«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 4
Chel Inna
johnny-max-cage StreloK

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 11
Всех: 17

Сегодня День рождения:

  •     Olenekot (21-го, 20 лет)
  •     Даша Беленькая (21-го, 20 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Любит - не любит?

    Часть 1
    Не могу поверить, я в Нью-Йорке! Боже, три года прошло с тех пор как я уехала из этого родного мне города! Многое же здесь изменилось…
    Редакция «La Moda» дала мне достаточно хорошую квартиру, теперь я не буду сидеть на шее у стариков и смогу свободно пожить у них. Да, пожить, если получится. Посмотрим, не будет ли драмы в первый же день моего приезда.
    Повсюду в моей квартире расставлены коробки с вещами и различными принадлежностями, поэтому чтобы пройти к дивану, мне нужно преодолеть целую вереницу коробок. Да, и я начала разгребать вещи, чтобы злиться на то, что я убрала их в неположенное место, а не из-за того, что они мешаются у меня под ногами.
    Однако у меня зазвонил телефон, когда я достала дорогую фарфоровую вазу, которую подарила мне бабушка на мое пятнадцатилетие.
    - Buon giorno? – спросила я…на итальянском.
    - Мисс Милтон? – услышала я приятный мужской голос.
    - Да, но можете звать меня Джессика.
    - Это Пит, фотограф, - он был удивлен, это точно. – Мы должны были встретиться с клиентом…
    Я подняла глаза на стену, где висели круглые бело-зеленые часы, показывавшие полдень.
    - Совсем забыла! Где ты сейчас?
    - Ну, я точно не знаю… я около кафе в парке, тут еще везде утки…
    - Центральное кафе! Я буду там.
    Я едва не разбила дорогую мне вещь, спеша на встречу. Ругая себя за легкомысленность и нерасторопность, я выскочила из квартиры, оставив после себя погром, и, поймав такси, поспешила в кафе. Всю дорогу я думала о том, простит ли меня Пит и не будет ли ругаться клиент, но, когда машина остановилась, я облегченно выдохнула и забыла заплатить за проезд.
    В Центральном кафе последний раз я была три года назад, когда гуляла и мысленно прощалась с городом перед отъездом. С небольшой грустью я вспомнила об этом, увидев серые тонкие ноги фонарей, светивших тогда так ярко, что слепили мне глаза. Я прошла между деревьями, растущими вдоль тротуара и шелестящими от каждого порыва ветра. Вскоре показались столики, покрытые бежевыми скатертями, за ними сидели люди, смеющиеся, болтающие, откровенничающие. Главное здание с голубыми автоматическими дверями, сверкающее своей стеклянной крышей, напомнило мне о какой-то давней печали, связанной с этим местом.
    - Пит? – я увидела юношу, испуганно оборачивавшегося в разные стороны. – Можно я спишу все на жуткие пробки?
    Как говорят, люди любят стоять иллюзии, упиваться ими и ни на что не обращать внимания.
    - Все нормально. Где сядем?
    Он вытащил из кармана мягкую руку, протянул её мне и подвел меня к пустому столику. Необъяснимое счастье, а может и какая-то гордость, охватила меня. Он сел напротив меня и заглянул в меню. Его темные глаза бегали по строчкам, щурились и слегка раскрывались шире.
    - 30 баксов за бургер? Надеюсь, он не из генномодифицированных продуктов…
    - Ты не из Нью-Йорка, да? – спросила я, уставившись на цветные салфетки.
    - Нет, но Чикаго тоже довольно большой город. А ты? – он поднял свою голову, небольшая черная прядь упала на его лоб.
    - Я из этого города, но мне кажется, что все так сильно изменилось, - я оглянулась вокруг себя и вздохнула.
    - Да, мне знакомо это чувство, - он на мгновение опустил голову в меню и снова обратился ко мне: - Подожди, а ты не из тех студенток, которые посещают жутко дорогие колледжи, имеют свой счет в банке и шкаф, забитый кучей дизайнерских футболок?
    - Я была одной из них, но последние три года я жила в Испании, - мне было стыдно за то, что говорила это, - поэтому сейчас мне сложно сказать, кто я на самом деле…
    - Мы только познакомились, но я думаю, что ты классная, - его темные глаза как-то странно сверкнули. – Прошло три года, бьюсь об заклад, ты рада увидеть свою семью. И друзей. И … парня…- его брови так высоко поднялись, что я испугалась.
    - Давай оставим этот разговор, - ответила я, глядя в свою чашку кофе.
    - Хорошо, извини. Я понимаю, это личное, - он собрал пальцы в замок и улыбнулся. – Кем бы он ни был, думаю, что тебе лучше без него.
    - Хватит обо мне. Давай поговорим о тебе.
    - Это верное средство от скуки, - он явно желал больше узнать обо мне и моих отношениях, однако позволил спросить. – Что ты хочешь узнать?
    - Как ты стал фотографом?
    - Моя сестра попросила сделать школьный альбом. Я начал фотографировать всех подряд и мне понравилось, - он поднес к губам горячий кофе, слегка улыбнулся и отпил. – Что ты знаешь об этой Сабрине ван Дебуш, у которой мы собираемся брать интервью?
    - Что? Сабрина – моя лучшая подруга? Это знак свыше? – я удивилась, услышав её имя. Неужели она добилась успеха в мире моды?
    - Редактор из «La Moda» не предупредил тебя?
    - Меня попросили заменить репортера, подхватившего гайморит, - я еще недоумевала, как такое могла случиться.
    - Ты знаешь её?
    - Да она самая классная из тех, кого я знаю!
    Пит снова улыбнулся и поднялся. Я была в замешательстве. Сабрина звонила мне, когда я была в Италии, но подробного отчета о своей жизни она не предоставляла. Всё ещё находясь в каком-то тумане, я встала, оставив на столике несколько купюр, и подошла к Питу, изучающему плавающих уток. Он сказал мне, что стоит позвонить Сабрине и спросить её, свободна ли она. Смущаясь, я отошла от столиков к скамейке и приметила знакомую фигуру в перламутровом пиджаке. Это была Сабрина. Вот она удивится, когда увидит меня!
    Набирая номер, думая сделать сюрприз, я увидела спешащего юношу с огненно-рыжими волосами. Его руки спокойно держались в карманах обтягивающих его ноги темных брюк, сильные округлые плечи мерно покачивались вперед-назад, распахнутое желтоватое легкое пальто развевалось на ветру. Я долго смотрела на него и будто заново влюблялась. Это был Дарен, парень, по которому я сохну всю свою жизнь. Он шел прямо к Сабрине, но глядел не на нее, а как-то по сторонам. Интересно, что он здесь делает?
    Он улыбнулся так мило, что я была готова отдать все на свете, чтобы он улыбался сейчас для меня. Но он близко подошел к Сабрине и…поцеловал её… Что??? Сабрина и Дарен??? Как?.. когда?.. почему?..
    Я долго стояла в замешательстве и смотрела на них. Её рука лежала на его плече, кончик носа едва касался его, он смеялся, и его глаза смеялись вместе с ним, ладони держали её талию, а губы целовали её щеки. Чувство ревности и злобы терзали меня, от ярости я сжимала кулаки и, наверное, пускала искры из глаз.
    Но внезапно Сабрина повернулась и заметила меня. Я испугалась. Её серебряные глаза прямо смотрели на меня, а я покраснела от стыда и ревности. Дарен недоуменно глядел на нее и только немного погодя повернул голову в мою сторону. Его руки расцепились, и он отошел от Сабрины.
    - Брук? – спросила она, подойдя ко мне.
    - Сюрприз..? – мне хотелось быть как можно вежливей, и я раскинула руки, чтобы обнять её.
    - Я не хотела, чтобы ты узнала об этом так… Я собиралась рассказать тебе о Дарене на днях, но все случилось намного быстрее…
    - Ужас! – вырвалось у меня. – Но я рада видеть свою подругу такой счастливой, - быстро поправилась я, обнимая её.
    Она была немного озадачена, но все же ответила на мои объятия поцелуями в щеки, как это было в старые добрые времена.
    - Я действительно счастлива, - ответила она, улыбаясь и поправляя свои белокурые волосы. – Эй, ты не видела здесь репортера? Кто-то из «La Moda» собирался взять у меня интервью.
    - Это я, - сказала я, держа за руку. – Я хочу написать о новом законодателе моды.
    - О, извини, - она слегка удивилась и подняла ладонь, потянувшись за телефоном. – Я должна позвонить своей ассистентке. Если я не остановлю её, она превратит шорты в юбку.
    Она виновато улыбнулась и, поднося трубку к уху, отошла от меня к фонарю. Я смотрела на нее, не отрываясь. Её пиджак с глубоким вырезом подчеркивал её пышную фигуру, она слегка покачивалась, когда разговаривала по телефону, и длинные волосы медленно колыхались на ветру, одна нога всегда была отставлена в сторону, и она тоже немного шевелилась. Она закончила разговор, вздохнула и подошла ко мне.
