«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 17
Всех: 17

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Зелёный рассказ (Авантюрин часть 1)

    Авантюрин

    Часть 1 



     

     

    Любви моей ты боялся зря - 
    Не так я страшно люблю. 
    Мне было довольно видеть тебя, 
    Встречать улыбку твою. 

    Новелла Матвеева

    Они держались курса... Им было всё равно на тех, кто творил по соседству добро, кто искренне (как громко звучит!) любил их, кто заставлял что-то говорить, вбивать в телефоне сообщения, нервным тыканием по клавишам. Им было всё равно. Они держались курса...
     Вечный бродяга Троль столкнулся с ними летом. Сначала он узнал Олега. Это было во времена армейской службы, где-то на окраинах Москвы, под жарким июльским солнцем, в вонючей ментовской форме с криво пришитыми шевронами, выцветшими петличками и пятнами на рукавах. Это было золотое время, подумал Троль после и заплакал. Было поздно что-либо менять, говорить умными фразами, оправдываться и плакать. Но он плакал, потому что слёзы это единственное, что оставалось ему.
     Троль был безумно влюблён, а потому слушал только сердце. Олег страдал от собственной немощи, той что изнутри выплескивается криками и орами, много пил, жалел о чём-то своём, одному ему понятном. Это были совершенно разные звезды. Разные по свечению и бытию, они были далеко друг от друга на небе, и один чёрт знал, что их свело вместе.

     


     Ночами, когда Троль восседал в канцелярии, загруженный делами, но такой влюблённый, что хотелось слушать музыку и петь, Олег  либо пил, либо трахался в грязном общежитие со своей любовью. Её звали Лиля. Странная девушка, наполовину татарка, на четверть цыганка; красивая до дрожи, завидная для оборванцев спальных районов Москвы, где она и обитала. Никто уже не помнит, как они познакомились: просто это случилось тогда, когда должно было случиться.
     Первое время Олег был счастлив с ней. И до сих пор осталась привычка называть Лилю Заей... До тошноты противное прозвище, возможно, вселяло надежду в самого Олега, но до боли коробило Троля. Лиля же только хохотала. В этой жизни ей нравилось всё. Она не брезговала трахаться в сержантском общежитие, потому что там не заставляли убираться после секса, готовить еду (спасала лапша из супермаркета), стирать носки с трусами, говорить о высоком... Но по кайфу ей было выпить, создать атмосферу комфорта в армейской нищете и босяцкой жизни. Лиле это удавалось вполне. Поэтому Олег был с ней...
     Они делили на двоих кредит в триста тысяч, десяток плюшевых игрушек, выигранных в аппаратах, частые скандалы из-за ерунды, и общий страх перед Лилиными родителями.

     

