«    Декабрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 26
Всех: 27

Сегодня День рождения:

  •     GINA1209 (09-го, 32 года)
  •     SHADOW (09-го, 34 года)
  •     Ангелика Каштанова (09-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2692 Кигель
    Стихи Цветок 115 Моллинезия
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 685 Моллинезия
    Флудилка Рассуждения о соклубниках. 64 Моллинезия
    Флудилка Цитатник 101 Моллинезия
    Стихи Когда не пишется... 35 Моллинезия
    Флудилка Время колокольчиков 217 Моллинезия
    Флудилка Курилка 2255 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1811 Lusia
    Литература Впервые слышу такое слово и выражение! 22 Моллинезия

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Синие стены, жёлтые двери


    Прогулки без луны

    Шаг. Новый наплыв мыслей и сто рассуждений о людях, о жизни, о смерти. Шаг. И тысячи идей проносятся где-то рядом, но, увы, остаются незамеченные мною. Шаг. Я понимаю, что в этом мире я одна и я – самый несчастный человек. Шаг. Хотя столько людей жертвуют свои силы и время на меня одну, да и с работой мне неимоверно повезло и я – счастлива. Шаг. Мои мысли уносились куда-то ввысь и, возвращаясь, с грохотом плюхались о землю, шаг за шагом, шаг за шагом. Эта бесконечная тёмная аллея, тянулась поворотами и закоулками, пугая и соблазняя окутанной туманом неизвестностью. Дождь накрапывал  с ещё большей силой, но, как бы ни связывали его с тоской, меня он будто оберегал в ту ночь, потому под моим болотно-зелёным зонтом таился полный уют и гармония. Маленькие розовые часики, с зацарапанным экраном и хрупкими тонкими стрелочками на чуть подсвеченном циферблате показывали 5:15. Не знаю, что имели ввиду мои часы: вечер сейчас, по их мнению, или утро, но по моим расчётом уже было не раньше полуночи. Пустынная улица ловила каждое моё движение и эхом отражало обратно. Вокруг тысячи окон, в сонных квартирках с мелькающим  разными огоньками светом устало провожают меня взглядом по тёмной аллее, и потому я не страшусь ни темноты, ни одиночества. Ветер завывал свою грустную песню вместе с хором деревьев, танцующих в ритм. Этот старый умелый дирижёр никак не мог найти себе место и то и дело дул мне прямо в лицо и, расправляя старый зелёный зонт, нёс меня обратно.

    Не люблю дождь, но он даёт время для размышлений. С каждым шагом я вдыхала свежесть этой прекрасной городской ночи и готова была проходить в таком ритме километры за километрами, но у меня была цель. Если у Вас когда-нибудь имелась цель, вы поймёте как сильно она мешает мечтам, если, конечно, для вас это не одно и тоже.

    Моё минутное счастье под зелёным зонтиком сменилось частым постукиванием в груди. Страх вдруг охватил меня на тёмной  и как мне теперь казалось, опасной аллее, когда позади послышались шаги и тихое дыхание. Кто-то шёл позади, нас разделяла лишь тонкая ткань моего зонтика. В голове промелькнули ужасные картины из криминальных хроник и лица сотен невинных жертв, которые вот так как я решили поискать ночных приключений.  Я ускорила шаг , и шаги позади тоже ускорились , дыхание участилось. Что будет, если я не дойду? Первую неделю обо мне никто и не вспомнит. Потому я твёрдо решила дойти до своей цели, чего бы мне это не стоило. Покрепче вцепившись в рукоять, я резко развернулась, немного выкинув зонт вперёд, словно рапирой нападая на противника. Любой маньяк после такого смелого действа обратился бы в бегство. Но мой маньяк не такой, ведь он – моё воображение. Никого не оказалось не позади, ни слева, ни справа: лишь тёмная пустынная улица, да ветер, который видно и «шагал» за мною по пятам. Но теперь я не могла так легкомысленно рассуждать. Страх всё не оставлял меня в покое и биение сердца только учащалось. Ближайшая табличка на пятиэтажном доме гласила «ул. Весёлая 73». Я ускорила шаг, оборачиваясь ежеминутно назад. Уже не осознавая себя от страха, я бросилась бежать.  Таблички с номерами домов одна за другой мелькали перед глазами. Быстро перебирая ногами, я обернулась и совершенно не заметила, как ногой угодила в неглубокую ямку. Нога подкосилась, раздался хруст и моё усталое тело повалилось на мокрый асфальт. К счастью сломался только каблук, и все члены были совершенно целы. Не спеша потерев мокрый лоб с налипшими на него локонами волос, уловила в голове одну трезвую мысль: «надо лечить нервы!»…

    Бывает ли хуже?