    - Давай перенесем интервью на Лекс 320 на вечер. Я закажу столик в честь твоего возвращения.
    Я кивнула и еще раз обняла её. Она как-то скоро улыбнулась и поспешила к выходу из парка. Я проводила её взглядом и остановилась на Дарене, он сидел на одной из скамеек. Я подошла к нему, он едва поднял голову и отодвинулся, освобождая мне место.
    - Ты действительно вернулась? – спросил он, не поворачивая ко мне головы.
    - Ну, да. Работа, знаешь ли, такая.
    - Я всегда знал, что ты делаешь что-то невероятное, - его карие глаза открыто смотрели на меня, а я, утонув в них, перестала слушать его. Он улыбнулся, на его щеке появилась ямочка, которая придавала ему еще больше наивности и милости. – Иногда мне казалось, что я вижу тебя в толпе, но я всегда ошибался.
    - Иногда в Италии мне тоже казалось, что я вижу тебя, - сболтнула я.
    - Значит, у меня есть итальянский двойник. Интересно, он тоже на юрфаке учится? – улыбнулся он, показывая ровные жемчужные зубы. – Прости, Джесс. Мне пора.
    Он встал и, не оборачиваясь, ушел. Я долго смотрела в ту сторону, куда он направился, но все же вернулась к столику, где застала Пита, кормившего утку.
    - Надеюсь, ты сможешь закончить интервью к вечеру? – спросил он, отвлекаясь от дела.
    - Я просто взорвусь, - ответила я, садясь. – К тому же все переносится.
    - Ладно, - он бросил небольшой кусок хлеба. – Я так понимаю, ты еще сохнешь по этому парню, не так ли? Ты смотрела на него так, как будто он –твоя добыча.
    - Это Дарен, мой бывший, - ответила я, опуская глаза и вздыхая. – Я никак не ожидала того, что случилось.
    Он уперся в стол локтями и внимательно посмотрел на меня.
    - Видимо, когда я уехала, они стали встречаться, а может это было и раньше.
    - Эй, - он окликнул меня, я удалась от реальности.
    - Ничего себе, - говорила я сама себе или… в пустоту…
    - Я думал, ты и Сабрина – лучшие подруги.
    - Да, верно…
    - Тогда в чем дело?
    - Вечеринка по случаю возвращения?.. они будут вдвоем, а я одна, - я сказала это, чтобы отвести подозрения от своих истинных чувств.
    - Кто сказал, что ты останешься одна?
    - Хочешь пойти со мной? – я умоляюще посмотрела на него.
    Пит сложил ладони вместе и улыбнулся.
    - Может это хоть как-то разнообразит вечеринку. Ну, что скажешь?
    - Ты понравишься моим друзьям, - я подмигнула ему.
    - И почему я так волнуюсь? – тихо спросил он у себя.
    Я сделала вид, что ничего не слышала, но я явно чувствовала, что он переживает по поводу вечеринки. Он убрал фотоаппарат в специальную сумку и спросил:
    - Я остановлюсь в Бруклине, встретимся там?
    - Договорились, - я взяла его руку, и мы пошли к выходу.
    Думаю, один единственный вечер вне дома мне не повредит, верно?
    Часть 2
    Я разобрала несколько коробок в гостиной, расставила вещи по своим местам и стала подбирать наряд. Как странно, я давно не примеряла вечерние платья. Такое странное ощущение. Менять удобные брюки на платья, сковывающие мои движения от приличий и культурности – это жуть. Высокие каблуки вместо комфортных кроссовок – это кошмар.
    Я долго рассматривала себя в темном платье и черных туфлях, думая, что это не мое отражение, и это не я такая стройная и изящная девушка с завитыми русыми волосами и розоватыми губами. Я накинула белый пиджак, схватила свою сумочку и вышла из квартиры.
    Ехать в своей машине мне не хотелось, я поймала такси и довольно быстро приехала в любимое кафе «The Wave». Интересно, наша компания всё так же зависает здесь?
    Я прошла в темные застекленные двери и попала в темно-синий коридор, где поздоровалась с приятелями и прошла в зал. По середине зала как обычно располагался большой фонтан, украшенный растительностью и различными каменными фигурами, напоминающими танцующих людей. Я направилась к барной стойке, обойдя фонтан с правой стороны. Все места была свободны, кроме одного, где сидел юноша, разговаривающий с барменом.
    - Эй, Джесс! Милая, ты не представляешь, как мне было холодно и одиноко без тебя.
    Он был рад увидеть меня. Шелдон Эйден – вечный кутила, его волнует все, что движется. Он всегда имел на меня какие-то виды и завлекал любыми способами. Однако я не люблю красивых до смазливости мальчиков с пышной шевелюрой, ухоженными руками и слишком сладкими духами.
    - Как дела, Шелдон? – спросила я его, подсаживаясь к нему.
    - А как насчет поцеловать старого друга?
    - В Италии целуются в лбе щеки.
    - И какую щеку мне тебе подставить? – он коснулся губами моей щеки и, откинувшись, поднял стакан с виски. – Во Франции тебе рассказывали об аресте моего отца?
    - Его оклеветали! – я едва не вскрикнула, потому что прекрасно знала всю историю. – Он бы никогда не сделал того, что ему приписывают.
    - Спасибо, - он сделал глоток. – Однако я твердо знаю, что это его вина. Плюс… - он снова поднял стакан на воздух и отпил. – Это круто. Ведь старик сделал меня управляющим его отельной компании. Все хотят стать хоть немного знаменитыми. Даже если они знамениты тем, что являются сыном преступника, - стакан с шумом покатился по стойке и попал прямо в огромную ладонь бармена. – Ты сегодня вечером одна?
    - Ну, я собиралась встретиться с тем парнем с работы.
    - Плюнь на всё и поиграй со мной. Если хочешь сделать ночь интереснее, просто найди меня, - он вышел из-за стойки, подмигивая мне.
    Я не испытывала к нему ненависти, но и симпатией тут тоже не пахло. Как журналист, я знала все секреты нашей компании, рулящей в Верхнем Ист-Сайде, их я могла разболтать в любой момент, когда они не ожидают этого.
    На балконе, где открывался вид на ночной город, сверкающий миллионами огней разных цветов, стояла толпа, во главе которой находился Эдвард – наша звезда кино, от которой все малолетки сходили с ума. Я поднялась к ним, но, чтобы пробиться к нему, мне пришлось постараться. Протягивая постер с оборотнями, сорванным со стены, я подошла к нему и наивно произнесла:
    - Эдвард, я твоя самая ярая поклонница, и я так рада, что увидела тебя.
    - Правда? – подписывая мой постер, он поднял сначала тонкие коричневые брови, а потом голову. – Джессика Милтон? Боже мой, каким ветром?
    - Здравствуй, Эдвард.
    Он взял меня за руку и подвел к краю балкона.
    - И как там в мусорке под названием Рим? Ловко ты меня провела, - он указал длинным пальцем на постер. – Однако у меня нет времени на болтовню: детишки Нью-Йорка хотят получить мой автограф.
    Я недоверчиво посмотрела на него.
    - А ты не знаешь? Я прохожу кастинг на Spooky High.
    - Шоу оборотней? – рассмеялась я.
    - Аууу! – он тоже засмеялся и отошел от меня.
    Я поспешила спуститься: фанатки напирали и не давали прохода. Мне хотелось, чтобы этот вечер закончился побыстрее, но до сих пор ни Сабрина, ни Пит, ни, в конце концов, Дарен – никто не пришел. Я оглядела зал и заметила в стороне, где располагались столики, Пенелопу – сестру Эдварда, скандальную девицу и сплетницу. Улыбаясь и делая ангельский вид, я прошла через зал и села напротив Пенелопы.
    - Джесс, как хорошо, что ты здесь.
    Она улыбнулась, растягивая накрашенные губы и накручивая на наманикюренный палец прядь черных волос, и положив ладонь другой руки на стол, накрытый фиолетовой тканью.
    - Пенелопа, рада тебя видеть.
    - Да, я тоже. Как мило со стороны Сабрины устроить вечеринку в честь твоего приезда после того как, ты бросила её. Кстати, теперь мы лучшие подруги, - проговорила она и отвела взгляд в глубь зала, будто ища кого-то.
    - Что ты говоришь? – я сделала вид будто мне безразлично, хотя на самом деле меня скребли кошки.
    - Мне не хотелось тебя заменять, но так бывает, когда ты бросаешь своих друзей, - она наклонила голову, волосы открыли мне её большую блестящую круглую сережку. – Я просто говорю, что я слежу за тобой и Дареном.
    - Я знаю, ты беспокоишься о Сабрине… - начала я, складывая пальцы в замок.
    - Это называется преданностью, - она сощурила подведенные глаза. – Но ты не знаешь, что это такое. Почему ты на самом деле покинула Нью-Йорк?
    - Я получила работу в «La Moda», - улыбнулась я с подхалимством.
    - Так ты сказала всем, но я нисколько этому не верю, - она сложила пальцы вместе, пододвинула их к себе и приблизилась ко мне, прижимая их своей пышной грудью и переваливаясь за середину стола. - Дела с Дареном пошли не так уж гладко?
