«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 15
Всех: 15

Сегодня День рождения:

  •     Alex (14-го, 40 лет)
  •     Chaky_Monk (14-го, 22 года)
  •     leka_bish (14-го, 21 год)
  •     Limar (14-го, 25 лет)
  •     Monk (14-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1945 Кигель
    Флудилка Поздравления 1668 Lusia
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Весенний конкурс: Ненюфары. Работа 12

    Лилии для арестантки


    о


     

    То утро… серое, туманное, холодное... навсегда останется в моей памяти. Мы с Ионой торопливо шагали по узкой улице просыпающегося города, пока не оказались на Парламентской площади. Здесь уже было полно народа. В воздухе витало всеобщее возбуждение, слышались крики, все больше злобные, с проклятьями. Мы протиснулись вглубь толпы и увидели, то, из-за чего собрались все эти люди. Посередине площади к позорному столбу была привязана женщина. Ее одежда пропиталась кровью, руки и ноги были  изранены, а лицо настолько измождено, что я с трудом узнала в ней Мэри Бетт – дочь пекаря, продававшую нам булочки. 

    - Господи, Иона! Ты это видишь? – я была поражена, потому как не понимала, в чем могла провиниться эта милая, всегда приветливая девушка.

    - Тшш, - сестра схватила меня за руку, в ее взгляде промелькнул страх. – За что собираются казнить эту женщину? – спросила Иона у стоящего рядом грузного мужчины, одетого как крестьянин.

    - Ведьма! – бросил он с отвращением и сплюнул на булыжную мостовую.

    -Не может быть! – воскликнула я.

    Крестьянин посмотрел на нас странным, недобрым взглядом. Иона дернула меня за руку и повела прочь из толпы.

    Когда мы выбрались и оказались в спокойном месте, вдали от криков и шума, я смогла дать волю чувствам. Слезы катились из глаз, рыдания душили.

    - Это какое-то безумие! Четвертая казнь за неделю! Они все словно сошли с ума!

    Но я еще не знала тогда, что скоро сама окажусь на месте Мэри Бетт.

     

    * * *

    Вотерленд, пять недель назад

    - Анна! – послышался звонкий голос сестры, и вскоре я увидела ее саму, вынырнувшую из густой зелени, окружающей со всех сторон небольшой пруд, у края которого стояла я: - Так и знала, что ты здесь!

    Раскрасневшаяся от быстрой ходьбы Иона подбежала ко мне и приобняла за талию.

    - Взгляни, как они прекрасны! – произнесла я, не в силах оторвать взгляда от нежных бутонов водяных лилий, украшавших темную гладь воды, как звезды ночное небо.

    - Да, но мне всегда здесь не по себе, - прошептала сестра и прижалась ко мне плотнее.

    - Леди Иона, неужели вы верите во все эти легенды о водяных, русалках и прочих духах? - я с насмешкой заглянула в голубые, немного испуганные глаза сестры.

    - Конечно, нет, - Иона одернула руку и с наигранно-обиженным видом отошла в сторону. – Я уже не маленькая, Анна.

    - Знаю, - улыбнулась я. – Так зачем ты меня искала?

    Иона враз сделалась серьезной, глаза ее потемнели, в них появилось беспокойство.

    - Приехал лорд Леннокс, отец просил послать за тобой.

    - Святая Дева! Что нужно этому уродливому старику? – я сразу же вспомнила желтое, морщинистое лицо лорда с впалыми глазами и носом, похожим на клюв бубри*, и меня передернуло от отвращения.

    - Ты знаешь, - печально произнесла сестра. – Он мечтает жениться на тебе.

    - Нет, лучше утонуть, сгинуть среди лилий, чем идти за него! – воскликнула я в сердцах.

    - Анна, не говори так! Прошу! – Иона бросилась ко мне на шею, ее захватили рыдания.

    Я крепко сжала в объятиях мою младшую сестру и тоже расплакалась. Мы стояли так обнявшись в тиши деревьев и еле слышного плеска воды и не смели пошевельнуться.

    - Иона, я откажу лорду Ленноксу, - твердо заявила я спустя какое-то время. - И пусть отец делает со мной, что хочет!

    Сестра посмотрела на меня с восхищением, и в то же время я видела в ее глазах испуг.

    - Я с тобой, Анна, - шепнула она и ласково сжала мою руку.

     

    * * *

            Как прекрасно иметь семью, а любящую – вдвойне! Казалось невероятным, но отец поддержал меня, и лорд Леннокс, разобиженный отказом, уехал восвояси. Следом и мы засобирались в дорогу. Каждую зиму наша семья проводила в столице, а летом мы вновь возвращались сюда, в Вотерленд - родовое поместье на севере страны. 

