«    Февраль 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 19
Всех: 20

Сегодня День рождения:

  •     Arthur Kor (08-го, 30 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2881 Кигель
    Флудилка Поздравления 1827 Lusia
    Флудилка Курилка 2279 Печальный шут
    Стихи ЖИЗНЬ... 1657 Lusia
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 47 ФИШКА
    Флудилка Время колокольчиков 221 Muze
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 740 Моллинезия
    Стихи Сырая картошка 22 Мастер Картошка
    Стихи Когда не пишется... 52 Моллинезия
    Флудилка На кухне коммуналки 3073 Герман Бор

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    Я за мир в Украине

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Лавина (продолжение)

    9.Утром разбудил звонок в дверь. Я услышала шум, когда умывалась. Вышла из ванной. Егор валялся на полу с разбитым носом. А в дверях стоял Кирилл, размахивая кулаками. Наблюдая за ними, поняла одну очень важную истину – Плевать я хотела на этих двоих! Они оба тряпки. Ничтожества! Сколько всего случилось и ни один не подумал ни о ком, кроме себя. Пожалуй, в сложных ситуациях легче выяснить суть характеров. Хотя, ни Егор, ни Кирилл не являлись для меня загадкой. Может, я идеалистка. И всегда пыталась поставить грань между плохим и хорошим. Только нет этой грани. Есть баланс, который сложно удержать в нужном ракурсе!

    - Здесь вам не ринг. Вряд ли кто оценит! – И прошла на кухню. Кирилл заорал, брызгая слюной!

    - Чего за блядюшник устроила? Где моя дочь? – Он шел следом. Егор не отставал, придерживая кровоточащий нос. Я щелкнула кнопкой электрического чайника. Достала коробку с детским питанием. Куда торопиться. Улыбнулась. Странно, но хотелось рассмеяться. За спиной словно воздух уплотнился и стал горячим. Но этот жар был какой-то пульсирующий и пустой.

    - Не ори на меня! – Намочила полотенце и протянула Егору. Все происходило не со мной. Со стороны наблюдала. После бессонной ночи. Так не хотелось вникать в очередное разочарование. Ведь, получается я ничем не лучше их! Потому-что позволила так жить! Слушалась всех вокруг. Закрывала глаза на очевидные вещи.

    - Кать, давай я его выкину! – В таких делах любой герой.

    - Егор, не лезь! Лучше сына покорми. – Я налила в бутылочку смесь. И вручила «папаше». – Он, наверняка, проснулся. – В подтверждение моих слов закричал Артемка. И Егор ушел, оглядываясь. Он ждал, что я остановлю и попрошу защиты. Ха! Без него просторней стало. Я сложила руки на груди и повернулась к Кириллу.

    - Это еще и моя квартира! А ты моя жена! – пробубнил он, отводя взгляд. Я не изменила позы. Все так же смотрела в упор на него. И это его сильно напрягало. Он что, ждал покаяния?

    - Первое – может быть. А вот второе – вряд ли. И еще, ты представляешь, что было бы с Настей, если бы эта сцена произошла при ней? – Он молча насупился. Достал сигареты.

    - Не кури. Здесь ребенок.

    - Что все это значит?

    - Это значит – Моя Жизнь! Ты ушел. Забыл? – вздохнула с усмешкой. Только усмешка получилась похожей на всхлип. - Чай будешь? - Привычка заботы о муже так и не ушла, в отличии от него самого.

    - Буду. Где Настя?

    - Если ты заметил, то у меня небольшие проблемы! Нас ограбили! Настя у соседки.

    - А что украли? – просто гениально! Очень ожидаемая забота. Он словно понял свою оплошность и тут же спохватился, - Вы не пострадали?

    - Забей. Все отлично! Вынесли компьютер и муз. центр. Больше разбомбили! – дурацкая ситуация. Смех так и пытается прорваться сквозь напряжение.

    - Кать, это и мои проблемы тоже.

    - Конечно. В ментовку сходи. Они всех теперь допрашивать будут. Недолго промурыжат, и забросят дело в архив. Как «висяк».

    - Кать, денег дать?

    - Сама справлюсь. Дома денег и не было. Так что все … - Кирилл встал. Он на голову выше. Я подняла лицо. Он хотел что-то сказать. Но я не хотела ничего слышать. Совсем. Поставила перед ним тарелку с бутербродами.

