«    Февраль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 4
Всех: 5

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2292 Кигель
Флудилка Поздравления 1752 Lusia
Стихи Стихи для живых 79 Lusia
Стихи ЖИЗНЬ... 1638 Lusia
Флудилка Нужен сценарист! Графическая новелла. 3 Paprika1970
Флудилка На кухне коммуналки 3048 KURRE
Стихи Творческая мастерская 66 ТатьянаМ
Флудилка Время колокольчиков 203 Моллинезия
Флудилка Курилка 2207 Старый
Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 519 Старый

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

СОН-РОМАН. ГЛАВА 1

СОН-РОМАН. ГЛАВА 1

Мы притаились и наблюдали: четыре девушки, стоя у дверей каюты, о чём-то оживлённо беседовали. Судя по всему, они договаривались о предстоящих планах,  после чего две из них удалились, а за оставшимися закрылась входная дверь.

– Пошли, - сказал я шёпотом.

Мы с товарищем вышли из укрытия и направились прямиком к той самой каюте. Уже стоя у двери, я поправил галстук, резким движением головы закинул волосы чуть назад и постучал. О нашем приходе заранее тайно договорился мой приятель, так что долго стоять в дверях не пришлось. Из-за двери показалась изящная блондинка, лёгким мановением руки пригласила нас внутрь, и мы, без лишних слов, вошли. Больше ничего о ней сказать не могу, поскольку на тот момент мысли мои уже давно были заняты совсем другой особой. Она дожидалась нас, сидя на пухлом диванчике из белой кожи в центре комнаты, в руке у неё был бокал с кружком лимона. Наверное, из таких пьют мартини или ещё что-то вроде этого. На ней была атласная розовая блузка и светлые потёртые джинсы, перетянутые белым блестящим ремнём. Совершенно не мой стиль, надо сказать, но мне было всё равно. Её идеально стройная фигура, длинные, прямые чёрные волосы, детское наивное ангельское личико, которое контрастировало с отнюдь не детским и, тем более, ангельским выражением глаз, её бронзовый загар, духи не переставали будоражить моё сознание с тех пор, как я её увидел ещё в начале плавания там, на мостике, когда обсуждал с капитаном, её отцом, некоторые детали моего пребывания на этом судне.

Некоторое время шла совершенно не обременяющая мозг беседа, небольшая доза алкоголя уже сыграла свою роль в облегчении восприятия, и я краем глаза заметил, как мой приятель, с которым я познакомился здесь же в баре, уже удаляется куда-то со своей собеседницей блондинкой, а моя вожделенная мечта оказывается в моих объятиях. Её лицо соприкоснулось с моим, по коже пробежала слабая электрическая волна, губы слились в страстном поцелуе, сердце забилось в бешеном ритме, увлекая за собой и дыхание, внутри всё стало будто воздушным, слегка закружилась голова. Я чувствую непреодолимо манящее тепло её мягкого и в то же время упругого тела, слышится шуршание одежд, всё двигается само по себе, мысли путаются и среди этой путаницы я вспоминаю, что во рту у меня осталась пара драже витамина С, возникает вопрос, «какого чёрта и откуда они вообще там взялись???», как вдруг я чувствую сильный толчок в грудь!

– Фу-у! Я не хочу с тобой трахаться! У тебя в рту странный вкус! – закричала она и помчалась прочь.

Поднявшись на ноги и кое-как заправив рубашку, я, путаясь в ногах, погнался за ней, а мыслительную пластинку заело на одной фразе: «Какой облооом!..».

– Куда же ты?! Это просто витамин «Це-е»! – кричал я, умоляюще протягивая левую руку ей вслед, а правой растирал ушибленный о стол бок.

 – Это же просто витамин «Це-е»!, – продолжал я кричать. И мои слова уже начали настигать её сознание, и она уже начала сбавлять темп, я уже практически поймал её, как вдруг всё судно сотряс мощнейший удар!