     

    Синие стены, жёлтые двери

     

    Порванные колготки, грязная, некогда белая атласная юбочка, размазанная тушь по всему лицу, босые ноги, да ещё и мокрая с головы до ног, так как выбросила свой зонт в панике после того, как обнаружила «преследователя» … Оставляя мокрые следы на ступеньках, я тихо поднималась по этажам дома № 15. На фоне синих стен, вдруг появилась деревянная дверь, выкрашенная в неприятный светло-горчичный цвет. Тянусь левой рукой (в правой удачно расположились сломанные туфли, потёкшие на прихожий коврик) к кнопке звонка, слегка приподнявшись на носочки. Раздался мышиный крик и меня слегка ударило током. Волосы встали дыбом. На вопрос из-за двери «кто там?» я отвечала заикаясь и басом, поэтому только вставшая с постели Берта не сразу поняла кто перед ней:

    - Кто вы? – испугано произнесла она.

    -Доброй ночи, Берта, я Алиса. Я звонила вам насчёт аренды квартиры! – произнесла я, насколько могла мягче.

    - О Господи! Что с вами, моё бедное дитя? Вызывать помощь? – она выговаривала слова с еле-еле заметным акцентом и странно расставляла слова  в предложениях, почему я не сразу понимала её мысли.

    - Помощь? – переспросила я – Нет, что вы какая помощь?! Со мной всё в порядке, просто не очень удачно добралась.

    Берта схватились за сердце и, несколько ошарашенная, присела на стул:

     -Что же вы так поздно, мисс Леви?

    - Нас просто задержали на работе, я не хотела тратиться на такси, и пошла пешком.

    - На работе?! – вдруг возмущённо воскликнула Старушка, поднося дрожащей рукой стакан с водой к пересохшим губам – Да что они там о себе возомнили?! Даже кинологи ни за что не потревожат своих псов после всеобщего отбоя…

    - Не горячитесь так. Давайте я вам завтра всё объясню. Сегодня я устала и надеюсь, что вы меня приютите.

    Старая немка оглядела меня с ног до головы, а затем удалилась из комнаты, через минуту предоставив мне полный комплект постельных одежд и со спокойствием отправилась спать. Я же решила немного привести себя в порядок после  волнительной прогулки и ненадолго заперлась в ванной комнате.

    Ничто так хорошо не говорит о хозяйке, как её кухня и уборная. Уборная Берты – целый мир, сотканный из уюта и свежести. По уголкам были расставлены зелёные растения, резное зеркало с тяжёлой бронзовой рамой в форме волны по видимому доставшееся хозяйке в наследство от деда, придавало этой обстановке с одной стороны стиль, с другой уют, каким не может похвастаться ни один из новых трёхэтажных особняков  богатеев с моей улицы. Вообще дом, в котором мне предстояло жить  в последующие полгода имел свою удивительную историю. Нет, ничего чудесного с ним связано не было, скорее наоборот. Во времена Второй Мировой сдавшихся и взятых в плен немцев держали здесь, на окраине города. Пленные же быстро стали отстраивать себе жильё, без надежд на возвращение в Германию. Когда же появилась возможность, многие из них бросили своё временное пристанище, и вернулись на родину. Но дед Берты, почему-то не захотел уезжать обратно. По видимому причиной тому была любовь. Да, наверняка в жилах Берты течёт русская кровь. Я не стала её более тревожить. Отыскала своё спальное место на ощупь в темноте и быстро уснула. Но приключения на сегодня не закончились. Примерно около трёх часов ночи я внезапно проснулась от невыносимой боли в сердце. Почему-то руки были скрещены на груди, будто у покойника, а сама я лежала ногами к выходу, хотя точно помню, что ложилась лицом к окну, чтобы видеть звёзды. Я с силой впилась пальцами в грудь и попыталась сделать вдох, но тщетно – дыхание доставляло мне адские муки. В желании попасть к телефону, я подскочила с кровати, но поскользнулась на чём-то колком и слизком.  В этот раз хрустнули явно не туфли. От боли я не смогла ничего сделать умнее, как завопить, насколько это было возможно в тот момент, закружилась голова, а дальше не было совершенно ничего. Поэтому когда я очнулась, мне показалось, будто прошла минута, или того меньше. Тучный пожилой доктор склонялся надо мной и махал перед носом дурно пахнущим спонжем. Увидев, что я очнулась, он покачал головой и сказал:

    - Ну чтож, голубушка, как себя чувствуете?

    - Разбито! – прохрипела я.

    - Совершенно не удивительно. Пока Вы были в отключке, мы перемотали вам ногу. Так что не пугайтесь.

    - А что с ней? – удивленно спрашивала я.

    Доктор хитро ухмыльнулся:

    - Сломали! Только не могу понять, приступ у вас случился до или после травмы.

    Я на секунду призадумалась:

    - Вроде после, а что?

