«    Январь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 15
Всех: 17

Сегодня День рождения:

  •     Испанец (23-го, 30 лет)
  •     ТерпсиХора (23-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Творческая мастерская 66 ТатьянаМ
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2260 Кигель
    Стихи ЖИЗНЬ... 1633 Lusia
    Флудилка Время колокольчиков 203 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1748 Герман Бор
    Флудилка Курилка 2207 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 519 Старый
    Рисунки и фото заметки 17 Chel
    Стихи Стихи для живых 71 Lusia
    Проза Освободители миров 8 Mediocrity

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Реквием

    Бывает такое страшное стечение обстоятельств, что все мелочи, случайности, действия, слова и мысли ведут человека в одном единственном направлении - его гибели. В том, что человек не знает своей судьбы и есть великое благодеяние ему и милосердие, дарованное небесами. Мактуб.

    Наташе было страшно оказаться одной на этих жарких, влажных улицах. Обкурившийся гашишом таксист, скаля зубы по-собачьи, вместо аэропорта, привез ее с широких проспектов, оправленных в роскошные витрины магазинов и низкие террасы маленьких кафе; сюда, в эти кривые колеи, подпираемые слепыми, без окон, стенками домов, с наглухо запертыми дверьми. И умчался, окутавшись клубами пыли, позабыв выдать чемодан, закрытый в багажнике машины. Первый же прохожий, к которому девушка обратилась с расспросами, начал хватать ее за руки и причмокивая, сыпал быстрой скороговоркой, из которой Наташа понимала только, "Русская девушка... пойдем пить ракэ... курить кальян... красивая девушка..." Наташа еле сумела вырваться от него. Остальные прохожие, сплошь мужчины, нагло смотрели на девушку, гортанно обращались к ней, и, признав чужую, развязно пытались остановить, заставляя спасаться от них бегством.

    «Где же я оказалась? Что это за город, что за улицы? Как мне выбраться отсюда?» Где тот город, приветливый и гостеприимный? Сейчас он переменился, и словно живое существо, намеренно отсекал ей другие пути. Захлопывал все двери, гнал только в одном, неизвестном ей направлении.

    Поэтому Наташа торопилась. Она шла быстрым шагом, почти бежала, ощущая себя загнанным зверем, призванным бесследно растворится здесь. Она не могла поверить, что несколько часов назад находилась в уютном и безопасном мире гостиничного номера. Она была вместе с Милка. Наташа любила его, а Милка любил ее. Но на пути к счастью у этой любви было много препятствий. Милка был турком, она - русской. Она была христианкой, он - мусульманин. Но, что значит по сравнению с силой любви различия в вере и то, что она крестится, а он бьет поклоны, обратившись лицом к востоку? Сегодня оказалось что значит многое.

    - Я не могу жениться на неверной, - сказал Милка.

    После короткого разговора по телефону он стал сам не свой.

    - Спать с неверной можешь, а жениться - нет?!

    - Я люблю тебя, Наташа, но ты должна стать мусульманкой. Матерью моих детей, не может быть женщина, которая поклоняется Иисусу.

    - Почему я должна менять свою веру? Почему не ты?

    - Потому что я - мужчина, а ты - женщина. И этим все сказано.

    Милка был прав. Прав по-своему. Он и так много делал для нее. Даже представил своим родителям. Нет, не привел в дом. А сказал им. «Я люблю русскую девушку. Ее зовут – Наташа. Скоро мы поженимся». Его родители были в шоке. Мама плакала. Сестры плакали. Отец схватил нож. Братья тоже похватали свои ножи. И Милка был один на один со всем этим. С тем, что они хотели невестку – турчанку. Мусульманку. Они желали счастья своему сыну. У них наготове было несколько подходящих турецких девушек. Из хороших семей. Замечательных, послушных девушек. Некоторые еще учились в школе. Они держали их в поле зрения, на случай, если Аллаху будет угодно и русская где-то пропадет. Они не желали зла девушке. Но милость Аллаха велика. Его власть безгранична. Русская девушка может полюбить другого. Может опять турка. Пусть другая почтенная семья тоже помучается, имея такую невесту у сына. Пусть их женщины плачут, а мужчины берутся за ножи.