Удар был такой силы, что на мгновение показалось, что стены и пол с потолком поменялись местами. Когда я пришёл в себя, даже не понял сначала, на чём именно я оказался: на правой стене или потолке. Оказалось, что всё-таки на полу, а вода уже постепенно начинала его заливать. Поднявшись на колено и опершись на руку, я увидел капитанскую дочку, стоящую на четвереньках. Она была в шоке, явно не понимала даже кто она. «О, как же она хороша-а…», – крутилось у меня в голове. Тут я поймал себя на мысли, что даже в такой ситуации я не перестаю думать только об одном. И так и не додумав, кого в этом винить, Бога ли, чёрта ли или ещё какую нечисть, собрался с силами, поднялся на ноги, схватил на плечо девушку и поднялся по ближайшей лестнице на палубу выше.

Пока я проделывал этот путь, она уже успела прийти в себя и дала знать, что её уже можно отпустить. Я уложил её рядом с креслом, стоявшим в коридоре.

– Ты в порядке? Идти можешь? – на сбитом дыхании спросил я.

– Что тут, к чёрту, стряслось?! Где я?! – дрожащим от испуга голосом спросила она.

Она съежилась клубочком возле кресла, бегающе озиралась по сторонам широко открытыми глазами, стараясь определить, где находится. Я аккуратно положил ладони на её щёки, поймал её взгляд, нежно провёл кончиками пальцев по лицу, чтобы успокоить её и как мог спокойней заверил её, что она вне опасности.

Успокоившись, на сколько это возможно в такой ситуации, она прижалась ко мне. И тут мы вновь ощутили присутствие того состояния, которое возымело над нами власть ещё в её спокойной каюте. Наши взгляды встретились, мысли снова начали выписывать витиеватые кружева, пространство закружилось в причудливой круговерти, всё опять подчинилось, казалось бы, только единственной цели. Мы уже были готовы соединиться в единое целое, как вода начала заливать эту палубу. Я взял девушку на руки и начал подниматься на ярус выше. Она спрашивала, что же будет, когда мы утонем, на что я ответил, что за нами так или иначе вышлют поисковую команду и найдут, если не живыми, то хотя бы тела и вернут на землю, а у самого в голове мысли всё выплетали одну фразу: «надо вставить, пока не поздно». Мы поднимались всё выше и выше, а вода всё гналась за нами. Пока я совершал бросок от палубы к палубе, терялась эрекция, а когда возвращалась, вода, словно издеваясь над нами, снова начинала затапливать уровень. В конце концов, я решил подняться сразу на несколько этажей этого океанского лайнера, не делая остановок. Наконец, мы добрались до просторного помещения с не характерно высоким для судна потолком, с ходу рухнули на какой-то стол, а я так устал, что уже почти не мог ничего толком сделать. Вдруг я посмотрел ей в глаза и увидел тот огонёк, который возникает только в любящем сердце, у которого в трудную минуту жизни всегда можно найти пристанище и согреться. Она медленно опустилась на колени и… «О-о-о, да-а-а!!!», – ворвалось в моё сознание. Я уже не мог понять, осталась ли эта мысль в голове или вырвалась криком наружу. Меня будто подключили к электростанции, но это была не боль, а будто сильнейшая волна живительной энергии захлестнула всё моё тело и всё продолжала прибывать и прибывать! Полли поднялась с колен и, прильнула ко мне всем телом.

– Прости. Просто я очень люблю минет, – сказала она с необыкновенным спокойствием, нежностью и лёгкой долей смущения.

В моих мыслях на минуту проскочило несколько разборчивых слов, вроде «что же ты мне сразу не сказала?», а затем всё вновь закружилось в калейдоскопе образов, вспышек и помутнений. Я не мог вымолвить ни слова. В эти минуты я стал рабом, готовым выполнить любое повеление своей госпожи.

– Теперь можешь войти, – сказала она тем же голосом, и легла на стол.