    - И почему тебя волнуют мои глупые любовные приключения? – я закинула ногу на ногу и подняла бровь.
    - Потому что я присматриваю за подругой. Статья – это всего лишь предлог. Ты вернулась за Дареном.
    Её слова прозвучали для меня как голос моей совести, мысленно я ужаснулась и вздрогнула, но вида не подала, а только улыбнулась.
    - Никак нет. Работа уж такая, - настаивала я на своем.
    - Если работа тебе действительно нравится, то ты бы осталась в Милане. Ты думала, что вернешься, и Дарен тотчас же упадет перед тобой на колени? – она отстранилась, внимательно глядя на меня. – Не беспокойся, я никому не скажу. Пока что, - она подняла лишь уголок губ, взяла в руку свою сумочку и наивно спросила: - Ты не видела Шелдона? Мы собирались пообщаться…
    - А что? Вы, ребята, вместе? Или как? – включила я свое любопытство журналиста.
    - Мы еще не готовы предавать это огласке.
    Она удалилась, виляя своими округлыми частями тела, её блестящее короткое до неприличия платье шелестело, и я слышала его, когда она подходила к сцене. Мне стало не по себе, я решила выпить что-нибудь в баре. Я думала над своим отъездом в Италию, это было скорое и неожиданное для всех событие. Я никому ничего не сказала, ну и что? Не больно я кому-то и нужна. К тому же я не могла поступить по-другому, это был мой шанс стать опытным репортером. Да, но сейчас мне кажется, что я поступила неправильно. Моя личная жизнь рушилась прямо на глазах, и я ничего не могла сделать.
    Меня не покидало чувство, что вечер станет еще хуже.
    ***
    Спустя час я, сидя в баре и положив голову на сложенные вместе руки, услышала:
    - Милтон, встретимся у пальмы.
    Эдвард на мгновение сел на соседний стул, проговорил три слова и, как ошпаренный, умчался. Я не сразу поняла смысл слов, мой разум туманил алкоголь. Странно, чего это я так нарезалась? Почему Пит так и не пришел?
    Я поднялась, шатаясь, бармен предложил мне стакан воды, который я выпила залпом и после которого мне стало легче. Я долго смотрела вокруг себя, пока до меня наконец не дошло, что я находилась здесь и сейчас. Нетвердыми шагами я направилась к левой половине зала, где стояли столы. Я скоро заметила Эдварда, разглядывающего ночной город.
    - Если ты расскажешь хоть о чем-нибудь из нашего разговора, я сделаю так, что тебя даже в желтые газетенки не возьмут, - он произнес это зло и сквозь зубы.
    Я подумала: «Не знаю, что там на уме у Эдварда, но у меня такое ощущение, что это будет самой выдающейся сплетней века». Я кивнула, пытаясь сфокусироваться и собраться на новости.
    - Я перепробовал всё: иглоукалывание, массаж, йогу… ничего не помогает… Сабрина ван Дебуш нравится мне… - выдохнул он, едва не задыхаясь.
    - А её об этом сказали? – по глупости ляпнула я.
    - Я не вижу в этом смысла, - он бросил на меня яростный взгляд. – Даже не знаю, что меня раздражает в ней больше всего: её яркий макияж или громкое чихание. Каждый раз, когда я её вижу, у меня начинаются неприятности.
    - Очень мило, - улыбнулась я. – Ты влюблен.
    - И не только я, - его брови распрямились, губы выражали легкую улыбку. – Я видел, как ты вилась вокруг Дарена, когда встретила его.
    Я не очень хорошо помнила Эдварда в этом кафе, думаю, сам Дарен, его лучший друг, проболтался ему.
    - Будто он последний человек на Земле… - прыснула я.
    - А ты не видела людей сто лет. Я уже придумал способ получить то, что мы оба заслуживаем, - он подмигнул и взял меня за руку.
    Кажется, он что-то замышляет…
    - Поцелуй меня, - произнес он внезапно.
    - Мне всё понятно, - своим затуманенным разумом я всё равно знала, что он играет на публику.
    - Это всего лишь игра, - он повернулся спиной к окну и приблизился ко мне. – Но представляешь, как будет ревновать Дарен, когда увидит. И не стоит забывать о Сабрине, - при её имени я вздрогнула. – Ну, что скажешь? Готова нырнуть в омут с головой?
    - Только не забудь предупредить акул, - ответила я, помедлив.
    - Я знаю только одну акулу по имени Джессика, - он сжал мою ладонь и прошептал, косясь взглядом: - Сабрина и Дарен идут, приготовься.
    Эдвард повернулся ко мне, улыбаясь, делая вид влюбленности. Честно, увидев его лицо, мне хотелось провалиться от стыда, ведь сейчас его лучший друг и мой бывший парень Дарен и моя лучшая подруга и его возлюбленная Сабрина увидят, как мы поцелуемся. Мне стало не по себе. Я и представить не могла, что всё было на много серьезнее, чем я думала, когда Эдвард приблизился ко мне, касаясь моей талии. Я слегка повернула голову и увидела Сабрину с Дареном, идущих в нашу сторону и держащихся за руки. С затуманенным разумом я решила бросить все и потерять голову от безумия, свершавшегося в этот момент, я ни о чем не жалела, к тому же я дала себе установку начать новую жизнь, как только вернусь из Италии.
    Эдвард поцеловал меня, пока я мысленно рассуждала. Теплые губы коснулись моих холодных, и крепкая рука прижала меня к сильному телу.
    - Это был шаг номер один, - сказал он, отпуская меня. – Попробуем еще раз на вечере моего отца.
    Я ошарашенно смотрела на него и не заметила, что Сабрина и Дарен, увидев наш поцелуй, скрылись из виду (позже я узнала, что они прятались за фонтаном). Я хлопала ресницами и не понимала того, что говорил Эдвард. Похолодевшие кончики пальцев дотронулись до моей щеки и губ. Он еще раз взглянул на меня и прошел между столиками, уходя на правую сторону зала.
    Около фонтана стоял Пит, его губы были крепко сжаты, руки скрещены на груди, нога нервно дергалась. Все еще удивленная, я подошла к Питу на нетвердых ногах.
    - Пит, наконец-то! – облегчённо произнесла я.
    - Я зашел в метро… и вот и в Квинсе… - он распрямил руки и небрежно хлопнул себя по бедрам. – Но, похоже, тебе и без меня хорошо…
    Он отвернулся и зашагал к барной стойке. Я поспешила за ним и застала его со склонённой над стаканом алкоголя головой.
    - Это хорошо, что ты помнишь обо мне, но… - он отпил и громко поставил стакан на стойку. – Разве ты не целовалась с каким-то парнем пару минут назад?
    - Я знаю, это выглядело странно, - начала я оправдываться.
    - Да, но это не мое дело, - он повернул голову в противоположную мне сторону, и я увидела его черные волосы, на которых играли серебряные огоньки от шара. – Только я не понимаю, к чему все эти игры?
    Темные глаза прямо смотрели на меня, чувство стыда охватило мной. Я вспомнила, как в детстве меня отчитывали за сломанное окно во дворе, тогда моя бабушка долго охала и причитала.
    - Ты прав, мне стоит сбросить Сабрину с обрыва, - ляпнула я, садясь на соседний стул.
    - А потом будешь писать Дарену…из тюрьмы, - он вымученно улыбнулся и допил свой напиток. – Уже полночь? – он поднял правую руку с недорогими часами и привстал. – Мне пора идти.
    - У нас редко выпадала возможность поговорить, - останавливала я его, чтобы узнать причину его расстройства.
    - Это всё из-за того, что у нас под окнами грохотала электричка, - он снова хлопнул себя по бедру. – Из О’Хейр прилетает моя сестра. Мне нужно встретить её в Бруклине, - он отошел на два шага.
    - А я смогу с ней познакомиться?
    - Да, если будешь держать своих друзей подальше от нее, - он улыбался, и было не понятно, шутил он или говорил серьезно. – Я знаю, что я пустое место, но, если ты действительно заботишься о Дарене, просто скажи ему, - он поправил небольшой рюкзак за его спиной.
    - Может быть однажды у меня хватит смелости сделать это, - я хотела взять его за руку, но Пит лишь отстранился.
    - Только не мешкай, - произнес он и ушел к выходу.
    Я осталась одна. Вечеринка по случаю моего возвращения была еще более неприятной, чем, когда зуб мудрости вырывают. Мне стоило остаться в Италии.
    Часть 3
    На следующий день я проснулась очень рано, мои квадратные часы в спальне показывались восемь утра. Я долго думала о прошедшей вечеринке. В мою голову лезли разные мысли на счет плана Эдварда: я пыталась понять, что же он сделает в следующий раз. Он - звезда, и эта интрига только поднимет его популярность, а я могу стать жертвой, которую схватят за горло и безжалостно задушат руки Пенелопы. Возможно, ничего этого бы не случилось, если бы я предупредила о своей поездке или вообще не уезжала бы. Но всё так изменилось, когда я вернулась, хотя я рассчитывала на теплый прием и дружеское отношение. Неужели я так предательски поступила?
