«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 12
Всех: 13

Сегодня День рождения:

  •     Sparklet (13-го, 27 лет)
  •     Август (13-го, 46 лет)
  •     Володимер (13-го, 23 года)
  •     Мишутка (13-го, -29 лет)
  •     Психотерапевт (13-го, 2020 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2448 Кигель
    Стихи Стихи для живых 82 KripsZn
    Флудилка Курилка 2214 KURRE
    Проза Бог знает лучше. 0 Azad
    Рисунки и фото Мой обычный и не обычный декор и живопись. 7 минна8
    Флудилка Поздравления 1767 mik58
    Флудилка Время колокольчиков 205 Lusia
    Проза Приглашаю всех желающих в новый проект! 0 Furazhkin
    Рисунки и фото свободный художник 275 Pavek
    Флудилка На кухне коммуналки 3058 ТатьянаМ

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    История любви Бруклина


    Предисловие

    На дворе стоял ясный осенний день, листья кружили в вальсе, медленно оседая на замелю, а теплые лучи солнца огревали лицо брюнетки, словно стараясь забрать все воспоминания о прошедших днях. Счастье, которое так было близко ускользало из её рук, каждый раз, когда та старалась овладеть им полностью, с маленькой надеждой на лучшее. Предательство и боль, слезы и кровь – для кого-то это пустые слова, но не для Хоуп, ей обещали, что скоро станет легче и боль утихнет, но нет, с каждым днем воспоминания пожирали её все больше, а мысли о потере не давали не то что спать спокойно, даже дышать легкой грудью. Да, это ее история, её судьба и все, что с ней произошло – только её вина. Убедив себя в этом, девушка направилась домой, прочь с могилы её души, её частички.  
    Маленькая мечта.
    Вернувшись домой после долгого и тяжелого дня, девушка скинула туфли в угол прихожей и направилась в кухню. Там шуршал пакетами парень. На вид лет 25, волосы темно-русого цвета, а глаза цвета моря, в таких всегда хотелось утонуть.
    - Добрый вечер. – произнесла брюнетка, обнимая Майка за плечи. Повернувшись тот закинул руки на шею девушки, притягивая её к себе, кладя руки на бедра, сжимая их. Коснувшись губами мочки уха, начал опускаться ниже к шее, покрывая её легкой дорожкой поцелуев.
    - Ты сегодня задержалась, но я приготовил ужин…- На тарелке лежало что-то между мясом и сгоревшим тапочком, а паста, которая готовилась уже превратилась в месиво.
    Громко рассмеявшись, Хоуп одарила его улыбкой и чмокнула в губы. – Лучше закажи еду. – фыркнула брюнетка и направилась в спальню. Скинув одежду, та ощутила облегчение, что наконец-то этот день закончен. Посмотрев на себя в зеркало, она увидела уставшую девушку с темными, как уголь волосами и карими глазами, которые блестели каждый раз, при ее искренней улыбке. Худощавое тело выдавало ее вечную занятость на работе, и вечный недостаток времени на прием пищи.
    ****
    Накрыв стол и поужинав бургерами и картошкой из ближайшего Макдоналдса, которые так любил Майк, они отправились на диван. Этот диван они покупали при въезде в дом, всего 3 года назад, а такое ощущение, что целую вечность. Хоуп устроилась поудобнее у ноутбука, вытянув ноги, положила их на партнера. Майк в тоже время начал водить кончиками пальцев по ступням девушки, после превращая эти действия в массаж.
    - Я готова отдать душу за этот массаж. – простонала девушка, полностью укладываясь на подушки дивана.
    - Будешь должна. – ухмыльнулся голубоглазый, и начал медленно подниматься пальчиками по ногам девушки, сжав её шею свободной рукой, а после и во все накрыл всем телом, медленно целуя шею, оставляя дорожку из влажных и горячих поцелуев. Перейдя на скулы, остановился на долю секунды, проводя кончиком языка по щеке, и словно кинулся на губы той, покусывая их и оставляя жадные поцелуи, каждый раз углубляя и яростно сплетая языки.
    Прервав поцелуй, сама Хоуп поднялась по щеке Майка к его уху, слегка прикусив мочку, а после посасывая ее, начала опускать руки, забираясь под футболку, нежно касаясь ноготками торса и дразняще царапая его. Легко касаясь губ парня, начала водить по ним своими, почти не касаясь, только слегка обдавая горячим дыханием.
    Действия подруги вызывали необъяснимые чувства, эмоции, от которых парень испытывал жгучие эмоции. Скачущие по коже мурашки, грязные мысли заполняли его голову, заставляя с большей яростью и страстью подгонять ту. Запустив руку, пальцы, в волосы брюнетки, зарываясь в них, он прижал её к себе крепче, чувствуя не ровное дыхание кожей.
    Вздрагивая от прикосновений парня, девушка расслабилась, полностью отдаваясь порыву эмоций и желания, которые захлестнули ее волной.
    Прижавшись к тому, Диккенс запустила руки под одежду брюнета, медленно проводя руками по торсу, переходя на спину, впиваясь в нее ногтями. Ощутив, как теряется дыхание и учащается сердцебиение, та тихо простонала, приглашая мужчину быть более активным и напористым.
    Словно вампир Майк впился в открытую, нежную и манящую шею, осыпая её быстрыми, но столь пронзительными поцелуями, что каждый сопровождался лёгким стоном. Чувствуя грудью затвердевшие соски Хоуп через ткани, парень сдерживался, чтобы не набросится на неё словно хищник на жертву, и старался обходится с ней как с леди, одаряя своей лаской.
    Все напряжение и наслаждение, которое испытала ныне девушка, в некоторой степени передалось и парню, отчего он, словно с заложенными ушами, не чувствовал ничего, кроме возбуждения. Но главной проблемой стало то, что та была одета, поэтому парень пошёл на крайние меры: медленно расстегнул ширинку её джинс и стащил их вместе с трусиками, целуя каждую ножку вплоть до ступней, и когда перед ним была полностью обнаженная девушка, что член из штанов готов был вырваться сквозь ткань, он, наслаждаясь горячим телом, руками расставил ножки той в стороны и прильнул губами к мокрому влагалищу, начиная свою игру языком.
    Девушка громко постанывала, зажимая голову парня между своих ног, ощутила тяжесть внизу живота, а после как твердеют соски от полученных эмоций. Наконец оторвавшись от этих губ-ловушек, от которых ни за что не хотелось уходить, он, наплевав на нити слюны, которыми были связаны между собой губы, опустился к груди. Твердый сосок мигом оказался в теплом рту, с плену губ и языка, которые издевались над ним как хотели, заставляя стонать дрожащим гласом девушку.
    Изгибая спину и скользя под парнем, как змея, Диккенс запустила руки в волосы брюнета, сжимая, поддергивая отдельные пряди, а после прижимая его голову сильнее к своей груди. Начав громко скулить, требуя более активных действий, стащила с Майка футболку, медленно покрывая шею поцелуями, проводя по тем же местам язычком. Резко оторвавшись, парень снял с себя остатки одежды – джинсы и боксеры, притягивая к себе ближе ту, стаскивая с нее футболку, оставляя полностью ногой. Опустив на колени брюнетку, провел членом по ее губам, в то девушка рукой провела по мошонке, начиная хватать губами головку, а после опускаясь ниже, проводя язычком по стволу члена, а рукой теребя мошонку. Оторвав её руку, которая сжимала яйца и переплетая пальцы с ней, парень не отпускал голову девушки. Характерные звуки кряхтения пронеслись по комнате, однако это только возбудило брюнета сильнее и он стал медленно двигать тазом, чувствуя как на него нитями падают слюни. Слюни, так беспощадно падающие на пах и яйца парня уже стекали глубоко вниз, но девушку всё продолжали насаживать на член.
    — Агрх! — рявнул парень пальцами вновь впиваясь ей в голову и хватая волосы, прижав её к себе и начав обильно кончать ей в горло.
    Оторвавшись от брюнета, взяла его за руку ведя к кровати. С нетерпением и желанием, брюнет толкнул девушку на кровать, словно набрасываясь на неё. Послышался тихий стон, та заворочилась под ним, стараясь подняться выше. Покрываясь мурашками, брюнетка положила руки на спину парня, ногтями царапая ее. Обвив ногами талию парня, тихо простонала ему на ушко, начала шептать его имя словно молитву.
    - Громче! – грубо сказал голубоглазый, накидываясь на шею девушки, покрывая ее поцелуями и алыми засосами.
    - Пожалуйста, - прошептала та, водя языком по шее парня. Ощутив, как набухает генитальный орган, Майк медленно вошел в девушку, после чего на пару секунд остановился, чтобы Хоуп успела привыкнуть к новым ощущениям, а после начал делать медленные толчки. Впившись руками в простыню, девушка начала томно стонать, а после покрываться испариной двигаясь в такт парню. Осторожно играясь с Майком, девушка старалась вывести его из себя, увидеть истинную натуру, которая так ей нравилась - игривость и грубость, некая злость и жадность. Это составляло игру, которая была слишком привлекательна, чтобы не принять правила и не мухлевать.
    Ускорив движения, парень начал сдавливать шею, делая резкие толчки. Брюнетка вскрикнула от неожиданности, а после прохрипела от столь грубого действия Майка. Поцеловав брюнета, начала играть с язычком голубоглазого, ловить его губами, посасывая и покусывая. Выгнув спину, начала прижиматься грудью к тому, ощущая, как к лицу приливает жар, стучит в висках. Учащая свои движения, Майк начал полностью, но уже с трудом входить во влагалище той, ибо от возбуждения начало сжиматься, но естественная смазка делала свое дело. Вскрикивая, Хоуп начала ощущать легкую тяжесть внизу живота, а пульс бил в голову, заглушая весь внешний шум.
    - Майк, Май… - прошептала брюнетка, но партнер закрыл ее рот ладонью, сдавливая сильнее шею. Парень, ускорив движения, начал входить в неё все быстрее, со зверской похотью и желанием. Ощутив пульсацию, брюнет сделал еще пару толчков и залил еще своим семенем.
    Прикоснувшись к её лбу своим, пытался отдышаться, стараясь сдержать дрожь девушки, держа ее за плечи. Упав рядом с Хоуп, парень положил ее голову на свою грудь, медленно и нежно поглаживая волосы. Так брюнетка и уснула, а Майк еще долго думал и смог заснуть только под утро, когда солнце начало пробиваться через закрытые шторы.