    И Наташа знала об этом, но все равно возражала. Раньше она думала, что не держится за веру, и хоть завтра могла пойти мечеть и сказать там восемь слов мусульманской суры, которые откроют ей дорогу к счастью. Но почему тогда она спорила с Милка, почему ей трудно было сказать ему:

    - Да, любимый. Я сделаю это для тебя. Вера - ничто, любовь - все.

    Может Наташа знала, что любовь без веры, способна надломится и умереть? А может это упрямство, говорило за девушку? Трудно ей было уступить. Покорится. А ведь это только первый шаг. Маленький шажок по дороге - мусульманская женщина. По дороге – турецкая жена. Где у мужчины есть все, а у женщины есть только один мужчина. А то и половина мужчины. Треть мужчины. Ведь он может еще женится. Женится дважды. Трижды. Что тогда останется Наташе от мужа? Какая часть будет ее? Почему она сейчас плачет? Почему заламывает руки? Неужели Милка не достаточно видел женских слез? Почему она не плакала, когда они познакомились? Когда он дарил ей подарки? Водил в рестораны? Возил на курорты?

    Они сильно поругались. Наташа бегала по номеру, бестолково бросала все, что попадалось ей на глаза в чемодан. Она захотела немедленно уехать от него. Милка бегал за ней. Отбирал у нее из рук вещи, клал обратно, на свои места. Она вновь брала их и они летели на дно чемодана. В конце концов Милка перестал вмешиваться в ее сборы, что еще больше распалило Наташу. Швырнув в него горсть золотых украшений, на которые он раньше был так щедр, она оставила себе только цепочку с нательным крестиком. Раньше крестик лежал на самом дне чемодана. Сейчас она гордо перевесила его поверх футболки. Что ты хочешь сказать этим Наташа? Думаешь, крестик защитит тебя от несчастья?

    - Прощай! - несколько секунд она стояла в дверях и смотрела на него.

    Летели взгляды через всю комнату. Наташа колебалась.

    - Я буду ждать, - сказал Милка.

    Все. Хлопнула дверь. Девушка вначале оказалась в такси, а потом в этом нескончаемом лабиринте.

    Страх и отчаяние, и как надежда - широкий простор огромных окон и крытых терминалов автобусной станции.

    - Отсюда можно уехать в Стамбул?

    - Можно.

    - Один билет, пожалуйста.

    В Стамбул она поедет автобусом. Огромные, красочные они напоминали ей корабли. Белозубые смуглые водители, одетые в светлую униформу - капитанов дальнего плаванья. Тонированные стекла хранили за собой кондиционированный уют и комфорт. Наташа не сомневалась, что Милка встретит ее в Стамбуле. Для него самолеты летали.

    Кораблем автобус казался только издали. Когда его наполнили пассажиры, состоящие в основном из дурно пахнущих, разгоряченных жарой и едой турков он показался Наташе плохим сном.

    Рядом с ней, в съежившееся кресло втиснулась огромная туша. Немного поерзав по сиденью жирным задом, туша откинула стойку подлокотника, отделяющая его сиденье от Наташиного, и приветливо спросила:

    - На сын-сын. (Как дела?)

    Это был пережравший жизнь мужик. Он притиснул к ее ноге свое влажное, покрытое шерстью колено. Наташа, сдвинулась от него и ответила:

    - Якши. (Хорошо).

    - Русская Наташа?

    Девушка удивленно посмотрела на соседа. Откуда он знает ее? Может это знакомый Милки? Нет. Этого мужчину она видит впервые.

    - Да, - ответила Наташа и только.

