставляла дочку с человеком, способным на любой поступок и, не видя столь критичных и страшных изменений.

           Женщина долго корила себя за то, что никогда не была рядом с дочерью и мужем, не смогла предотвратить трагедию, а это было возможно. Если бы не Николай, не известно, что стало бы с несчастной Любовью.

           Спустя год, врачи сказали, что болезнь прогрессирует и возможно, Виктор уже никогда не станет прежним.

            На свиданках, Витя иногда был совершенно нормальным, а иногда полностью не узнавал жену, нёс бред про тюрьму, подземелье и надзирателей.

           Люба не могла больше терпеть, такая жизнь оказалась не выносима.

           Именно об этом женщина и рассказала мужу на свидании в больнице, когда сознание Виктора оказалось чистым от бреда.

           Витя ничего не ответил, лишь гневно плюнул Любе в лицо и ушел. Больше они не виделись.

           С тех пор, Любовь жила своей жизнью, тяжелой, полной трудностей и лишений, но своей. Она стала больше уделять времени ребенку. Появился мужчина – Николай. Крепкий, коренастый мужик, с грубыми чертами лица, но доброй душой и полными любви глазами, в которых Люба тут же утонула, постаравшись забыться, убежать от пережитого кошмара. Она всё еще любила Виктора, но эта любовь таяла в теплых объятиях Коли, ставшего для измотанной и уставшей женщины островком надежды на новую жизнь.

    Вернувшийся Виктор вмиг разбил женские мечты. Люба не верила в это, но нечто мерзкое внутри уже начало шевелиться, дергая за живое.

    - Витенька, отпусти Машу. Прошу тебя. – Люба готова была встать на колени.

           Виктор молчал. Изнывая от нетерпения и жары, мужчина смотрел на жену и молчал.

    - Витя. Отпусти девочку и мы поговорим. Хорошо? – Григорий вышел из дверного проема и, рассмотрев в руках Виктора оружие, машинально потянулся к кобуре.

    - Никаких разговоров! Я забираю дочку, и мы уедим отсюда, от вас всех подальше! – Голос Виктора дрожал. Мужчина находился на грани.

    Автомобиль всего в паре метров от него.

    - Витя, отпусти Машу и потом, сможешь видеться с ней сколько хочешь. Пожалуйста. – Николай изобразил подобие улыбки.

           Обстановка накалялась с каждой секундой. Казалось, что от людей исходит жар, испепеляющий, не щадящий никого вокруг.

    - Да пошел ты! Ты был мне другом, а в итоге... подставил меня... потом еще и с женой моей… - Виктор затрясся от гнева. – Что бы я еще раз тебе поверил! Пошел ты! Сука!

          Солнце слепила глаза, мир вокруг оказался наполнен солнечными зайчиками, мелькающими перед самым носом. Затянувшееся мгновение превратилось в бесконечную муку.

           Виктор стряхнул пот с лица и в этот же миг, Григорий, стоявший поодаль ото всех, выхватил пистолет.

           Напряжение между людьми лопнуло, обдав пустыню звуком пистолетного выстрела.

           Гриша изумленно уставился на расползающееся по милицейской рубахе красное пятно и, скорчившись от боли, упал на песок.

           Всех будто холодной водой окатили. Любовь закричала, кинувшись к раненному брату. Николай, издав злобный крик, бросился на Виктора с полицейской дубинкой. Виктор в растерянности смотрел на умирающего Гришу, однако тут же опомнился и переключил свое внимание на Николая.

          Виктор готов был к такому и в тоже время оказался не готов. Он стрелял, но не рассчитывал попасть, не хотел убивать.

           «А может, не убил, а даже если и так… бежать!» - мысль вспыхнула и погасла.

           Виктор снова не успел сообразить, что и как. Грянул выстрел. Подскочивший к нему Николай схватился за плечо, споткнулся и упал, затем тут же поднялся и вскочил на противника.

           Измазанная в крови, Люба отодвинулась от брата. Он умер. Женщина пошатываясь, поднялась с песка. Последний раз, посмотрев на тело брата, Люба направилась к дерущимся мужчинам. Она не спешила, была уверена в своем новом муже. Николай сильный, крепкий мужик и он обязательно защитит её и Машеньку, накажет безумную тварь, что убила Григория.

           Любовь выплакала все слезы, здесь и сейчас, женщина была наполнена решимости. Месть за поломанную мечту, за рухнувшие надежды – вот что руководило ей.

           Вены на руках вздулись, когда маленькие женские пальчики сжались в кулак. Жар пылал в груди разгневанной женщины, он испепелял всё получше, чем солнце.