    - Ты за вещами пришел? – Он молча сел. И накинулся на еду. Кажется, на новом месте его не балуют. Исхудал. Под глазами тени. Переживает. Все же ни один год прожили. Было много хорошего в нашем браке. Мы находили компромиссы в отношениях, умели радоваться. Когда-то я его любила. Искренне восхищалась. Но жить ради кого-то не по мне. Нужно что бы двое жили друг для друга. Увы! Кирилл понял все слишком поздно. И я не смогу начать с нуля. Не хватит терпения.

    - Ты изменился. – Протянула руку, но тут же одернула. Хотелось пожалеть его. Глупое чувство. Правда, стало его жаль.

    - Да. Я дурак. – Смелое признание. Но запоздалое.

    - Назад пути нет. Я не прощу тебя. Никогда.

    - Тебе ж нелегко одной!

    - Справлюсь.

    - Этот… часто бывает? – Он махнул головой в сторону комнат.

    - Здесь его сын.

    - Кать, я вернусь. – И ушел, оставив след тоски в воздухе. Они все уходили.

    Я мечтала о новой жизни. Но не на старых обломках. Нужно расставить все точки. А для этого узнать, что случилось с Ольгой. Именно с ее гибелью…стало все меняться.

    Было воскресенье. Мы дружно принялись за уборку. Настя собирала мелочи. Я мыла полы и шкафы. Егор кое-что чинил. Мы хихикали, словно ничего не случилось. Как одна семья. Так показалось бы со стороны. Артемку нянчили по очереди.

    Во время уборки поняла: тот, кто нас ограбил что-то искал! Ничего не вынесли! Золотые цепочка и серьги! Серебряный кофейный сервиз! Не тронули и картину Ольги! Ее оценили довольно дорого! Я думала, что ее украли! Но картина валялась за шкафом! Просто сдернули со стены. И еще много мелочей! Просто все разгромили, что под руку попалось! Компьютер! Почему его? Неужели у меня есть какая-то информация? На компьютере занималась Настя. Иногда Кирилл. Я его не касалась! Центр вообще не таит секретов. Чушь какая-то! В милиции опять не прислушались к моим рассуждениям. Просто записали факт ограбления. Все. Я думала, что украли больше! Но эти вещи просто перекинули с одного места на другое! Так не бывает! Я хваталась за голову! Совсем растерялась! Это предупреждение! Знак, что мною недовольны! Но кто? Куда вляпалась моя сестра? Не так уж она непогрешима! Было, что скрывать.

    Я выглядывала в окно. Рассматривала улицу. Машины. Люди. Все как всегда. Никто не караулит у подъезда. Никто не пялится на наши окна. Я осмотрела каждый фонарный столб. Каждое деревце. Ничего подозрительного. А что, если Игорь имел в виду моего зятька! Или мужа? Это все мое окружение! Скудненько.

    Егор ушел. Не попрощавшись. Но никто не успел соскучиться. Через час вернулся. И стал вносить коробки. Бегая к машине.

    Новый компьютер. Телевизор. И музыкальный центр.

    Он стоял, как дед мороз, очень гордый самим собой.

    - Надеюсь, ты не думаешь, что я ЭТО все возьму?

    - У тебя нет выбора.

    - Егор…

    - Прежде, чем начнешь высказывать, подумай хорошенько! Ты воспитываешь моего сына! Ты помогла мне понять, как он мне нужен! Кать, если бы не ты, Артемка давно попал бы в детский дом! Я очень благодарен тебе. За все. – Он обнял меня. Наверное, я могла бы в него влюбиться. Он способен на широкие жесты. Но за этим всегда кроется подвох. К тому же, я Не продаюсь!

    - Егор, от тебя требуется содержание сына! Мы сами …

    - Кать, вы моя семья! У меня никого больше нет в целом свете? – А если он причастен к ограблению? О чем я? Что за вину он скрывает.

    - Егор, почему ты чувствуешь себя виноватым?

    - Я все объяснил. Кать, может, поживем вместе? – Я отошла. – Детям нужна мужская рука.

    - До первой командировки? Нет, Егор, я не влюблена, чтобы закрыть на все глаза! Я тебе не верю. И не стоит прикрываться детьми. Они не игрушки. И хорошо чувствуют фальшь.

    - А себе ты веришь?

    - Я сама решу свои проблемы.