    Мужчину это не остановило. Толстяк представился Наташе. Она тут же забыла его имя. Он улыбался Наташе. Она хмурилась. Он разговаривал, похохатывая своим шуткам, все ближе и ближе наклоняясь к лицу девушки. Наташа отодвигалась от него. Она не понимала его слов. Она не разделяла его веселье. Из его рта шел дурной запах. Наташа задыхалась от испарений его тела. Рядом с девушкой сидел не просто толстяк. Рядом с Наташей сидел самый вонючий толстяк в мире. И самый болтливый.

    - Я хочу спать, - сказала Наташа ему по-русски.

    - Я хочу спать, - повторила она на английском.

    Сложила руки домиком и прислонила к своей щеке. Тогда он понял ее. Толстяк пожелал ей спокойного сна. Показал лицом, насколько спокойным должен быть ее сон. Несколько раз всхрапнул при этом. Он даже предложил девушке воспользоваться его подушкой. Его маленькой дорожной подушкой. Которая, торчала у него из под зада. Без которой, он и шагу не делал из дому. Он чувствовал себя героем. Русская девушка должна была оценить его добрый жест. Она должна была заметить, что понравилась ему. Он, наверняка, тоже ей очень понравился. Для него это было замечательное соседство. Такая хорошая выпала поездка. Толстяк весь расплылся от предвкушения. Что-то еще должно было произойти. Что-то очень хорошее должно было случиться сегодня. Пусть русская девушка немного отдохнет. Ведь им еще долго-долго ехать. А ночью в автобусе выключат свет. Все будут спать. А вот они - нет. Девушка уже выспится. А он просто не может спать рядом с такими ногами. Рядом с такой грудью. Обо всем этом думал довольный турок. И Наташа отвернувшись от него к окну тоже думала.

    «И я собиралась жить в этой стране, с одним из этих мужчин. А что если Милка спустя десять лет превратится в такого же вонючего кабана, как ее сосед по автобусу? Уцелеет ли ее любовь к нему? Не будет ли это карой, наложенной на нее за перемену веры? И что вообще будет с ней?» Красивая страна с открыточными пейзажами, полными белоснежных зданий, синего моря и желтого песка отодвинулась в сторону, обнажив под собой извилистые тупиковые улочки с канавами, полных мусора и застоявшейся воды. По ним бродили стада похотливых мужчин, тянувших к ней свои обезьяньи лапы. Один из них, все-таки добрался до нее. Наташа проснулась, резко выныривая из мутного кошмара. По ее ноге вверх, перебирая мохнатыми пальцами по гладкой коже, словно паук лапками, ползла рука соседа.

    Наташа сразу же закричала на него. Что он позволяет себе? Мало того, что она вынуждена терпеть рядом с собой его жирное тело, и тот отвратительный запах, который оно издает, так он еще смеет распускать свои руки и лапает ее. Турок тоже кричал. Он был очень оскорблен. Ведь он был очень хорошим соседом. Разговаривал с ней. Развлекал шутками. Даже предлагал ей свою дорожную подушку. Как она может так поступать с ним? Неужели ей жаль такой малости для него? Тогда, она просто не хорошая девушка. Нехорошая русская девушка.

    Подремывавший автобус сразу же заволновался. Его пассажиры были на стороне Наташиного соседа - турка.

    - Ты, посмотри, вырядилась как? - шипела на нее турчанка, сидевшая впереди, завернутая с головы до ног в подобие какого-то мешка. Остальные женщины, почти все таких же одеяниях, с закрытыми руками, ногами и даже шеями, несмотря на стоявшую на улице жару, поддержали ее.

    - Если бы она вела себя прилично, то такой бы солидный мужчина ни за что не позволил себе трогать ее, - говорили они, - задрала юбку до самых трусов, а теперь ей что-то не нравиться.

    - И когда уже перестанут пускать этих шлюх в нашу страну?