           Мама Маши, готова была броситься на Виктора, разорвать его в клочья, как вдруг… Виктор прижал Колю к земле, в его руках возник револьвер. Витя с силой ударил Николая в висок, затем еще и еще, пока тот не перестал сопротивляться, безвольной куклой распластавшись на горячем песке.

           «Пистолет!» - только и сумела сказать себе Люба, смотря на поднимающегося бывшего мужа.

           Она совсем забыла о пистолете брата, что остался лежать рядом со своим владельцем.

           Женщина не знала что делать, всё похоже на бред, безумие, может это не муж сошел с ума, а она. Оставив попытки разобраться в происходящем, Люба кинулась к дочери, продолжавшей стоять на том же месте, где оставил её отец.

           Девочка отрешенно смотрела на происходящее, совершенно не понимая, что творится перед её детскими глазами.

           «Если папа так делает, значит так надо». – Повторяла про себя Маша, еще крепче сжимая плюшевого мишку.

           Девочка никак не отреагировала на схватившую её маму, она не сопротивлялась, просто побежала куда-то и всё.

           Люба бежала прочь, уводя дочку за собой. Всё что оставалось несчастной женщине – это бегство. Вокруг только пустыня, дорога к автомобилю закрыта, отступать некуда. Люба, не осознавая сложившихся обстоятельств, бежала прочь из мертвого шахтерского поселка.

           Солнце пекло спину, горячий воздух вытягивал из женщины силы, но она продолжала сопротивляться, так как чувствовала затылком разгоряченное дыхание бывшего мужа.

           Поселок остался позади, перед Любой замаячила непонятная деревянная конструкция. Небольшой домик, длинные жерди конструкции, слегка покосившись, смотрели в небо.

           «Шахта». – Люба направилась к домику.

           Изнывая от жары, промокнув насквозь от пота и слез, Любовь тянула Машеньку к шахте. На что надеялась загнанная в угол женщина, она, пожалуй, и сама не могла ответить на этот вопрос.

           Ноги вязли в песке, проваливаясь в желтую пучину, все глубже и глубже. Люба не сразу поняла, что почва уходит из-под ног, что песок вокруг шахты просачивается сквозь трещины в твердой породе, увлекая за собой неуклюжего путника. Когда, наконец, Люба осознала это, было уже поздно.

           Женщина обернулась, и… Виктор стоял на краю расползающегося песка.

     

           Осмотрев затихшее тело соперника, Виктор не спеша поднялся на ноги. Пот застилал глаза едкой пеленой, мужчине потребовалось некоторое время, что бы прийти в себя. Солнце припекало не на шутку, и драка с Николаем его изрядно измотала, но, не смотря на это, Виктор все же твердо стоял на ногах.

    В окровавленном револьвере осталось два патрона из четырех, что удалось раздобыть. Эта новость наполнила отца Маши решимостью, довести дело до конца.

           «Убить лживую суку!» - с этими мыслями, Виктор посмотрел на бегущую женщину и злобно улыбнулся.

    - Ты никогда больше не встанешь у меня на пути, - прохрипел человек, сплевывая песок с разбитой губы.

           Он сорвал с себя разорванную майку и побежал.

           Его дочка, любимая Машенька в руках лживой твари. Он должен спасти дочь, вырвать из рук мерзопакостной Любочки.

           Рыча, Виктор нагонял бывшую жену, все ближе и ближе приближаясь к цели. Он понимал, что женщине некуда бежать, впереди только пустыня и ничего более. Виктор ликовал, когда Любочка попала в тупик и, осклабившись злобной улыбкой, наставил на мать своего ребенка оружие.

           Бывшие супруги стояли напротив друг друга, тяжело дыша и, вновь затянувшаяся пауза.

           Жар, поднимающийся от песка, давил на психику людей.

    - Тебе некуда бежать. Отдай мне ребенка, и я отпущу тебя. – Виктор взвел курок.

           Люба ничего не ответила, щурясь от яркого солнечного света, она закрыла ребенка своим телом.

    - Я повторять не буду! – Виктор затрясся от гнева и нетерпения.

    - Нет! – Черные глаза блеснули на солнце.

           Раздался хлопок. Женщина вздрогнула, отступив назад. Мертвый смайлик на футболке окрасился в красный цвет.

           Люба последний раз посмотрела мужу в глаза и упала на раскаленный песок.

           Земля вокруг пришла в движение. Тело женщины приподняло вверх. Можно было подумать, что она ожила, но тут же почва под Любой разошлась и с гулом провалилась, уволакивая за собой мать с ребенком.

           Виктор заорал что было сил, схватившись за голову.