    Мои рассуждения прервал стук в дверь. На сегодня я не назначала встреч, и никаких интервью у меня не было, поэтому я была сильно удивлена. Я накинула легкий спальный халат и спустилась вниз, к двери.
    - Я тебя не разбудил? - на пороге стоял Дарен.
    - Нет...- промямлила я.- Проходи, пожалуйста.
    - Хорошая квартира,- сказал он, оглядываясь и подходя к дивану. - Можно я присяду?
    Не дожидаясь моего ответа, он сел, соединив пальцы в замок. Он был напряжен и взволнован, хотя и пытался скрыть это за рассеянной улыбкой.
    - Я просто хотел прийти сюда, чтобы...- начал он, глядя на мой стеклянный столик, на котором лежали журналы, - чтобы удостовериться, что мы всё еще друзья.
    На секунду мне показалось, что он солгал, но, когда карие вечно любимые мной глаза поднялись, я решила, что это правда.
    - Лучше дружба, чем ничего,- ответила я, садясь рядом с ним и закрывая грудь халатом.
    - Спасибо, это много для меня значит,- он улыбнулся. - Я не хочу чувствовать себя неловко, когда ты зависаешь со мной и Сабриной.
    - Её сейчас здесь нет,- намекнула я, хоть и знала, что это не сработает.
    - Она убила бы меня, если бы узнала, что я был здесь,- он тихо засмеялся и вдруг сделал серьезное лицо. - Вчера вечером мне показалось, что я всё еще нравлюсь тебе.
    - Правда? Ты был там? - претворилась я, переводя взгляд на стену с фотографиями. - Я помню только Эдварда...
    - Я стараюсь не вспоминать этот момент,- резко одернул он меня.
    Мне стало неловко, я сидела как будто на углях, внутри всё кипело от любви, а снаружи нужно было сохранять спокойствие. Он взял меня за руку и произнес:
    - Мы через многое прошли...
    - Да, прогулка по Кони-Айленд...
    - Во время заката...- его рука дрогнула, и он решил по скорее высвободиться. - Я уже и забыл.
    - Память - странная вещь.
    Он улыбнулся и кивнул.
    - Я тоже этому удивляюсь. А что бы было, если бы ты осталась? - спросил Дарен, прямо глядя мне в глаза.
    - Я часто задаю себе этот вопрос,- ответила я, немного погодя.
    - Ну, у умных людей сходятся мысли,- его милая улыбка снова озарила лицо.
    Он взял обе мои руки в свои и подсел ближе. Его глаза будто пытались призвать меня к поцелую, но внезапно, он отстранился и прошипел, как обманутое животное:
    - Что я делаю? Я же пришел сюда не за этим... Теперь я не могу думать о поцелуе с тобой: у меня есть Сабрина.
    Он поставил локоть на ручку дивана и положил голову на ладонь. Раздался звонок, я вскочила, как ошпаренная, Дарен испуганно посмотрел на меня.
    - Кто это?
    - Письмо? - переводя дух, спросила я больше у себя.
    - А тебе их часто присылают?
    - Эй, Джесс, подъем! Уже полдень! - услышали мы голос Сабрины. Я взглянула на часы и поняла, что забыла их завести.
    - Это Сабрина! - прошептал Дарен.
    Я схватила его за руку и повела в свою спальню. Он споткнулся два раза, пока мы бежали по лестнице. Его рука дрожала, когда мы вошли в комнату, я указала ему на кровать, и он покорно залез под нее.
    - Иду, Сабрина,- отозвалась я.
    Я спустилась и, пытаясь восстановить дыхание, поправляла верх халата.
    - Привет, дорогая! - воскликнула подруга, когда я открыла дверь. - Можно я посмотрю твою новую квартиру?
    - Ой, да что ты тут не видела? - махнула я рукой. - Лучше покажи мне свою новую коллекцию.
    Сабрина покраснела и улыбнулась.
    - Как это мило! Что ж, я жду в машине,- она быстро выпорхнула из квартиры.
    Отыскав одежду, разбросанную по гостиной, я переоделась, причесалась и вышла, забыв о Дарене.
    Я вернулась домой в пятом часу, когда за окном начало медленно темнеть. Мне показалось, что Сабрина ничего не заподозрила, она так возбужденно всю дорогу рассказывала мне про свои модели, способы шитья, количество её помощников и их работу. За эти несколько часов она выжала из меня все соки. Отлично, теперь у меня есть большая часть материала. Я посмотрела её фирму, узнала, что они там делают и что будут делать. Осталось все отсортировать и напечатать.
    Я поднималась на второй этаж в свою спальню с мыслью, что Дарен, наверное, уже дома и что мне не удалось его переманить на мою сторону. Я бросила сумку на кресло, расположенное в углу комнаты, где всегда приятно читать и отдыхать. Я плюхнулась на кровать и услышала кряхтящие звуки. Быстро поднявшись, я огляделась и тихо спросила:
    - Кто здесь?
    - Это я, - Дарен медленно выполз из-под кровати.
    - Что? Ты до сих пор не ушел? – обозлилась я сначала, сложив руки на груди.
    - Сабрина ушла? – испуганно спросил он.
    - Всё чисто, - более спокойно ответила я, на всякий случай выглянув в окно. – Идем.
    Мне было неприятно, что меня оторвали от расслабления, но я должна была помочь Дарену, потому и отвела его к двери. Он, видимо, совсем не верил мне и озирался по сторонам в поисках Сабрины. Я бросила на диван свою легкую коричневую куртку и подошла к двери.
    Внезапно дверь распахнулась, будто её открыли ногой, и на пороге оказалась Пенелопа, сверкающая своими черными глазами. Она сделала несколько шагов вперед, глядя на меня прямо и лукаво.
    - Привет, Пенелопа… - промямлил Дарен. – ммм, пока, Джессика.
    Он прошмыгнул за её спиной, и дверь с грохотом захлопнулась. Я осталась наедине со своим главным страхом.
    - Мне кажется, вы с Дареном время зря не теряете, - произнесла она, ухмыляясь и поднимая одну руку к поясу.
    - А у тебя сегодня классная прическа! – попыталась я перевести тему разговора, пытаясь скрыть волнение и страх.
    - Очень смешно, - она сделала вид, что её тошнит. Пенелопа обошла меня сбоку, смерила оценивающим взглядом и добавила: - Дай угадаю: вы в доктора играли? Или нет? Может ты была плохой ученицей, а он хотел наказать тебя?
    - Мы просто разговаривали, - пожала я плечами и улыбнулась.
    - В постели? – усмехнулась она. – Теперь я понимаю, почему ты хотела выпроводить Сабрину.
    - Ты слишком серьезно относишься к статусу «лучшей подруги», не так ли? – съязвила я, делая озлобленное лицо.
    Меня начинала выводить эта история. В тот момент я хотела поскорее избавиться от Пенелопы и лечь спать, но мое желание наталкивало её на то, что мы с Дареном занимались здесь не пойми чем.
    - Когда всё будет слишком серьезно, ты узнаешь, - она полезла в свою сумочку и достала телефон, на корпусе которого блестели множество стразов. – Дай мне хотя бы одну причину, по которой я не напишу Сабрине прямо сейчас.
    - Потому что я говорю правду? – продвинулась я к дивану.
    - Это спорный вопрос. Так же, как и мой существующий парень, - она опустила руку с телефоном и глубоко вздохнула. В Театральном мастерстве она явно опередила своего брата Эдварда. – Похоже, что я пойду на очередной вечер отца одна.
    - Я найду тебе пару.
    - Хочешь поиграть в купидона? – подмигнула она, возвращая руку на пояс. – А это не тот парень, с которым ты разговаривала вчера?
    - Пит?
    - Да, точно, - она слегка засмеялась и похлопала меня по плечу. – Если ты приведешь его, Сабрина ничего не узнает.
    Я ничего не успела ответить или возразить, как Пенелопа выскочила из квартиры. Я долго смотрела на закрытую дверь, потом села на диван без сил, уставившись в серо-коричневый паркет.
    - Джесс? – услышала я голос Пита, когда подняла трубку звеневшего телефона. – Я давно думал позвонить тебе.
    - Угадай, что мы будем завтра делать? – с небольшим энтузиазмом проговорила я, выдавливая слова из последних сил.
    - Зависнем?
    - Мы собираемся посетить классную галерею. Все, кому это будет интересно, придут туда, включая твою пару – дочь мэра!
    - Мне кажется, что я буду не в своей тарелке, - поникшим голосом сказал Пит.
    - Я тоже, - подбодрила я его, - но у меня нет выбора, - внезапно я вспомнила о плане Эдварда, меня передернуло.
    - Ладно, только ради благотворительности, - не совсем довольно ответил он и положил трубку.
