«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 25
Всех: 26

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Нимфа по имени Ива

     Меня зовут Араан. Точнее, меня так звали раньше. Тогда я был служителем в одном из святилищ Создателя. Я никогда не знал своих родителей. И никто не говорил мне, как я оказался в святилище. Да я и не хотел этого знать.
     С десяти лет я работал в книгохранилище нашего храма. Не могу сказать, сколько там было книг, просто потому, что всегда сбивался при попытке их пересчитать. Моей главной обязанностью было следить за тем, чтобы книги всегда оставались пригодными для чтения. И это не такое простое дело, как может показаться. По нескольку раз на дню приходилось отгонять от них мышей и разных насекомых. Ни приманки, ни отравы не помогали против этих тварей, а осквернять священные стены присутствием лис или кошек было строго запрещено. Также надо было поддерживать определенную влажность воздуха, то расставляя на полках водопьянные камни, то размахивая посреди комнаты слегка влажной тряпкой. Разумеется, я делал это не один. У меня было двое помощников из младших служителей. Но в отличие от них, я проводил в книгохранилище все время, не занятое молитвами и работами в поле. Даже спал я прямо там, среди книг, давно позабыв, где находится общая келья служителей.
    Когда мне исполнилось двенадцать, наставник Рунаг обучил меня искусству понимания знаков, начертанных на книжных страницах. С тех пор все свободное время я проводил за чтением. Понемногу, страница за страницей, я перечитал трактаты великих наставников, а также многие весьма интересные вымыслы бродячих сочинителей. Не знаю, как эти вымыслы попали в святилище, но они скоротали мне немало вечеров.
    Однажды мне попался один толстый трактат в несколько сотен страниц. Он был написан на нашем родном языке, но совершенно по-другому. Знаки в нем складывались в слова только при чтении справа налево, а не сверху вниз, как положено у нас. Некоторые знаки в нем были непонятны, а другие сильно отличались от тех, что используем мы. Когда-то я читал про подобное начертание слов. Так писали Древние. Наставники всегда убеждали нас в том, что эти письмена неправильны и даже гибельны, как и вера Древних. А еще они говорили, что если кто-либо найдет хоть одну страницу с гибельными письменами, он должен не медля отнести ее наставникам, и ни в коем случае не осквернять свой разум и сознание попытками понять смысл того, что начертали наши предки. Все эти рукописи подлежали ритуальному сожжению во славу Создателя.
    Когда я понял, что за книга лежит передо мной, первым побуждением было исполнить наказ, и отнести ее кому следует, но потом я подумал: а может, пока повременить с этим? Сжечь старинную книгу всегда успеется. Да, пожалуй, стоит отложить это на завтра. Скажем, до утра. А сейчас пора спать, солнце уже давно скрылось за горами. Только перед сном я, пожалуй, открою книжку еще раз, уж больно красивы эти старинные начертания...
    Ту ночь я провел без сна. Эта книга оказалась сборником мифологии Древних, чем-то вроде нашего Великнижия. Читать было невероятно тяжело: уставшие глаза слипались, буквы прыгали и забирались одна на другую, голова так и норовила упасть на пожелтевшие от времени страницы. Вдобавок, еще и это непривычное написание... Но я все равно продолжал читать, и вовсе не из грешного упрямства. Начертанные там мифы и легенды оказались куда интереснее вымыслов самых лучших сочинителей нашего времени. Не все слова были понятны мне, но смысл их легко возникал в моем сознании, словно когда-то я знал все это, а теперь просто вспоминал.
    Когда пропели вторые петухи, я едва одолел сотню страниц. Весь день я ходил, как сонная моль, спотыкаясь буквально об каждый камушек. Все обычные дела служителя я выполнял без участия разума, занятого лишь попытками осмысления прочитанного, и подсчетом времени до захода солнца, когда можно будет наконец выспаться.