    - Маша! – С диким криком, мужчина бросился к дочке.

    Песок пошел буграми, раздался утробный рык, грохот и треск деревянной конструкции. Вход в шахту вздрогнул и с протяжным воем обрушился вниз. Протяжный гул и шум движущегося песка.

           Виктор провалился по пояс, песок жадно схватил человека за ноги и потянул за собой в образовавшийся разлом.

           Мужчина боролся, крича и размахивая руками. Виктор звал Машу, но девочка уже ничего не слышала. На том месте, где стояли, мать с ребенком зияла дыра.

           Что-то хрустнуло, кусок балки рвануло вверх, Виктор дернулся в сторону, заваливаясь на спину.

           С оглушительным грохотом «крыша» шахты обвалилась. Виктора развернуло на 180 градусов и ударило о торчащие обломки балок.

           Ноги пронзила режущая боль, что-то теплое и липкое потекло по загорелой коже.

           Где-то внизу кричала Маша, её крик разрывал душу Виктора, который пытался освободиться, но у него ничего не получалось. Отец звал своего ребенка, кричал, матерился, беспомощно болтаясь над пропастью истекая кровью. Виктор оказался абсолютно беспомощным.

           Солнце встало в зенит, и обжигающие лучи легли на беспомощно висящую фигуру человека.

           День разгорелся в полную силу, раскаляя песок до бела. Солнце жгло человека, вытягивая из несчастного последние капли влаги, лишая остатков разума.

           Виктор прекратил попытки вырваться из западни. Повисев в подвешенном кверху ногами состоянии больше часа, он утратил все надежды на спасение. Мечта уехать с дочкой далеко отсюда, в неизвестную страну, рассыпалась, как песок вокруг шахты. Всё ушло в бездну.

          Иссохшие губы издали протяжный стон, подобно зверю, попавшему в капкан и знающему, что смерть уже радом.

           Виктор приставил к виску раскалившееся на солнце дуло револьвера, рукоятку которого он до сих пор держал в ладони.

    - Прости меня. – Эхо выстрела разлетелось по шахте.


     

    Все лож, обман и миражи,

    Проходит мимо жизни время,

    И не успев подняться, мы...

    Вдруг снова встали на колени.

     

    Испепеляет душу боль,

    Как солнце мертвую пустыню,

    И разъедает разум то,

    Что делало нас всех сильнее.

     

    Уходит все, словно песок,

    Из рук, трясущихся над бездной,

    И остаемся в пустоте,

    Без сил вернуть, что было прежде.

     

    Лишь смерть реальна – вечный сон,

    Что неустанно бродит с нами,

    И каждый в страхе ждет когда,

    Свеча погаснет в мрачном зале.




           Автор прозы и иллюстрации - Теоретик
           Автор поэзии - Аnuta


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Public
    Категория: Конкурсы
    Читали: 88 (Посмотреть кто)

    Размещено: 30 сентября 2013 | Просмотров: 419 | Комментариев: 6 |

    Комментарий 1 написал: Selena Gugo (30 сентября 2013 12:49)
    "Темная лошадка" для меня действительно оказалась темной.
    Не люблю такие трагические сюжеты. Люблю, когда в конце "и жили они долго и счастливо"...

    Что сказать о сюжете? Уже пятая работа с гибелью людей... Наверное, подсознательно это правильно, ведь зной у многих ассоциируется с муками, пытками. Но в данном случае гибели ребенка я автору не прощу... (уж простите, уважаемый писатель!)

    Связь с заданной темой, несомненно, есть. Но ощущения после прочтения остались неприятные. Чему может научить эта работа? Какой вывод можно сделать, прочитав такой рассказ?.. Неизбежная несправедливость? Упущенный шанс хэппиэнда? На развлекательное чтиво не тянет, на психологический опыт - тоже. Имхо.

    На технике прозы тоже остановлюсь. Встретила и опечатки, и грамматические ошибки. Композиция несколько рваная. Характеры персонажей раскрыты не полностью. Не понятно, кто из героев - муж или жена на самом деле были плохими, кто из них виноват в сложившейся ситуации. Казалось бы, истину можно познать через позицию ребенка. Но Маша здесь выступила достаточно пассивным персонажем, и если она хорошо относится к папе и не реагирует на приезд за ней мамы, можно подумать, что все-таки жена – гадина, а муж – всего лишь жертва обстоятельств и коварства Любы. Но во второй половине повествования автор меняет позицию на кардинально противоположную: Люба – заботливая мать, а Виктор – опасный псих. Странно.

