«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Chel kabevg

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 15
Всех: 18

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Работа № 12 Часовых дел мастер

    Сменяется день звёздно-синею ночью,

    В ней сумрак клубится, и сны – словно птицы

    Кружат над седыми снегами…

    Гудят напряжённо

    И скованы прочно

    Снега с небесами…

    Сменяется ночь нежно-палевым утром,

    И сны в облака улетают…

    А времени – нет, лишь иллюзия, будто

    Есть точка отсчёта.

    Сны вечно парят, но за время полёта

    Снега не растают.


    Всё зависит от того, с какой стороны смотреть.

     

    Если вы часовщик, более того – лучший мастер, создающий самые точные часы в мире, то этот самый мир кажется вам неким усложнённым подобием часового механизма. И, сидя за рабочим столом, вы раскладываете бытие на составляющие. Вот, смотрите: не хватает одной малюсенькой шестерёнки, а часы уже не работают, навсегда заточив время внутри себя…

     

    Теперь взглянем из угла тесной мастерской.

     

    Часы отмеряют время: тик-так-так, цок-цок-цок, тон-тон-тон… Больше сотни самых разных устройств ежесекундно совершают свой нехитрый труд, заполняя небольшое помещение звуками, сливающимися и достигающими идеального резонанса.

     

    Помещение кажется мёртвым – оно функционирует, подобно машине, но не живёт. Сам часовщик словно бледнеет, выцветает под неустанным гулом ртутных ламп, движется точно в такт с часами… Чуть оживляет это тусклое пространство породистый кот, лениво следящий за хозяином из тёмного угла, куда не добирается вездесущий едкий свет. Его немного разбавляют закатные лучи, вином сочащиеся из единственного окна. Рядом с окном располагается тяжёлый, тёмный от времени стол, накрытый куском бархотки. Низко склонившись над ним, мастер корпит над крохотными детальками, собирая их воедино. Пустой пока корпус часов лежит рядом, сверкая свежевыточенными узорами и капельками янтаря, в одной из которых навсегда застыл комар. В подобные моменты мастеру кажется, что Время трепещет в его руках, точно птица с перебитыми крыльями, но когда часы отбивают первое тихое «тик», оно улетает прочь…

     

    Тик.

     

    Часовых дел мастер вздыхает и откладывает свой окуляр. Глаза болят от напряжения, руки дрожат, и он впервые ощущает, как холодно в маленькой комнате, хотя на улице стоит душная летняя ночь.

     

    Уставший человек поднимается наверх, кот, потянувшись, трусит за ним, надеясь получить свой кусочек колбасы. На мгновение британец задерживается на ступенях, глядя куда-то рядом с окном.

    В мастерской с электрическим треском гаснут лампы. Фыркнув, кот догоняет хозяина.

     

    Тик.

     

    Насколько безжизненной кажется мастерская, настолько тёплой оказывается кухня. Здесь влажно и капает кран… вот так: шляп, шлюп, шляп… монотонно, назойливо, раздражающе. В такт шагам Времени. Мастер наливает воду в чайник, который никто не брал в руки уже лет сто, кипятит, находит остатки заварки, пропитавшейся ароматами старого кухонного стола, специй и плесени. Потом сидит за столом в привычном положении, практически уткнувшись в пузатую чашку, пьёт обжигающий чёрный чай, оставлявший во рту привкус лаврового листа. На кружке – изображение зайца в сарафане и надпись: «Любимому папе!». Сувенирные лавки ломятся от подобных «уникальных» подарков и дорожить такой вещью станет лишь тот, у кого мало настоящих радостей в жизни.

     

    В кухню входит маленькая девочка: её длинные русые волосы чуть встрёпаны, мятое платье, явно не по размеру, волочится по полу. Девочка останавливается, подтягивает сползшие носки и садится на стул рядом с часовщиком. Тот продолжает смотреть на чай, а кот демонстративно не обращает на девочку внимания.

     

    Мастер как может заполняет себя теплом и цветом – каким угодно, не в силах покинуть свой медленно умирающий дом. Этот дом на грани того, чтобы стать призраком, поглотить хозяина и поддаться разрушению. Почему? Что он потерял?