            Я отправилась к пруду, чтобы  в последний раз взглянуть на любимые лилии, проститься с моими красавицами до следующего лета. На сердце было легко, хотелось петь - ведь я была свободна от уз брака,  и в тоже время некая тоска не давала покоя. Внутренний голос шептал, что я никогда не вернусь сюда более. В подтверждение ему, белые головки лилий склонились набок и грустно кивали мне, будто прощались навеки. Уже сидя в повозке перед глазами все еще стоял их печальный образ.

    - Анна, как ты думаешь, леди Грэм устроит в этом году бал-маскарад? – спросила повеселевшая  в предвкушении будущих развлечений Иона.

    - Думаю, да, - задумчиво произнесла я, глядя в окно на удаляющиеся зеленые пейзажи графства, которые совсем скоро поменяют цвет, покроются золотом и багрянцем.

    - О, пожалуйста, не будь грустной! – воскликнула сестра, видимо заметив мое унылое настроение. – Я знаю, ты любишь Вотерленд всем сердцем, мне же ужасно не по себе от глухого уединения. Чувствую себя монахиней!

    - Какое счастье, что отец в другом экипаже и не слышит твоих слов, - засмеялась я, отвлекаясь от видов за окном.

    - А хоть бы и так! Не могу дождаться, когда окажусь на балу! И тебе веселье пойдет на пользу!

    - Ты права, моя дорогая Иона, - я слегка коснулась золотистых локонов сестры и улыбнулась.

            Но не все так радужно оказалось на самом деле, как представлялось нам тогда. Город, в который мы вернулись – изменился. Сам воздух там стал другим, в нем витало нечто, что держало жителей в страхе. И страх этот нарастал с каждым днем. Имя ему – смерть.

     

    * * *

    Эдинбург, 5 недель спустя

             Сидя с книгой в руках у окна в своей комнате, под сводом остроконечной крыши, я каждый раз вздрагивала, когда слышала колокольный звон. Он оповещал о том, что новую жертву повели на казнь. И если раньше палач рубил головы, то теперь несчастных сжигали заживо. В основном это были женщины, и всех их, как одну, обвиняли в колдовстве.

            Наш отец служил науке и научил нас с сестрой смотреть на  необъяснимые вещи с иной стороны, поэтому мне сложно было поверить, что обреченные на смерть  – ведьмы. Их обвиняли в таких вещах, которые иначе, как абсурдом не назовешь: полеты на коровах, пляски с феями, вызов бури, но большинство людей верили в то, что это правда. Те же, кто был настроен скептически, считали,  что несколько казней не помешает.

    Мне было страшно от осознания всего этого, казалось, мир сошел с ума. Иона разделяла мои мысли, но сейчас ее голова была занята другим – сэром Артуром, командиром отряда пикинеров его величества, с которым она познакомилась на одном из приемов.

    Как-то раз она застала меня  сидящей перед зеркалом за вечерним туалетом.

    - Анна, я хочу попросить тебя об услуге, – сестра подошла и встала за моей спиной. Потом взяла один из гребней, лежавших на комоде, и стала расчесывать им мои волосы. -  Мне нужно, чтобы ты сопровождала меня на встречу с Артуром. Если я не увижусь с ним завтра, то, возможно, этого уже не случится никогда. Его полк уходит в поход!

    - Разве я могу отказать своей влюбленной сестричке, - улыбнулась я, хотя осознавала, что могут возникнуть неприятности в лице отца, если он узнает об этом.

    - О, спасибо, спасибо! - Иона обняла меня за плечи и поцеловала в макушку. Глаза ее сияли. – Ты лучшая на свете сестра!

    - Когда вы должны увидеться?

    - Завтра на рассвете.

    - Хорошо, а как мы покинем дом, чтобы никто не заметил?

    - Я уже все придумала, не беспокойся, - в глазах Ионы заблестели хитрые огоньки, как когда-то в детстве, когда мы шалили.

    Она закончила расчесывать волосы и положила гребень на свое место, туда, где он и лежал.

    - Тогда предлагаю выспаться, дабы доблестный рыцарь не разочаровался, увидев твои прекрасные глаза покрасневшими.

    - Я люблю тебя, Анна. Спокойной ночи.

    Иона поцеловала меня и со счастливой улыбкой выскользнула из комнаты.

    Я заснула почти сразу, как только она ушла. Мне снился Вотерленд, его зеленые окрестности, старый замок, пруд и мы с Ионой в обличии русалок плескались в его серебряных водах под светом луны.

    - Анна, Анна! – шепот сестры заставил вернуться в реальность. Я открыла глаза, и села на постели. – Пора!