    - Скажите честно, это она вас так? – доктор посмотрел на меня с сожалением.

    -Кто она? Говорите конкретней, я сейчас не в силах думать.

    - Ваша мать!

    - А, вы верно имеете ввиду Берту?! Она мне вовсе не мать…

    - Ну что вы, стоит человеку один раз сорваться, он уже вам никто.

    - Нет-нет, вы не так поняли! Берта – мой арендодатель. У меня заболело сердце и я не заметила, как наступила на что-то.

    - «Что-то» это что? Доска с гвоздями?! У вас вся нога, извините, дырявая. Вы чуть не умерли от болевого шока. Честно говоря приступ был минутный, и прошёл бы бесследно, но вы умудрились  доставить себе такую боль, что чуть не угробились! – врач посмотрел на меня сонным взглядом и с сочувствием улыбнулся:

     -Вы знает, у меня есть знакомый, работает в органах. Один звонок и всё прекратиться, только скажите!

    Я мягко улыбнулась и попросила доставить домой, к «маме».

    Моя любовь

     

    Синие стены, жёлтые двери

     

    Берта была несказанно рада моему возвращению  не только потому, что я осталась жива, но и потому как сама уже опаздывала: рейс до Германии  отправлялся в семь утра. Она сидела в кресле облокотившись на спинку, облачённая в длинное чёрное платье, длинный жёлтый плащ и большие лаковые туфли на низком каблучке. Когда я вошла в квартиру, она хотела броситься ко мне, но завидев, что произошло с моей ногой, с ужасом воскликнула что-то на немецком, а затем подала мне руку и проводила в спальню.

    - Алиса, как это вы так?

    - Не знаю, это случайность!

    - Случайность?! – вдруг вспыхнула она – это вы называете случайностью?!

    -А что такое? – с негодованием спросила я.

    - Вы меня уж простите, но в доме у каждой вещи есть свой дом. Я понимаю, вы вчера устали, но могли хотя бы в прихожей оставить свой зонт, но не у кровати же!

    - Какой ещё зонт?

    - Ваш болотный зонт. Это ведь ваш?

    - Мой, только пришла я вчера без него!

    Берта опустила голову и тяжело вздохнула:

    - Не так уж это и важно. Вам предстоит здесь оставаться целых полгода. Постарайтесь не допускать таких ошибок! Ключи я оставлю в прихожей на гвоздике. До свидания, мисс Леви!

     

    Теперь я оставалась одна в пустой квартире со сломанной ногой. Веселье обеспеченно! Всё могло бы сложиться иначе, но одно вчерашнее происшествие изменило ход событий. Как вы уже догадались, вовсе меня не задерживали на работе, оттуда я ушла ещё в пять вечера – работала в дневную смену. Но вчера была годовщина…

    Все в жизни любили. Кто-то раз, кто-то два, а кто влюблялся каждые полгода. Вот и я любила. Мы познакомились в кафе. Я разносила еду, лавируя между столиками, словно рыбка в водоёме, а он как всегда сидел за угловым столиком и ел свой пирог, грустными глазами глядя на посетителей, словно маленький котёнок на большой и загадочный мир. Я работала тогда в ночную смену, то есть не могла уйти, пока кафе не опустеет. Конечно в летний теплый вечер,  сложно уйти пораньше: посетители сидят аж до самого утра. В 4 обычно все начинают расходиться, разъезжаться и уноситься нашим вышибалой, пьяные в стельку. Но тогда всё пошло не так. Другие официантки уже разошлись, уверив меня в том, что посетителей много не будет, повар  распустил помощников и уснул на кушетке, потому как кроме алкоголя никто ничего не заказывал. Меня уже давно клонило в сон, потому я злобно смотрела на оставшихся двух клиентов. Один из них покачивался из стороны в сторону и томно глядел сквозь меня.

    - Сыпка-а! – крикнул он в мою сторону – я тской одинокй, не шкрасишь мне кхампанию?

    -Что, простите?! Счёт? – обрадовалась я.

    - Не-а! Пдайди!

    Я услужливо подошла к столику и с улыбкой нагнулась, до последнего не понимая, чего же от меня хотят. Но вдруг меня кто-то одёрнул назад. Я обернулась и передо мною стоял парень, молодой такой, лет двадцать, не больше и в руке сжимает меню:

    - Простите, что отвлекаю, девушка – недовольным голосом проворчал он – но я вас уже целый час зову!

    - Не зовёте, я бы слышала – защищала, как могла  я себя.

    - Мне некогда критиковать ЛОРа у которого вы обследуетесь, просто подойдите к моему столику.

    - Я занята! – и повернулась к мужчине за столиком – простите, чего вы хотели?

    - Му? Хочу чтоб ты, красавица, проводила меня домой.