    На крик пришел молодой парень, с блестящими глазами. Это был стюард, помогавший пассажирам занять места и прислуживающий им в дороге. Он выслушав пассажиров и Наташиного соседа, обратился к Наташе.

    - Мадам желает подать жалобу?

    Наташа, из-за плохого знания турецкого языка, мало что уловила из возникшего вокруг нее шума, и не понимала, почему все вокруг начали сердиться на нее, - ответила.

    - Нет, не хочу. Я хочу только пересесть от него, - девушка тыкнула пальцем в своего соседа, чем вызвала в автобусе новую волну негодования, только более тихую.

    - Одну минуту, мадам, - ответил ей стюард.

    Он направился обратно к водителям, и через несколько минут вернулся.

    - К сожалению, все места в нашем автобусе заняты, - заученно повторил он. - Но вы можете подать жалобу.

    - Нет, - Наташа еще раз отказалась. Она надеялась, что после скандала ее сосед угомонится. Он и вправду больше не трогал ее. Только шумно выдыхал носом воздух и произносил чуть слышные ругательства, почти не разжимая губ.

    Стюард опять прошел вперед автобуса, и занял свое место, прямо за водителями. Их было два. Сейчас автобус вел Мара - молодой парень, кучерявый и голубоглазый. Рядом с ним сидел уже пожилой мужчина, его дядя - Салим. Он готовился сменить племянника после часовой стоянки, где автобусу предстояло заправиться, а пассажирам и водителям поужинать.

    - Что там, Бодэ? - спросил дядя Салим стюарда.

    - Жалобы не будет.

    - Аллах Акбар! - ответил дядя Салим. - Хотя, я бы удивился, если бы она пожаловалась.

    - Почему, дядя Салим? - спросил Бодэ.

    - Какой же ты глупый Бодэ! - сказал молодой Мара. - Она же проститутка. Полиция ей совершенно не нужна. У таких как она, и так полно проблем с законом.

    - Ты хочешь сказать, что она переспит со мною за деньги?

    Бодэ заволновался, он еще никогда не был близок с женщиной. А эта русская была очень красивой, со своими густыми светлыми волосами и белой, словно светящейся изнутри кожей.

    - С тобой вряд ли, - ответил ему захохотав Мара, - с тобой только коза переспит, хоть за деньги, а хочешь так! А вот со мною...

    Но дядя строго осадил его:

    - Чего мелешь, пустоголовый. У тебя через неделю свадьба, а ты мечтаешь о какой-то русской. Не гневи Аллаха.

    Мара сразу же перестал смеяться и приняв серьезный вид, сказал Бодэ.

    - Видишь, что ты наделал? Дядя теперь сердится на меня. Иди отсюда.

    Бодэ послушно встал и пошел в конец автобуса, где рядом с кабинкой туалета, на возвышении, прикрытом темной занавеской, располагались кресла, отведенные для отдыха персонала.

    Бодэ был диким дитем гор. Курдом. Месту стюарда, он был обязан только счастливому стечению обстоятельств. Он от рождения был туповатым и ограниченным. С трудом говорил, когда был предоставлен самому себе. В большинстве своем он заученно повторял чужие фразы. Подслушав их, Бодэ долго тренировался перед зеркалом. Добивался их естественного звучания, на слух ловя интонацию. Набор фраз часто произносимых им не к месту, быстро заканчивался и тогда Бодэ мучительно краснел, обнаруживая, что не может сказать вслух то, что хочет. Слова, словно смеялись над ним, ускользая с его языка, и падали в гулкий колодец. Они эхом метались в его голове, но только там. Появляясь на свет, они беднели и часто Бодэ ограничивался одним мычанием. Но скудоумие никак не отражалось в облике Бодэ. Он был красивым парнем, со своими кучерявыми волосами и большими влажными глазами. Еще Бодэ был очень сильным. Он был высок и широк в плечах и его руки, чуть удлиненные, хранили в себе недюжинную силу, один взгляд на которые отбивал охоту у смельчаков, зубоскалить над ним. Поначалу, дядя Салим и его племянник Мара, были поражены силой Бодэ. Его молчание, они приняли за нежелание говорить попусту. Но они быстро поняли, что Бодэ только выглядит грозным, а сам недалеко ушел в развитии от десятилетнего ребенка. Тогда они начали всячески помыкать им и высмеивать его.