    Исчезнувшие желания
    Проснувшись рано утром, девушка открыла глаза, сразу стараясь найти Майка, но нигде в комнате его не замечала. Подушка его уже остыла, а место было смято, зарывшись лицом в белую подушку, не желала вставать, но понимала, что нужно собираться на работу.
    В душе текла вода, к кабинке спиной прислонился брюнет, который при появлении Хоуп поманил ее пальцем, но та лишь покачала головой, давая понять, что не ведется на провокацию.
    Выбежав из дома, Диккенс спустилась в метро, ожидая своего поезда, как только тот прибыл, та не заметила трещины в асфальте, зацепившись каблуком полетела вниз. Ожидая удара, та вытянула руки, но оказалась в чьих-то крепких объятиях. Её поймал высокий мужчина, лет 30, чисто-выбритый, наглаженный, в дорогом и стильном костюме.
    - Вы не ушиблись? - уточнил мужчина, так же крепко прижимая её к себе, приподнимая и ставя на ноги.
    - Спасибо, все хорошо, если бы не вы…- он ее прервал, продолжая держать за руку Хоуп.
    -Я, кстати Джонатан.
    - Хоуп. – выкрикнула брюнетка, запрыгивая в вагон.
    Снова опаздывая, Хоуп бежала по этажу, подбегая к своему кабинету. Она была менеджером в одной из крупных компаний Бруклина, туда ее пристроил еще отец, когда поддерживала с ним неплохие отношения. Не заметив, как перед ней выросла стена, та врезалась в мужчину, который крепко одержал за плечи девушку. Не поднимая головы, начала оправдываться, стараясь пройти к кабинету. Подняв голову, Диккенс увидела его. Мужчину из метро, того самого в дорогом костюме, того самого, что спас её от позорного падения.
    - Извините, я сегодня больно неуклюжая. – произнесла брюнетка, улыбнувшись собеседнику.
    - Хоуп Диккенс? – с довольно серьёзным тоном узнал мужчина и не дожидаясь ответа продолжил. – Я ваш новый генеральный директор, приятно познакомиться Джонатан Рэй.
    От него вкусно пахло – мятой и табаком Он курит? По нему не скажешь. Но это был такой освежающий и манящий запах…
    - Снова вы меня спасаете, уже второй раз, спасибо. – протянула брюнетка руку, в знак благодарности. Джонатан взял её рук в свою и притянула к губам, касаясь верхней части ладони.
    - Всегда рад помочь столь прекрасной леди.
    ****
    Вернувшись домой раньше времени, Хоуп вошла в дом, в котором стояли странные звуки, похожие на стоны, которые смешивались с гнетущей тишиной.
    Приоткрыв дверь, девушка увидела Тейлор – свою лучшую подругу, которая была в объятиях Майка, полуголая, с намокшими и прилипшими к лицу волосами. Те даже не заметили ее прихода, хлопнув дверью, Хоуп выбежала из комнаты со слезами на глазах, которые скатывались по щекам, предательски быстро падая выкрикивала неприличные слова в сторону тех двоих. Обмотавшись в простыни, Майк выбежал за ней, что-то мямля, глупые оправдания.