    - Я имею право сделать подарок Насте! И Артему. Все это я купил для них.

    - Как у тебя все просто.

    - Не делаю из мухи слона. Я сей час все установлю. И если что-то нужно детям, говори! Из-за моего сына ты не можешь работать! – Он был прав. – Настюха, пользуйся! И если, еще что желаешь, обращайся! – Теперь, точно не смогу отказаться. Ради дочери.

    Ушел он уже под вечер. Настя вся светилась от счастья. И все разговоры только о дяде Егоре!

    - Настя, ты уроки сделала?

    - Да, мА. Можно я подружку позову? Ну, так хочется новый комп показать! Там даже Интернет подключен!

    - А не лучше устроить вечернюю пробежечку?

    - Мам! – Она обижено поджала губки.

    - Ладно, дочь. Ты у меня настоящая золушка. Конечно, зови подруг. Только, завтра. Сегодня поздно уже.

    - Хорошо.

    Ночью приняла решение. Позвонить Астахову! Как он ловко навел порядок. Это ограбление чья-то злая шутка. Но кто мог знать, что меня не будет весь день? Я абсолютно не рассчитывала, так долго пробыть у заказчицы. А если рассказать все Астахову? Надоело искать ягоды в сожженном лесу! Но никому не верить я не могу! Нельзя поддаваться панике, и всю жизнь от людей шарахаться. Позвонить Игорю!

    После ограбления вскакивала от любого шороха. А если снова залезут? Может, они не успели вынести? И теперь вернуться?! Паникерша!
    10. Я позвонила в 7 утра Игорю. От нетерпения сначала даже телефон выпал из рук. Он не спал. Взял трубку сразу. Словно ждал моего звонка.

    - Знаете, Катя, я даже рад вашему звонку. – Он улыбнулся. Я почувствовала движение его губ сквозь расстояние. – У меня очень много вопросов. И вы от них не отвертитесь.

    - Вы же знали Ольгу. – я почти прошептала эти слова. Но Игорь услышал. Вздохнул.

    - Не настолько, чтобы знать все!

    - Игорь, я тоже могу задавать вопросы, и потребовать ответы!



    Мы договорились о встрече. Я пригласила его к себе. Боялась выйти из дома. Или оставить детей одних. К Насте пришла подруга. И они вдвоем нянчили Артемку. При этом, успевая, лазить в Интернете.

    Я решила сбегать в магазин. Вышла в подъезд. И вошла в лифт. Автоматически. Привыкла с коляской пользоваться этим «гробом на шнурках». То, что я сделала это зря – поняла слишком поздно. Он просто замер между этажами. Я и без этого вся покрылась испариной. А при резком торможении впала в панику. Начала бешено жать на все кнопки сразу. В тот момент я отключилась. Потеряла сознание на секунду. Упала на грязный пол, и начала задыхаться. Сердце не просто пропускало удары, а совершило мертвую петлю и остановилось. Пыталась кричать, но голос тоже отключился. Тогда я собрала весь оставшийся разум. Попыталась разобраться, найти причину такого страха. Не могу. Всхлипы. Единственный звук, на который была способна в тот момент.

    - Эй, вы здесь? – Знакомый голос из пелены тумана. – Катя! Это Игорь! Вы там! – Я только стукнула в ответ. – Сей час я вас вытащу.

    И он вытащил. Мокрая от пота. Дрожащая от страха, я выглядела, как подвальная мышь! Даже стыдиться не могла. Такое жуткое состояние охватило. Прижалась к спасителю, словно утопающая. Просто хотелось почувствовать человеческое тепло. Вдохнуть запах именно этого мужчины.

    - Вы не можете говорить? – Я отрицательно качнула головой. Хуже того, я и идти не могла.

    Игорь подхватил меня на руки, и отнес в квартиру. Хорошо, Настя не видела. Я проползла в ванну. Ужас. Глаза, как блюдца. Зрачки расширены! Ну и видок!

    Умылась, и кое-как привела себя в божеский вид. Игорь на кухне хозяйничал, как дома. Налил чай. Усадил меня за стол. Он даже фартук повязал вокруг узких бедер. Такой теплый и привлекательный.

    - Выпейте. Вам станет легче.

    - Спасибо. Только объяснять ничего не хочется.

    - У вас клаустрофобия. Просто будьте осторожней. Вас пытаются напугать.

    - С чего вы взяли?