     

    Шляп. Шлюп. Шляп.

     

    Кот с урчанием трётся о ногу часовщика, снизойдя до такого жалкого вымогательства. Просто хозяин может и забыть покормить его.

     

    Тик.

     

    В тёмном прямоугольнике за стеклом колышется туман, словно покрывало из тончайшего шёлка. Город притих, закутавшись в нежную белизну до самых крыш. Где-то внутри этой холодной влажной кисеи спят люди и солнечные часы. Жители F. очень гордятся своими солнечными часами, которые, кстати сказать, сделал тот же мастер, ещё в первые дни жизни здесь. Они похожи на чугунный пенёк с торчащей посередине острой стрелкой. Сегодня – единственный день, когда эти часы показывают точное время.

    Единственный день. Который длится уже десять лет.

     

    Рано утром должен прийти заказчик, и у мастера мало времени, чтобы отдохнуть. Он трудился над этими напольными часами полгода – дело не в механизме: мастер мог вслепую собрать его – день за днём подбирал изысканный орнамент, воевал с капризными материалами и собственным недовольством. Сейчас же он просто хотел покоя…

    Крепко закутавшись в одеяло, он задремал.

    Щёлкнул выключатель. Маленькая девочка, до этого отчаянно пытавшаяся до него допрыгнуть, перевела дух.

    –  Спасибо, Агата, – сквозь сон пробормотал мастер.

    Овеществлённый мрак, окруживший было его, словно гиены – обессилевшую жертву, вздрогнули от мелодичного звона часов, пробивших шесть раз. Тьма отступала. Она медленно вытекала через щели, холодная, вязкая и чёрная, как смола. Призраки прыснули от изголовья и спрятались под кроватью.

    –  Спокойной ночи, – она поправила одеяло и села рядом, чутко следя за притаившимися тенями. – Только попробуйте! – погрозила кулаком и побежала вниз, то и дело путаясь в длинном подоле.

    Девочка окинула мастерскую долгим взглядом, следя за стремительно вращающимися стрелками часов. За окном потемнело. Солнце, рано поднимающееся летом, решило ещё немного поспать.

     

    Удовлетворившись результатом, девочка подтащила стул и с его помощью залезла на широкий подоконник. Туман уже рассеялся, открыв вид на кондитерскую лавку, располагающуюся как раз напротив часовой мастерской. Агата разглядывала огромный торт, громадой высившийся на витрине. Видны были только его очертания, и девочка с удовольствием воображала цветы из масляного крема, шоколадную крошку…

     

    Неслышно подкрался кот, с удивительной для своего крупного тела грацией просочившись мимо тесного ряда напольных часов, мягко прыгнул на стул, посмотрел на девочку – но взгляд снизу его не устроил. Тогда он просочился у неё под коленом и задумчиво уставился на тёмно-синее небо, нарочно придавив тяжёлой лапой платье Агаты. Тихое потрескивание остывающих каменных стен заставило его невольно насторожить уши.

     

    Дом мастера, заброшенный, обиженный, тихо умирал уже десять лет. Даже его хозяин, тот, именем которого называли детей и улицы, перестал его интересовать, оттого, что сам почти умер. Ничего не происходило, ничего не тревожило, тихо пузырилось замершее время, один день сменялся другим – тем же. Размеренность и постоянство завладели этим местом, отграничив его от внешнего тепла и жизни. Поражённый этой болезнью, дом просто смирился, чувствуя внутри себя пустоту вместо пламени домашнего очага. Он не слышал, как в ночи говорили девочка и кот…

    –  Моррис, ты мог бы подвинуться?

    –  Нет, – с достоинством ответил кот, всё же убирая лапу. – Можно пур-росить и повежливее, глупая девчонка.

    –  Кто ты говорил о вежливости, блошиная подушка. Между прочим, это ты меня тогда столкнул!

    –  Напомни, кто из нас не хотел взр-рослеть? И я тебя не толкал, пур-росто у кого-то слишком длинное платье.

    Агата возмущённо засопела и, не найдя ничего лучше, дёрнула его за хвост.