    Слов осколки
    Всхлипывая, Хоуп прокручивала события текущего дня у себя в голове. Встреча с Джоном, а позже предательство парня и лучшей подруги. Все это так навалилось, эмоции душили, а слезы не переставали капать.
    Укутавшись в теплое одеяло, девушка уснула в кресле под тихую музыку. Ощущая одиночество после ухода Майка, она боялась оставаться одна, но пришлось… Он обещал заехать завтра, когда ее не будет дома и забрать свои вещи, чтобы полностью уйти из ее жизни. После всего, что произошло, Хоуп понимала, что доверять людям слишком больно, ведь каждый раз ее бросают. Сначала отец, потом Майк, что будет дальше? Слишком риторический вопрос, на который могло дать ответ, только время.
    Услышав где-то далеко, словно сквозь сон будильник, брюнетка вышла из сна. Лицо ее было отекшим, а мысли спутаны. Без сил, Хоуп собралась и вышла на работу. Сегодня никуда не спеша, Диккенс шла по улице, собираясь с мыслями, обдумывая события последних дней, которые не складывались в единую картину. Сначала он заботливый парень, от которого она ждала предложения руки и сердца на днях, а потом мудак, который спит с Тейлор и пытается оправдать свои поступки, выпрашивая последний шанс.
    Оказавшись в кабинете, девушка не сразу заметила букет на столе. Огромный букет из красных роз располагался среди бумаг. Записки не было. Поставив их в воду, она начала разбирать бумаги, оформляла дела, услышав стук, та подняла голову, но ей не стоило труда понять, кто пришел- шлейф тянулся по всей комнате - морозная мята и сигары. Это был он - Джонатан Рэй. Молодой и успешный предприниматель, генеральный директор их фирмы.
    - Доброе утро, миссис, вы получили мой презент, надеюсь угадал, они такие же прекрасные, как и вы. – четко произнес мужчина, его голос был спокоен, но в глазах играли огоньки.
    - Приветствую, да, они замечательные, но не стоило! – привстала девушка, как бы приветствуя начальство. Рэй протянул девушке чашечку кофе, и с легкой улыбкой на губах, сел в кресло, напротив.
    - Почему такой хмурый вид? Что-то произошло? - забеспокоился тот, увидев заплаканное лицо Хоуп.
    Решив, что нужно перевести тему, девушка отвернулась, сделав пару глотков из стакана.
    - Вы всем своим работникам приносите кофе?
    - Нет, только тем, кто решил сбить меня в первый день. – глаза его смеялись, но вид был самым строгим. – Ты очень красивая, тебе говорили?
    Резкий вопрос ошарашил ее, но ничего не ответив, та начала делать уже большие глотки, что обжигал горло.
    - Я хотел бы пригласить тебя на деловой ужин. Ты как? – узнал мужчина, уже ожидая ответа «ДА».
    Повисло неловкое молчание. Девушка не желала никуда идти, после предательства любимого человека. Раны еще не затянулись, да и не скоро это произойдет. С другой стороны, отказывать начальнику не лучшая затея.
    - Хмм,мм,м… Можно, да, а встреча на какую тематику? – вымолвила Хоуп, начав грызть ручку- дурная привычка.
    - Решим по ходу. – подмигнув ей, Рэй вышел из кабинета. После этого, минут через 20, той пришло смс- «в 19:50 жди, я за тобой заеду».
    Она удивилась откуда мужчина знал ее номер, но потом вспомнила личное дело, которое собиралось на каждого работника.
    Вернувшись домой пораньше, та приступила к сборам и только проблемы с платьем замучили ее. Синее? – не тот случай. Красное? – слишком вульгарно. Зеленое? – черт. Множество мыслей пронеслось в голове той: злость, ломота в теле, а главное – лень и отвращение к окружающему миру. Остановившись на черном, как ночь платье, та посмотрела в зеркало. Бледная кожа, красные от слез глаза – идеальный контраст- черное платье с вырезом на спине и груди. Темные волосы спадали водопадом по плечам, аккуратными локонами. Это все и составляло эту девушку – идеальную и несчастную. Не слишком яркий макияж, который не давал никаких ответов и не задавал вопросов. Слишком простая и сложная, вот такой была Хоуп – Адель Диккенс.
    Стук в дверь. На пороге стоял высокий мужчина, в клетчатой рубашке, джинсах и пиджаке с накладками на локтях –стильно и просто. Снова это сладкий и терпкий аромат, который сводил с ума, ей не удалось разобрать, что за пряности, это была маленькая загадка, которую она планировала узнать. Рэй когда увидел на мгновение обомлел, но после этого улыбнулся краем губ и протянул букет из пион. Нежные цветы источали аромат, который сразу же заполнил комнату, приняв букет, Хоуп поставила его в воду, а после вышла к Боссу, накидывая на ходу свое красное пальто.
    - Ты прекрасно выглядишь. - произнес мужчина, выделяя каждое слово, не сводя глаз с брюнетки.
    - Спасибо, вы тоже. – после пары мгновений, брюнетка поняла, какую произнесла чепуху, отводя глаза, та заметила, как запылали щеки. Его взгляд не отрывался ни на минуту, тихо рассмеявшись, он продолжил.
    -Давай на «ты», - это, во-первых. А, во-вторых, тебе не стоит плакать, совершенно не идет, мнение мужчины, который видел много глаз, но таких прекрасных, еще никогда. Этот цвет топленного шоколада, с темной крошкой.
    Засмущавшись, Хоуп увидела в глазах Джонатана озорные огоньки, которые готовы были вспыхнуть в пламя.
    - Я думаю не стоит говорить об этом, чтобы не испортить нам вечер, новой истерикой со слезами.
    - Как хочешь, но, если кто-то обидит, только скажи.
    -И что будет?
    -Узнаешь. – Рэй заговорчески ухмыльнулся и открыл дверцу авто.
    Серебряное ауди последней модели? Почему бы и нет? – пронеслось в голове Диккенс, но также быстро стухло.
    Расслабившись в сидении, та начала наблюдать за проносившимися мимо деревьями, огоньками фонарей.
    - А где мистер Симонс? – бывший директор компании. – спросила девушка, разбивая тишину, которая неловко повисла в воздухе. Повернувшись к собеседнику, посмотрела на мужчину, который вел машину слишком сосредоточено, почти, не отвлекаясь на внешнюю обстановку. Его глаза неотрывно смотрели на дорогу, одна рука держала руль, другая располагалась на ноге.
    - Вообще это мой дед, он передал все дела Фреду – моему отцу. Тот не желал возиться с «этим дерьмом» - цитирую – и передал все мне. Опережаю вопрос. Раньше я занимался своим бизнесом, владел небольшой компанией по печати книг. А теперь твоя очередь. Как долго живешь в Бруклине и откуда ты?
    - Х-м-м, вообще я из Техаса, но в 10 лет мы с матерью приехали сюда, она устроилась в местную школу учителем младших классов. Когда мне было 18 лет она умерла, и я осталась одна, кроме отца в Техасе, которому мало интересна моя жизнь, я так думаю. – голос девушки совсем стих.
    Машина остановилась у центрального входа ресторана, выйдя из машины, девушка увидела неоновую надпись «Hug you whenim sae» - известный и один из наилучших ресторанов Бруклина. Тут всегда проходят важные мероприятия, заседают все верхушки города, да и не только города, но и всех штатов.
    - 2 «Ризотто» и белое вино. – это лучшее, что есть тут. Ты же не против, что я сделаю заказ вместо тебя? – изогнув бровь Джонатан, взглянув Хоуп в глаза, его взгляд был испепеляющим, манящим и таким притягивающим.
    - Нет, конечно, готова довериться вашему, ой.. , твоему вкусу. – поспешно поправила себя девушка, пытаясь закрыться от взгляда мужчины.
    - Ну что же, у меня к тебе было дело, да, не просто так же позвал тебя. – заговорчески продолжил Джон. – Ты давно работаешь в этой фирме, знаешь, что нужно компании, а компании нужны молодые и инициативные люди, как говорится свежие мысли приветствуются. Есть предложение стать руководителем отдела по маркетингу, ты знаешь эту тему, конечно, разница в оплате не такая большая, но должность... Надеюсь, понимаешь.
    - Оу, спасибо, мне это лестно, но есть много других, кто не меньше, даже больше моего работает и имеет опыт лучше. Хоуп не знала, что ей ответить, обстановку помогла разрядить официантка, которая принимала блюдо, разлив вино по фужерам, та удалилась.