    - Я хочу с ними познакомиться, - Олег настаивал уже больше месяца, а Лиля выдувала табачный дым в потолок и переводила стрелки на что-нибудь другое. Они снова ругались, потом, помирившись, кидались в постель, обязательно приходил пьяный сосед по комнате с бутылкой крепкого (эту бутылку они передавали по кругу), потом наступало утро, Олег обязательно опаздывал на службу, Троль пытался его чему-то научить, что-то подсказать, но как всегда безуспешно...
     Они держались курса...
     Зимой, в феврале, ранним утром полк выдвинулся на стрельбище. Роту построили на плацу, проверили вооружение, чтобы у каждого был свой автомат и номер его совпадал с тем, что нацарапан строевой частью в военном билете. Всё это глупо, ведь война не ищет поводов свериться или перепроверить. Она бьёт одним ударом и попадает именно туда, куда целилась. В таком случае автомат нужен не для того, чтобы знать назубок его номер, а для того чтобы стрелять. Но толстому грузному полковнику, что поднялся ещё до общей команды, выпил вчерашнего кофе, съел бутерброд и положил х*й на бритьё, наплевать на то, что будет. Его жопу рвут за то, что есть, а на лицо полтысячи тупых солдат, сонных и голодных, которые войну не видели и вряд ли увидят, но в случае бомбёжки не упустят шанса спасти свою шкуру и кинуться в ноги противника, дабы выпросить пощады.
     Зимой, в феврале, ранним утром полк погрузился в ГАЗоны... Двадцать два человека в одном кузове, как килька в банке. Небрежно покидали автоматы в ноги, чтобы не мешали досыпать свой сон.
     От Олега разило перегаром, глаза были красны и усталы.
    - Я вообще не спал, - сказал он Тролю ещё на плацу перед погрузкой. - Мы со своей вчера в сауне были. Я заказал шампанское и фруктов. Нормально так посидели, поговорили.
     Троль слушал и молчал. Только из любопытства, что же у них всё-таки было, он выслушивал Олега. Не было ни сопереживания, не поддержки. Посидели в сауне, выпили, закусили. О чём они говорили и так понятно: ругались матом друг на друга и жаловались. Потом, наверняка, трахались, снова трахались, и снова... Ведь они держаться своего курса.
     Уже в ГАЗоне, когда ленточка выехала из полка, Олег сказал, что хочет спать. Троль ещё поддерживал его шутками, всякими рассказами и байками из прошлой жизни, но в конце оба задремали. И уже в этом сладком дрёме, Тролю стало ясно: он по уши в дерьме и вляпался так, что уже невозможно выбраться. Это надо же было так не осторожно приблизить к себе человека, который совершенно не твой. Нет у вас не общих интересов, не прочитанных книг, вызывающих восторг обоих, и даже нет литра выпитого наедине пива. Он просто оказывался всегда рядом, когда хотелось кричать и ругаться. Смотришь на него и становится легче. Кажется, что ещё надо? Был бы рядом и всё. Грустный взгляд, неграмотная речь с уральским оконьем, вечный перегар и непонятное поведение.
     Иногда Тролю казалось, что Олегу лучше всё рассказать и сделать это так, чтобы не было виноватых. Тогда он может быть поймет  а если повезёт, то и ответит. Но потом, когда в голове щёлкало и наступало время собирать мозаику, общая картинка оказывалась совершенным бредом, превращать в жизнь который лучше не стоит.
     И снова музыка в канцелярии, снова знакомый запах перегара, снова общежитие и секс в его рубашке... Снова все держаться своего курса...