    Через два дня я опять взялся за старинный трактат. О том, чтобы отнести его наставникам, теперь не могло быть и речи - я чувствовал себя обязанным прочесть и запомнить все, что предки хотели донести до нас в этом творении. Несколько месяцев я читал и перечитывал его. Кажется, я даже стал понимать начертание Древних не хуже, чем родное. Но это и не удивительно, ведь с тех пор изменилось куда меньше, чем может показаться неискушенному человеку.
    Я так и не отдал книгу наставникам. Слишком много сомнений зародила она в моей душе. Один за одним проклятые ростки размышлений прорастали сквозь толщу усвоенных еще в детстве догм Великнижия, разрывая на части некогда цельную картину мира в моей голове. Странное чувство неправильности того, что я делал до сих пор, не давало мне покоя, и все чаще в молитвах Создателю я просил его объяснить, что же теперь считать правильным. Я не потерял веры, но потерял уверенность. Может быть, мне и не стоило открывать эту книгу? Ибо кто умножает познания, тот умножает скорбь, как говорил старый наставник Фианн...
    Не один год прошел с тех пор. А на двадцать третью осень моей жизни случилось то, что навсегда изменило эту жизнь.
    В тот день я вместе с другими служителями и наставниками убирал урожай с полей, принадлежащих нашему святилищу. Время клонилось к ночи, но мы не прекращали работу: цвета закатного неба ясно говорили, что следующий дождь хлынет всего через пару дней, а то и раньше, поэтому нам хотелось закончить с этим делом как можно быстрее. Но примерно через час после заката нам пришлось остановиться. Служитель Нирам, который в это время подготавливал алтарь к утреннем молитвам, с криком выбежал к нам в поле. Он выглядел так, словно вместо себя увидел в зеркале огромного уродливого таракана. Подбежав к наставнику Фианну, он что-то сказал ему. Что-то про алтарь и непонятно откуда возникшую женщину. Я стоял всего в нескольких шагах от наставника, и ясно видел, как его глаза округлялись от удивления, а на лбу забилась гневная жилка. Наконец он знаком остановил словопоток служителя Нирама, и неожиданно быстро для своих старых ног последовал в святилище. По пути он велел двоим наставникам и нескольким служителям, в том числе и мне, следовать за ним.
    Раньше я бывал возле алтаря только в молитвенные часы, когда вся комната была забита прихожанами, и ни разу мне не удавалось как слелует рассмотреть это помещение. Оно было очень обширным, в десятки локтей по каждой стороне, со множеством нехитрых украшений на стенах и потолке. А посреди всего этого на дубовом возвышении стояла каменная плита - алтарь. Обычно на него клали ритуальную воду и ржаные колосья, но сейчас там было нечто совсем другое. Там сидела женщина. Пожалуй, она была даже слишком юной, чтоб зваться женщиной. Совершенно обнаженная, она не испытавала ни капли стыда. Просто сидела и смотрела на нас своими широко распахнутыми глазами. Когда мы приблизились к алтарю, она по очереди вглядывалась в наши лица. И когда она взглянула на меня... Великий Создатель... Ни до, ни после этого я не видел ничего красивее этих глаз цвета горной речки. Такой же цвет имели ее густые, длинные, и сильно спутанные волосы. Ее кожа была испачкана множеством черных земляных следов. Даже на лице виднелось несколько таких полосок и пятнышек. Широкая улыбка наивной девочки не сходила с ее лица до тех пор, пока она не посмотрела на суровые лица наших наставников. Что-то она в них увидела, что-то, что заставило ее погрустнеть и съежиться на плите алтаря, подобрав под себя ноги.
    Все это время наставники о чем-то шептались, время от времени бросая на девушку косые взгляды.
    - А меня Ива зовут, - неожиданно сказала она. Этот тоненький, звонкий голос приятно отозвался внутри меня, и я еще долго слушал его в своей памяти.
    После нескольких минут обсуждения один из служителей обошел алтарь, и посмотрел на спину Ивы. Тихо вскрикнув, он подбежал обратно к остальным и сказал только одно слово: "крылья". Теперь всем все стало ясно. Это - бесовка. Только они могут вот так взять, и залезть на священный алтарь, избежав немедленной кары Создателя. Только они могут так бесстыдно сидеть обнаженными в обществе Его служителей. Теперь понятно, чего она испугалась, посмотрев на наших наставников: их святости. Именно так все думали в тот момент, я точно знаю. И все сразу решили, что делать с бесовкой: она должна быть казнена.