    Разумеется, гордый британец не стерпел такого обращения. Моррис перетёк на пол и уже оттуда проскрипел, выпятив широкую грудь:

    –  Ты совер-ршенно не ценишь такого пур-риятного собеседника, как я! Не р-разговар-ривай я с тобой, ты бы уже умур-рла от скуки!

    Девочка кинула в кота носком. Тот полетел аккурат на стол, сбросив не собранные ещё часы.

    –  Замур-рчательно, – фыркнул Моррис, обнюхивая раскиданные детали. Тронул шестерёнку лапой. – Хозяина это не пур-рнравится.

    –  Всё из-за тебя, – Агата едва заметно улыбнулась. Не впервой. Папа даже ничего не заметит.

    –  Снова моя вина!

    –  Ага! – пропела она, спрыгивая. Края платья подметали старый паркет, но ноги – одна босая, другая в сползшем носке – не касались его. – Эй, не трогай! Отдай!

    Моррис с удовольствием гонял по мастерской скомканный носок и ускользал от Агаты, виртуозно лавируя между предметами.

    –  Уф, ну всё! Сдаюсь! Жарко… – пожаловалась девочка, обдувая себя подолом. Они снова сидели на подоконнике. За её спиной на фоне бледнеющего неба резко очерчивалась кондитерская.

    –  А меня всё устр-раивает. Не люблю холод, – Моррис сморщил нос, вспоминая, видимо, как простыл и беспрестанно чихал. Агата тоже это вспомнила и хихикнула, прикрыв рот ладошкой.  Кот укоризненно вперил в неё свои ярко-оранжевые глаза, похожие на совиные.

    Агата свернулась клубком.

    –  Жаль, что папа больше не разжигает камин.

    Моррис согласно замурчал, устраиваясь у неё под боком.

    Когда солнечные лучи коснулись его морды, он прикрылся лапами и подосадовал, что свет проходит сквозь Агату. Но девочка исчезла…

     

    Тик.

     

    Раздался звонок в дверь, и сразу после этого все часы пробили восемь. Самый лучший часовщик так и не научился просыпаться вовремя. Торопливо одевшись, мастер встретил клиента и без лишних слов помог тому вынести часы. За порогом уже кипела жизнь. Наступивший день коснулся его тёплым дуновением ветерка и запахом свежих булочек.

    Этим же вечером, не дожидаясь, когда стемнеет, часовых дел мастер навсегда покинул F.

     

    Тик.

     

    Агата проснулась вечером и, осторожно выбравшись из пыльных внутренностей огромных, под потолок, старинных часов, подошла к камину. В стыке кирпичной кладки поблёскивала шестерёнка. Протянув было руку, девочка на мгновение остановилась, прислушиваясь. Не гудели лампы, Моррис не царапал обивку кресла, лишь на кухне протекал кран да тяжко вздыхал умирающий дом.


    Осмотрев комнату, Агата по очереди остановила все часы.

    Затем вновь подошла к камину.

     

    Тик.

     

    Безвременье. И только светят звёзды,

    И только холод, только тишина,

    И Вечность так болезненно-страшна

    Над башней из слоновой кости,

    Которая путём казалась к раю.

    Так мимолётно время, так весомо

    У основанья белого столба,

    Там ближе смерть, там яростна борьба…

    И там, в тепле родного дома,

    Счастливые часов не наблюдают. 


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Lil Cal
    Категория: Конкурсы
    Читали: 78 (Посмотреть кто)

    Размещено: 30 ноября 2013 | Просмотров: 360 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Era (30 ноября 2013 19:20)
    Весьма забавная история. Грустная, правда. Прекрасно передана обстановка происходящего.

    Лично для меня основополагающим моментов в любой работе является именно картинка, которая рисуется в процессе прочтения. Здесь сработано отлично.

    Порадовал образ кота, однозначно придал сказочности и привнес юмора. Очень милый образ девочки получился, а вот образ мастера как-то тускловат. Мною воспринялся, как атрибут чахнущего дома. Даже сам дом показался живее.

    Тем не менее, работа на уровне.


    Комментарий 2 написал: ranzer (11 мая 2014 12:27)
    Мощная вещь - такую тоску навевает, что выть хочется. На мой вкус - отлично!



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.