    Минут двадцать я смотрела в окно, мимо него несколько раз пролетели птицы, быстро махавшие крыльями и мягко планирующие между домами. Какие-то мысли роились в моей голове, но я не хотела их останавливать или больше размышлять о них. Я что-то думала об Эдварде, в моей памяти всплывали моменты наших прогулок по аллеям с Дареном, я видела, как мы с Сабриной первый раз посадили дерево во дворе нашей элитной школы, как Пенелопа и Шелдон часто устраивали вечеринки у себя дома. Мне стало грустно, оттого что счастливое время проходит быстро, но мы вспоминаем о нем долго и с сожалением.
    Холодный душ вернул меня к реальности; я никогда не чувствовала себя такой разбитой и уставшей, когда завернулась в мягкое и теплое одеяло и заснула.
    Часть 4
    Утром я проснулась с разбитой головой. Шум на улице еще больше раздражал меня, и, закрыв окна, я спустилась в гостиную. Дневное солнце грело бежевый ковер перед телевизором, отражалось от стеклянного журнального столика. Я схватила первую попавшуюся книгу с полки и села в кресло, закрытое от солнца. Ветер дул из открытого окна, я немного приходила в себя от вчерашней истории. Мне было страшно, вдруг Пенелопа расскажет всю правду Сабрине, тогда я пропала. Однако я не думаю, что она загубит всю игру на корню, она этого не допустит. Игра закончится, когда я подставлю себя и запутаюсь во лжи.
    Я вспомнила про благотворительный обед в честь баллотирования отца Эдварда и начала поспешно собираться. Книга была отложена, шторы задернуты, одежда скинута. За считанные минуты я прибрала свои короткие волосы, подобрала парфюм и встала перед зеркалом в поисках одежды. Как рыцарь стремится защитить честь девушки, так и я накинулась на шкаф.
    На кровать полетели легкие, теплые, разноцветные, шелковые кофточки, в след за ними брючный костюм изумрудного цвета, черные штаны и яркие юбки. Прошло около часа, пока я не нашла то, что хотела. Летнее платье с желтыми цветами и поясом, доставшееся мне на память от Сабрины, делало меня моложе и стройнее. Я не могла налюбоваться на себя, но внезапно я услышала сигнал машины и поспешила выглянуть в окно. Дорогая черная машина остановилась около моего дома, из нее вышел Эдвард с вечно уложенными на бок волосами, но некоторые пряди выбивались и придавали еще больше небрежности в его виде. Он оглянулся и поднялся по невысоким ступеням. Я быстро взглянула на себя в зеркало, по своему старому обычаю послала себе воздушный поцелуй и, захватив сумочку, спустилась к двери. Послышался легкий, но уверенный стук. Я открыла дверь и увидела Эдварда, в руке он держал букет красных цветов.
    - Мою женщину никто не должен видеть без цветов,- произнес он, протягивая букет.
    - Спасибо, но это уже лишнее,- холодно ответила я, хотя мне было приятно получить такой подарок.
    - Ты готова? Нам стоит поторопиться, я хотел заехать на студию.
    - Зачем? - спросила я, надевая черные туфли.
    - Я обещал взять документы,- отмахнулся он, выходя из квартиры. - Не забудь, Милтон, мы с тобой играем влюбленных. Сегодня это очень важно.
    - Объясни мне, что за план Эдварда? - попросила я, закрывая дверь.
    - Сегодня ты всё узнаешь,- ответил он. На секунду мне показалось, что он сам не придумал точный план, но сила слов убедила меня в обратном.
    Он взял меня за руку, будто я действительно его девушка, подвел к машине, открыл для меня дверь и сказал:
    - Это ненадолго, игра скоро подойдет к концу.
    Мне очень хотелось в эти слова. А пока мне предстояло изображать из себя влюбленную дурочку. Вдруг Сабрина и Дарен тоже играют на публику?
    Мы поехали по людным улицам, прохожие оглядывались на нас, кто-то вскрикивал и даже бежал. Эдвард качал головой в такт играющей мелодии из приемника. Я долго смотрела на него и не могла понять, что же конкретно его толкнуло на эту игру.
    - Что? Что-то не так? - спросил он меня, глядя то на дорогу, то в мои глаза. - А, Милтон, ты уже влюбилась в меня, не правда ли?
    - Ты мне не интересен, и ты это знаешь,- не задумываясь, ответила я.
    - Кто знает, может ты поменяла свои интересы.
    Он улыбнулся, повернул руль, и мы выехали в поворот. Он остановил машину около входа в студию, взял какие-то бумаги и выскочил. Его фигура исчезла за матовыми дверями, а я открыла его бардачок и нашла там фотографии Сабрины. Она мило улыбалась, то держала в руках свой пиджак, то крутила на палец тонкую прядь голос. Я почувствовала зависть. Все парни влюблялись в нее, а я лишь встречалась с теми, кого она отвергала. Единственным исключением был Дарен, он видел во мне меня и любил меня такой, какая я есть. Но я предала его, и теперь он встречается с Сабриной.
    Дверь открылась, и в машину сел Эдвард.
    - Не прилично брать чужие вещи без разрешения,- строго произнес он и выхватил у меня фотографии. - Да ты плачешь! Милтон, что с тобой?
    - Кто плачет? Никто не плачет, видишь, я улыбаюсь,- пролепетала я, смахивая слезы.
    Он убрал документы на место, завел машину, и мы поехали к ресторану.
    Всю дорогу мы молчали. Я смотрела из окна на темнеющее небо и зажигающиеся вывески, Эдвард следил за дорогой и изредка отвечал на звонки. Вскоре мы добрались, но, когда он нашей свободное место на стоянке, мы некоторое время сидели, не двигаясь.
    - Джесс,- начал он,- не стоит сравнивать себя с Сабриной, вы совершенно разные.
    - Я знаю.
    - Ей идет быть громкой и заметной, а тебе - вести тихую домашнюю жизнь,- его горячая рука легла на мою холодную, я вздрогнула. - Мы добьемся всего, чего хотели, только собственными силами. А теперь вставай, и давай покажем этой парочке, кто здесь крутой.
    Он слегка засмеялся, наклонился ко мне и быстро поцеловал. По мне пробежал какой-то электрический заряд, я была готова ударить его, но он отодвинулся и вышел. Я не могла прийти в себя, даже когда подходила ко входу в ресторан, я рассеянно улыбалась и не реагировала на приветствия.
    Эдвард прошел в зал для гостей, а меня остановили двое. Парень с очень знакомыми мне темными волосами и глазами лучезарно улыбался, девушка, застенчиво стоявшая рядом с ним, дергала кружева на своем бежевом платье в крупную клетку. Они глядели на меня и будто ждали чего-то.
    - Ты не против, если я привел с собой сестру? – спросил Пит.
    - Я – Санни, привет, - она улыбнулась и протянула руку.
    - Добро пожаловать в город, который никогда не спит,- пошутила я, приходя в себя. - К счастью, у нас есть много кофе.
    Санни рассмеялась, прикрывая рот ладонью. Мне понравилась эта девочка, она очень походила на своего брата, хорошего парня.
    - Может пройдем в зал? - спросил Пит.
    - Да, конечно. И давай найдем тебе пару, Пит.
    В мою сторону полетел недоуменный взгляд девушки. Мы прошли в главный зал, где находилось множество гостей, и почти все знакомые для меня. Мы свернули в коридор картин, здесь нас уже ждала Пенелопа. Она рассматривала репродукцию Ван Гога, держа руки на груди и слегка поворачиваясь из одной стороны в другую.
    - Пенелопа, это Пит.
    - Привет, красавчик! - ответила она, улыбаясь и протягивая руку.
    - Как поживаешь? - поинтересовался Пит, пожимая её ладонь. - Классная вечеринка, правда?
    - Да, верно. Жду, когда папочка решит баллотироваться в президенты,- холодно произнесла она, поддерживая рукой сумочку.
    - А могу ли я познакомиться с сегодняшним героем?
    Она хихикнула, схватила его за руку, и они, как дети, убежали в другой конец зала.
    - Не могу поверить, её отец- мэр! – восторженно произнесла Санни, провожая их взглядом. - Это самая замечательная ночь в моей жизни!
    - Да уж, людей собралось много.
    - И все такие стильные. По-моему, на мне совсем не то надето, - она оглядела себя и оглянула зал. - На меня все так странно смотрят.
    - Остынь, ты просто ненормальная, - решила я немного отвлечь её и развеселить.
    - Да, это точно, - она улыбнулась и прикрыла рот ладонью. Этот жест делал её женственнее и слегка наивной. - Пит сказал, что ты не будешь против, если я испорчу вечеринку.
    - Твой брат- очень хороший парень, - ответила я в поисках Эдварда.
    - Он самый лучший! Я собиралась остаться в Чикаго и работать в приюте, но потом решила приехать в гости к Питу.
    - А что за приют? – повернулась я к девушке и увидела её сияющие глаза.
    - Мы заботимся о бездомных собаках, кошках, хорьках...- её явно нравилась эта тема, она с любовью говорила о этих животных, но внезапно произнесла: - Я изучаю биологию, но мечтаю стать ветеринаром. Ветеринаром с тремя детьми, двумя щенками, попугаем и изумительным мужем, если быть точной.