    Когда решение было принято, наставник Фианн велел всем служителям возвращаться к работе. Я хотел последовать за ними, но наставник подозвал меня к себе.
    - Послушай, брат Араан. Мы должны принести священную утварь для казни, но если мы уйдем, бесовка останется без присмотра, и может сбежать. Сундук тяжел, и мы можем принести его только втроем, а служителям нельзя до него дотрагиваться.
    - Я понимаю, наставник, но чем я могу быть полезен?
    - Ты должен присмотреть за ней. Ты ведь умеешь читать?
    - Да, наставник.
    - Пока мы не вернемся, читай вот этот стих, медленно и четко. Он должен усмирить бесовку.
    Сказав это, Фианн подал мне третий том Великнижия, раскрытый на одной из последних страниц. Там был начертан знаменитый стих об изгнании тысячи бесов из тела пророка Вайлы.
    Когда трое наставников вышли, Ива спросила:
    - А куда они посли?
    - Ива, послушай... Я не должен этого говорить, но... Они хотят убить тебя.
    - Убить? - едва она произнесла это слово, как ее щеки залило потоком слез. - Я зе... Я зе нимфа, меня зе нейзя...
    Может, она еще что-то говорила, но слова потонули в рыданиях. Да я уже и не слушал. В голове всплыли строки из трактата Древних: "Нимфы - любимые дочери Отца всего сущего. Они рождаются по одной каждую весну, из первой почки, распустившейся в лесах. Они добры и наивны, доверчивы и ранимы. Если обидеть нимфу, она будет плакать целый год. Они не стареют и не умирают. Но если трое или больше людей враз укажут на нимфу перстами, и изрекут "ты - зло", она обратится в пепел, и тысячи ветров разнесут его по всему свету, и горе тому, на чью землю падет хоть одна частичка ее праха, ибо гнев Отца за дочь безграничен..."
    - Ива... Ива, не плачь. Послушай меня!
    - Я слусаю, - сказала нимфа, уставившись на меня своими широко распахнутыми, зареванными глазами.
    - Скажи, это правда, что если вам говорить, что вы - зло, вы умираете?
    - Да... А ты сто, думаесь, сто я злая?
    - Нет, конечно нет... Ива, тебе нельзя оставаться здесь... А, ты же можешь летать! Почему бы тебе не улететь? - спросил я, глядя на шесть прозрачных, исчерченных пульсирующими жилками крылышек. Они были похожи на шмелиные, только во много раз больше.
    - Они, которые усли, они злые... Мы не мозем летать, кохда на нас злятся...
    Точно, как я мог это забыть! Но я должен спасти ее. Что-то непонятное подталкивало меня к этому, мягко, но настойчиво. Я чувствовал, что не смогу простить себя, если она пострадает.
    - Ива, должен быть какой-то выход!
    - О, я придумала! Я превратюсь в листик!
    Не успел я моргнуть, как на месте нимфы лежал тонкий ивовый листок. Моему удивлению не было предела - в трактате ни слова не говорилось про такое умение нимф. Поначалу я даже не знал, что делать. И вдруг я услышал приближающиеся шаги наставников. Они уже вошли в соседний коридор, еще немного - и войдут сюда. Нужно что-то делать...
    - Араан! Где она? - суровым голосом спросил Фианн, как только увидел пустой алтарь.
    Я не ответил. Я молча стоял на коленях перед алтарем, держа в руках раскрытую книгу, и сосредоточенно смотрел на букву "ралеф", третью по счету в первом столбце.
    - Араан, ты меня слышишь? - спросил Фианн, подойдя ближе. - Араан, что с тобой?
    Пора. Со страшным ревом я швырнул книгу в сторону, и попытался накинуться на наставников подобно дикой кошке. Увы, я - не кошка. Я не покрыл и половины расстояния до наставников. Падение вышло довольно болезненным, но это было неважно. Резко завалившись на спину, я как будто забился в конвульсиях. Резкие, беспорядочные движения, бешеное вращение глазами, пена у рта - я очень старательно изображал одержимого.
    - Похоже, бесовка вселилась в него, - предположил наставник Вакл.
    - Все-таки не стоило оставлять служителя одного... Держите его, я достану все необходимое.