    - Кто–то перерезал провода. Электропровод, обслуживающий лифт. Не думайте, Катя, что запугиваю – но Ваше заключение в лифте дело рук человеческих.

    - Ну вот! А я уж решила злой рок. – Хотелось пошутить, но тут новая страшная мысль озарила, - А если бы я была с Артемкой? – снова сердце панически заколотилось. Игорь положил теплую ладонь мне на плечо. Ничего не сказал. Просто посмотрел, успокаивающе. Я даже улыбнулась в ответ. - Пойдемте в зал. Там уютнее.

    - У вас очень приятная квартирка. В любой комнате. – Я ничего не ответила. Стало ясно, что этот парень очень наблюдательный.

    Игорь очень удивился новинкам в нашем доме. Но промолчал. Какой же он культурный! Аж, тошнит от этого!

    В гостиной у нас уютненько. Я душу вложила в эту комнату. Игорь сел и расслабился в мягком кресле. Я на софе устроилась, поджав под себя ноги. Моя любимая поза. Включила радио, на муз. центре. Игорь лишь улыбнулся. Теперь я могла спокойно рассмотреть этого человека. Симпатяга. И глаза не карие, а скорее шоколадные. Почти черные. Лицо, выразительное, легко поддающееся мимике. Подвижные, приятные черты. Твердый подбородок. Усы, скрывающие верхнюю губу. Нос прямой. Длиннее, чем следовало бы. Высокий лоб. И густые брови. Лицо выражало природный ум и озабоченность. Он искренне заинтересован нашей проблемой.

    - Это Егор постарался. Для детей. – Дура! И чего я оправдываюсь!

    - Понятно. – Он осмотрелся. Мгновенно. Но, судя по этому взгляду, он уловил каждый штрих. Даже каждый листочек на картине, нарисованной Ольгой. – Хорошо у вас тут. – Да. Только пусто. Комната большая. Для дружной семьи. Только семьи-то нет. Мы молча пытались освоиться в обществе друг друга. Какая-то у него аура светлая и легкая. Одной улыбкой располагал к себе. Но первый же вопрос нарушил эту идиллию.

    - Ваша сестра когда-нибудь говорила о смерти? – Игорь очень испытывающее заглянул мне глаза. В самое сознание. Ком застрял в горле. Дыхание замедлилось. Чуть не выступили слезы. Кажется, разговоры об этом до конца жизни будут причинять боль. Или прошло слишком мало времени? – Не молчите, Катя. – Не смотря ни на что, я насторожилась. И первое очарование улетучилось.

    - Это что еще за вопрос? Нет. Ольга всегда говорила лишь о жизни! Жизнь для нее имела значение!

    - Даже перед самой смертью? – А разве я помню последние дни? Сестра запомнилась мне веселой, бесконечно двигающейся. Я звала ее «энерджайзер». А она смеялась в ответ. И называла «железной леди».

    - Послушай, Игорь, Ольга и смерть понятия несовместимые! Так было всегда! Если вы об этом. Узнав о беременности, она вопила от счастья! И кричала, что теперь будет жить вечно!

    - Я спрашиваю о последних днях.

    - Мы мало виделись тогда. Только в больницу вместе ходили. Я ее на учет заставила встать. Срок уже был большой. Почти шесть месяцев. Да и то… в последний месяц она ходила одна. Говорила, что смирилась с предстоящей болью.

    - А ее муж? Егор? Вы его часто видели?

    - Я начинаю злиться. Чувствую, что вопросы приобретают наводящий характер. Что вы знаете? - Всегда корила себя за излишнюю откровенность. Но таков был этот человек. Просто, ходячая сыворотка правды!

    - А что знаете вы? Или что пытаетесь скрыть от меня? Я бывший следователь. И побывал не на одном допросе. Поверите, то, что происходит сей час дружеская беседа.

    - Я же не дура! Но понять не могу, к чему клонишь?

    - Просто ответь: какие были отношения, у Ольги с Егором? Просто ответь! Не задумываясь!

    - Нормальные. – Я глаз не спускала с этого человека. Он таил в себе много тайн. Но одну из них я почти раскрыла. – Она любила его. – Я повторяю слова Егора! Потому-что не знала, что сказать!

    - А он? – что я могла ответить.

    - Я могу сказать что-то о сестре. Но Егор… мы не общались настолько близко. Он часто отсутствовал. Он работает в туристическом агентстве. Часто разъезжает.