    - Я совершенно вас не понимаю, может быть вы, молодой человек, объясните, что от меня требуется?

    - Ну – задумчиво отвечал парень – если вкратце, то пойти с ним в его машину.

    -Зачем? Если я официантка это ещё не значит, что…

    - А теперь это же скажите человеку, которому сейчас на всё плевать, потому что ему нужна компания и желательно женского пола – вдруг перебил он меня.

    -Сш ты! – опять начал свою непонятную речь мужчина – я не животное, я её уважаю. Просто эта сыпка настолько привлекательная – показывал он пальцами, сжимая их в  тонкую трубочку – настолько, что я таких не видел.

    - Да обычная она! – презрительно обратился к нему парень – иди, найди себе такую же, вон только выйди, их там десятки и все в таком же состоянии как и ты!

    - Что?! – не выдержала я такого хамства – что значит обычная?

    -Слушайте – шепнул он мне на ухо – у вас что пьяных посетителей никогда не было?

    Я отрицательно покачала головой, вслушиваясь в то, что же он дальше скажет.

    - Оно и видно. Зовите охранника и вышвыривайте этого куда подальше!  Не бойтесь, он не обидеться, ему вообще всё равно.

    - Он ушёл, я подумала, что скоро уже все уйдут и отпустила охранника домой.

    - Тогда идите с ним в машину! – воскликнул мой собеседник.

    -  Вот и я гварю! – обрадовался пьяный.

    - Что вы говорите такое? – естественно возмутилась я, на что парень мне подмигнул – ну тогда ладно. Пойдёмте, товарищ, я провожу вас в машину.

    Он встал из-за стола и положив свои волосатую руку мне на плечи, потащил к машине. Я открыла двери, усадив его подальше, быстро схватила ключи, торчавшие с его кармана, закрыла все двери и положила ключи на сидение его машины, пробросив их через маленькую щёлочку в окне. Теперь пока он не протрезвеет, ему не открыть дверей, а если есть ключ окон ломать он не станет. Так я вернулась с победой и была абсолютно счастлива. Мой осиротевший посетитель тоскливо сидел за своим угловым столиком и с любопытством разглядывал меню.

    - Вот теперь я свободна, чего желаете? – расплывалась в улыбке я.

    - Вообще-то ничего. Просто тот придурок приставал к вам, а вы даже и не поняли, да? Я не герой и не смог бы помочь, если бы даже потребовалось одолеть пьяного, а бросать в трудную минуту тоже не хорошо, потому что пришёл сюда я именно к вам!

    -Ко мне?

    -Если я закажу шампанское, вы со мною встретите рассвет?

    - Это подкуп?

    -Ни в коем случае, просто мне нужна компания!

    - И чем вы лучше того парня, что пытается протиснуться через щёлочку в машине?

    - А я этого не говорил, это вы сами сделали такой вывод!

    - Шампанское и счёт? Сейчас принесу…

    Через минуту я поставила перед ним дорогущую бутылку шампанского и выдала счёт на кругленькую сумму.

    - Мне сегодня не жалко, я нашёл кошелёк с деньгами.

    - Какой ужас. Ведь кто-то его потерял и ищет!

    - Нет, кто-то его потерял и спит пьяным сном в своей машине.

    - Хотите сказать…

    - Не «хотите», а «хочешь». Меня Марк зовут. Теперь мы с тобой знакомые и  ты не в праве мне отказать. Пошли на набережную, встретим рассвет – Марк встал из-за стола, и направился к выходу, на ходу натягивая на себя свою болотно-зелёную куртку.

    - Если мы с вами знакомые, то как же зовут меня? – с ухмылкой спросила я.

    - Ну как же – Мария!

    - Ну Мария, так Мария.

    - У вас же бейдж с именем.

    - Хорошо – схватила я свою куртку – Марии нужно развеяться!

    Мы гуляли до обеда. Просто шли и молчали. Он изредка что-то говорил, что знал из того что видел, иногда останавливался и глядел куда-то, и что самое удивительное, мне совершенно не было скучно. Мы вроде бы были вместе, и совершенно по отдельности.  Дело, наверное, не в том, что нам было нечего друг другу сказать, а скорее, казалось, что всё уже сказано. Ближе к двенадцати дня мне совсем стало невмоготу от голода и недосыпа. Мы распрощались, как мне показалось, навсегда. Но когда всё было так просто?!