    Иона, уже одетая в темный плащ, с накинутым на голову капюшоном, стояла у изголовья.

    Я встала, наскоро собралась, и мы отправились в путь. Предстояло пройти через весь город, в том числе обогнуть Парламентскую площадь…

            Серый густой туман, с которым мы столкнулись на улице, казался  пугающим. Но более страшным было увиденное на Парламентской площади. Мэри Бетт у позорного столба, ее угнетенный вид –  это сильно пошатнуло мои нервы. Я рыдала на груди Ионы под звуки колокольного звона – предвестника смерти и была не в силах остановиться.

    - Анна, нам нужно идти! – Иона провела рукой по моей щеке, смахивая слезы. – Мы ничем не поможем этой несчастной. Нам остается лишь молиться за спасение ее души!

    Я кивнула и пошла за сестрой.

    Через два с половиной часа, когда  мы вернулись домой, за мной пришли те, кто обрек Мэри Бетт на погибель…

     

    * * *

                Я стояла босая на холодном полу в сыром подвале без единой капли света. Меня бил озноб, сердце рвалось от боли, а мысли путались. Сколько меня держали здесь: день, два, я не знала. Они забрали меня из  отцовского дома без объяснений. Надели кандалы и выволокли наружу. Отчаянные крики сестры до сих пор звучали в голове. Но палачи им не внемли.

    «За что?» - это был единственный вопрос, который я задавала себе и не находила ответа. Спустя какое-то время тяжелая дверь со скрипом отворилась, и темница озарилась желтоватым светом факела в руке  незнакомца. Он остановился у двери, в которую следом вошел второй, судя по облачению – служитель церкви.

    - Здравствуй, Анна, - произнес он мягким, сладкоречивым голосом, каким могут говорить только священники. - Я преподобный Мюрей.

    - Ваше преподобие, в чем меня обвиняют? – я бросилась к нему, чтобы поцеловать руку, но он отстранил меня.

    - Неужели не догадываешься? –  старик глянул с подозрением.

    - Нет.

    - Тебя обвиняют в ведовстве и связи с дьяволом.

    - Господи! – воскликнула я, не в силах поверить в правдивость его слов. – И вы в это верите?

    Священник нахмурил густые седые брови, мои слова ему видно пришлись не по нраву.

    - У нас есть свидетель. Дочь вашей кухарки – Элизабет. Она сообщила, что видела тебя у пруда с водяными лилиями.

    - Разве это преступление? – недоумевала я.

    - Она видела, как ты купалась в пруду, обнаженная. Как в полночь из цветов появились прозрачные девы, и вместе вы веселились и распевали песни до рассвета.

    - Как вы можете верить словам маленькой девочки? – не унималась я. - Она  все выдумала!

    Тогда я думала именно так.

    - Да будет  известно, леди Анна, - сухо произнес священник, - дети не лгут. Они чисты, в отличие от нас,  взрослых. Советую признаться в грехах, и да сойдет на тебя милость Господня.

    - Я ни за что не признаюсь в том, чего не совершала! – закричала я, теряя контроль над чувствами.

    - Ты сделала выбор!- злобно изрек священник, затем повернулся и поспешил покинуть темницу.

    Дверь за ним  и слугой закрылась, и темнота вновь поглотила мое пристанище.

     «Неужели это на самом деле происходит со мной? Зачем дочери кухарки наговаривать на меня? Что если меня постигнет та же участь, что и Мэри Бетт?» Эти вопросы не покидали моей головы до тех пор, пока я в отчаянии не опустилась на пол и не зарыдала. Но скоро я получила ответы, едва новый посетитель переступил порог темницы. Это был тот, кого я сразу узнала – лорд Леннокс. Теперь все становилось на свои места.

    - Леди Анна, - начал гость скрипучим голосом, изучая меня с ног до головы - мне неприятно, что вы оказались в таком положении, но поверьте все еще можно исправить. Одно ваше слово и вы навсегда позабудете этот кошмар.

    Я засмеялась. Меня разобрал такой смех, что я долго не могла остановиться. Разве могло придти в голову, что обида и задетое самолюбие могут заставить злобного старика отомстить таким образом. Мой обидчик приблизился ко мне, но я жестом остановила его.

    - Вы негодяй, лорд Леннокс, - бросила я с ненавистью. – И если вы надеетесь, что так  вы заставите меня выйти за вас, то глубоко ошибаетесь! Я умру, но не стану женой такого мерзавца, как вы!

    - Тогда ты сгоришь на костре, как ведьма! – прошипел лорд, желтое лицо его исказилось гневом.