    - Это так мило! – улыбнувшись, воскликнула я. И сделала это не потому что хотела быть милой и хорошей, а потому что в душе каждая девушка мечтает об этом.
    - У меня есть попугай и щенки. Осталось найти парня. Может быть, один из них- моя судьба? – Санни обернулась, за её спиной стоял Шелдон с бокалом вина в руке, он прямо смотрел на неё своими темными манящими глазами.
    Любая бы девушка отдалась ему, даже я, если бы не вся эта история с Дареном и Сабриной. Я отошла к барной стойке, рассчитанной на четыре человека, села на свободный стул у края и стала внимательно следить за девушкой. Санни долго смотрела на Шелдона, видимо, перебарывая его чары, но потом подошла и что-то спросила его с наивным видом. Он повертел в руке бокал и приподнял бровь. Шелдон, очевидно, пригласил её пройтись, и они вышли. Он бывалый парень, может стоило предупредить Санни?
    Однако я решила посмотреть, как там Пит и Пенелопа. Они стояли у репродукции какого-то импрессиониста, Пит увлеченно рассказывал её о чем-то, но она не охотно слушала его и бросала недовольные взгляды.
    Пенелопа заметила меня и, быстро прервав речь парня, подошла ко мне.
    - Пит сон на меня нагоняет: он говорит только о политике и искусстве, и бла- бла- бла...- пожаловалась она, сверля меня глазами.
    - Умные люди любят поговорить о таких вещах, - сказала я, улыбаясь.
    - Если я вдруг захочу поспать, то вернусь в колледж, - буркнула Пенелопа, складывая руки на груди. - Серьезно, о чем ты думала?
    - Те двое горячих сердец заслуживают быть вместе.
    - Так считаешь его горячим? – я услышала её противный смех и почувствовала издевку. - Знаешь, что? Похоже, что ТЕБЕ нравится Пит.
    - Образ жизни Пита не для меня, - скоро проговорила я.
    Пенелопа была недовольна, она ушла, размахивая своей сумочкой и топая каблуками от ярости. Пит недоуменно смотрел на меня, а потом последовал за ней. Мне показалось странным, что она посчитала, будто мне нравится Пит. Мы ведь только друзья и не больше.
    Вечеринка перестала мне нравится, но самое плохое ждало меня впереди. Около барной стойки я заметила Эдварда, разговаривающего с мужчиной, одетым в дорогой серый костюм, они говорили о работе, когда я подошла ближе.
    - О, Джесс, - окликнул он меня. – Прошу любить и жаловать, моя спутница, Джессика Милтон, - он указал на меня.
    Его ладони легли на мои плечи, когда я встала рядом с ним. Эдвард улыбался и делал вид, что влюблен. Мужчина кивнул, приветствуя меня, поднял бокал и отошел.
    - Я ждал тебя, дорогая, - произнес Эдвард, поворачиваясь ко мне.
    - Мы делаем вид, что встречаемся всего 48часов. Тебе не кажется, что еще рано для ласкательных суффиксов? – холодно заметила я.
    Я не могла забыть тот поцелуй в машине и очень хотела отомстить ему, но услышала стук знакомых ботинок и обернулась. Передо мной стоял он. Его прекрасные рыжие волосы, всегда хорошо уложенные, так и заводили меня, одних их было достаточно. Карие глаза глядели будто внутрь и уже знали мою тайну сердца. Ну, как его можно не любить?
    - Эй, народ! Классная вечеринка, - воскликнул Дарен.
    - Отец говорит, чем больше ты тратишь, тем больше зарабатываешь, - Эдвард поднял большой палец вверх и улыбнулся. Он повернулся ко мне и прошептал: - Сабрина и Дарен смотрят на нас. Нужно притвориться, что мы влюблены друг в друга.
    - Что ты говоришь, любимый? – чуть громче сказала я, чтобы не выдавать нашей игры.
    Он кивнул и положил мне руку на плечо.
    - Джесс, всё это было так неожиданно, но, кажется, так будет правильно.
    - Ты это про поцелуй? – внезапно вспомнила я.
    - Что? А, это была всего лишь подготовка, - шепнул он мне на ухо. - Мне хорошо, когда ты рядом.
    - Это тоже часть твоего плана?
    - Джесс, неужели тебе не хочется поиграть? Это же так весело, давай! – его глаза сверкнули, будто дьявол искушал меня.
    Я быстро посмотрела на Дарена, держащего Сабрину за руку, и подняла глаза на Эдварда.
    - В твоих глазах я вижу своё будущее. Нам лучше уйти туда, где мы будем лишь вдвоем.
    - Да! В какое-нибудь романтическое место...- подхватил он мою игру.
    Мягкая рука обхватила мою талию и приблизила к Эдварду, я снова почувствовала поцелуй его губ. Какая-то сила подчинила меня ему, и я не стала сопротивляться. Он отпустил меня и посмотрел куда-то в сторону.
    - Я ожидал, что Сабрина окажется более вспыльчивой. Драка, пролитые напитки...- проговорил он, поглядывая на выход, куда уходила Сабрина.
    - Звучит глупо, - быстро сказала я и добавила: - Может быть, на сегодня хватит?
    - Ни в коем случае! Мы просто перешли на следующий уровень.
    Эдвард сморщился и строго взглянул на меня. Он обошел меня и исчез за ширмой.
    Весь вечер меня не покидало ужасно предчувствие, и оно свершилось, когда вечеринка подходила к концу. Отец Эдварда и Пенелопы выступил перед аудиторией и предоставил слово своему сыну.
    - Спасибо всем спонсорам, которые помогут следующей осенью моему отцу одержать победу! Также, пользуясь случаем, хочу познакомить вас со своей изумительной подругой, - я затряслась, услышав эти слова. - Встречайте: Джессика Милтон.
    Я была готова провалиться сквозь землю, все смотрели на меня, сверлили своими глазами и завидовали, я это точно чувствовала. Моя робкая рука поднялась, и я слегка ей потрясла.
    Часть 5
    Не помню, как я добралась до дома, наверное, Эдвард довез меня, потому что, пока я поднималась на свой этаж, любопытные глаза консьержки сопровождали меня всю дорогу.
    Утром я проснулась от стука в дверь и первым делом подумала, что это снова пришел Дарен. Но в дверь прошел Пит с печальным видом. Он сел на диван, а я бегала по квартире и приводила себя в порядок. Он молчал, пока я была занята, но внезапно произнес:
    - Моя сестра притащила домой этого парня.
    Я остановилась посреди гостиной, услышав такое. Один не накрашенный глаз сощурился, и из рук выпало платье.
    - С ней все в порядке?
    - Она дома, но… - он сложил ладони вместе и опустил их на колени. – но всё еще хуже… она забыла бумажник в его комнате.
    - О, нет! Там же её документы, карточки…
    - Единственная фотография любимой бабушки…- продолжил Пит, не поднимая глаз. – Всё, что она запомнила, это то, что его отец – владеет гостиницей, в которой они были.
    Меня посетила мысль, что именно в этом весь и Шелдон. Только он мог так безжалостно выкинуть девушку из квартиры. Готова спорить, не один мускул не дрогнул на его лице, когда он сделал это.
    - Кажется, ты знаешь всех в этом городе. Может быть… ты сможешь помочь?..
    - Не бойся, я приду на помощь, - низким басом проговорила я. – Бум – ба – бум!
    Пит засмеялся.
    - Так в Готэме появились супергерои, - его руки тряслись, хоть он старался казаться веселее. – Итак, куда мы пойдем?
    - Ты сможешь спокойно смотреть на парня, который так поступил с твоей сестрой, и не ударишь его? Не думаю, что тебе нужны лишние проблемы.
    - Ты права, - он сжал руки и попытался улыбнуться. – Позвони мне, когда узнаешь что-нибудь.
    Он встал, стараясь держаться на ногах, и направился к двери. Я схватила с кресла пиджак и подбежала зеркалу. Докрасив второй глаз, натянула босоножки и взяла сумочку.
    Прыгнув в свою машину, в которой я не ездила три года, я двинулась в кафе, где обычно зависал Шелдон. И почему он вечно втягивает меня в свои аферы?
    Я быстро добралась до назначенного места, вбежала в кафе и сразу увидела Шелдона.
    - Я так и знала, что вчера вечером мне нужно было тебе что-то сказать, - начала я, подходя к нему.
    - Извини, милашка, - обратился он к девушке, - мне нужно разобраться с сумасшедшей девчонкой, - она рассмеялась, но отошла. – Итак, наконец ты решила зайти ко мне? – в его голосе звучали соблазняющие ноты. – И почему меня не покидает ощущение, что ты здесь не просто так.
    - С удовольствием бы выпила с тобой, но у меня здесь важные дела, - я убрала руки на пояс и смерила его взглядом презрения.
    - «Важные»? Это те, которые можно с легкостью отменить?