    Смутила реакция ребенка на выстрелы и гибель дяди и отчима. Тут и взрослому впору испугаться, а ребенок (заметьте, во вполне сознательном возрасте) вряд ли мог не отреагировать, не закричать, на заплакать или хотя бы не зажмурить глаза...

    Заметила и логические косячки.
    Сначала по тексту:
    Любочка не задерживалась на работе, вернее не всегда задерживалась. Обычно после работы женщина спешила к Николаю, другу Виктора, и предавалась с ним любовным утехам.
    Пока муж сидел с дочерью, Любочка бегала за его лучшим другом.
    Коля тоже оказался не промах и, дабы Витя не мешал, сначала устроил его на постоянную работу, где он являлся мастером смены, а потом и вовсе подставив, отправив друга в места не столь отдаленные.
    Гриша, брат Любочки, так же по совместительству местный участковый, посодействовал распаду семьи, пообщавшись со своими знакомыми в следственном комитете.


    То есть жена начала изменять мужу до того, как он сел в тюрьму, а Николай вместе с Григорием специально избавили Любу от мужа. Причем о болезни Люба узнала уже тогда, когда Виктора судили.

    Но позже по тексту встречается
    С тех пор, Любовь жила своей жизнью, тяжелой, полной трудностей и лишений, но своей. Она стала больше уделять времени ребенку. Появился мужчина – Николай.


    Не очень понятен такой ход мысли. Если же автор решил показать факт измены Любы, как надуманное больным Виктором, то это из текста не очень понятно. Потому что в первой приведенной цитате не речь или мысли Виктора, а утвердительная речь автора.

    Также царапнула строка
    Изнывая от жары, промокнув насквозь от пота и слез
    плохо себе представляю, как можно промокнуть от слёз, тем более, плакать во время бега тоже как-то не комильфо.

    За прозу я бы поставила 7 баллов.

    Стихотворение откровенно слабоватое. Образы, в принципе, атмосферные, но холостые рифмы в нечетных строках и слабые рифмы в четных существенно снизили ценность содержания. За стих я отдаю тоже 7 баллов.

    Рисунка пока не увидела.

    flower



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Новалуцкая (1 октября 2013 01:04)
    Иллюстрация на месте, можно смотреть.



    --------------------

    Комментарий 3 написал: Selena Gugo (1 октября 2013 10:16)
    Иллюстрация страшная! Но тем гармоничнее она сочетается с повествованием. Мне очень нравится такая техника исполнения, это же уголь, да? Но немножко грязновато, я бы подрихтовала контраст яркость средних тонов, добавила бы желтой подсветки в самом простом редакторе картинок. Поэтому отдаю 9 баллов.



    --------------------

    Комментарий 4 написал: splinters (3 октября 2013 23:37)
    Цитата: Selena Gugo
    Но в данном случае гибели ребенка я автору не прощу...

    Не надо обвинять автора. Во-первых, ребенок не настоящий, во-вторых, в реальной жизни бывает намного ужаснее.

    Когда впервые открыла работу и увидела «Мираж в пустыне, а нечто иное» и «Его светящееся лезвие полоснула по векам спящего мужчину», то сразу же ее закрыла и решила немного обождать. Во второй раз увидела рисунок, заинтересовалась и тут же взялась за рассказ.

    Картинка – лучшая изо всех, представленных на этом конкурсе. И отлично подходит для рассказа. Мое личное мнение, разумеется.

    Рассказ заинтересовал с первой сцены. Вообще живо написано. Очень жизненная ситуация, намного ближе военной или постапокалиптической темы. Я верю всему, что описывает автор, я понимаю персонажей, и автор тоже чудесно их понимает. Мне нравится непредвзятость автора, умение смотреть на ситуацию с разных сторон. Редкий случай, когда я готова закрыть глаза на далекую от идеала грамотность. Несмотря на неисчислимые орфографические, пунктуационные и прочие ошибки, в рассказе присутствует четкая логика, умело, с помощью, казалось бы, обыкновенных деталей, раскрыты характеры ключевых героев. Почти умилили мысли Маши. И концовка мне жутко понравилась. В общем, рассказ несказанно порадовал.

    Заключительный стих лучше вводного. Вводной стих, честно говоря, меня чуть не отпугал.)

    Мысли по ходу.
    В начале рассказа «человек»-«человек»-«человек» в трёх предложениях кряду. Ну, вы поняли…

    «Людмила как всегда была на работе, она единственный источник дохода в их семье.»
    Людмила? А как же Любочка?

    Истерзанный временем халат уступил место легким шортам и мятой белой футболке с изображением мертвого смайлика и огромной надписью во всю спину «НИРВАНА»

    А Любочка не такая, какой кажется на первый взгляд.)))