    Что такое правильный выбор?
    Неловкая тишина, это та, что повисла в воздухе между ними. Правильный выбор? Жест доброй воли? Подкуп? Вот, что волновало девушку.
    - Чего ты боишься? – лишь спросил Джонатан, приступая к блюду. Его скулы работали медленно, но взгляд не сходил с девушки.
    - Почему я? Правда. Это похоже на то, что ты меня покупаешь.
    -Какой подкуп? Ты о чем? Что я купить пытаюсь?
    - Меня, ведь не просто так все эти подарки: цветы, кофе, комплименты. Что это? Да и сейчас я снова с тобой в одном из самых дорогих ресторанов штатов!
    - Это ничто иное, как знаки внимания красивой девушке, проблемы какие-то с самооценкой что ли? Почему ты не можешь поверить в это? Не понимаю, честно. – съязвил мужчина, наклонившись к девушке, приближаясь к ее лицу.
    Всё он понимал. Может Джонатан и не хотел как-то задеть её, обидеть, но он явно просто хотел ее.
    - Извините, просто не понимаю. Правда.
    - Кхм, снова на «Вы», я столь старый по- твоему? Мне всего-то 29.
    Вот и новый факт об этом человеке. Есть ли у него семья? Девушка? Жена? Дети? Ведь, если такое имеется, то он просто не имеет права бегать за ней, а если нет? Путь открыт или он просто ищет содержанку на время, а может и на одну ночь.
    Его глаза блестели, а улыбка не сходила с его пухлых губ, подчеркивая естественную красоту идеального лица.
    - Какое плюсы этой должности? Как на счет зарплаты? Соц. Пакет имеется? А главное какой график? – выдала девушка, отпивая из бокала шампанское. Та решила расслабиться и отдаться вечеру, еще одного разбитого сердца ей явно не пережить, так что, Хоуп решила пойти на волю случая.
    - Договоримся. Я так понимаю, что ты согласна. - с озорной ноткой в голосе, мужчина торжественно захлопал в ладони.
    Хоуп с сомнением посмотрела на него, но кивнула, после чего полностью осушила бокал, чокаясь с Рэйем.
    Попрощавшись после замечательного ужина, начальник подвез брюнетку домой, пожелав удачи, а также разрешив задержаться на работу с утра, ведь день ее выдался тяжелым, нет, не физически, а морально. Стянув с себя неудобные туфли, скинув платье на пол, зашла в душ, закрывая кабинку, вспоминая вечера, проведенные с мужчиной. Горячая вода скатывалась по телу вместе с дурными мыслями, она еще мало осознавала, что это начало новой жизни, где-то в закоулках души, Хоуп понимала, что это все не просто так.
    ****
    Оказавшись на работе раньше обычного, девушка не стала пользоваться добротой начальника и специально прибыла раньше, чтобы закончить дела, сдать всю макулатуру приемнику в надлежащем состоянии.
    - Вот дерьмо. – выругалась Диккенс, когда порезалась об какой-то лист бумаги, на котором был договор с фирмой о продаже их ресурсов. Стараясь не испачкать, убрала его, и вышла в уборную, которая находилась чуть дальше кабинета Джонатана Рэя.
    Услышав знакомый запах, та подняла голову и увидела перед собой брюнета, он излучал некую уверенность и тепло, редко можно встретить человека, столь состоятельного, но не зазнавшегося.
    - Хоуп- Адель Диккенс, прошу пройти со мной. – сказал начальник и взял под руку её и повел по коридору.
    Брюнетка послушно пошла за боссом в глубь офиса. Светлый и просторный кабинет открылся перед ней, мужчина руками приглашал её туда с наигранной аристократией. Кабинет соответствовал стилю модерн, но с ноткой минимализма, все что она любила. Большие шкафы, новый Макбук уже стоял на столе, а рядом полочка для бумаг. Её вечный беспорядок теперь мог находиться тут и не мешать общему виду.
    - Как тебе? Это теперь твой новый кабинет. – ответ Джону был не нужен, тот заметил блеск в глазах Диккенс, то как восторженно она осматривала помещение.
    На столе лежала пачка новых ручек, а в коробочке рядом возглавлялась «Паркер».
    - А это, чтобы было, что грызть. – указал мужчина на ручки, а девушка лишь залилась краской, но Рэй лишь улыбнулся и протолкнул её вперед.
    Путь в облака
    Прошло чуть меньше чем 2 месяца
    - Поздравляю, мамочка, у вас будет девочка. – произнесла гинеколог, наблюдая за экраном монитора. Хоуп не то что была удивлена, она была ошарашен, впав в ступор, девушка задумалась о том, что происходило с ней последний месяц. Вечная тошнота, боль в голове, ломота в теле, конечно же, она подозревала, но надеялась, что просто сбой в организме.
    Возвращаясь домой, Диккенс выругалась, пытаясь понять, что ей делать с этим. У нее была новая должность на работе, спокойная размеренная жизнь, а бывший, который являлся отцом ребенка – урод. Мысли спутались, а начавшаяся мигрень только все усугубляла.
    Внимание Рэя не терялось, не уменьшалось, а только увеличивалось. Безусловно, Диккенс было приятно, иногда она думала податься соблазну и выйти на контакт, но страх брал вверх, ведь ее снова могли предать. Поэтому, она старалась никого не подпускать к себе, но Рэй вызывал у нее такое доверие, что она понимала, что когда-нибудь она сдатся.
    ****
    Вернувшись домой, девушка упала на кровать, слезы капали по ее щекам. После истерики она позвонила ему.
    - Алло, Хоуп, что-то надо? - неуверенно спросил Майк Клэй.
    - Да, есть один разговор, я беременна и это твой ребенок.
    В трубке повисла тишина, которая, разорвалась грустным голосом.
    - Я сейчас приеду, жди.
    Через минуты 20 в дверь постучали, в проходе стоял Майк слишком грустный и чем- то обремененный. Парень сел рядом с Хоуп, положив руку на плечо и притягивая к себе, слезы невольно скатились по щекам, падая на коленки. Тот в свое время начал поглаживать щеку, словно стряхивая с нее остатки влаги.
    - Ну и что ты собираешься делать?
    - А есть выбор? Естественно рожать.
    - Ты знаешь, как я к этому отношусь! – вскрикнул парень, слишком сильно сжимая подбородок девушки. – Что нужно от меня?
    Отпрянув от него, Диккенс косо глянула на парня, а после чего грубо произнесла, словно, никогда не любила этого человека.
    - Я от тебя ничего не требую, даже твоего участия, просто решила, что ты должен знать это, чтобы не говорил потом, что я укрыла этот факт.
    - Ни черта подобного, ты хотела, чтобы я принял его, но это даже не мой ребенок. – его голос стал более мягким, но холодным так и оставался. – Давай я найду деньги, ты избавишься от приплода, и мы снова будем вместе, когда будем готовы заведем карапуза, будет семья…
    Хоуп не намеревалась дослушивать парня до конца, и так слишком много вытекло грязи из его рта.
    - Мудак, мне больше нечего сказать тебе. – брюнетка старалась не заплакать, но эмоции так и намеревались взять вверх. Красные глаза предательски выдавали ее, ведь то недоверие, те грубые слова, которые она услышала не могли дать иного результата. Да как он мог так о ней думать? Он разве не знает ее, как относилась к нему, с какой любовью и заботой? Знал ли Майк ее вообще, да и она его. Видимо нет, и этот пробел уже не восполнить.
    - Послушай, – взяв ее руки в свои Майк продолжил. – Я дам деньги, сможем начать все заново… - Хоуп вспыхнула, резко поднявшись, взяла под руку брюнета и выкинула за дверь, ударив по лицу с такой силой, что шлепок разнесся эхом по комнате.
    - Вон! Больше никогда не приближайся ко мне. – кричала Диккенс, захлопывая за парнем дверь.
    И как я могла любить такое ничтожество? Только и пронеслось в голове у девушки, положив руку на живот, та прикрыла глаза и постаралась собраться с мыслями, теперь ей нужно было заботиться не только о себе.
    На следующее утро Хоуп опоздала на работу, ночка выдалась бессонной и слишком тяжелой от мыслей. Её окликнул голос, который приближался к ней. Мужчина положил руку на спину той, начиная водить по кругу.
    - Хоуп – Адель Диккенс, почему снова опаздываем? – с напущенной серьезностью спросил Джонатан, а после рассмеялся. Его не изменить. Она прекрасно теперь знала его стиль разговора и манеру общения. Он оказывал ей неоднозначные знаки внимания, а та игнорировала их, ничего нового. Редкие прикосновения, поглаживания были ей приятны, но Хоуп вела себя, как боязливая лань, которая остерегалась контакта с людьми. Но в последнее время они много бывали вместе, от рабочих моментов, до личных и таких простых. Частые прогулки на природе, в парках, даже как-то побывали на аттракционах, он заботился о ней, как о дочке, сестре, любимой, это все делало его внимание таким манящим и приятным.
    - Прости, вчера вечер выдался не из лучших, проспала немного. – уголком губ улыбнулась тому, но ее фальшивая улыбка выдавала всю боль и горечь.
    Рэй подошел ближе и крепко обнял брюнетку, приглашая жестом в свой кабинет. Когда они остались один на один, та рассказала события прошедшего дня, который оставил глубокую рану в сердце. Джон будто ничего не замечал, в глаза запылал огонь и злоба.
    - Кто он? – спокойным, но грубым и хриплым голосом промолвил брюнет, ударив кулаком по столу.
    - Все в порядке, правда. Я выговорилась, стало легче, а остальное решу сама.
    -Ты уверена? Может нужна какая-то помощь? Деньги? – уже с заботой интересовался тот, видно было, что она и её судьба не чужды ему.
    - Спасибо, если что-то понадобится, я сообщу, просто пока сама не знаю, чего хочу и что вообще мне надо.
    Диккенс знала только одно, что ей нужен покой и тишина, спокойствие и хороший сон. Встав с кресла, та петляющей походкой направилась к выходу, прикрыв глаза, Хоуп ощутила спокойствие и тишину, только кто-то звал ее по имени, но откликаться не хотелось.