    Он так же продолжил ходить к нам и сидел до вечера, а после мы отправлялись гулять по мостовой, гуляли ночи напролёт. Он с полной уверенностью называл меня Марией и при встречи тянул мне руку, робко отворачиваясь и глядя по сторонам. Со временем у нас появлялось всё больше общих тем. После полугода жизни в таком режиме, мы могли болтать без умолку часами, сотрясая ночные улицы и скверы ярыми спорами и смехом.  Но всего однажды он был серьёзен как никогда. Он не появился днём, его не было вечером. Я сомневалась , металась. В конце концов, мне стало дурно, и я отпросилась домой. Что может произойти на улицах нашего города, в общем-то, с не очень крепким молодым человеком?! Лёжа в своей постели, я боялась шевельнуться, будто от этого что-то зависело. Уже темнело, когда раздался резкий стук в окне. Потом ещё раз, и ещё. Сначала я перепугалась и не хотела смотреть, но потом всё же решилась и, подойдя к окну, расплылась в улыбке счастья: Марк стоял под моим балконом с большим букетом ирисов. Пританцовывая, я быстро оделась в первое, что попалось и вышла на улицу. Он встречал меня своей обычной добродушной улыбкой и впервые при встрече робко подошёл ко мне и обнял. Мне показалось, что мы стояли так вечность и наконец я отпрянула назад и спросила:

    -Что происходит, Марк?

    Но он подошел ко мне, отдал мне ароматный букет и поцеловал, затем обнял ещё крепче и шепнул: «просто хотел тебя видеть». От удивления я не смогла ничего сказать. Мы медленным шагом отправились на реку и сидя на сырой земле, глядели кто куда, но знаю, что наши мысли были заняты только друг другом. Уже вечерело, но мы не промолвили и слова. Тогда под мягким светом заходящего солнца мы сидели такие счастливые словно дети. Я повернулась к нему, протянула руку  и с улыбкой  произнесла:

    - Знаешь, меня зовут Алиса.

    Он поглядел на меня, улыбнулся и сказал:

    - Я знаю, но тебе так идёт имя Мария, давай не будем ничего менять.

    - Без изменений никак.

    Тогда началась и моя история любви, такая банальная, неидеальная, местами глупая.…Но счастье не может длиться вечно. Может быть он меня и правда любил, но как оказалось в последствии, я была лишь его последней надеждой на счастье. Марк был смертельно болен и ни разу не сказал мне об этом. В тот день, когда он меня поцеловал, ему  вынесли «приговор». Не подумайте, мне не то чтобы сильно охота изливать душу в пафосной прозе, просто вчера, выйдя из кафе в 5 часов, я пошла к нему на кладбище. Я поздравляла его с годовщиной того самого дня, когда один пьяный мужик связал две одинокие души, и расстилала на сыром бугорке, покрытым короткой травой, 10 свежих ирисов.  Ровно в 5:15 я пришла туда и ровно в 5:15 остановились мои часы, и время вокруг тоже словно остановилось.

    В четырёх стенах.

    И всё же положение моё было не так уж и скверно. Квартира  оказалась ещё лучше, чем я того ожидала. Это я оценила только в полдень, когда солнце вступило в полную силу и залило своим ослепляющим светом всё вокруг. Но сюда не проникал свет настолько, чтобы жмурить глаза, как только посмотришь в окно, но и холодно тоже не было. А за окном пролегала автомобильная дорога, но по ней редко кто ездил, потому что она скорее рассматривалась, как запасная ветка. Что ни говори, а немцы  умеют строить дома – хоть они и выполнены внешне в стиле российских многоэтажек, но по качеству и расположению  эти дома резко отличаются. Но как бы не была прекрасна квартира, всё же мне предстояло провести здесь долгое время, пока мне не снимут гипс, а это не входило в мои планы. Всё же по натуре я трудоголик и сидеть без дела не привыкла, и уж тем более без общения, поэтому при первой же возможности я схватила тяжёлую трубку телефона, я резво закрутила цифрами, вращая их назад, а они опять убегали на место. После долгих ожиданий и монотонного гудения на том конце послышалось сопение запыхавшегося человека:

    -Алё! Кафе «Золотая Лилия» слушает.

    -Привет Мария! – радостно воскликнула я – это Алиса!

    - Алиса! Почему ты не на работе?

    -Не охота сегодня идти.

    - Что значит не охота?! – с раздражением воскликнула Мария – а я за тебя отдувайся?

    - Нет просто сегодня очень плохая погода и ещё я сломала ногу!

    - Как ногу? – растерялась моя собеседница.

    - Как, как. Как руку ломают, только ногу. Поэтому ты просто обязана исполнить моё поручение!

    - Конечно, конечно, что нужно-то?

    - Мои вещи нужно привести. Там всего четыре чемодана и пять дорожных сумок.

    -Всего-то? – усмехнулась она.

    -Нет, ещё 9 коробок, но это не срочно.

    -Ладно, но только после пяти и только потому что ты за всё время, что мы знакомы ни разу не жаловалась на своё здоровье.

    - Спасибо. Жду… Пока – промяукала я на последок и повесила трубку, обрекая себя самовольно вновь на полное одиночество.