    - Он изменял ей. – Не вопрос, а утверждение.

    - Господи! – Я все поняла. Вот что настораживало в этом парне! - И ты тоже! Игорь! Ты был влюблен в мою сестру! Я права? – Это открытие меня не обрадовало. Этот мужчина скрывал не только хорошие следовательские способности. Видимо, его проницательность тоже не радовала.- Этот взгляд! его нельзя ни с чем спутать.

    - Речь не обо мне. Сейчас анализируем поведение твоей семьи! – Почему-то задело. Да кто он такой. Очередной поклонник Ольги. Но глаз не опустил. А в них отразилась предательская боль.

    - Не хочу продолжать. Все. Игорь, где ты видишь семью? Ничего не осталось.

    - Ты Егора покрываешь?

    - Ты псих! Что за чушь? Он лезет под каждую юбку! Без разбора. – Я начинала заводиться, и уже сорвались тормоза. Вспомнила, как я кричала и плакала, когда Ольга сообщила о свадьбе с Егором. Я умоляла ее бежать от него! – Ольга светилась! Она что-то пела все время! Просто отключилась от реальности. А он пользовался этим! Но именно я! Я их познакомила! Подвела сестру к последнему рубежу!

    - Что еще? Я так и буду клещами все вытягивать?

    - Просто скажи, что ты знаешь?

    - Знаю, что ты любовника покрываешь! Может вы все вместе состряпали? – Я вскочила с софы. Как ножом полоснуло по сердцу. - Теперь нет нужды скрывать! Скоро он сюда переселиться? Муж ушел. Как удобно! Детей подкупает. Я и не сомневался в способностях сестры Ольги!

    - Пошел ты… Я не только сестра Ольги! Я человек! Я мать Насти! Я кулинар! И многое могу! Все перевернулось. И я пытаюсь хоть как-то удержаться на плаву. У меня есть гордость и достоинство. А ты низкий и подлый! Обычный «мусор». Самыми гадкими способами пытаешься проникнуть под кожу! Только я так просто не сдамся! И милостей судьбы ждать не собираюсь! Думаешь, я нуждаюсь в твоей помощи?! Ошибаешься! Ты во всем ошибся. - Прорвало. Я такое орала! Дети могли услышать. И тут Игорь взял меня за плечи и тряхнул. Тряхнул слегка, но подействовало, как холодный ушат. Я даже головой замотала, словно отряхиваясь. Он положил ладони мне на лицо. Сжал так ,что я не могла отвернуть голову. Приблизился так, что наши носы соприкоснулись.

    - Кать, ты на грани. У тебя нервный срыв. Прости. Но ты тоже раскрыла мои секреты. Мы квиты. А тебе надо было выговориться. Он нерешительно улыбнулся. Я молчала. Вытаращила глаза и смотрела прямо в душу этого странного и чужого человека.

    - Ты так не думаешь? – даже искать ответа не нужно было. - То, что ты наговорил. Это не правда.

    - Нет. Я вижу тебя насквозь. – отстранился и отошел в сторону. - А Ольгу я любил. Может, никого больше так любить не сумею. Но у нас ничего не было и не могло быть. Она не знала. Ее муж. Он слишком скользкий. Он мог убить жену?

    - Нет.

    - Кать. Следователь опрашивал соседей. Сплетни о вашей семье так льются, как из рога изобилия. Ваша отчужденность действует на людей, как красная тряпка на быка. – Он перевел дыхание. - Я встречался с анестезиологом. Прости. Опять. Но, Ольга, по какой-то безумной причине сама умоляла сделать наркоз. Она желала смерти. И я уверен, Егор знает больше, чем говорит.

    Игорь подошел ко мне снова. Я замерла, как статуя. Второй раз одно и тоже предположение. Совпадение? Эти слова я уже слышала.

    - Это я виновата. Она боялась боли.

    - Ты или ее муж? Он не должен был оставлять ее.

    - Ты не поймешь. У нас сложные отношения.

    - Так объясни. Тебе не легко. Но в милиции мало сочувствующих. Им важны голые факты. Одна ты не сможешь разобраться. Тем более, когда столько препятствий. У вас есть родственники?

    - Нет никого.

    - Лучше бы вам уехать.

    - Игорь, этого не будет. И не надо пугать детьми.