    Они притащили целый сундук принадлежностей. Казнь бесов - хлопотное дело, требующее немалого количества священной утвари. Длится этот процесс очень долго, и что-то мне подсказывало, что бесы в конце церемонии не умирали, а просто засыпали от скуки. И я бы не беспокоился за Иву, если бы казнь не предусматривала постоянного повторения слов "Ты - зло!". Лишь из-за этого я притворился одержимым. Ничего лучшего я не успел придумать. И теперь мне предстояло пережить изгнание беса из человека - дело довольно быстрое, и совсем не скучное. Даже наоборот.
    Двое дюжих наставников буквально навалились на меня, и после недолгой борьбы прижали спиной к полу, держа за руки и ноги. А я продолжал выкрикивать бессвязную чепуху, дергать головой и всеми конечностями. На секунду мне даже показалось, что я и вправду одержим, иначе как бы мне удалось дважды вырвать руки из захвата наставника Вакла?
    А Фианн тем временем зажег лучину с помощью огнива, и достал из сундука бутыль с каменным маслом. Потом он склонился надо мной, расстегнул мою робу и разорвал тунику. Потом одной рукой еще крепче прижал меня к полу, так, что перехватило дыхание. Но я продолжал биться и орать. Фианн налил немного масла мне на живот, грудь и лоб, и не медля поджег.
    Еще никогда я не испытывал такой страшной боли. Теперь мне не нужно было подделывать стоны одержимых - я кричал по-настоящему. Даже громоподобные возгласы настоятелей "Изыди прочь! Гори в огне! Изыди!" не могли заглушить меня. За это короткое время я успел проклясть все на свете, даже самого себя. Лишь на проклятие Ивы мне не хватило ни сил, ни злости. Масло растекалось по коже, разнося боль все дальше... Хвала Создателю, его было немного. Скоро оно закончилось, и пламя затухло. А я продолжал глухо стонать.
    - Ты слышишь меня, брат Араан?
    - Да, наставник. Ох, как больно... Что со мной было?
    - Эта бесовка вселилась в тебя, но мы изгнали ее. Мне не стоило оставлять тебя наедине с такой опасной тварью. Иди к наставнику Раиму, пусть он осмотрит ожоги. Ступай.
    Раим, целитель нашего святилища, промыл мои едва ли не черные ожоги отварами целебных трав, и велел воздержаться от работ до зимы. А еще он посоветовал сходить к священному источнику, бьющему недалеко от леса. Это было мне на руку.
    В книгохранилище я вернулся уже ночью. Кряхтя и охая, добрался до стола, и вынул из кармана маленький ларчик, в котором обычно хранил пепел от сожженых желудей священного дуба. Но сейчас в нем лежало нечто неизмеримо более ценное. Аккуратно вынув драгоценный листочек, я положил его на стол, и шепотом позвал Иву. Не прошло и мгновения, как она возникла предо мной.
    - Аптьхи! Аптьхи! У тебя там так пыйно... - говорила она, стряхивая с себя налипшие комочки пепла.
    - Я не нашел другого места.
    - Прости. Затем ты это стелал? Тебе, наверное, бойно... Давай я тебя пойетю!
    Я не сразу разобрал последнее слово, но когда она потянула руки в сторону моих ожогов, сообразил, что это значит "полечу".
    - Ива, не надо, - сказал я, отводя ее руки, - они могут что-нибудь заподозрить.
    - Ну я тойко внутри пойетю, а снаузи все оставью! Ну позалуста. Я не хотю, стоб тебе было бойно.
    - Хорошо.
    Я вообще не хотел, чтобы она меня лечила, но разве можно отказать такому милому созданию? Вообще, чувствовал я себя очень нехорошо, и это было не из-за боли. Я так много лгал в этот вечер... Больше, чем за всю предыдущую жизнь. И кого я обманывал? Наставников, вырастивших меня, как сына! Сколько лет теперь я буду просить у Создателя прощения за такой грех? Хотя, мне кажется, он должен понять меня. А пока я желал лишь одного: чтобы мой замысел удался, и Ива вернулась в родной лес.
    - Хотово! - весело сказала нимфа, вырвав меня из размышлений.
    Я с опаской прикоснулся к черному пятну ожога на груди. Боли почти не было. Мое тело полностью исцелилось, но эти жуткие следы, похоже, останутся у меня навсегда.
    - А сто мы дайсе делать будем?
    - Пока тебе придется посидеть в ларчике. А утром я отправлюсь к святому источнику, и там отпущу тебя на свободу. И впредь запомни, и расскажи остальным: не появляйтесь больше у людей. Ваше время закончилось, вы больше не боги.