Ведомый непостижимой силой сквозь бред и вспышки сознания, я повиновался. И снова обрушилась яростная волна энергии, но теперь уже с другим оттенком, вызывая другие образы и чувства. Я уже не знал, где был я, где были мои мысли, где была Полли. Казалось, я повис посреди бесконечной космической бездны, лишённый тела, в образе пучков сознания, своего и Полли, которые то и дело разрывались волнами штормящего моря Силы и собирались вновь. Всё вокруг завертелось в каком-то неистовом дьявольском танце: крики, стоны, скрипы, вздохи, лица, человеческие фигуры – всё!.. Наконец, заключительная и самая мощная приливная волна обрушилась всей своей силой на эти два островка сознания, затерявшиеся в бушующей пучине бесконечности, расплющив их до практически полной невидимости и, медленно отступая от берегов, вновь придала им изначальную форму. И наступил блаженный покой…

Мы с Поли лежали, крепко-накрепко прижавшись друг к другу, на том же самом столе, где и приземлились. В её глазах продолжал сверкать тот самый огонёк, на губах теплилась улыбка нежности и любви. Нас окружало чувство общности, самого близкого родства. Казалось, мы чувствовали каждую клетку друг друга, каждую фибру души, угадывали каждую даже самую потаённую мысль. Так можно было лежать вечно…

Но вечность была прервана укоризненным и до мозга костей пробирающим «Кхе-кхе!». Чувство реальности тотчас вернулось и с размаху ударило мне и Полли в голову. Чуть приподнявшись, я обернулся и увидел следующую картину: тем просторным помещением с высоким потолком, куда мы ворвались, спасаясь от затопления, оказалась обзорная палуба, расположенная на самом верху судна под открытым небом, а в центре её расположилась небольшая группа примерно из двадцати ошеломлённых и обомлевших человек, возглавляемая высоким седовласым мужчиной старше средних лет в бежевом костюме с антуражными заплатками на локтях. Что бросалось в глаза, так это его аристократическая осанка и пышные усы, волной переходящие в густые бакенбарды. Держался он, в отличие от остальных, спокойно и невозмутимо, с еле заметной ноткой презрения, как и подобает какому-нибудь дворянину. Он-то, по всей видимости, и изрёк это «кхе-кхе».

Остальные же представляли совершенно противоположную картину, хотя особым разнообразием она тоже не отличалась: все, как один, пялились на нас с вытаращенными глазами, словно верхние веки им натянули и приклеили на затылке, а нижние челюсти болтались где-то в области колен, образно выражаясь. В общем, весь их вид выражал полное недоумение и непонимание, чем стоит больше удивляться: тем, что случилось с ними и кораблём, или же сценой на этой палубе, в частности – на столе, свидетелями которой они стали только что в столь неподходящее для этого время.

«Вот так курьёз», – скользнула в голове мысль и я с каким-то странным чувством, будто меня застукали родители за чем-то непристойным, хотел уже придумывать способ сгладить ситуацию, но этого делать не пришлось. Человек в бежевом поглядел на нас ещё какое-то время и, не сказав ни слова, развернулся по ходу движения судна. Этот жест привёл в чувства остальных томящихся и те также развернулись и стали смотреть куда-то вперёд. Видимо, это и было их занятием до того, как явились мы, и я не придал этому значения. Только вздохнул про себя с облегчением, помог подняться Полли и мы начали приводить себя в более-менее приличный вид, слегка подтрунивая друг над другом.

Процесс приведения себя в порядок положительно способствовал возвращению чувств, восприятия и образа мыслей в норму, постепенно вернулось правильное ощущение собственных движений. Единственное, что стало в новинку для меня, так это то непонятное, но очень приятное и тёплое чувство, которое пробегало по мне каждый раз, когда я поглядывал на Полли. Но я должен взять себя в руки и не злоупотреблять этим, подумал я, иначе можно лишиться трезвости рассудка навсегда и пиши пропало, в том числе и она сама. Хм-м, да, какая ирония чувств… Тут до меня добрались и более реальные мысли. Я заметил, что всё вокруг как-то нетипично спокойно и тихо. Ведь в конце концов корабль тонет! Все должны быть в панике, бегать, спасаться! И почему здесь так мало людей? Ведь на лайнере отправилось в плавание более четырёх тысяч человек, это не считая ещё полутора тысяч экипажа, а тут всего двадцать! Где все остальные? Погибли? Нет, даже в самом худшем из вариантов к этому моменту должно было уцелеть раз в сто больше, как минимум. Я взглянул на Полли и заметил ту же задумчивость и недоумение на её лице. Значит всё это действительно так и мне ничего не кажется. И куда так пялятся все эти люди? За всё время они даже не удосужились выказать хоть какие-то признаки активности. Что ж, есть только один способ разобраться.