    Виктор в растерянности смотрел на умирающего Гришу, однако тут же опомнился и переключил свое внимание на Николая.
    Виктор готов был к такому и в тоже время оказался не готов. Он стрелял, но не рассчитывал попасть, не хотел убивать.

    Вспоминая Максима из «Маши»: вот такую реакцию на убийство человека я понимаю.

    Автору - усидчивости. Пишите еще.

    Цитата: Selena Gugo
    Характеры персонажей раскрыты не полностью. Не понятно, кто из героев - муж или жена на самом деле были плохими, кто из них виноват в сложившейся ситуации.

    Мы же не в школе, где художественные творения преподносят с готовой моралью на блюдце. Не вижу смысла задним числом искать виноватых, плохих и хороших. Хотя... таким способом можно сэкономить на понимании: этот хороший, а тот плохой, - все просто.

    Это просто так - мысли вслух, ничего особенного.


    Комментарий 5 написал: anuta (4 октября 2013 08:19)
    Рассказ понравился.
    Понравился тем, что суть рассказа (если я правильно её поняла) преподнесена "не в лоб", хотя она в самОм названии,
    понимаешь, что сказанное "прости" в рассказе, сказано слишком поздно. А если бы оно было сказано раньше в жизни главных героев, т.е. еще в самом начале, или чуть позже, или еще чуть позже, но не в эту, последнюю минуту, то, возможно, эти слова изменили ход событий.
    Но, увы, имеем то, что есть.

    Испепеляет душу боль,
    Как солнце мертвую пустыню,
    И разъедает разум то,
    Что делало нас всех сильнее.

    Рассказ , ИМХО, о том, что нужно уметь вовремя просить прощения, и уметь прощать, иначе, даже море может превратиться сначала в пустыню, а потом в залежи горькой соли, да еще и над собственным гробом.

    И жуткий рисунок(что там в правом уголочке?), и заключительный стих, ИМХО, как одно целое, как огромный последний гвоздь в крышку гроба, он на своем месте, он завершает и дает четко понять, что нужно задумываться о том, что ты делаешь и жить не одним днем.

    Уходит все, словно песок,
    Из рук, трясущихся над бездной,
    И остаемся в пустоте,
    Без сил вернуть, что было прежде.

    Будущее, оно - есть, и свое будущее строишь ты.
    Или его нет, если ты не строишь его сам, т.к ты не знаешь что именно там кто-то строит, ты принимаешь то, что уже построили для тебя другие.

    Лишь смерть реальна – вечный сон,
    Что неустанно бродит с нами,
    И каждый в страхе ждет когда,
    Свеча погаснет в мрачном зале.

    Но бывет и так, что строишь неумело, вот тут и нужо исправлять ошибки, а удается не всем и не всегда.
    Все мы, как путники в знойной пустыне, где есть и миражи и оазисы, нет лишь следов, по которвым можно поройти верным путем,
    каждый прокладывает свой путь по чистой глади, и бывает так, что вернуться даже на пару шагов по тем же следам уже невозможно, их занесло, их просто нет уже... поздно.

    а вот этим комментарием , я думаю, автор может гордиться :
    Цитата: Selena Gugo
    Но в данном случае гибели ребенка я автору не прощу...
    ----
    значит, зацепило.
    Ведь в реальной жизни не только сказка, но и ужасов много.

    Вот и меня зацепило.
    Молодец, автор, ведь
    То, что у нас зовется искусством, в сущности, не что иное, как живописная правда жизни, нужно уметь ее улавливать, вот и все (с)

    Возможно, я увидела совсем не то, что хотел отразить автор, но уловила именно живописную правду жизни.

    angel






    --------------------

    Комментарий 6 написал: Новалуцкая (14 октября 2013 03:16)
    Вот я до вас и добралась.

    Чему может научить эта работа? Без сомнений очень важному - от конфликта родителей страдают в первую очередь дети.

    Цитата: myspecialnext
    Рассказ заинтересовал с первой сцены. Вообще живо написано. Очень жизненная ситуация...
    ...Я верю всему, что описывает автор, я понимаю персонажей, и автор тоже чудесно их понимает. Мне нравится непредвзятость автора, умение смотреть на ситуацию с разных сторон.

    Да.

    Претензия у меня одна - стилистика.
    Например, слова умиления перемежаются с пафосом, звучит это скорее нелепо, чем к месту.

    К построению, раскрытию, сюжету у меня претензий нет. Но стиль, это то, над чем вам, Теоретик, стоит работать, работать и ещё раз работать.

    На мой взгляд, нужна хорошая бета, которая подскажет и объяснит все стилистические огрехи. Их очень много.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.