    Я хотела броситься и впиться в него ногтями, но сдержалась, понимая, что он не достоин даже этого.

    - Убирайтесь!

     

                Меня вновь оставили одну, но ненадолго. Через какое-то время дверь снова распахнулась, и огромный, похожий на  гору человек, выволок меня из камеры. Он провел меня по всему длинному, тусклому и зловонному коридору, а затем поместил в настолько узкое каменное помещение, в котором я не могла не то, что пошевелиться, с трудом дышала. То ли от нехватки воздуха, то ли от усталости, я впала в беспамятство. Очнулась от того, что, кто-то плеснул в лицо холодной воды. Открыла глаза и увидела, что сижу на стуле, связанная по рукам и ногам, а передо мной человек-гора с раскаленными щипцами и мерзкой улыбкой на изборожденном ямами лице. Здесь же находились писарь, мрачный человек с узким лицом и бегающими глазками, и преподобный Мюрей. Последний стоял, сложив руки на груди, и смотрел на меня водянистыми глазами.

    - Признайся в связи с нечистой силой, Анна, - настаивал священник, - и твои страдания прекратятся.

    - Я не виновна, - пересохшими губами прошептала я.

    - Глупая женщина! – лицо священника перекосилось от злости. – Ты не знаешь, на что себя обрекаешь!

    Затем он повернулся к палачу и подал ему знак глазами. Человек-гора приблизился ко мне, рывком сбросил ткань платья, оголяя плечо,  и в ту же секунду ужасная боль обожгла тело. Я вскрикнула, и вновь тьма поглотила меня.

     

    * * *

    - Анна, милая, прошу, очнись! – голос Ионы казался таким далеким. – Анна!

    Когда я, наконец, разлепила ресницы, увидела склонившуюся надо мной мертвенно-бледную сестру.

    - Иона…- прошептала я.

    - Боже, ты пришла в себя! – лицо Ионы озарилось, улыбка обозначилась на бескровных губах. – Я думала, что потеряла тебя.

    - Что произошло? – спросила я, с трудом припоминая события минувших дней.

    - Анна, тебя хотели казнить! Сжечь на костре, словно ведьму, но отец смог убедить епископа, что это ошибка.

    - Это все лорд Леннокс, - с трудом отрывая голову от подушки, произнесла я. – Он во всем виноват. Ты должна рассказать  отцу.

    - Анна, отец  знает, - в глазах Ионы стояли слезы. – Леннокс среди тех, кто ведет дела ведьм. Отцу пришлось унижаться перед ним, чтобы освободить тебя.

    - Господи! – кровь прихлынула к голове, мне стало трудно дышать.

    - Это еще не все, - голос Ионы дрогнул, и я увидела, как слезы покатились по ее щекам. - Я стану женой лорда Леннокса – таковы условия. Ты же навсегда покинешь страну.

    Я не могла вымолвить не слова – мысли путались. С трудом поднялась с постели и, шатаясь, подошла к окну – нужен был свежий воздух, хоть глоток. Взгляд  скользнул по каменному подоконнику, на котором стояла ваза, а  в ней цветы.

    - Мы обязательно что-нибудь придумаем, - произнесла я, вдыхая еле уловимый аромат, придающий мне силы – это были  водяные лилии.

     

    Бубри -мифическая гигантская птица из Аргайла в Шотландии.


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: octopussy
    Категория: Конкурсы
    Читали: 136 (Посмотреть кто)

    Размещено: 14 марта 2016 | Просмотров: 299 | Комментариев: 8 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (15 марта 2016 11:25)
    Сильно полоснуло по сердцу.


    Комментарий 2 написал: Арийская Волчица (15 марта 2016 17:04)
    Ух! Вот это история!
    Я под впечатлением! clapping



    --------------------

    Комментарий 3 написал: splinters (17 марта 2016 09:13)
    Читала с интересом.

    Понравилась композиция рассказа и то, как автор использовал образ лилий.
    По-моему, очень круто.


    Комментарий 4 написал: Velius (19 марта 2016 21:41)
    Поздравляю :)


    Комментарий 5 написал: octopussy (20 марта 2016 15:08)
    Спасибо всем!

    Добавила свой первый арт! Хоть как говорится первый блин комом, зато мой))


    Комментарий 6 написал: Velius (20 марта 2016 20:48)
    Хороший арт :)
    Только освещения много :)
    Дерзай :)


    Комментарий 7 написал: octopussy (20 марта 2016 20:54)
    Velius,
    Да, маленько надо поубавить, это туман)


    Комментарий 8 написал: Velius (20 марта 2016 20:56)
    Аааа! :)
    Вот где тусклее, там похоже очень, а там где ярко не :)

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.