    - Мне нужен бумажник Санни, - резко ответила я. – После ночи с тобой у многих путаются мысли.
    - А ты можешь пустить этот слух в массы? – спросил он, подмигивая. – Санни была хороша, но вот на что она надеялась?
    - Ты мог бы сделать ей поблажку, ведь она из небольшого городка.
    - Начинается интересный разговор. Почему бы нам не продолжить его в одной из комнат в гостинице?
    - Думаю, ты просто отдашь мне бумажник, - как можно мягче произнесла я, хотя мне хотелось ударить его.
    - Ладно, мой дом – твой дом. Только не забывай стучать, - он протянул мне черно – белый кошелек и легким движением руки убрал прядь со лба. – Ну, Джесс, было приятно с тобой поболтать. А теперь извини меня, мне пора заняться делом.
    Я едва вышла из кафе, как в сумочке зазвонил мобильник.
    - Пит? Операция по возвращению бумажника успешно завершена.
    - Отлично, - я услышала облегченный выдох. – Встретимся у тебя.
    Как можно скорее я приехала домой и застала Пита на том же месте на диване. Он сидел, улыбаясь и потирая ладони.
    - Что это? – спросила я, увидев на столе контейнер с едой.
    - Это меньшее, что я могу сделать. Может быть, придет время, и я смогу отплатить тебе, победив тигра или что-то в этом роде, но… - он замялся и робко взглянул на меня. – Даже не знаю, что бы мы с Санни делали без тебя.
    - Это мой двойник, - отшутилась я.
    - Надеюсь, он не занят, - едва улыбнулся Пит. – Санни поехала в зоопарк в Бронксе, чтобы немного успокоиться. Это её любимое место, - добавил он с теплой улыбкой.
    - С детства не была в зоопарке, - выдохнула я, глядя на еду и вспоминая, как я, мама и папа ходили в зоопарк на моё шестилетие.
    - Может быть, как-нибудь сходим? – он снова, запинаясь, спросил меня. – Я понимаю, что это не идет в сравнении с твоими пятизвездочными бранчами, но я очень хочу поблагодарить тебя, он потер ладонь о колено и быстро перевел взгляд с моего лица на стол.
    На его лице появился легкий румянец, я чувствовала его смущение и скованность, но с тем он очень хотел что-то сказать мне.
    - Просто отлично! – ответила я, проглотив в очередной раз кусок омлета, покрытого необычной специей.
    - Правда? А мне показалось, что я переварил яйца… - он провел рукой по затылку ко лбу. – Это много значит для меня, ведь у меня есть кто-то, кому я могу доверять.
    Я отложила вилку, взяла руку Пита в свою и заглянула в его темные глаза. Они метались из одной стороны в другую, а потом он закрыл глаза и с долгую секунду не открывал их.
    - Я тебе тоже доверяю, Пит.
    Он удивленно посмотрел на меня и радостно улыбнулся. Его напряжение куда-то улетучилось, и будто с меня оно тоже исчезло.
    - Мм, какой вкусный домашний завтрак, - воскликнула я, поворачиваясь к столу.
    - Ты намного лучше, чем твои друзья, - язвительно сказал он.
    - Вот увидишь, они не такие уж и плохие, если узнать их получше, - я искоса посмотрела на парня и похлопала его по плечу.
    - Возможно, я делаю поспешные выводы, - он сжал руки вместе и посмотрел на стол, где я оставила телефон. – Тебе звонят.
    Я вздохнула и взяла трубку.
    - Джесс, - услышала я возбужденный голос Эдварда, - приезжай в Центральной кафе прямо сейчас.
    - Зачем? Что-то случилось? – я оглянулась на Пита и увидела его испуганные глаза.
    - Просто приезжай, - его слова звучали заманчиво.
    Я отложила телефон и бросила быстрый взгляд на Пита. Он тер ладони и высоко поднимал брови.
    - Это был Эдвард, он хотел встретиться со мной, - с разочарованием проговорила я, потому что знала, что Питу это не понравится.
    - Но ты даже не поела, - он показал на блюдо.
    - Кажется, это важно…
    - Хочешь – иди, - он встал и стал внимательно наблюдать за моими действиями.
    Я медленно поднялась, глядя на Пита, и взяла сумку в руку. В его глазах блеснула отчаянность, я подошла к двери и услышала его голос:
    - Я немного уберу и тоже уйду.
    - Хорошо. Извини, мне нужно идти.
    Я заметила его печальный взгляд, но взяла за ручку двери и вышла. Мне было ужасно стыдно, за то, что я сделала, и я с трясущимися руками завела машину. Что-то говорило мне, что Пит хотел мне в чем-то признаться, и, наверное, это было признание в любви. Да нет, этого не может быть, просто воображение разыгралось.
    Я немного посидела в тишине, держа руки на руле. Мне хотелось вернуться назад и поговорить с Питом, но какая-то сила останавливала меня, и я едва смогла выехать со двора.
    Когда я приближалась к парку, на телефон пришло сообщение от Эдварда, но я не стала его читать, потому что до сих пор не могла простить себе этого невежливого поступка. Я остановила машину, посмотрела на себя в зеркало заднего вида, подправила локоны и вышла. Мои ноги подкашивались, по непонятной причине я волновалась и очень не хотела идти в кафе. Приближаясь к столикам, я заметила сидящих Дарена и Сабрину. На мгновение я испугалась и почувствовала, что хочу снова быть с Дареном.
    Меня обхватила чья-то рука, и я услышала радостные ноты в голосе Эдварда.
    - Привет, я давно ждал тебя. Как дела?
    - Эдвард, - испуганно проговорила я, глядя в его глаза.
    - Мне нужно поговорить с тобой, - он отвел меня с дороги к кустам. – Да, с чего бы начать? – шепнул он себе. – Джесс, выходи за меня замуж!
    - Что?!? – я была поражена. – Это и есть план Эдварда? Фиктивное предложение?
    - Ну, раз уж мы сообщники в этой игре, то я хочу провести остаток жизни с тобой… - он держал в своей руке мою, я чувствовала его волнение.
    - А ты знаешь, что я храплю? – ответила я, переведя дух.
    - Твой храп станет для меня колыбельной, - он не понял шутку. – Что ты об этом думаешь?
    - Я так счастлива, что не могу ни о чем думать… - сказала я, выдыхая.
    - Тогда просто скажи «да»! – он улыбнулся, все еще держа меня за руку. – Я понимаю, что тороплю события, но зачем чего-то ждать?
    - Ты точно хочешь это сделать? – спросила я, подняв брови.
    - Я уверен в этом точно так же, как был уверен после прослушивания в Spooky High. Я думаю о том, как все будут счастливы, узнав об этом, - он подмигнул и сжал мою руку.
    - Кажется, мы созданы друг для друга, - робко сказала я.
    - Ну же, Джесс, - он заглянул в мои глаза, будто выпытывая что-то, - сделай меня самым счастливым человеком в мире!
    Мой взгляд встретился с его, он ждал моего ответа, и ответ должен быть положительным. Я сжала его ладонь и трясущимися губами улыбнулась.
    - Да. Я выйду за тебя замуж! – почти пища, проговорила я.
    Боже мой! Его руки обхватили меня, он подтянул меня к себе, и я почувствовала поцелуй его горячих губ. Какой-то поток энергии прошел через губы, ладонь легко и мягко держала меня за талию, неизвестный огонь блеснул в глазах, и еще один поцелуй заставил биться моё сердце сильнее.
    - Значит так, это нужно отменить, - сказал он, улыбаясь.
    Я долго не могла опомниться, мы стояли в парке около скамьи, но никто из нас не сел на неё, и тем более не взглянул. Эдвард радостно надел на мой палец простое кольцо, он еще несколько раз поцеловал его, будто грешник целует руку святого отца. Я воспринимала происходящее как сказку: ко мне приехал принц и попросил выйти за него замуж, и я, конечно, согласилась. Ни одна бы девушка не устояла перед этим умоляющим, но твердым взглядом, он словно околдовал меня, а я поддалась. Все произошло так быстро, но я не опомнилась еще даже, когда мы сидели за общим столом в кафе. Я глупо смотрела на гостей и улыбалась через силу. Мне казалось, что все знали нашу затею, потому так странно испытывающе глядели на нас.
    Эдвард, улыбчивый и лучезарный, пожимал руки гостям и отвечал на их пожелания. Я же, находясь где-то, но только не там, принимала подарки и говорила покорное «Спасибо». Моё пьянящее счастье в миг улетучилось, едва я встретилась со строгими черными глазами Пенелопы. Она с приторной улыбкой протянула мне серебристую коробку и пожелала счастья. Она отошла, взяла со стула свою сумку и вышла из кафе.
    - Кошмар! – услышала я, как только выскользнула сквозь толпу из кафе.
    Пенелопа держала руки на груди, её сумка шлепала её по бедру, а тяжелый взгляд сверлил пустоту.
    - Теперь нас будут считать сестрами! – вскрикнула она, освобождая руки.
    - Не будем делать поспешных выводов, - холодно ответила я.