    - Ты же понимаешь, что ограбление и лифт – это предупреждение.

    - Понимаю.

    - Ты жаловалась на отсутствие памяти. Это лишь из-за шока. Поройся в своем подсознании. Ты очень проницательна. – Он глянул на часы.

    - Уже поздно.

    - Катя, - Он взял мои руки в свои. – Постарайся отдохнуть. Этот случай с лифтом для тебя стал кошмаром. И то, что происходит с твоей жизнью. Это испытание. Значит, впереди что-то хорошее. Ты потерпи. Возьми себя в руки. А я буду рядом.

    - Зачем тебе это.

    - Просто я так хочу.

    Он ушел. А я металась в поисках ответов. Какой была моя сестра? Она притихла. Словно затушили в ней огонек. Я считала, что это обычный страх перед родами.

    Она пришла ко мне за несколько дней до родов. Первый день моего отпуска. Маленькая, хрупкая, и очень красивая. Живот казался огромным. Тогда я заметила, что волосы и ногти не ухожены. Ни какой косметики. А Ольга была восприимчива к любой критике. Боялась оказаться в центре внимания в плохом виде.

    - Катрин, ты же станешь крестной нашего сына?

    - Конечно.

    - А Егору поможешь?

    - В чем?

    - Да так. Ерунда. – она ходила по комнате. Напряженная. Не решаясь что-то сказать.

    - Оля…- Ничего я не заподозрила. Привыкла к переменам в настроении сестры. А с беременностью это усилилось. Она стала ужасающе непредсказуемой.

    - Не оставляй моих мужчин. Я их очень люблю. И тебя люблю, сестренка.

    Она обняла меня как-то неловко. в ней уже не было обычной легкости.

    - Все будет хорошо.

    - И что бы я без тебя делала?

    - Вот я бы точно уже где-нибудь в канаве валялась!

    - Ты не позволила б такие слабости. Ты не такая, Катрин. Ты железная леди!

    - Оль, где Егор?

    - Я на каракатицу похожа. Вот он и исчезает.

    - Ты ждешь его ребенка!

    - Так хочется надеть нормальное платье, вместо циркового купола.

    - Раньше тебя это не волновало. Почему ты не рисуешь? – После этого вопроса она изменилась в лице. Подняла глаза к потолку. И сказала так, словно сквозь потолок видела небо:

    - Оно такое синее… Катрин, в своей жизни я сделала все, на что имела право.

    Не поняла я тогда этой фразы. Не уловила смысла. Но ребенок – разве он не стимул, чтобы жить? Видеть, как он растет. И расти вместе с ним. Заново.
    11. Дети уже спали. Артемка теперь спал почти всю ночь. Я тоже собиралась лечь, когда услышала шорох открываемого замка. Я испугалась. Вор? У него нет ключей. Кирилл. Только он мог так легко войти. Это и в самом деле был он. Пьяный. Пахнуло не просто перегаром, а смесью самого дешевого алкоголя. Передернуло от такого фана.

    Я молча, скрестив руки на груди, наблюдала. Он вошел. Бросил у порога большую спортивную сумку. Снял куртку, ботинки. Все это он проделывал очень тщательно. Шатаясь. Выставив, одну руку, чтобы упираться в стену. Растягивая момент. Ни слова. Что удивляло в его выпившем состоянии. Нагулялся. Оценил семейную жизнь. А мне противно стало. Ненавижу огрызки с чужого стола.

    Промычал что-то невнятное. На меня даже не смотрел.

    Я прошла в гостиную. Постелила на диване. Там и Артемка спал. Легла. Кирилл чем-то грохотал на кухне. Что это он там хозяйничает? Я вошла в кухню. Он курил за столом. На столе почти пустая бутылка водки.

    - Затуши сигарету.

    - Пошла ты.

    Я взяла сигарету и затушила. Ноль реакции.

    - Выпьешь? За возвращение мужа в лоно семьи.

    - Ложись спать.

    Он встал и пошатнулся. Нездоровый, пьяный блеск пугал злостью. Я помогла ему дойти до спальни. Вцепился в мои плечи и почти всем весом наседал на меня.

    Уже, когда вошли в темную спальню, произошло невероятное. Он втолкнул меня в стену с такой силой, что я оглохла на миг. А потом прижал и начал облизывать. Именно облизывать, причмокивая!