    Spero meriora
    Девушка открыла глаза в светлой комнате, на столе стояла ваза с цветами – пионы, ее любимые, а на стуле возле двери сидел Джонатан, глаза были прикрыты, а грудь размеренно поднималась и опускалась, видимо он спал.
    Взяв со стола ручку, Хоуп кинула ее в мужчину, та приземлилась на сложенных руках, но так и не разбудила Рэя. Встав с кровати, Диккенс сняла с себя все провода и трубку с капельницей и босиком прошла до двери, но та резко распахнулась.
    - Диккенс! Почему вы встали? У вас прописан постельный режим! –молодая девушка лет 20 визжала на всю палату, подталкивая её к кровати. От таких криков проснулся бы кто угодно. Мужчина вскочил со стула и глянул на нее беспокойным взглядом, но с кроткой улыбкой на губах.
    - Доброе утро, соня, ты меня напугала. – Рэй подошел ближе и поцеловав в лоб Хоуп. В этот поцелуй он словно вложил все чувства, которые не мог сказать словами.
    - Со мной все в порядке, но не могу вспомнить, что произошло.
    - У вас случился обморок, но с ребенком все хорошо, можете не переживать, только нужно меньше нервничать и не переутомляться. – вмешалась медсестра. Закончив свою пламенную речь, та удалилась, оставляя их один на один.
    Устроившись на краю кровати девушки, Джон смотрел все с тем же беспокойством на нее. Сжав руку той, он переплел пальца и заговорил.
    - Если хочешь, я устрою тебе декретный отпуск раньше положенного времени.
    -Не-е-ет. – взвыла девушка, приподнимаясь. – Мне нужно чем-то заниматься, правда, обещаю быть осторожнее.
    ****
    Вернувшись домой только спустя неделю, Хоуп не удивилась не очень приятному запаху дома, ведь ее не было там долгое время.
    Дома было слишком просторно, холодно и одиноко, заказав еды, принялась разбирать вещи, словно очищая место для новой жизни.
    В дверь постучали, та, не поднимая головы от коробки, протянула деньги, но никакой реакции не последовало., знакомый запах потянулся в комнату. Диккенс подняла голову и увидела смеющегося Рэя. В его руках была пара бумажных пакетов, а лицо озаряла радостная улыбка.
    - Пустишь? – изогнув бровь мужчина показал глазами на свои сумки, ожидая разрешения войти. Медленно двигаясь вперед с разрешения девушки, он прикрыл ногой дверь, начиная разбирать пакеты на кухне, в этот момент снова раздался звонок в дверь.
    - Кого-то ждешь? – слишком каверзный вопрос, как показалось Хоуп, но войдя на кухню с пакетом из ресторана.
    - Именно так, мистера Рэя с едой. – рассмеялась девушка, присаживаясь за стол. – На самом деле, просто как-то лень было готовить, решила воспользоваться сферой услуг.
    - А я думал ты готовить просто не умеешь. – в мужчину полетел помидор, который он ловко поймал свободной рукой. – Это вызов? – хмыкнул парень, на губах торжествовала ухмылка и готовность к «бою». –Ты же не против, что сегодня я угощу тебя своим фирменным блюдом?
    - Нет, конечно, если мне оплатят услуги врача. – теперь уже в девушку летела салфетка. Громко рассмеявшись, отскочила в сторону, выкладывая заказную еду на тарелки.
    - Договорились. –закончил мужчина, продолжая свои действия. Он вел себя уверенно, как на своей кухне, в какой-то момент, Хоуп начала получать от происходящего удовольствие.
    Закончив с готовкой и поставив все на стол, мужчина позвал ее на ужин, который приготовил собственными руками.
    - Джон, зачем так много? И где ты научился так готовить? – спросила девушка, отпивая из бокала яблочный сок, который принес мужчина, а после приступая к горячему блюду.
    - Ну, я рос без матери и мне приходилось как- то выживать, учиться готовить, отец, конечно, умел, но картошка и крупы надоедали, да и дома он был только по вечерам. После окончания школы записался на курсы, чтобы радовать себя и близких. Все типично, как у всех. – Хоуп впервые слышала такие подробности о его детстве, но каждый раз взгляд становился его холодным и пустым, будто это худшие мысли, которые только могли быть.
    - А что случилось с твоей мамой? - неуверенно поинтересовалась девушка, понимая, что это слишком личный вопрос, но ответ хотелось услышать на него.
    Громко выдохнув, мужчина сжал столовый прибор, который находился у него в руке. Что может быть хуже воспоминаний о смерти дорогого тебе человека? Взяв в свободную руку ладонь Рэя, сжала ее, чтобы оказать хоть какую-то поддержку.
    - Она погибла в аварии. Было лето, мы шли со школы, я вечно выкручивался, выбегал на дорогу, просто не понимал… - голос перешел совсем на шепот. – Откуда-то из-за угла машина и все, она закрыла меня собой, а я даже понять ничего не успел. – Сглотнув комок в горле, мужчина задумался и замолчал. Он всегда уважал свою мать, да и не только свою, всех. Эта отверженная любовь, бескорыстная и такая светла. Джонатан мечтал о своей семье, в которой он смог бы стать опорой и поддержкой, быть защитником своей семьи, но женщины хотели от него только денег, или его тело. Но Хоуп была другой. Страх. Боль в сердце. И новая жизнь. Ему хотелось рассказать ей о своих чувствах, он был готов принять ее ребенка, отец которого оказался последним человеком, отказавшись от них. Что за чудовище? Что за свинья? По-другому нельзя было назвать это существо. Не мужчина, а просто производитель.
    Рэй видел опасения девушки и прекрасно понимал их. Она боялась новой боли, нового предательства.
    Закончив ужин, девушка стояла у раковины и мыла посуду, наблюдая, как Джон протирает посуду.
    - Ты знаешь, я мог бы стать хорошим отцом и мужем. Вашей опорой и защитой. – начал Рэй, сокращая дистанцию. – Ты сама видишь, что небезразлична мне, я правда могу быть твоей поддержкой всегда. – Он стал еще ближе. Накрыв руки той своими, сжал их и притянул к себе.
    - Зачем тебе чужой ребенок? Зачем? Ты же можешь найти любую другую и создать свою семью, никого не принимая, - крикнула брюнетка, стараясь оторваться, вырваться из рук Рэя.
    - Потому что я люблю тебя. Тебя и твоего ребенка, я хочу, чтобы мы были вместе, ты же видишь, что я никогда тебя не предам и не оставлю.
    - Ты мне тоже дорог, не безразличен, но пока я не готова к резким переменам. Сегодня ты готов принять нас, а завтра… - Хоуп впервые приняла ребенка и себя, как единое целое. Он держал ее, словно оберегая от всего.
    - Я готов ждать, сколько потребуется, доказать тебе, что я не тот, кто бросит вас, - закончив свои слова, он заметил слезы на глазах, которые медленно стекали по щекам девушки. Взяв ее лицо в свои ладони, тот начал убирать их поцелуями, касаясь только щек. Разум брал вверх, желание поцеловать эту даму было навязчивым, но сейчас это было бы лишним.
    - Мне нужно подумать… - прошептала брюнетка, уткнувшись носом в шею парня, щекоча его своим горячим и влажным дыханием. Надо действовать. Подняв ее подбородок, Джон накрыл ее губы своими, сначала осторожно, но после ее одобрения уже с настойчивостью и страстью.
    Ответив на поцелуй, Диккенс расслабилась в руках мужчины, отдаваясь эмоциям, которые взяли вверх. В голове мелькали картинки и первой встречи. Он всегда относился к ней, как к самому дорогому, что у него есть. Майк никогда себя так не вёл, его движения были резкими, им двигали инстинкты.
    Оторвавшись трудом от девушки, Рэй коснулся губами её лба.
    - Я тебя никогда не обижу, - произнес тот и начал собираться. – просто доверься мне.
    - С этих слов начинаются все проблемы.
    - А у нас начнётся нечто прекрасное.
    - Я согласна, – прошептала брюнетка. Сама не замечая, как вылетели эти слова.
    Кинувшись к ней, Рэй заключил её в объятия и начал, словно танцевать с ней.
    Попрощавшись, девушка закуталась в теплое одеяло, начиная обдумывать все, что произошло в последние дни.

    ****
    Собравшись, Хоуп вышла из дома и заметила знакомую машину. Ауди было припарковано у дома, а водительского сиденья выглядывала фигура в очках.
    Открыв переднюю дверцу, мужчина помог девушке сесть в машину, подав ей руку.
    - Доброе утро, сладость, - произнес Рэй, чмокая в губы девушку, ты сегодня замечательно выглядишь, впрочем, как и всегда.
    Спустя 3 месяца
    Хоуп - Адель Диккенс лежала на кушетке, а Джонатан сидел рядом, наблюдая за монитором. Это было их первое совместное УЗИ. Внимательно разглядывая табло, улыбка не сползала с его лица.
    - Ну, там явно мальчик! – вскрикнул Рэй как ребенок, стараясь что-то доказать родителям.
    - Это пуповина, не путайте.
    - Она такая маленькая, просто ужас… - еще долго разглядывал мужчина, пока они ехали. Уже как полтора месяца они жили вместе в его доме, но он не нарушал ее личного пространства.










    Минутка счастья
    Проснувшись в полдень, девушка потянулась в кровати, после чего выбралась из нее. На кухонном столе лежала записка:
    «На работе, буду вечером. Обед в холодильнике, не скучай.
    P.S. Л.Ю.Т»
    Улыбнувшись, Хоуп переместилась к плите, разогревая обед. Заиграла знакомая мелодия телефона, на экране высветилось «Майк». Что ему нужно от меня?
    - Привет.
    - Привет. Что тебе нужно?
    - Я хотел бы встретиться и поговорить с тобой.
    - Нет, - отрезала та, собираясь положить трубку, - нам не о чем разговаривать.
    - Стой! Я хочу извиниться, я был не прав, только сейчас до меня дошло, что это мой ребенок. Я хочу, чтобы мы снова были вместе.
    - А с чего ты взял, что я его оставила тогда? – сухо произнесла девушка, стараясь сдерживать злость.
    - Если честно, то я не знал, но недавно увидел тебя и решил вернуться, - повисло неловкое молчание.
    Хоуп сбросила вызов, уронив телефон на стол. Собравшись с мыслями, она смогла только под вечер забыться и расслабиться. Чмокнув вернувшегося домой Рэя, та начала свой рассказ о сегодняшнем разговоре.
    - И что ты ответила?
    - Ну что я могла сказать? Конечно, что я вернусь к нему и все такое… - хмыкнула девушка, приблизившись к мужчине, обняв его за шею.
    - Тогда я убью его, и ты будешь моей, - прорычал он, хватая губами губы Хоуп. Притянув к себе, он посадил ее на колени и начал поглаживать живот.
    - Я люблю тебя, - тихо произнесла девушка, чтобы ее слышал только Джон, будто создавая маленький мир, который был создан только для них двоих. Впервые она произнесла эти 3 слова, но именно этих слов он и ждал.
    - Я вас тоже люблю, - сказал Рэй, прижав ее к себе.