    - Хорошо, - прищурилась она. – Я даже не думала, что дело дойдет до свадьбы, - покачала она головой и снова сложила руки на груди. – Это предложение – откровенная игра на публику!
    Моё сердце сжалось и словно упало в пятки. Наш план был раскрыт! Я была готова разрыдаться, броситься в ноги Пенелопе, Сабрине и Дарену, а еще лучше тут же улететь на самолете в Италию. Тут я глубоко пожалела, что согласила на эту аферу.
    - Может быть, но ты никогда не узнаешь почему, - проговорила я, беря себя в руки.
    - Даже не пытайся напугать меня, - язвительно сказала она, убирая одну руку на пояс, а второй тыкая в меня. – Я впереди тебя на два шага, - два тонких наманикюренных пальца маячили перед глазами. – Этим утром я видела, как ты разговаривала с Куртом. Есть только одна причина, почему люди так делают, - улыбалась она.
    - Мне пришлось зайти туда по поручению Пита.
    Она сощурила один глаз, её ресницы нервно дрогнули.
    - Скажи, со сколькими парнями ты пытаешься наладить отношения? – Пенелопа быстро посмотрела на людей, сидящих за столиками. – После того, как ты вернулась, - она повернулась ко мне и стала подходить всё ближе, - ты украла моего парня, мою подругу и моего брата, - она ткнула в моё плечо пальцем. – Сама заварила эту кашу, сама и расхлебывай.
    - Не понимаю, о чем ты говоришь, - бросила я.
    - Пока не понимаешь, - Пенелопа отодвинулась от меня. – Ну ничего, скоро поймешь. Это всего лишь дело времени, - она искоса посмотрела на меня. – У Эдварда никогда не было секретов от меня.
    Она отвернула голову и спустилась по лестнице, её пышные фигуры плавно шагали по дороге к бульвару. Мне было очень страшно, ноги подкашивались. Я села на ближайшую скамью и вздохнула. Я боялась, что Сабрина узнает всю правду и перестанет общаться со мной. Я потеряю её доверие и расположение. Дура! Нужно было раньше думать о последствиях! Ну, кто же знал, что Эдвард решит жениться на мне? Как глупо. Как мерзко и гадко. Неужели я не могу ничего исправить? А если я сделаю всё только хуже? Куда уж хуже?
    - Эй, - услышала я слабый голос.
    Я подняла голову и вскочила, на меня смотрела Сабрина.
    - Я не могу поверить, что ты выходишь замуж раньше меня! – воскликнула она, обнимая меня.
    - Я не могу поверить, что вообще выхожу замуж, - ляпнула я.
    - Менее, чем через неделю, - её щеки приподнялись. – Я знаю одного парня, но, чтобы Эдвард…
    - Как глупо, мы всегда считали, что я выйду за Дарена, - я улыбнулась и виновато опустила глаза.
    - Да, точно. Поэтому я и спрашиваю, - Сабрина взяла меня за руку. – Это действительно то, что ты хочешь?
    - Эдвард – единственный, - выдохнула я.
    Я не привыкла лгать лучшей подруге, но у меня не было выбора. На секунду мне показалось, что она поняла эту ложь.
    - Теперь я тебе верю, - она снова обняла меня и улыбнулась. – ты говорила, что у вас с Дареном всё кончено, но мне всё кажется, что между вами что-то есть.
    - Это называется дружба, и больше ничего.
    - Хорошо, потому что я так люблю Эдварда! – выпалила она, складывая руки вместе. – В смысле в Дарена! – поправилась она, делая удивленное, а затем растерянное лицо. – Я сказала: «Эдвард», потому что мы только что говорили о нем.
    - Я знаю, что ты имела в виду, - я постаралась улыбнуться тепло, не выдавая себя.
    - Дарен, Дарен, - скороговоркой повторила она.
    Мы немного поговорили о будущих планах, но мои трясущиеся руки, кажется, выдавали меня, и она решила уйти с вечеринки. Я не могла поверить, что обманула её. Боже, одна ложь тянет за собой другую! Почему всё так сложно? Почему я просто не могу быть с тем, кем хочу, кого люблю?
    А кого я люблю?
    Я уже не знала…
    Часть 6
    Я вернулась домой пешком, несмотря на упрашивания Эдварда. Мне хотелось побыть одной и подумать. Люди оглядывались на меня, а я не обращала никакого внимания, они никто мне не помогут. Такой пожар в моей душе погасить невозможно.
    Начиная со школьных лет, я бегала за Дареном, самым красивым мальчиком в нашем классе, который не был занудой или зазнайкой, он всегда был готов прийти мне на помощь. Однажды, в преддверии Нового года, наш класс заставили украшать зал, но большая часть учеников сбежала, чтобы не утруждать себя. Нас было несколько человек, вечно отдувавшихся за всех. Я наводила порядок за сценой, потому что все блестки и мишура летели именно туда. Раздраженная и уставшая, я уже в сотый раз выметала мелкие части украшений, но тут меня попросили закрепить надпись на ширме. Для этого мне нужно было взять высокую лестницу, подставить её, залезть наверх и прикрепить пожелание к темно-синей материи. Всё кажется простым, но, когда я принесла лестницу, мои ноги затряслись, словно Пенелопа сказала мне, что знает о моем плане. Чтобы не упасть, я должна была не смотреть вниз, это тоже кажется легким, пока ты сам не поставишь ногу на седьмую ступень и не увидишь, что прыгать будет высоко. Я продела булавку в картон и ткань, закрыла её и уже хотела было спускаться, как почувствовала, что лестница падает в бок. Я закричала, что было силы, закрыла глаза, приготовившись очнуться в больнице. Но вместо того я оказалась в руках Дарена. Я открыла глаза и увидела его мелкие веснушки. Рядом охали одноклассники, на полу лежала злополучная лестница, а я была спасена. Я не помню, о чем он говорил потом, но я была так благодарна ему.
    Да, память - странная вещь. Иногда ты что-то забываешь и вспоминаешь это в самый подходящий момент. Я ясно чувствовала, что Дарен – мой суженный. Но с появлением Эдварда я засомневалась.
    Статный, красивый, благородный (как мне тогда казалось), богатый Эдвард, друг Дарена. Все девушки университета вешались ему на шею, ведь каждая знала, что дано ему в наследство и какое будущее его ожидает. Но я хотела быть с Дареном, спасшим меня и подарившем мне счастье.
    А сейчас то же я чувствую с Эдвардом. Он заставил моё сердце трепетать, как делал это Дарен. Я была готова петь и танцевать, едва увидев его рыжие волосы и светлую кожу. А теперь…я замираю, как только вижу небрежно уложенные локоны Эдварда, его вызывающе расстёгнутую рубашку. Как странно… может я всю жизнь любила Эдварда, но только не хотела признаться себе в этом? Нет, глупость какая-то.
    Я пришла в холодную квартиру, где никто меня не ждал. Сквозь задернутые темные шторы не проникал свет, на втором этаже хлопало окно, с лестницы дул холодный воздух. Я села на ручку дивана, и моя спина скатилась на сидение. Волосы упали на лицо, я закрыла глаза, и горячие слезы потекли по щекам. Мне хотелось любить и быть любимой, хотелось, чтобы меня кто-нибудь обнимал при встрече, говорил ласковые слова и просто уделял мне внимание. Неужели мучения моей души никто не слышит?
    Телефон зазвонил тихо, вибрируя.
    - Эй, детка, - услышала я радостный голос Сабрины, - даже не думай писать о другом дизайнере. Я пошью тебе платье.
    - Супер, спасибо, - ответила я, принимая более веселый голос.
    Она отключила разговор. И снова теплые ручейки покатились к ушам. Я приложила ладонь ко лбу, смахнула волосы, стирая слёзы с макияжем, поднялась, сбросила с себя пиджак, туфли, украшения я срывала, бусины сыпались на пол, стучали и катились. Я заглянула в овальное зеркало, где увидела девушку с размазанными пятнами косметики по лицу и шее, растрепанными волосами и печальным взглядом. Я взяла за полы платья, сняла его и снова посмотрела на себя. Горячая ладонь легла на гладкую поверхность деревянного столика, на котором стояли разные виды духов, косметики и бижутерии. В мгновении ока всё полетело на пол. Сильным рывком я сбросила всё, стеклянные корпуса разбились, духи расплескались, комната наполнилась резким запахом спирта, украшения ударились в стены, разбросались по ковру, румяна и тени раскрылись, высыпаясь на лету. Гостиная превратилась в хаос. Я глянулась на зеркало. У моей ноги лежала помада, которую я подняла и нарисовала ей на зеркале красный поцелуй. Я долго смотрела на него, потом подняла ладонь и провела ею по

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: LadyMary
    Категория: О любви
    Читали: 71 (Посмотреть кто)

    Размещено: 6 июня 2015 | Просмотров: 122 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (7 июня 2015 19:42)
    Почему бы не выкладывать рассказ по одной части. Я бы вот с удовольствием прочитал, но на такой большой отрывок у меня просто фактически не хватит времени!

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.