    Мы еще долго о чем-то болтали. Лишь под утро Ива опять обратилась в лист, и как только она скрылась на дне заветного ларчика, я сразу завалился на старое одеяло, служившее мне постелью. Долго поспать не удалось - буквально через час зазвучал гонг, зовущий на утреннюю молитву.
    Когда солнце стало клониться к полудню, я отправился к источнику. Идти нужно было долго, и наставник Фианн посоветовал мне взять провожатого. Я отказался. Никто не должен был узнать, зачем я на самом деле иду туда. Но я понимал, что наставники вряд ли позволят мне с моими ожогами идти одному в такую даль. Я был почти уверен, что кого-нибудь пошлют вслед за мной. Поэтому я просто улизнул через заднюю дверь, и пошел кружной дорогой, постоянно озираясь. Из-за этого путь удлиннился почти втрое.
    Не дойдя до источника несколько сотен локтей, я в изнеможении опустился на землю, прислонясь к большому, нагретому солнцем камню. До леса тут было рукой подать, поэтому я решил отпустить нимфу здесь.
    - Ива... Ива... - позвал я, держа листик на ладони. Он заколыхался, и я легонько сдул его с руки. Мгновение - и предо мной стояла Она.
    - Все? Здесь мне уходить? - спросила нимфа.
    Я кивнул в ответ. Она почему-то не уходила. Тогда я поднялся, и попросил ее: "иди". И вдруг она подскочила ко мне, обняла меня за шею, и коснулась моих губ своими. А потом отошла, сказала что-то вроде "мы есе обязатейно увидимся", и упорхнула домой. А я стоял, словно ушибленный, и не знал, что делать, что говорить, что думать. Мой мир окончательно перевернулся.
    Зима в этот год выдалась переменчивой. Снега то сходили за один день, то снова наметались в первую же ночь. Трескучий мороз постоянно перемежался с почти летней жарой. Кто-то даже боялся, что теперь так будет всегда, и времена года исчезнут... Но нет. Весна, хоть и поздно, но наступила. И как только мы закончили посевы, я ушел в отшельники.
    Фианн одобрил мое решение, хоть по нему и было видно, что будь его воля, не отпустил бы меня. Но по нашим законам любой мог стать отшельником, если пожелает. Когда я указал место в лесу, где хочу поселиться, мне помогли сделать там небольшую землянку, и показали дырявый пень неподалеку. Потом каждый седьмой день я приходил к этому пню, и забирал из него сухари и горсточку соли. Все остальное легло полностью на мои плечи.
    В свободное от праведных трудов время я ходил по лесу в поисках своей нимфы. Иногда мне казалось, что я вижу ее где-то между деревьев, кустов и камней, но... Я не мог ее догнать. Может, это были просто видения, кто знает.
    Я беспрерывно искал ее до самой зимы. Землянка оказалась добротной, и в ней я хорошо перезимовал, не рискуя заболеть. А весной опять вышел на поиски, и удача улыбнулась мне в первый же день.
    - Ну вот, тигруля, тепей твоя лапка не будет бойеть. Беги, - услышал я где-то вдалеке.
    Я сразу побежал на звук такого желанного голоса, и всего через полсотни локтей увидел Ее. Вдали убегал крупный тигр, но мне было все равно.
    - Привет, Ива, - сказал я.
    - Привет, Арик! - с этими словами она подбежала ко мне, и поцеловала.
    Сколько лет прошло с тех пор? Сто? Двести? Тысяча? Я и не пытался считать. Но за это время многое изменилось в мире, который я считал своим. В домах у людей появились маленькие стеклянные солнца, светящие им по вечерам, и ящички с длинными железными палками, болтающие всякую чепуху, когда их стукнут. Сами люди стали другими. Их вера поменялась в очередной раз. Все поменялось. А поменялся ли я? Не знаю. Да, меня канонизировали старцы в затеряных храмах, до сих пор следующих вере Древних. Да, меня прокляли наставники моего святилища, как отступника. Да, я стал легендой по имени "трехзвездный отшельник". И что с того?
    Я так и остался первым и единственным человеком, которого полюбила нимфа. Нимфа по имени Ива. Кстати, она передает привет вам, новые люди.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: АртемКулешов
    Категория: Конкурсы
    Читали: 255 (Посмотреть кто)