    Это был лишь первый день моего «заключения». Мария приехала в 7 часов вечера в сопровождении  2 молодых людей в форме. Видно сама она не смогла справиться с задачей и наняла грузчиков. Парни быстро справились со своей задачей, под твёрдым командованием и ушли, а Мария посидела со мной ещё полчаса, заполнила мой холодильник всякими мелочами и ушла, с тех пор ни разу не появившись в этой квартире.

    Вариантов для развлечения было много, но все они мне показались неимоверно скучными, кроме одного. Телевизор был мне не интересен ещё с 14 лет, когда я точно усвоила, что там не показывают ничего дельного. Книги интересны только в промежутке между жизнью, а не когда они становятся самой жизнью, потому что тогда я себя ощущаю овощем, наблюдающим за жизнью гепардов. Об интернете и говорить нечего - более бесполезного занятия и придумать нельзя. И при виде игровой приставки у меня потекли слюнки. Именно компания PS1 может скрасить одиночество как никто другой. Но не так уж всё было и просто. Мой день был очень короток, потому что по привычке я ложилась спать в 9 часов. Но когда, облачившись в свою пижаму, я зашла в спальню, то стало абсолютно ясно, что сразу уснуть мне не удастся. За стеной, будто сотня пчёл над ухом, шумели соседи. Слышались только мужские, вполне трезвые голоса, но очень-очень громкие, словно это не стена вовсе, а картонный лист. В принципе я человек не конфликтный, но за свой сон готова грызть всем глотки. В этот же раз нужно было промолчать и просто переждать. Я человек новый в доме, да и может быть у них праздник. Зачем его портить?! Всю ночь я провела, как на иголках и  только к 4 часам утра, когда стало потихоньку светать, шумы резко прекратились. Погружалась в сон с небывалым блаженством.

    Не знаю сколько прибывала во сне, потому что часов в квартире не оказалось, а мои стоят. Меня разбудил резкий звук разбитого стекла. Голова раскалывалась. Не хотелось ни спать дальше, ни вставать. Пошатываясь, я прошла в гостиную. Без всякой на то причины разбилось большое резное зеркало. Сначала меня это напугало, но потом я объяснила сама себе, что вероятней всего были небольшие подземные толчки и сразу же успокоилась. Второй день прошёл так же незаметно, как и первый. Я играла в приставку и «бегала» на кухню. Учитывая моё теперешнее положение, это занимала довольно долгое время. Под конец дня я чувствовала себя сгнившей переполненной бочкой. Довольно неприятные ощущения. Всем телом налегая на костыли, я отправилась в спальню, чтобы поспать. Уже было 12 часов ночи, и я только намеревалась идти спать, как вновь начались гуляния за стеной.  Недолго думая я поковыляла к выходу, уже на ходу сочиняя то, что я скажу своим новым соседям, стараясь подобрать более или менее вежливые слова. Отперев дверь и выглянув в подъезд я вдруг застыла на месте. Ведь если они там пьяные, мало ли что могут сотворить, а я со своей ногой даже защититься не могу. Да и почему другие соседи молчат, что-то ведь их сдерживает. Я развернулась и стала подумывать над тем, чтобы вызвать милицию, но потом передумала, не хочу с этим разбираться. Шум был намного громче, чем в прошлый раз, поэтому не то что спать, я не могла даже спокойно посмотреть телевизор. Но избрав мирный путь решения проблемы, я просто вновь засела за приставку, решив, что когда я устану, уже ничто не помешает мне уснуть.  Время пролетело незаметно. «Квейк» меня просто поглотил, и мне было плевать, кто и зачем устроил там попойку. Как и в прошлый раз лишь только первый луч солнца закрался на небо, шум в мгновение прекратился, будто мои соседи боятся света. К тому времени и у меня ни на шутку разболелась голова. Так зарождалась моя бессонница.

    Та же ситуация повторилась и днём позже, и далее. Моего терпения хватило на 5 дней, после чего рано утром в пятницу я решилась и пошла вновь в подъезд. Только я открыла дверь, как увидела перед собой молодого человека лет двадцати семи. Он как раз намеревался стучать ко мне в дверь. Но завидев меня он застыл в ступоре:

    - Простите, а Берта где?

    - Уехала в Германию.

    - Надолго?

    - На полгода. У неё отец болен, слёг совсем, а ухаживать некому.

    - Полгода это долго, может быть вы мне поможете? Вы её племянница?

    - Нет-нет, я жилец. А что такое?

    - Неделю назад она попросила у меня плоскогубцы и до сих пор не вернула…  Я бы не просил, просто ну очень нужны.

    - Я попробую найти, скажите где вы живёте и я занесу – растерялась я.

    -Нет, вы не поняли, мне нужно сейчас.