    Тяжелое время
    Девушка все чаще сидела дома, звонки и смс-ки от Майка не прекращались, но она их игнорировала. Джон чаще не бывал дома, задерживаясь на работе, но в последний месяц он взял выходной и всегда был рядом со своей любимой.
    - Может, нужно было мастера вызвать? – сказала Хоуп, откусывая яблоко. Тем временем, мужчина пытался собрать кроватку.
    - Да ладно, я справлюсь сам, тут есть инструкция. - И тут послышался звон полок и цоканье шурупов. На полу лежало месиво из древесины и болтов.
    - Может, все-таки попросишь мастера? А свободное время проведем вместе? – Рассмеялась девушка, выглядывая из-за угла комнаты. Подойдя ближе, коснулась губами ушка парня, обнимая за шею, начиная массажировать плечи.
    Близости у них еще не было, да и Рэй не требовал, стараясь не сделать хуже ребенку.
    ****
    Выбрав свободный день, Диккенс вернулась в свой дом, чтобы собрать оставшиеся вещи, ведь бывшее место еще обитания вызывало у нее только боль. С этими мыслями, та решила сдавать дом, чтобы иметь дополнительный заработок.
    У дома ее дожидался забитый почтовый ящик. Новости. Журналы. Газеты и платежи. А также множество писем от Майка, сначала с извинениями, а потом с угрозами. Он обещал убить всех, кто ей дорог, если она не будет ним, выкинув часть мусора и писем, оставила только с угрозами, Хоуп закончила уборку и пошла к выходу.
    - Привет. – на пороге был ОН. – глаза изменились, прежний огонь стал пламенем, в глазах была злость и страх, боль и ужас, а также отчаяние.
    - Тебе стоит уйти и больше не появляться тут. – Хоуп начала отходить назад, стараясь прикрыть дверь, но Майк подставил ногу к косяку.
    - Нужно поговорить. – Майк потянулся к животу девушки, но резко отдёрнул руку.
    - Уйди или я запрошу ордер на то, чтобы ты не приближался ко мне вообще.
    - Ты совершаешь ошибку, я люблю тебя и его. – указав на пузо той, снова начал сокращать дистанцию, приближаясь к брюнетке, медленно входя в дом и захлопывая дверцу.
    - Выйди. Нас больше ничего не связывает. Вернись к той, с кем изменял мне. – голос Хоуп сорвался, начал дрожать.
    - Она мне не интересна, да и никогда не была.
    - Так почему ты со мной так поступил. – она боялась за себя, её пугал тот факт, что он мог сделать что-то с ребенком. Майк обнял её, прижимая к стене руками. Выхода не было.
    - Пожалуйста, это была ошибка, я пригласил Тейлор в тот день, чтобы сказать, что все кончено, но она затащила меня в постель, а ты знаешь, если я заведусь, то… - Он приблизился к её лицу, обдавая его горячим дыханием. Часы показывали 19:36. Джонатан должен уже был приехать и забрать её. Хоуп с ужасом ждала того момента, когда приедет Рэй и заберет ее, это был единственный вариант на спасение.
    Дверь открылась, на пороге стоял Джон, лицо было искажено гримасой, то ли злость, то ли страх, то ли непонимание происходящего. Залетев в дом, тот отбросил Майка и закрыл девушку своей спиной.
    - Я тебя предупредил. – ухмыльнулся голубоглазый и скрылся за дверью. Хоуп осела на пол, из глаз ее хлынули слезы, эмоции душили, почему-то угрозам бывшего она верила, потому что знала его нрав.
    Рэй сел рядом и обнял девушку за плечи, притянув к себе, коснулся ее волос губами, словно успокаивая.
    В голове Хоуп был хаос, мысли смешивались со страхом, криками, гневом и отрешенностью. Проклятый дом, ведь тут все проблемы и начались.
    - Все в порядке? ОН не сделал тебе больно? – спросил мужчина, поднимая ту за подбородок, заглядывая в глаза.
    - Я просто боюсь его. – та пересказала произошедшее, иногда вздрагивая и заикаясь. Видимо беременность дурно на нее влияла, из-за нее, та ощущала все острее, от эмоций, до каких-то физических факторов.
    Оказавшись дома, девушка уснула почти сразу, а вот Джонатан бродил по комнатам, мысли его метались от Майка, до маленькой жизни, что таилась в его возлюбленной. Девочку, которая еще даже не появилась на свет, уже раздирали, затаскивая в взрослые игры, а она всего-то ребенок. Его ребенок, другого мнения у мужчины не было, да и не могло быть, ведь он любил ее всем сердцем.

    Над пропастью
    Проснувшись рано утром, Хоуп выбралась из кровати и направилась в кухню. Джонатан еще спал, поэтому та не стала будить его, ведь график его был ужасным, особенно в последнее время. Приготовив завтрак, устроилась поудобнее на диване, ожидая, когда проснется любимый.
    - Доброе утро, сладость, чего так рано встала? – промямлил сонным голосом Джонатан, обнимая со спины шею девушки, касаясь губами за ушком.
    - Не знаю, просто дурной сон, но я успела приготовить завтрак. – от действий парня та засмеялась, выбравшись из рук мужчины, побежала на кухню.
    Перехватив девушку по пути, крепко обнял ее и прижал к столешнице.
    - Ты лучшее, что у меня было, есть и будет. – он прижался к ее лбу, нежно поглаживая темные волосы, которые были немного растрепаны.
    Правильно говорят, что предательство – подобно краткой смерти. После этого наступает тьма, а далее приходит рассвет и излечивает душу. Таким светом был Джон.
    Он никогда так не любил никого, раньше его волновала только собственная жизнь, но теперь было все иначе.
    Хоуп кто-то мог считать ветреной, потерянной, потому что она смогла быстро излечиться после ухода Клэя из своей жизни. Но разве в том есть ее вина? Она его любила, но измена сломала все, что строилось годами, те чувства, те эмоции и любовь… Майк только брал, но никогда не давал взамен.
    «Два разбитых сердца, такие отстраненные, холодные и разбитые, - пришли, нашли, потеряли, но не сдались, и стали теми, кто смог снова полюбить. Так можно было продолжать описывать эту любовь.» - читала Диккенс мужчине, который поглаживал ее живот, пока та лежала у него на коленях. Она частенько читала ему вслух, это было таким уютным занятием, которое сближало их и переносило в другой мир.
    ****
    Приближался срок родов девушки, скоро должен был быть в доме топот маленьких ножек и веселые крики.
    - Я так жду этого, но боюсь. Это же ужасно больно! – твердила Хоуп, лежа на кушетке и цепляясь за руку Рэя. Он тоже переживал, но не показывал этого даже мускулом на лице, Диккенс сейчас нужна была поддержка, а н его истерика.
    - Все будет хорошо, солнце, я буду рядом. – прошептал мужчина на ухо девушке, целуя ее в висок.
    - Вместе мы справимся. – уже с большей уверенностью сказала Хоуп.
    ****
    Задумавшись, он не заметил, как замешкалась девушка, лицо ее покрылось румянцем и испариной, а лицо исказилось в гримасе, которая выражала боль. Началось. Он был рядом, держал ее за руку, показывая, свою заботу и любовь.
    - Поздравляю, у вас девочка: 56 сантиметров, вес – 3356. – ему протянули маленькое чудо. Он взял девочку на руки, прижимая к себе и умиляясь ею.
    - Ты лучшая, спасибо за дочь. – Джонатан произнес это с особой искренностью, кладя девочку на грудь матери и целуя ее в макушку.

    3 метра над уровнем счастья или куда оно ушло


    Стоял ясный летний день, солнце ослепляло, а воздухе веял аромат травы и чего-то сладкого, мужчина ожидал у ворот родильного дома свою будущую жену и дочь. В его руках был огромный букет роз, который он купил по дороге из дома, увидев эти цветы, он сразу понял, что они такие же прекрасные, как и его любовь к Хоуп.
    Перед глазами возникла брюнетка, которая держала в руках небольшой сверток. Конвертик был пудрового цвета, из него выглядывала маленькая светлая головка, редкие темные волоски были мягкими и гладкими, а глазки закрыты. Вот она - его дочь.
    Держа цветы, Рэй направился к девушке, взяв у нее из рук ребенка, в ответ передавая цветы.
    - Любимая, спасибо тебе. - прошептал тот, не отрывая взгляд от ребенка, приближаясь к девушке и целуя ее в затылок.
    ****
    Изабель тихо посапывала у себя в кроватке, праздничный ужин уже был готов, а гости почти все пришли и расселись по местам, некоторые бродили по квартире, рассматривая обстановку. На этом ужине были только самые близкие: отец и дед Джона, ее отец и пара друзей, которые всегда были рядом.
    Готовя застолье, пара только удивилась одному: как мало у них близких, как мало друзей, но это были самые проверенные люди. Конечно, Хоуп не очень хотела видеть своего отца, но когда тот услышал о том, что стал дедушкой, его голос изменился. Он был рад, искренне, тогда-то Диккенс и задумалась о том, что все-таки ему есть до нее дело, что он переживает. Она была счастлива, ей действительно этого не хватало.
    Отметив рождение дочери, а также поспорив насчет имени, они перешли на новую тему. Изабель- Энни Рэй – девочку назвали в честь матерей Джона и Хоуп.
    Встав, Джон начал произносить тост, в нем он благодарил Диккенс за ее заботу, за любовь и за дочку, после встал на одно колено и сделал ей предложение. Мужчина давно мечтал об этом, но не мог найти подходящий момент.
    - Сладость моя, любовь всей моей жизни, может я много прошу, может тороплю события, но станешь ли ты моей женой? – глаза ее наполнились слезами, прилив радости, та поцеловала его в губы, кивая и шепча
    - Да, да, да…- встав, они слились в поцелуе, гости только и кричали «Горько».