 – Готово,– сказал я, отвернув до локтя последний рукав рубашки и, взяв под крыло Полли, направился к группе выживших. Они уже переместились к поручням и, удивлённо перешёптываясь, что-то высматривали там, впереди, кто-то куда-то указывал. Я заметил среди них двух девушек, которые ушли перед тем, как мы с Джошем направились в ту каюту. Но вот той блондинки, которая была тогда вместе с Полли и, кстати, моего приятеля там не оказалось. Я указал Полли на тех подруг и она пошла к ним, а я направился к человеку в бежевом. Но никаких вопросов задавать ему не пришлось. Ответы стали проявляться сквозь пелену ночного тумана сами собой, хотя эти ответы задавали лишь новые вопросы.

Суша. КОРАБЛЬ СЕЛ НА МЕЛЬ! Но как? Как современнейший лайнер, оснащённый точнейшим навигационным оборудованием, я сам был на мостике и всё видел своими глазами, смог напороться на торчащий посреди океана кусок камня в районе, где нет и пяти сухой земли?! Это бред! Тем не менее, это так.

Начало светать, картина стала постепенно проясняться, хотя туман никак не хотел рассеиваться. Думается, это был вовсе не туман, а пар, поднимающийся с каждого дюйма этой земли. Видимость не превышала двухсот метров, что вызывало затруднения в оценке возможной площади этого участка суши, но и такой видимости оказалось достаточно, чтобы разглядеть то, чего никто из присутствующих не мог ожидать: чуть поодаль от левого борта судна, поперёк отвесной стены резким контрастом выделялась огромная резная каменная дверь, какие можно встретить лишь в иллюстрациях к «Властелину Колец» или другим сказкам, а на ступенях, ведущих к ней, туда-сюда ходила человеческая фигура с метлой, смахивая с них накопившуюся пыль и грязь.

 – Немецкая Пустырь<!--[if !supportFootnotes]-->[1]<!--[endif]-->, – послышалось где-то сзади, и в голосе этом угадывалось неверие собственным глазам, словам и слышались ноты обречённости.

– Что? – послышался чей-то голос, – Какая ещё Немецкая Пустырь? Это что, какая-то детская страшилка на ночь?

– Нет, нет, это правда! Это…

– Дамы, господа, давайте не будем ворчать и усугублять всякими суевериями и без того серьёзное положение, в котором мы оказались, – прервал разговор дворянин.

– Пустырь это или нет, а нужно сойти на берег и проверить, – говорю я, – В любом случае, на корабле оставаться сейчас не безопасно, мы ничего не знаем о повреждениях и сколько он ещё сможет продержаться на плову. Местность, как кажется, обитаема, попробуем вступить в контакт с населением. Возможно, они смогут нам чем-то помочь, хотя бы на первое время.

Сойти на берег оказалось не трудно, так как весь левый борт плотно притёрся к скале, как- будто так и надо. Пока мы шли к той двери, я наблюдал за местностью. Здесь была какая-то странная атмосфера, какую можно встретить в местах скопления людей, одержимых какой-то общей идеей, скорее религиозной или родственной ей, и неуклонно следовавших её принципам. На минуту я задумался, где же Полли, заметил её чуть сзади, идущей вместе с подругами. В общем, какая-то давящая атмосфера и пытающаяся тайно проникнуть в сознание и взять его под контроль. Да ещё этот туман…

Через несколько минут мы были уже у двери, возле которой уже выстроились обитатели того, то таилось внутри. Все они были чёрными, из одежды были только белые свободные штаны, перетянутые частью расплетенного корабельного каната. Нас ждали. Навстречу нам вышел высокий худощавый негр с проседью в волосах и жёсткой на вид бороде. Отличался он от остальных только тем, что он носил какой-то неказистый головной убор, что-то вроде короны, сварганенной из камушков и ракушек, которые здесь встречались в изобилии.