    ***

    Троль видел Лилю тихим человеком. Ему как-то попалась фотография, на которой девушка мило улыбалась и во взгляде её нежность расцветала подобно цветку. Хорошенькая - в меру добрая, а в меру стерва. Всё в меру, как и должно быть.
     Олег приводил её в роту, уже после полуночи. Оба они были пьяными, Олег хотел поднять свой взвод, чтобы показать любимой кто у него в подчинении, мол, и я не последний человек в этой армии. Но Троль вовремя вмешивался, и взвод продолжал досыпать свои положенные восемь часов.
     Потом они уходили, и Олег на утро говорил, что в общежитие Лиля не захотела и он проводил её домой.
    - Да мне всё равно! - вспыхивал Троль, нацеленно зарываясь в работу. Вспыхивал он, а точнее вспыхивало в нём, лишь по одной причине - ревность ела его большой ложкой, и с муками недопонятого человека Троль боролся бумажной волокитой.
     Лиля не придавала особого значения Тролю. Солдат есть солдат, и не удивительно, что он не спит, а что-то делает в полудрёме, значит, есть кому служить и верить. Вообще, девушка никогда не понимала армию и большинство скандалов с Олегом случалось именно по этой причине. Лиля хоть и ненароком являлась частью системы, но жила извне и не понимала того, с чем каждый день сталкивался сам Олег. Многое к ней приходило позже, когда проблемы изживали себя, умирали и перерождались вновь. Так и получалось, что одна буря приводила за собой другую. И в этой непогоде Олег оставался виноватым... Всегда обездоленный, всегда жертва, и всегда в итоге один. В редкий раз он приходил в канцелярию, к Тролю, ища то ли поддержки, то ли сто рублей до зарплаты. Своё жалование Троль частенько отдавал ему и даже не жалел потом, когда в кармане его не было ни сигарет, ни мелочи на кофе. Он тянет свои и её кредиты, размышлял Троль, деньги ему нужнее, так пусть тратит мои.
     Такая жертвенность, по сути глупая, но имеющая место быть, никогда не воспринималась Олегом чем-то ценным. Парень просто помогает другу, а в помощи нуждается каждый. Только за Олегом не было ни разу, чтобы он чем-то помог Тролю. Ни поступка, ни слова. А другом называл его, говорил, что дружба навсегда - это как любовь, только без секса. Странное дело, но Тролю от слов этих всегда было тепло, а иногда даже жарко. Он закрывался в кабинке и удовлетворял самого себя. И это не было чем-то противным - каждый солдат дрочит - просто, когда любишь сердцем, то секс не важен, а пыл из себя выгнать довольно-таки просто.
     Лиля оказывала на Троля мощнейшее влияние, выражающееся потом в ненависти и первобытной зависти, что с Олегом не он, а она, что природа всё-таки берёт своё и бороться с этим невозможно. Нельзя посадить человека рядом и заставить его любить, когда он не просто не хочет, а не представляет, как это целоваться с другим мужчиной, брать его и отдаваться ему. Это равнозначно глупости. Можно покрутить пальцем у виска, а в лучшем случае просто уйти. Просто промолчать... И этот вариант казался Тролю убийственным. Чем-то ведь всё должно закончиться...
     А Лиля, как по часам, раз в неделю наведывалась в общежитие, иногда приходила пьяной, а иногда напивалась там, в окружении любимого Олега и его дружков сослуживцев. Троль в это время сидел в канцелярии с кружкой кофе в руках, пересматривал фотографии в телефоне, что-то писал на маленьких листочках, прятал записки в шинель, снова возвращался к работе, к подсчётам, к склеиванию плакатов и карт.
     Наутро приходил Олег, с новым засосом на шее, довольный, свежий, готовый воевать дальше. И вид этот превращал Троля в хмурую куклу, которой долго пользовались, но так и не решали оставить.
     Ровно в десять утра он шёл в строевую часть на сверку, по пути представлял, как признается Олегу в том, что нельзя назвать просто чувствами, но на смысл всей его жизни это тоже не похоже. Иногда мысли заводили его в тупики и, выныривая из этой тюрьмы, Троль с удивлением осознавал, что стоит в строевой, держит в открытом виде штатную книгу роты, а Татьяна Владимировна (женщина средних лет, тощая и, возможно, симпатичная) просит его уже наконец-таки свериться и уйти.
    - По списку: пять, шестнадцать, никого, десять, двадцать четыре, тридцать один, - эти цифры, как молитву, Троль читал ей каждый день. Разбуди его ночью - он произнесёт тебе их наизусть. А в голове продолжал плавать Олег и вся эта ситуация, которая больше смешна, чем трагична.
     И никакой это не треугольник: есть он и она, а Троль совершенно другой отрезок, пересекающий их посередине.

     

     

    ***

     А потом наступила весна.
     Противоречивое время, когда сходишь с ума, лезешь на стену от одиночества, стараешься найти оправдание поступкам, не щадишь себя, убиваясь по пустякам.
     Тролю оставалось сто тридцать пять дней. Это время он имел в своём календарике, написанном ещё во времена КМБ, когда казалось, что этот год не кончится никогда. Календарь был прост: цифры и название месяцев, а над ними неброская надпись "Жопа полная здесь, но кормят за**ись!!!". Потом он долго думал о написанном, ведь кормёжка в армии сродни поросячьего комбикорма. Один запах солдатской столовой чего стоит. Однако же ели, и были довольны тем, что выходили из столовой сытыми.

    ***

    Когда-то было так... Просыпаешься утром, встаёшь, с ходу попадаешь в любимые тапочки, бредёшь обязательно на кухню, потому что в горле твоём ржавчина и горький камень вчерашней пирушки, где ты блестал звездой и выделывал такие финты, что сегодня ужасно стыдно.
     Открываешь кран, цедишь полный стакан желтоватой воды и с наслаждением пьёшь. Каждый знает это чувство... Каждый поймёт. Говорить нечего.
     Возвращаешься в постель, где тебя ждёт поджарый Саша, или мускулистый Андрей, который во время секса любит чтобы ты пальцами впивался в его спину. Так он самоутверждается, да и тебе по кайфу от такой страсти. После того, как он кончит в тебя, вы курите на балконе счастливые, будто бы небо открылось перед вами и вы видите ангелов. Такое бывает, когда ты на двадцать четвёртом этаже и смотришь вниз.
     Ложишься рядом, целуешь его нежно в щёку, но Андрей безутешно продолжает сопеть.