    Только тогда я обратила внимание на его внешний вид: у него были взлохмачены волосы, грязные руки и мокрая майка. Поэтому томить я не стала и просто впустила его в квартиру:

    - Вы знаете куда она могла их положить? – без особого участия спросила я, всем видом показывая как сильно я устала и не выспалась.

    - Нет, не представляю. Может посмотрите на балконе?!

    - Вы точно сосед? – насторожилась я.

    - Что-то не так?

    - Просто у здесь нету балкона, да даже если бы и был, то она ни за что не хранила бы там инструменты. Человек не тот, ну совсем не русский.

    - Посмотрите на антресоли, я не знаю! – раздражился мой гость.

    - С чего это вдруг. Покажите ваши документы, я сейчас со своей ногой поковыляю к антресоли,  а  вы меня обнесёте, да? Да и не знаю я где здесь антресоль. По-моему в этих домах они вообще не предусмотрены.

    - Послушайте, как вас зовут? – он уже перешёл на полукрик.

    - А какая вам разница?

    - Макс, меня зовут Макс!– парень резко выхватил мою руку и судорожно стал ею трясти -  Я не знаю, почему я обязан оправдываться, я просто хочу получить свои плоскогубцы, потому что у меня там кран сорвало, вода во все стороны хлещет, вы устраиваете мне истерику, а ведь мы даже не знакомы.

    - Давайте вызовем сантехника! – меня будто подменили.

    - Нет, я сам справлюсь, просто верните мне мой инструмент.

    - Посмотрите сами, мне трудно перемещаться по квартире.

    Макс качнул головой и пошёл в комнату, затем на кухню, потом порылся в серванте в гостиной. И когда он направился в мою спальню я не стала ему мешать. И именно там оказались его плоскогубцы, причём, как он мне сам сказал, в ящике с моими личными вещами. Я, конечно, отрицала возможность их появление там, но  Макс сказал, что его глаза обмануть невозможно, после чего попрощался и вышел вон. Идти к моим беспокойным соседям уже совсем не хотелось. Так как выспаться мне так и на удалось, то сидя в маленьком глубоком кресле, я задремала, и ощутила ни с чем не сравнимое удовольствие. Дремала, пока дремалось. Пришла в чувство от стука в дверь, причём такого громкого, что в голову закрались нехорошие подозрения, вдруг случился пожар, или ещё что. С просони я потерялась, попыталась отыскать костыли, но в зоне видимости их не было. Тогда медленно стала передвигаться без них. Оказалось, что меня беспокоит, мой новоиспечённый знакомый.

    - Что такое? – испугано поглядела я на Макса.

    - Ничего, просто хотел извиниться за утро.

    - Утро? – почему-то мне казалось, что до сих пор утро и прошёл всего час.

    - Вы уже забыли? – улыбнулся он.

    - Нет, как вас забудешь?!

    - Можно вас пригласить на чашку чая? Мы живём в соседнем доме.

    -Даже не знаю.

    - Давайте, что вам  сидеть в четырёх стенах целыми днями?

    Перед моими глазами побежали картины бесполезно проведенных дней, как две капли похожих друг на друга и я согласилась.

    Молодой человек оказался женатым и супруга была со мной мила, как никто другой. Она всё бегала, накрывала на стол, а Макс то и дело поглядывал на неё и расплывался во влюблённой улыбке:

    - Вы давно здесь живёте? – спросила она меня, то и дело поглядывая заинтересованным взглядом.

    - С неделю. Так совпало, что Берте нужно было уехать в Германию, но не было денег, а у меня были деньги и требовался в доме ремонт. Вот мы и нашли друг друга по объявлению.

    - Это вам повезло, что Берта попалась. Она лишнего никогда не возьмёт. Очень честный человек! – девушка присела напротив меня и принялась разливать чай по чашкам. – А вот мы хоть и не ближние соседи, но часто гостили друг у друга. Любили, знаете ли, поболтать. Теперь вы за неё и просто обязаны заходить к нам.

    - Пожалуйста, давайте на ты, называйте меня Алисой.

    - Ты извини Макса за его грубость, просто у нас здесь ЧП случилось, сама понимаешь.

    -Да ладно, бывает. Меня сейчас больше интересуют мои соседи по лестничной площадке. Вы их знаете?

    - Которые?

    - Они одни такие, у нас с ними общая стеночка.

    - Честно сказать ничего о них не знаем, что-то не так, помочь нужно?