– Джамисуха Четвёртый…, – восхищённо и с нотками страха объявил тот самый голос, который возвестил нам о прибытии на Немецкую Пустырь.

Каким бы по счёту он ни был, а был он, скорей всего, вождём племени. Все мы учтиво ему поклонились, как подобает в присутствии царственной особы, и он продемонстрировал нам свой одобрительный оскал. Он был настроен вполне дружелюбно, как и остальные встречавшие нас. Правда, говорил что-то на своём туземском языке. Я разобрал только «гулду мулду», но звучало это вполне гостеприимно. Вождь радушно, даже с некоторым азартом, зазывал нас внутрь, постоянно что-то бормоча. Другие негры, стоявшие по обе стороны лестницы, изображая почётный караул, также демонстративно махали руками в сторону входа и что-то пели. Всё это показалось мне странным, ведь обычно при первом контакте люди ведут себя осторожно, с подозрением, стараясь, как бы, идентифицировать друг друга, потрогать, потыкать пальцем, особенно если  это касается туземных племён, так и не ушедших дальше первобытно-общинного строя. Эти же были вовсе не такими. Может, они считают, что мы боги? Но всё равно должно было быть некое замешательство. Однако же ничего подобного не случилось, они нас ждали и, вообще, казалось, что видят белого человека отнюдь не в первый раз.

Чем выше мы поднимались по выточенной из камня лестнице, чем ближе подходили к уже открытой двери, тем пышнее становились наряды стоящих по сторонам. Непосредственно у порога выстроились слуги, иначе их уже и не назовёшь, державшие в руках опахала из широких пальмовых листьев, прикреплённых к длинному древку, а за дверью нас ждал настоящий дворец, убранству и архитектуре которого, пожалуй, могли бы позавидовать некоторые благородные рода. Стало совершенно ясно, что встречавшие нас ещё в начале пути здесь вовсе не хозяева. Изнутри веяло неведомыми благовониями, которые, как я почувствовал, обладали успокаивающими свойствами. Постояв у входа с минуту или две от неожиданности, группа двинулась вперёд.

Проходя мимо одной из расписных колонн, я споткнулся о какой-то предмет, взглянул под ноги и с удивлением идентифицировал его как карабин М-14, калибра 7.62 мм, в отличном состоянии, а раз так, то он наверняка и заряжен. Кроме того рядом стояли ещё несколько составленных по-походному винтовок, а по правую сторону были сложены ящики с боеприпасами. Никто из нашей группы не обратил на это ни малейшего внимания, будто даже не знали, что это такое. Они как-то странно улыбались, выглядели какими-то счастливыми, а ведь совсем недавно потерпели крушение! Я собрал все чувства в кулак и решил ничем не отличаться от остальных, хотя поднял винтовку, о которую споткнулся и, как ни в чём не бывало, уложил её рядом с остальными. Но в это время сработал профессиональный инстинкт, и я незаметно прихватил кольт, затесавшийся среди ружей, и спрятал его под пиджак. Если здесь есть оружие, значит, есть и те, кто умеет им пользоваться, а о дружелюбии оных мы совсем ничего не знаем.

И всё-таки странные у них благовония. Я даже не запомнил, как оказался в кресле, рядом с чайным столиком, на котором стояли чашки ароматного чая и кофе. Я заметил, что многие уже успели легкомысленно отведать того, что им боле по вкусу. «Надеюсь, Полли не стала этого делать», – подумал я. Старый капитан наверняка научил её кое-каким особенностям поведения в необычных ситуациях, а эта ситуация была более чем необычна. Я заметил, что не могу подолгу фокусировать внимание на чём-то, что было дальше двадцати метров. Наверное, какое-то побочное действие этих запахов.