     Теперь всё по-другому...
     Просыпаешься по команде дневального, который громче архангельского петуха кричит с тумбочки.
     Первое о чём думаешь: скорее бы дембель. С этого начинается теперь каждое утро. Потом тоска и злость притупляются, и в разум, тонкой янтарной струйкой, вот как при покупке мёда, вливается Олег с его грустью в глазах, похотью в дурной башке, и идиотизмом в действиях.

    ***

    Ровно в девять утра на плацу собирается весь полк. Каждый день он делает это ради того, чтобы спеть гимн и пройти торжественным маршем мимо мудака полковника, что возомнил себя батюшкой над всем и всим. Это походило на глупую традицию, что-то вроде подарков на рождество или новый год, но для солдата даже эти полчаса каждый день представали удивительно свежими и обновленными  И именно поэтому, как бы кто не говорил, каждый день в армии не был похож на другой...
     Тролю всегда доставалось место по середине - между автовзводом и взводом обеспечения. Он старался встать поближе к Олегу, чтобы выкроить минутку и спросить его о чём-то глупом. О том, на что ответить без смеха нельзя. 

     

    ***

     Странно, но в утренней суете и неразберихе, когда голова забита всякой мелочёвкой и кажется, что единственный выход из всего этого только дуло автомата, Троль всегда знал, где загаситься. Он шёл на сверку в штаб и торчал там до самого полудня, а когда возвращался, то с предательским наслаждение наблюдал за тем, как его напарник писарь (младшего призыва) делает какую-то работу за него.
     Ротный был зверем. И имя у него, как казалось самому Тролю, звучало сурово и по-мужски - Марат.
     В полку старший лейтенант Гаглойти всегда пользовался несомненным авторитетом: его боялись, уважали, считались с мнением, лизали жопу, сосали член, поддакивали, подлизывались, водились стаями, смеялись над его осетинскими шутками, восхищаясь Кавказом и всеми черножопыми в целом. Марату такое внимание нравилось. Не считая себя "царем царей", он всё же позволял себе послать к чертям управление полка, вместе с идиотом командиром и не выйти, например, на службу, если у него стоит законный выходной.
     Что он мог ещё? Да всё! Абсолютно всё! Тем более, если дело касалось его принципов и приоритетов. Сделать роту лучшей в полку, чтобы сюда толпами водили проверки и комиссии - пожалуйста! В мясо набить рожу сопливому сержанту контрактнику, который посчитал Марата не правым - пожалуйста! Заставить солдата ненавидеть самого себя и с унижением стоять всю ночь в канцелярии, пока отец-ротный читает ему нравоучения о том, что есть хорошо, а что плохо - да пожалуйста! Хавайте большой ложкой, только не обосритесь... 
     Единственное на что был паток Марат - это лесть. Он любил, когда ему лизали жопу и стояли перед ним на коленях. Поэтому у старшего лейтенанта была приличная куча шестёрок, которая доносила обо всём и обо всех, иной раз тупо лгала и выдумывала, как например, о случае, когда дневальные накурились спайса в гаражах и устроили "закрытую вечеринку" с туповатыми танцами и непонятными песнями. Марат, долго не думая, отправил всю шайку на Губу, где те провалялись по десять дней каждый и свежими, обновлёнными вернулись в полк: дальше курить и устраивать подпольные вечеринки.

    А ещё Марату хорошо удавалось запугивать. Была в нём природная магия, первобытное волшебство, мастерски доводившее человека до отчаяния и мысли, что всё кругом говно и единственным правильным выходом является тот, о котором говорит Марат. Троль сам пару раз натыкался носом в такое говно и дело почти доходило до подписания контракта, но в нужную минуту, когда дело оставалось за малым - взять и поставить на бумажке подпись, товарищ старший лейтенант включал заднюю и с неподдельным восхищением миловал свою жертву.
    - Ты дурак, Максим! - хрипел Ротный. - Ты всю жизнь будешь сосать, понимаешь? Всю жизнь! Твой удел это пасти где-нибудь коров, играть на чёртовой дудочке, а по ночам трахать деревенских шлюх с обвислыми сиськами. Тебе никогда не достигнуть совершенства. А знаешь почему?
    - Нет, - отвечал Троль, опустив голову в пол.
    - Что нет? - свирепел Марат. - Солдат так не отвечает! "Никак нет", товарищ рядовой!
    - Никак нет! - отчётливо повторил Троль.
    - Потому что ты думаешь не о том! Умей видеть в людях врагов, и знай, как этих врагов подчинить.
    - Так точно! - шаблонно ответил солдат.
    - Иди спать.