    И в тихом омуте…
    Прошло 2 месяца
    Вернувшись с работы, Рэй зашел в детскую - Изабель сладко спала, как и всегда. Ничего не менялось. Хоуп то и дело бегала из комнаты в комнату, вытирая пыль, прибираясь везде, каждые два часа была влажная уборка. Страх номер один - у малышки началась аллергия. Страх номер два - открытые окна. Его забавляло это, но мужчина понимал, что это забота, ведь первый ребенок всегда так волнительно.
    Джон поймал ее на пути в одну из комнат, прижимав к стене, нежно обнимая и покрывая её лицо поцелуями, опуская руки на ягодицы, стал сжимать их. Девушка издала тихий стон, прикрыв глаза, а после прильнула губами к его губам, покусывая их.
    - Я скучал.
    - Я тоже, - прошептала брюнетка, нежно целуя мужчину. Затащив её в комнату, начал быстро раздевать девушку, повалив на кровать, начал блуждать руками по её телу. Времени у них было совсем не много. В периоды чуткого сна младшей Рэй, они уединялись. Конечно, хотелось бы большего, более продолжительных ласк, но пока это было невозможно.
    Услышав крик, девушка выбралась из объятий мужчины, быстро оделась и направилась в комнату младшей из Рэев. Взяв на руки Изабель, та начала ее укачивать, напевая себе под нос колыбель. Оперевшись на косяк, Рэй наблюдал за девушкой. Эти моменты всегда откладывались в его памяти.
    На дворе стоял теплый осенний день, накинув пальто на плечи, Хоуп гуляла с коляской во дворе дома, Рэй был еще на работе, но обещал прийти пораньше.
    Перед ней возникла до боли знакомая фигура. Майк был в темном свитере и затертых джинсах.
    - Ну, привет, - сухо произнес мужчина, заглядывая в коляску. Чувство паники нахлынуло на девушку, ей хотелось забрать ребенка и бежать, куда глаза глядят.
    - Привет. Что тебе нужно?- дрожащим голосом произнесла Хоуп, делая маленькие шаги в сторону, стараясь обойти Майка.
    Ухватив за ручку коляски, тот остановил ее, прожигая взглядом. Всмотревшись вперед, Хоуп заметила приближавшийся силуэт жениха. В его
    взгляде была злоба и готовность.






    Потерянная вера
    Хоуп видела гнев на лице Рэя, но вот лицо Майка не выражало ничего, увидев его, он только набрал дистанцию,
    - Что ты тут делаешь? - не сдерживаясь, рявкнул Джон, подходя к девушке, закрывая ее спиной.
    - Всего-то пришел увидеть моего ребенка. - он сделал акцент именно на этом слове, но Рэя это не задело, он знал, кто настоящий отец, ведь он воспитывал и любил девочку.
    - Советую больше не появляться рядом с моей женой и ребенком, иначе ты не выйдешь из тюрьмы до старости. - спокойно произнес Рэй, лицо которого полыхало от ярости, а жилка на виске вздулась, голос срывался на крик. Ничего не сказав, парень удалился, бросив косой взгляд на коляску.
    Джон обернулся и крепко обнял девушку. Этот вечер они прогуливались по парку, но напряжение все равно витало в воздухе.
    ****
    Подошел день свадьбы. Идеальное белое платье в пол облегало фигуру девушки, показывая прекрасную форму, фата прикрывала лицо, темные волосы были завиты и скатывались водопадом по плечам. Ничего лишнего. Хоуп стояла у зеркала и смотрела на себя, рядом была кроватка, в которой лежала маленькая радость, одетая в красивое платьишко, с бантиком на волосах. Подойдя к ней, Диккенс взяла ее на руки и прижала к груди.
    В комнату вошел ее мужчина в черном деловом костюме, галстука не было, а верхняя пуговица расстегнута. Идеальные золотые запонки блестели на солнце, улыбка украшала пухлые губы.
    - Нам пора, любимая, - произнес Рэй, обнимая жену и ребенка. Так они стояли несколько минут, пока не послушался треск и удар. В комнату влетел камень, а после кирпич и разбил окно. Быстрым и ловким движением Джон закрыл своих девочек собой и вывел из комнаты.
    В холле его уже поджидали несколько мужчин в масках, плохо, точнее дешево одетые: спортивные треники, простые футболки и черные маски, а точнее шапки с вырезанными отверстиями для глаз, рта и носа. Они что-то кричали, но Хоуп не могла разобрать их слова. Прижав к себе дочку и цепляясь в спину Рэя, та начала тянуть его угол комнаты, стараясь скрыться от преступников. В руках у двух были ножи, остальные вошли с битами, начиная громить, что попадалось под руку.
    Диккенс начала кричать, стараясь набрать на телефоне «112», откинув телефон уже с гудками, поспешила к двери, за которой можно быть закрыться. Рэй отступал к выходу, прикрывая девочек собой. Сделав еще несколько движений, Хоуп ощутила, как в ее спину что-то уткнулось. Острое и холодное, дрожь пробила спину, мурашки побежали по телу. Обернувшись, Хоуп увидела глаза. Голубые, но холодные, как лед - глаза.









    Разбитые мечты. А чего ты ожидала?
    Холодное лезвие впивалось в спину девушки. Майк стоял позади нее, положив руки на плечи той.
    - Скучала, сладкая? - прошептал тот, переметив острие на шею, оттаскивая ее к себе. Опустив Изабель ниже к груди, та была тиха, видимо поняла, что сейчас нужно молчать.
    В дом влетела полиция, Майк резким движением затащил невесту в ближайшую комнату, закрыв за собой дверь на ключ.
    Прижав к себе брюнетку, приставил лезвие к шее, нежно касаясь губами ее щеки.
    - Как же я скучал по тебе… по твоему запаху, - шептал тот, приближаясь к ней.
    - Только отпусти ее, - показывая на Изи. – Я останусь с тобой. Я отдам ее отцу, и мы уйдем, - Хоуп тряслась, стараясь сдерживать слезы.
    Майк громко рассмеялся, оскалившись, подходил все ближе.
    - Я ее отец, не забывай это, - рявкнул голубоглазый, ударив по стене кулаком рядом с головой девушки.
    Осев, та прижала дитя к себе, стараясь прикрыть всю ее. В дверь начали стучать, уже стараясь выбить дверь, но все попытки были тщетны.
    - Это полиция. Открывайте дверь или мы будем стрелять. - Ноль реакции.
    Майк взял Хоуп за волосы и потянул на себя, словно прикрываясь ей и ребенком.
    Послышался выстрел - они прострелили замок. В комнату вбежала полиция. Майк прикрылся Диккенс и ребенком. Выбрав наиболее удачное положение для выстрела, шериф Джонс- местный коп- сделал несколько движений, а после выстрелил. Майк дернулся. Хоуп смогла увидеть только темноту, крик и кровь.
    Крик. Боль. Слезы. Вся жизнь Хоуп пронеслась на глазах. На руках лежала Изабель, ее белое платье было окровавлено. Прикрывшись ними Майк подвергнул опасности не только ее, но и младенца. Хоуп не смогла спасти дочь. Слезы текли рекой, упав на пол, она ничего не слышала, только билась в судорогах. На ее глазах Майка уводили под руки копы, но ее это мало волновало. Белое платье стало алым. Это был худший день в ее жизни.
    Джонатан опустился рядом, глаза его были наполнены слезами. Рэй обнял жену за плечи, разрешая ей рыдать, сколько ей было необходимо.
    ****
    Стоял пасмурный осенний день, ветер разносил листья, которые опадали на землю, все говорило, что настали не лучшие времена.
    Хоуп была в черном платье, волосы собраны, а кружевная повязка украшала голову. Держа за руку Рэя, который был, как всегда идеален, она прижималась к нему, стараясь сдерживать слезы. Эмоции мужчины выдавали глаза, которые были красные от слез, а бледное лицо слишком оттенялось волосами.
    На кладбище были только самые близкие, те, кто встречали ее в первый день, а теперь провожали. Маленький гробик черного цвета опустился в землю. Послышался треск. Треск сердца родителей Изабель. Она так и не смогла увидеть этот мир, ощутить все его краски. Ее жизнь была слишком коротка.
    Под вечер остались только Хоуп и Рэй. Вдвоем. Выпив лишнего, Рэй уснул в кресле, а Хоуп все сидела и плакала. Она считала, что это ее вина. Джон убеждал ее, что она не виновата, но ведь ее дочь умерла на ее руках…