А единственной особой, сидевшей напротив нас в таком же кресле и с отдельным столиком для себя, был человек, который, если не учитывать нас, совершенно не вписывался в окружающую среду. Прежде всего, он был белый, но вёл себя, как хозяин всего этого заведения. Одет как-то странно, в какой-то коричневый костюм, на голове потёртая шляпа-котелок мышиного цвета, из под которой торчали серые кудри. На нас он смотрел сквозь узкие очки в чёрной металлической оправе, что я определил по характерному отблеску света на ней, попивал кофе и вёл беседу. Только вот предмет этой беседы был совсем неуместен и не совместим с положением наших дел. Говорили о каких-то цветочных горшках, ещё о чём-то несуразном, ещё тот в котелке слишком уж нарочито интересовался нашим капитаном. По-моему, это единственное, о чём он спрашивал. Даже когда ему задавали очередной нелепый вопрос, он опять-таки интересовался о капитане, но все реагировали на это одинаково никак, как будто итак и должно быть. Я как-то трудно улавливал слова, всё было как будто заглушено у меня в голове. Чаще всего разговаривал наш дворянин в бежевом костюме.

На каком-то этапе мне надоело улавливать всякую чепуху, и я задал вопрос по существу:

– Кто Вы, сэр? Как ваше имя? Где мы находимся?

Дворянин в бежевом злобно посмотрел на меня.

– А что случилось  с вашим капитаном? – не меняя привычки поинтересовался незнакомец.

– Скорей всего, он утонул вместе с его судном, как и положено любому порядочному капитану в час неизбежного, - ответил я, чего явно не ожидал незнакомец и чем вызвал негодование дворянина. Тот поднялся с кресла, подошёл ко мне вплотную.

– Как вы смеете так разговаривать с нашим господином?

Какой нелепый вопрос. Почему господином? Остальные выжившие с таким же негодованием уставились на меня. Полли я почему-то не заметил. Что с ними произошло? Скорей всего этот мистер Икс велел что-то подмешать в наш кофе и чай, какой-то наркотик. Надо это учесть.

Стараясь не провоцировать ещё более непредсказуемую реакцию, я с почтенным тоном объяснил, что правила ведения светской беседы рекомендуют джентльмену выказывать неподдельный интерес, облечённый в любезную форму, к личности своего собеседника, дабы проявить к нему должное уважение, соответствующее его положению. В глазах этого лорда блеснула искра презрения к низшему сословию, хотя раньше до такой степени это не доходило. Он склонился ко мне, вперившись прямо в глаза:

– Вы мне не ровня, – резко и отрывисто произнёс он и начал отходить к своему месту.

Что ж, если я ввязался в дворцовые игры, нужно играть роль до конца. Мистер Икс наверняка это оценит и будет более сговорчив.

Я тотчас встал и, держась как можно более по-дворянски, в чём-то копируя самого седоусого, тоном ущемлённой чести джентльмена, заявил:

 – Сэр, ввиду Вашего крайне неуважительного отношения к моей персоне, я вынужден предложить вам небольшой «дружеский» боксёрский поединок! – выпалил я.

Ах, как это несвоевременно и неразумно. Я, конечно, мог справиться и с тремя седоусами, меня это не волновало, но как же не хотелось так рано выдавать свою подготовку. Но вызов был брошен, обратного пути не было. Нужно постараться раскрыть как можно меньше карт. И где же Полли?..

ТУ БИ КОНТИНЬЮД

<!--[if !supportFootnotes]-->

<!--[endif]-->

<!--[if !supportFootnotes]-->[1]<!--[endif]--> Ударение на букву У.


0


Ссылка на этот материал:


  • 0
Общий балл: 0
Проголосовало людей: 0


Автор: Gagtungr
Категория: Другое
Читали: 49 (Посмотреть кто)

Размещено: 5 сентября 2009 | Просмотров: 602 | Комментариев: 0 |
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2020 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.