    - Ты моя жена! – влажная и холодная ладонь легла на мое горло. Он дернул руку так, что голова бабахнулась об стену.

    - Нет! Не хочу быть твоей женой! – руками ухватила его за пальцы, пытаясь из разжать.

    - Зато я хочу. – и он ударил меня. Впервые за годы нашей совместной жизни. Швырнул так, что я повалилась на кровать. Кричать? Нет. Детей разбужу. А что толку? Мы боролись молча, кряхтя. А потом я укусила его со всей злобы за руку. И получила еще более сильный удар по лицу. Во рту появился привкус металла. Кровь. Изнутри щека рассечена. Это не было игрой или насмешкой. По какой-то причине Кирилл возненавидел меня. И эта ненависть вызывала ужас. В тот миг испугалась. Я всего лишь женщина. Хорохорюсь. Пытаюсь быть сильной. Но он сильнее. И сейчас хотел показать эту силу. Плевать каким образом. Тогда для Кирила это был единственный способ унизить и опустить ту, которая посмела сопротивляться. Только все было совсем наоборот.

    Он бил меня до тех пор, пока я не перестала брыкаться. Это больше напоминало сцену из дешевой мелодрамы! Муж пытается вернуть свои права! А потом… Началась проза жизни. Мужчина, если так можно его назвать, стянул одной рукой штаны и изнасиловал.

    Это страшно, когда родной, привычный человек звереет. Теряет свое лицо. Или наоборот обнажает истину. Я молила бога о смерти. Да, в тот ужасный момент не было смысла жить. Все стало черным и невзрачным вокруг. Что-то важное потеряло ценность. Какая-то цепь оборвалась внутри. И теперь я уже не была полноценным человеком. А стала калекой. Потому-что в памяти всегда останутся те страшные картины. Искаженное лицо, маска злобного сатира, лицо моего мужа. Мерзко и гадко так стало. От себя или от него, не понятно.

    Он скатился с меня, и захрапел. Еще какое-то мгновение просто не могла шевелиться. Смотрела тупо в потолок. А из моей груди вырывались глухие рыдания. По телу пробежала судорога. Я разжала руку. Оказалось, сжала кулак так сильно, что остались кровавые вмятины от ногтей. Голая, избитая, униженная… разве могла я так все оставить?! Наверное, могла бы. Прошла на кухню. Взяла нож. Выбрала самый большой. Провела по тонкому лезвию. Обрезалась. Кровь хлынула из пальцев. Я выронила несостоявшееся оружие, и включила воду в кране. Вода окрасилась бордово – алым цветом. Вот так выходит жизнь. Вот так выглядит израненная душа. Слезы беззвучно струились по щекам. Убежать? Жить в вечном страхе необдуманных действий! Кирилл. Он близко. А что если он всегда был способен на жестокость? А если он причинял боль другим? Снова. Повторение. Многоликие явления родных людей. С кем я жила? За что цеплялась целых десять лет! Если я позволю так с собой обращаться, то возненавижу себя. А это первый шаг к самоубийству.

    Самоубийство? Сделать заявление в милицию? Нет. Я не вынесу нового всеобщего внимания. Соседи сплетничают. А тут такое! Все повернут так, будто я сама напросилась. О чем я думаю.

    Зажала ранку. Месть. Он заслужил это! Убить? было бы слишком просто для него, и с последствиями для меня. К тому же, я не способна на убийство. Даже в состоянии безумной ненависти. Ненависть? этого не было. Презрение. Пустота. Да. Пожалуй, именно пустота окутала сейчас разум. Липкая, вонючая и гадкая. Как протухшая паутина.

    Я осуществила месть довольно извращенным способом. Но нужно было сматываться, как можно быстрее. Потому-что, проснувшись, Кирилл устроит настоящий бунт! Он способен не только на насилие. Но и на убийство? А, вдруг, способен? Но бояться его не собираюсь! И квартира больше не спасение. Слишком многие легко входят и выходят.

    На помощь пришел не кто иной, как Игорь Астахов. Именно этот бывший мент забрал нас с детьми. Позвонила ему на счет квартиры. Может, знает, кто сдаст без денег. Он знал. А больше не кому было звонить!

    Погрузили кое-какие вещички. Первым делом он отвез меня в больницу. Видок у меня был суперский! Даже Настя с опаской на меня смотрела. Словно я участвовала в боях без правил. Все лицо сияло, как подбитая фара. Хорошо, что не видно ссадин на теле. Болело все. Даже кончики пальцев. Игорь ничего не спрашивал. А я молчала.