    ***

     В самобичевание нет ничего прекрасного, тем более, если загоняешь себя морально: вынимаешь из души самое больное и, вместо того, чтобы это выбросить, пытаешься впихнуть его обратно, с уже новым надрывом, превозмогая первобытную боль и отчаяние. Вот оно, самобичевание - орудие пытки, придуманное, как и всё, нами.
     В разбитом ГАЗоне, который вот уже второй месяц не хотел заводиться, Троль пытался вздремнуть. Он расположился на водительском сиденье, положив голову на руль, так чтобы его не было видно. В боксах ещё возился молодняк: кто-то копался в капоте, пытаясь разгадать секретеры советского автопрома, а кто-то с надуманной искусственной деловитостью спорил о секретах автомеханики, и делал это так, как будто кусок железа имеет в жизни огромный вес и силу.
     Деды, уже успокоившиеся и изжившие в себе роли задавак и деловушек, попрятались по углам, чтобы, как и Троль, немного вздремнуть, пока (не дай Бог!) полк в сотый раз не подняли по тревоге.
    - Этот мудак опять увольнения отменил, - Борис, высокий парень с веснушками, но симпатичный, собирался в увольнение с декабря, когда был ещё молодым.
    - Печалька! - хмыкнул Шмель.
    - Мир - боль! - подхватил Сиплый.
    - Посмотрим, что вы, сукины дети, скажите, когда подойдёт ваше время идти в увал! - гордый Боря ударил кулаком по копоту.
     Пока солдаты убивали время пустыми разговорами и спорами о несправедливости, изредка прерываясь на очередную житейскую байку или разговор, Троль чувствовал лбом шершавость кожаной обивки руля и нестабильность происходящего вокруг. Оно вроде и хорошо, что не стабильно. Было бы наоборот - посыпались бы жалобы, что, мол, в полку слишком тихо, значит хорошо живут и проблем бы стало в два раза больше. Но с другой стороны хотелось штиля. И не то, чтобы спокойствие расслабляло мышцы и выбивало из обыденной армейской череды, просто Тролю необходимо было разобраться в том, что он сам называл "военной тайной".
     Олег уже больше недели не появлялся в роте, а торчал в гаражах, якобы ремонтировал технику к сезонке, красил ГАЗоны, чинил УАЗы, контролировал молодняк, ибо старший призыв контролировать бесполезно, они давно выучили эту старую солдатскую истину - в армии можно всё, если без палева.
     Мало того, что этот сукин сын перестал маячить в роте, всем видом своим, напоминая человека-дождя или выжившего из ума пациента районной дурки, так и телефон его теперь постоянно отвечал монотонным женским голосом: "Абонент вне зоны действия сети. Перезвоните позже". Сменил номер? Вряд ли. Если бы Олег потерял телефон или же пропил его, то симку легко можно восстановить. Просто на балансе нет денег, а до зарплаты ещё целая неделя. Опять же напрашивается вопрос: какого чёрта Лиля не может выручить своего бойфренда сотней рубликов или хотя бы полтинником? Потому что она е**ая жаба, обыкновенная уличная баба, которой от мужиков нужен х*й и кошелёк.

     Уже вечером, после общего отбоя, Троль решился заглянуть к Олегу в гараж. Договорившись с дежурным, приплатив ему парой тройкой сигарет, он вышел из казармы с полной уверенностью, что признается во всём – сил терпеть уже не было. 

     

    Зелёный рассказ. Фельдграу Эпизод 2 <<Назад Вперёд>> Зелёный рассказ. Осколки: лирическое отступление


    +28


    Ссылка на этот материал:


    • 93
    Общий балл: 9.3
    Проголосовало людей: 3


    Автор: Pavek
    Категория: О любви
    Читали: 84 (Посмотреть кто)

    Размещено: 29 мая 2014 | Просмотров: 357 | Комментариев: 6 |

    Комментарий 1 написал: London (31 мая 2014 07:10)
    Строго 18+

    Ух! popcorm
    Не, "строго 18" я не дождался, но да ладно. Давно не читал такой беспросветно-депрессивной прозы. Всю главу мелешь тлен в ступе, а заканчиваешь интригой - хорошо! Жду продолжение. hi


    Комментарий 2 написал: Pavek (31 мая 2014 07:40)
    Цитата: London
    Не, "строго 18" я не дождался, но да ладно.