    Размещено: 9 августа 2015 | Просмотров: 464 | Комментариев: 12 |

    Комментарий 1 написал: Ольга К. (9 августа 2015 20:30)
    добрая сказка, читала с интересом, видела опечатки и некоторые ошибки, но не хочу возвращаться и копаться в тексте


    Комментарий 2 написал: octopussy (9 августа 2015 21:55)
    А я наоборот не заметила ошибок, читала с увлечением, может от этого)
    Понравилось то, как автор пишет, впечатление, что не новичок.
    Не увидела, где романтика, но в целом работа интересная.


    Комментарий 3 написал: S.Marke (10 августа 2015 10:14)
    Я романтику увидел, мне очень понравилась работа!


    Комментарий 4 написал: charlie_gelner (10 августа 2015 12:08)
    Очень раздражало во время чтения то, как говорит Ива. Мало того, что читать не очень приятно, так еще и ассоциации с детсуим лепетом выплывают, а потом она еще и целуется с ГГ, так что от этого я бы точно избавилась, пусть разговаривает как номральная девушка :)

    Сказка действительно интересная, хорошо подведен эпизод с древней книгой и рмоантики столько сколько нужно :)



    --------------------

    Комментарий 5 написал: octopussy (10 августа 2015 12:10)
    Цитата: qdu
    рмоантики столько сколько нужно

    Цитата: S.Marke
    Я романтику увидел

    Ребят, а можно по-подробнее. Реально интересно, где я ее пропустила. А перечитывать лень beach


    Комментарий 6 написал: Natali_m (10 августа 2015 12:23)
    Очень милое произведение, и да, на мой взгляд, романтичное. А читать и правда очень интересно было) Автор хорошо постарался.



    --------------------

    Комментарий 7 написал: anuta (10 августа 2015 12:29)
    Сюсюкание или... как это назвать... детский лепет... убило всё!

    victory



    --------------------

    Комментарий 8 написал: Pavek (10 августа 2015 20:23)
    Ответ автора на комментарии

    Я так понял, главная претензия - детский лепет Ивы?)) У меня есть отмазка!
    Ива же "дитя природы". Ключевое слово - "дитя"!))



    --------------------

    Комментарий 9 написал: Selena Gugo (10 августа 2015 22:30)
    Плюш, я тебя узнала, выходи! ))))) Все-таки сподобился поучаствовать!
    Ну, что сказать милая сказка.
    Я увидела в ней красивый мистический мир, чудесные декорации, необыкновенных персонажей с еще более необыкновенными именами, но любви и любовной романтики - ни на грамм.
    Возможно, главный герой и был влюблен в ту, кого спас от гибели, но все это - лишь мои догадки, в тексте никаких указаний на это я не заметила. Как и об ответной любви нимфы к нему не увидела ни строчки (кроме финального утверждения "Я так и остался первым и единственным человеком, которого полюбила нимфа.").
    Нимфа - дитя природы, любимая дочь Отца всего сущего, наивное и бесхитростное существо... Все, что она делала для Араана, я читательским взглядом расценила, как естественное поведение нимфы, которое могло быть проявлено к любому другому персонажу. Такой уж у нимфы характер и предназначение!
    Более того, конкурсным заданием было написать "романтический рассказ", а эту работу я не могу назвать иначе, чем "фэнтезийная сказка".
    В целом работу оценила бы высоко, стилистика выдержана очень хорошо, текст чистый (микроскопические грамматические ошибочки не в счет).
    Что не очень понравилось:
    - "множеством черных земляных следов" - перемудрил с дефиницией;
    - "не медля" встречающееся в тексте дважды, пишется раздельно в случае деепричастия, но здесь употреблялось как наречие, а следовательно, должно быть слитное написание;
    - старорусская мера измерения "в локтях" совсем не вписалась в стилистику европеизированной мифологии;
    - ну, и, соглашусь с комментарием anuta, дефекты речи нимфы подпортили впечатление, они просто неуместны и придали изящной истории какой-то нездоровой комичности.
    В целом, Плюш - молодец, но на мой взгляд, с заданием не справился blum



    --------------------

    Комментарий 10 написал: lika (12 августа 2015 14:42)
    Красивая сказка. А вот насчёт лепета нимфы- не соглашусь. Она же не с людьми живёт! Вполне может чего-то не выговаривать.
    Романтики не увидела, Зато Ааран порадовал своим поступком)



    --------------------

    Комментарий 11 написал: Paprika1970 (13 августа 2015 15:43)
    Рассказ неплохой. Романтики не увидела вовсе и любовь появилась только в последних строчках рассказа. Сюсюканье раздражало во время чтения, не понять то ли она шепелявит, то ли картавит.


    Комментарий 12 написал: Вероника Резвых (23 августа 2015 21:58)
    Картавая нимфа? Весело))). Но ни романтики, ни любви в этом рассказе нет для меня.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.