    Темные времена
    Прошла неделя. Джонатан все продолжал пить, не появляясь на работе. Диккенс все больше пугало это.
    Рано утром, Хоуп приготовила завтрак, выкинула все смертное, начала приводить дом в порядок, избавляясь от лишнего. Убрав и закрыв детскую, ощутила не то тяжесть, не то свободу. Когда жених проснулся, то в ярости начал искать, чтобы выпить с утра.
    - Садись, - резко сказала брюнетка, указывая на стол. Накормив Джона, та начала разговор.
    - Так больше продолжаться не может. Тебе стоит прекратить пить, нужно вернуться на работу.
    - И? И что? Зачем? Какой в этом смысл, Хоуп?
    - Чтобы не сдохнуть от цирроза печени или где-то на улице замерзнуть.
    Глаза его ничего не выражали, только удивительную пустоту, после по щеке скатилась слеза. Крепко обняв мужчину, прижалась к нему, давая понять, что они выберутся, только вместе.
    - Мы справимся, мы же с тобой сильные, - опережая ее мысли, прошептал Джон.
    Они могли бы справиться вместе, но нет. Джон не переставал пить, переставая выходить из дома. Вообще.
    Хоуп вернулась на работу. Ей было больно и плохо, но нужно было как-то жить дальше.
    Вернувшись раньше обычного, брюнетка застала Рэя стоящим над фотоальбомом, тем самым, который они начали собирать с появлением Изи.
    - Может, хватит губить себя алкоголем? - крикнула девушка, больше не сдерживаясь.
    - Ну, прости, что я не могу так же быстро забыть это все. Мне же не все равно, - он говорил в пьяном бреду, но так искренне.
    - Хочешь сказать, что мне наплевать на смерть нашей дочери? Что я такая плохая сука, которой все равно на Изабель? – Диккенс сорвалась, ее разрывало от злости, из глаз хлынули слезы, побежали мурашки по телу. Успокоившись, она все же вырвалась из ее рук и убежала в спальню.
    ****
    На следующий день, в выходной, девушка встала пораньше, собрала вещи. Спустившись с сумкой, она снова застала его пьющим на кухне.
    - Я ухожу, - выпалила брюнетка, ожидая реакции Рэя. Ее не последовало, он снова был в дерьмо пьяный.
    - Хорошо, - ответил мужчина и уснул на кресле с стаканом виски.
    Хоуп тихо вышла из дома, оставив ключи и записку на столе:
    «Если ты все-таки решишь начать жить, а не просто существовать, ты знаешь, где меня искать. P.S. Л.Ю.Т»









    Л.Ю.Т.
    «Л.Ю.Т.» - это было ее любимое сокращение. Все маленькие записки и смс-ки она заканчивала именно этими словами. Когда-то Джон спросил, что это значит, та рассмеялась и ответила: «Люблю тебя», - ничего необычного, но его всегда это трогало.
    Спустя неделю, он вышел из запоя, но все еще не мог осознать происходящего. Хоуп ушла, дом опустел. Нет того задорного смеха, который всегда разливался по всему дому. Собравшись с мыслями, мужчина выкинул все бутылки и притупил к уборке, поднявшись в детскую, к его глазам подступили слезы. Кроватка, та самая, над которой он мучался несколько дней, но где спала его любимая дочь; игрушки, которые были предметом спора, поэтому они купили все, что было в магазине.
    Собрав весь мусор, он вынес его, словно начиная жизнь с чистого листа. Собравшись, мужчтина вышел из дома, направляясь на работу. Вид не внушал уверенности, теперь от него не исходил запах табака и мяты, теперь он походил на что-то терпкое, с кислинкой. Рэю хотелось поговорить с женой, ожидая встретить ее на работе, но ее не было. Она уже давно не появлялась там, передав все дела заму, исчезла с поля зрения. Комната стала медленно распадаться на части. Взяв дела в свои руки, тот все-таки приступил к работе.
    Вернувшись домой уже ночью, начал звонить невесте, но телефон был недоступен. Она сменила номер, не хотела, чтобы ее беспокоили. Или хотела?
    На следующий день, он поехал к ней, но дома были только жильцы, которые жили там с того момента, как Диккенс переехала к нему. Ничего от них не узнав, Джон снова и снова перечитывал записку, которую она оставила. « Там где все началось». Ее дом? – нет. Работа? – нет. Метро? – явно неподходящее место.

    В поисках нечто
    Через два дня он был в Техасе, отыскав адрес ее отца, тот направился к ним домой. Рэй верил, что его жена могла вернуться в родительский дом. Там же и началась ее жизнь, правильно? Все проблемы, радости, печали.
    Дверь открыл Эйбл Диккенс - старый мужчина, с годами сутулившийся, но сохранивший былую красоту.
    - Здравствуй, Джонатан. Что-то нужно? – сухо спросил тот в щелку двери.
    - Добрый день, мистер Диккенс, Хоуп случайно не у вас? – он был похож на школьника, которому нравилась самая красивая девочка в школе.
    - Ее тут нет, тебе лучше уйти,- дверь захлопнулась перед его носом.
    Он все рано стоял, ждал, просто ждал. Через минут 10 дверь снова открылась, на пороге стояла она. В домашнем платье, волосы собраны в пучок, а лицо, как всегда было белое и такое прекрасное. Была без дюйма косметики была похожа на школьницу, вернувшуюся домой, но ее выдавали только маленькие морщинки у глаз. Кинувшись к ней, Джон обнял ее, прижав крепко к себе. Та стояла неподвижно, не выражая никаких эмоций.
    Посмотрев ей в глаза, Джон приподнял голову за ее подбородок и накрыл губы своими. Хоуп не ожидала, что снова увидит его. Он был трезв, глаза вернули былой цвет и блеск. Недолго подумав, ответила на поцелуй, приобняв за плечи, притягивая к себе и встав на носки, погрузилась полностью в поцелуй. Это был ее Джон, которого девушка встретила тогда в метро, который помог ей пережить самый ужасный период в жизни. Она теперь не считала себя виноватой, когда ушла, потому что Хоуп понимала, что если ее мужчина сам не осознает, что он может потерять все, ему никто в этом не поможет.
    На пороге они стояли долго, изредка отрываясь друг от друга, чтобы схватить хотя бы глоток воздуха.











    Глоток жизни
    Отдохнув еще несколько дней в Техасе, они вернулись домой. Все встало на свои места, жизнь продолжалась, но неприятный осадок все равно оставался.
    В воскресение они отправились на кладбище, чтобы проведать свою малышку и извиниться за все. Хоуп была уверена, что Изабель слышит их и всегда поддерживает, как тот ангел на правом плече.
    ****
    - Сладость моя, хочу пригласить тебя на ужин, - произнес Рэй, лежавший рядом. Этот день они провели вместе: смотрели фильмы, читали книги и слушали любые песни.
    - Всегда за, - рассмеявшись, ответила Хоуп, вспомнив как этот мужчина пригласил в первый раз ее на деловой ужин.
    Это был тот самый ресторан.
    - Два ризотто и белое вино, пожалуйста,- ее удивило, что он даже повторил те блюда, которые он ей посоветовал в первую встречу.
    Вдруг, встав на одно колено, он достал красную коробочку. В зале заиграла лирическая музыка.
    - Хоуп- Адель Диккенс, я вас люблю, чего же более ждать? Ты выйдешь за меня замуж? – произнес Рэй с надеждой в голосе, будто, та смогла бы отказать.
    - Джонатан Рэй, я всегда готова следовать за тобой. Да! – взвизгнула брюнетка, и они слились в поцелуе.
    ****
    Уже не сдерживаясь, он покусывал ее губы, блуждая руками по телу, словно исследуя каждый сантиметр, каждую родинку. После долгих прелюдий, он взглянул на нее, взяв за руку, сжимая пальцы, а после вошел в нее, аккуратно, не слишком резко. Джон знал, что Хоуп не любит торопливости. Медленно двигаясь, он входил все глубже, не отрывая взгляда от девушки. Двигаясь в такт парню, та испытывала возбуждение, волнение и бурю других эмоций.
    Последние толчки прошли на высоких тонах и скоростях. После этого, он наполнил ее спермой, крепко обнимая и прижимаясь к ней. Потом они еще долго разговаривали и уснули только с первыми лучами солнца.
    Теперь так проходил их каждый день. Те наслаждались друг другом, проводя много времени вместе. Желание снова попробовать завести ребенка, было обоюдным, каждый день они рабо


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: ambermorgan
    Категория: О любви
    Читали: 21 (Посмотреть кто)

    Размещено: 29 апреля 2020 | Просмотров: 31 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2020 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.