    - Куда ты нас везешь? – все же спросила, баюкая Артема, на заднем сидении автомобиля.

    - К себе. – Он уверено крутил баранку. Автомобиль мчался по ночному городу. – Не возражай. У тебя есть деньги снимать квартиру? Нет. Подруги? тоже вряд ли. В ином случае мне бы ты не позвонила!

    Квартирка у него совсем обветшалая, холостятская. Она так и просила ремонта, одним своим видом. Но ее я предпочла бы самым роскошным хоромам. Игорь легко создавал уют. Одной своей улыбкой. Высокий, широкоплечий, он казался стеной, заслоняющей от напастей всего мира! Или мне хотелось оказаться рядом с такой стеной.

    - И почему ты в меня не влюблен. – Я только подумала об этом. Но увидела взгляд мужчины. – Я что… это вслух сказала?

    Он пропустил все мимо ушей, и начал описывать свое жилье. Пытаясь создать для нас более приемлемый образ. Я слабо улыбалась в ответ.

    - Сама понимаешь, прихожу только переночевать. И то не всегда.

    - Разве ты не женат?

    - Был. – Говорить об этом никто не собирался. Видно, нам обоим не повезло в браке.

    Очень быстро мы соорудили место спячки. Настена прямо на подоконнике уснула. Как я люблю своих детей! Игорь помог перенести спящую девочку, обращаясь с ней, как с хрустальной вазой.

    - Из тебя вышел бы заботливый отец. – Может, не стоило это говорить. Он как-то странно глянул. Но промолчал. - Я приму у тебя ванну?

    - Кать, что все-таки случилось?

    - Я попросила приютить, а не психоанализы проводить.

    - Гордая?

    - Справедливая. Мои проблемы- это мои!

    - Полотенце на вешалке. Можешь халат одеть. Он чистый.

    В ванной дверь не закрывалась. Я включила воду. Хотелось не под душ, а в ванную. Только как смыть воспоминания?! Села на край ванны, и тихо заплакала. Просто не было сил держать все в себе.

    Теплые ладони легли мне на плечи. Он повернул меня к себе. Кажется, он задохнулся от возмущения. Да, со стороны, увидев себя, я бы ужаснулась! А потом неделю кошмары по ночам бы снились.

    - Я его убью. – Он взял мои руки, и повернул ладонями вверх. На одной руке, по пальцам, шел тонкий порез. Сама поранилась. А на другой ладонь посинела, вокруг ранок от ногтей.

    - Ты же мент. Не имеешь права.

    - Бывший. Прежде всего, я человек.

    - Но не Бог! Я прожила с этим человеком целую жизнь. Я и тебя не знаю.

    - Но не боишься.

    - Страх? Он похоронен вместе с моей сестрой. Может, она боялась.

    - Мы все узнаем.

    - А мужа я никогда не боялась. И сейчас не боюсь. Я испугалась того, как все ... по другому.

    Игорь раздел меня. Молча. Никаких эмоций это не вызвало у меня. Дикая усталость парализовала чувства. Усадил в ванную. Придерживая и помогая. Я бы и сама справилась. Но в тот момент до слез хотелось человеческого внимания. Наверное, так люди заботятся друг о друге. Вымыл, как ребенка. Намылил голову шампунем. Бережно так. Завернул в простынь и отнес на кровать. Долго тер полотенцем мои волосы.

    Уложил в кровать. Укутал в одеяло. И лег рядом. Положил мою голову себе на грудь.

    - Все будет хорошо, Кать. – Сказал он, и погладил мои волосы. Так сладко я не спала с детства. Будто отключили блок питания.

    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: aliprostoya
    Категория: О любви
    Читали: 26 (Посмотреть кто)

    Размещено: 24 августа 2022 | Просмотров: 40 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Моллинезия (25 августа 2022 19:39)
    Как же всё банально. Или банальность изложения производит такое впечатление.
    Вообще, написано неплохо, ошибок вижу минимум. Иногда нравятся художественность выражений (сравнений). Гроб на верёвках. Отключили блок питания... Но чего-то не хватает. Не пойму чего. Подумаю. Жанру вроде всё соответствует.

    По поводу аннотации! Цитата из текста не является аннотацией к нему.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.