    как же? А мат (хоть и прикрытый), а подрочить в туалете???)))))))
    Цитата: London
    Давно не читал такой беспросветно-депрессивной прозы. Всю главу мелешь тлен в ступе, а заканчиваешь интригой - хорошо!

    Вот тлен это круто!!! Порадовал ты меня, и вместе с тобой посмеялся biggrin
    Кстати, эти записки были написаны и опубликованы в моём ЖЖ ещё в октябре. Теперь объединил их и попытался превратить в беспросветно-депрессивное, как ты сказал, прошлое ГГ. Ты же догадался, что это он? Или это не понятно из прочитанного? Мне важно знать!

    Спасибо London,что читаешь! Очень приятно!



    --------------------

    Комментарий 3 написал: London (31 мая 2014 08:12)
    Цитата: Pavek
    как же? А мат (хоть и прикрытый), а подрочить в туалете???)))))))

    дело житейское :0)
    popcorm
    Цитата: Pavek
    Вот тлен это круто!!!

    да я ж его тоже обожаю. Без него и шагу ступить не могу..)
    Цитата: Pavek
    эти записки были написаны и опубликованы в моём ЖЖ ещё в октябре.

    ой, так, стало быть, сие на реальных событиях основано?
    Цитата: Pavek
    прошлое ГГ. Ты же догадался, что это он? Или это не понятно из прочитанного? Мне важно знать!

    так там мелькнуло, что Тролль - это Максим:
    - Ты дурак, Максим! - хрипел Ротный. - Ты всю жизнь будешь сосать, понимаешь? Всю жизнь! Твой удел это пасти где-нибудь коров, играть на чёртовой дудочке, а по ночам трахать деревенских шлюх с обвислыми сиськами. Тебе никогда не достигнуть совершенства. А знаешь почему?
    - Нет, - отвечал Троль, опустив голову в пол.

    А что Максим - ГГ, я об этом ещё не думал. Там же ещё и Хруст доминировал в одной части %) Так что.. вот))
    Цитата: Pavek
    Спасибо London,что читаешь! Очень приятно!

    не за что :)


    Комментарий 4 написал: Pavek (31 мая 2014 08:22)
    London,

    Цитата: London
    ой, так, стало быть, сие на реальных событиях основано?

    нет, не сказал бы так. У меня была небольшая интрижка в армии, которая и после ещё с полгодика длилась, но реальных событий в Авантюрине 10%, не больше. Хотя внутренние переживания это да, пережито, да и история в ГАЗоне тоже...
    Цитата: London
    А что Максим - ГГ, я об этом ещё не думал. Там же ещё и Хруст доминировал в одной части %) Так что.. вот))

    о Хрусте забудь, его я придумал для истории педика. Хотя он может ещё единожды мелькнуть в повествовании. В самом его конце.
    ГГ - это Максим. Его друг Гриха. Педика уже нет, потому что сожгли его. Хруст остался в своём тесном мирке, Кобру убили. ГГ бежит из города и пока не знает куда. Тут, по-дружески, советую прочитать Красный рассказ, если не читал. Потому что после Авантюрина я начну соединять две истории.



    --------------------

    Комментарий 5 написал: London (31 мая 2014 08:58)
    Цитата: Pavek
    о Хрусте забудь, его я придумал для истории педика. Хотя он может ещё единожды мелькнуть в повествовании. В самом его конце.

    эх, жаль, персонаж-то интересный, нераскрытый.
    Цитата: Pavek
    советую прочитать Красный рассказ, если не читал. Потому что после Авантюрина я начну соединять две истории.

    почитаю)


    Комментарий 6 написал: Pavek (31 мая 2014 09:02)
    Цитата: London
    эх, жаль, персонаж-то интересный, нераскрытый.

    может быть, но мне о нём больше сказать нечего



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.