    - Да нет, всё в порядке…

    Так появились у меня друзья. Дни стали более интересными. Две недели жизнь шла как по расписанию: утром сон, днём мы ходили друг к другу в гости, вечер пролетал за приставкой и ровно в 12 начинался концерт за стеной. Спала я всего 2 часа. Этого катастрофически не хватало, но и больше спать я не могла. Не скажу, что я сильно мучилась, хотя соседи понемногу убивали во мне терпение, и я решила, что как только снимут гипс, я пойду к ним и устрою нагоняй. Вот кости срослись, всё встало на место. Уже у врача меня охватило несказанное счастье. Как только сняли гипс, я подскочила на свою ещё не окрепшую ногу и обняла врача так крепко, что у него потекли слёзы. Будто окрылённая, вернулась в квартиру только под вечер, где-то часов в шесть и с вдохновением оглядела всё вокруг как в первый день. Атмосфера вновь дышала великолепием, солнечные лучи восхищали, мне вспомнилась история этого дома. Я вновь поднялась по этому подъезду как впервые, улыбнулась, когда увидела смешное цветовое сочетание с моей квартирой: синие стены и желтые двери. У кого-то была либо хорошая фантазия, либо дурной вкус. Войдя домой, я стала вновь дожидаться ночи, чтобы устроить скандал. В предвкушении мне даже не хотелось играть, и впервые за это время я включила телевизор, то и дело поглядывая на часы. Ровно в двенадцать начался концерт, настолько громкий, что всё вокруг задрожало. «Это знак» - подумала я и направилась к двери. В подъезде было тихо, лишь дрожал свет от старой лампочки. От холода, связав руки на груди, дала звонок и ждала ответа. Минут пять не было ответа, я дала повторный двойной звонок, на что из-за двери послышалось сонное кряхтение. Дверь отперла низенькая щупленькая бабулька. При виде меня, она что-то тихо проворчала и недовольно окинула взглядом:

    - Здравствуйте, я ваша соседка, живу за стеночкой - с хитрой улыбкой протянула я.

    - А, это ты, любительница гулянок? - проворчала бабка.

    - В смысле? - я почувствовала как мои глаза медленно лезут на лоб от возмущения.

    - Если я пожилая, это не значит, что  можно вести себя как хотите. Я уже три недели терплю этот кошмар. Сколько можно? - глаза бабушки уже начинали краснеть от злости.

    - Вообще-то я по тому же вопросу. Разве это не у вас этот шум?

    - У меня? – удивилась бабушка – я давно вышла из такого возраста. Вы просто пользуетесь тем, что я живу одна и не могу вам ничего сказать.

    - Вы что-то путаете! – возмутилась я – Я по ночам не сплю только потому что ваши концерты не дают мне уснуть.

    - Сами поняли что сказали? Я, по-вашему, в 12 ночи начинаю орать и смеяться мужским голосом? Я не вызываю милицию лишь потому что не хочу, чтобы Берту, эту святую женщину беспокоили. Она и так натерпелась.

    - Но если шум не у меня и не у вас, больше на этаже никого, сверху никого, а снизу живут два инвалида, то кто же создаёт этот беспорядок?

    - Вы мне не верите что ли? – звериными глазами она глянула на меня и распахнула дверь, давая мне войти.

     Сначала я, конечно, сомневалась, но вошла, и действительно здесь шум был намного тише, чем у меня.

    -Ну что? – ухмыльнулась бабушка – это я наверное, или инвалиды снизу веселятся?

    Молча, не сказав ни слова, я вышла и робко вошла в свою квартиру.Звуки чьей-то пьянки становились всё отчётливее с каждым шагом. На носочках подойдя к двери я легонько толкнула ручку. В тот момент я поняла всё. Три  недели звуки, что мешали мне спать рождались в моей комнате, и только здесь. По коже пробежала мелкая дрожь и холодок. Не оглядываясь, я бежала из квартиры на улицу и ещё долго стояла как вкопанная. Кто-то увязался за мной с кладбища. Но что это за неведомая сила, мне уже никогда ни дано этого узнать.

    В ту ночь  ночевать дома было бы невыносимо. Макс с супругой приютили меня и не стали лишний раз спрашивать в чём дело. Немного успокоившись по утру всё показалось дурным сном, но всё же жить в этом тёмном месте не хотелось. Поспешно собрав чемоданы, я удалилась отсюда и больше никогда не возвращалась. Мой собственный дом, хоть ещё не был полностью отремонтирован, всё же было очень приятно опять чувствовать себя защищённой.

    Мой друг Марк. Я вновь посетила твою могилку. Знал бы ты чего мне стоило собраться с силами и явиться вновь на кладбище. Три самых красивых ириса, чтобы ты спал спокойно и больше никогда НЕ ТРЕВОЖИЛ МОЙ СОН!

    P.S. Берта вернулась домой и скончалась через три месяца. Надеюсь я не была в этом виновата...

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Jelly Dish
    Категория: Другое
    Читали: 259 (Посмотреть кто)

    Размещено: 24 апреля 2011 | Просмотров: 1632 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.