    Итак, Бодэ не задавая себе лишних вопросов, сел позади всех и завернув шторку, принялся наблюдать за русской девушкой. Ее близость и доступность приятно взволновали.

    Когда автобус остановился на дозаправку и ужин Наташа вначале боялась покидать освещенный салон. Не смотря на противного соседа, она все равно чувствовала себя здесь в безопасности, но голод заставил девушку покинуть ее убежище и пойти вслед за всеми. Около автобуса ее поджидали. Это был Бодэ.

    - Пойдем, - сказал он девушке, заступив ей дорогу.

    - Куда пойдем? - Наташа не поняла, что от нее хочет стюард.

    Может быть проводить ее в здание столовой, где всех ждал ужин? Узнать это не удалось, из-за автобуса вынырнул один из его водителей. Это был дядя Салим. Он коротко распорядился стюардом, а потом обратился к Наташе.

    - Иди туда.

    Его рука показывала в сторону противоположной той, куда тянул девушку молодой турок. Там, сквозь мягкую темноту ночи, лился белый свет неоновых ламп и звенели столовые приборы, ударяясь в спешке о дно тарелок. Наташа оглянулась на широкую спину стюарда.

    «Куда же тогда он хотел меня отвести?»

    Она пошла в столовую. Дядя Салим сплюнул ей вслед, и остался стоять у распахнутой двери автобуса.

    К нему подошел мужчина и приветливо поздоровавшись, спросил, не в Стамбул ли идет их автобус.

    - В Стамбул, - ответил водитель.

    - В кассе сказали, что билетов нет, но может вы что-то придумаете.

    Мужчина достал из кармана рубашки несколько свернутых разноцветных купюр.

    Дядя Салим сначала хотел отказать ему. Но вспомнил о скандале, устроенном русской девушкой в автобусе, и о ее желании пересесть от своего соседа.

    - Найдется, - сказал он. - Проходите в салон. Усаживайтесь на переднее сиденье. Сейчас что-нибудь придумаем.

    Деньги перешли из рук в руки. Судьба Наташи была решена.

    Дядя Салим подождал когда девушка вернется из столовой и подошел к ней.

    - Девушка, - сказал он. - Вы все еще хотите пересесть?

    - Да, - обрадовалась Наташа.

    - Я могу предложить вам другое место. Там у вас не будет соседей и вы сможете прекрасно отдохнуть.

    Он провел девушку в конец автобуса и откинув занавеску, предложил ей устроиться на креслах, предназначенных для отдыха экипажа.

    - Присаживайтесь, пожалуйста. Тут вас никто не побеспокоит.

    Наташа засомневалась. Ее смутила близость нового места к кабинке туалета. Но все же она показалась девушке привлекательнее соседа по автобусу, и Наташа согласилась.

    Автобус заполнился и тронулся в путь. В салоне погасили верхний свет и подобревшие после сытного ужина пассажиры, позевывая, расположились на ночлег. Автобус прибывал в Стамбул в шесть утра, а пока, ему предстояло всю ночь ехать. Заснула и Наташа, отгородившись от остальных пассажиров автобуса легкой занавеской.

    Бодрствовал только персонал автобуса. Дядя Салим сидел за рулем. Вскоре автобусу предстояла переправа на пароме через Босфор, а до тех пор, дядя Салим будет бессменно вести автобус. Рядом с ним, сидел и смотрел сквозь ночь Мара, мечтая о своей невесте. А за ними, напряженно замер Бодэ. Объект его мечтаний был ближе, чем у молодого водителя. Вместе с другими пассажирами она уже наверное заснула. А может и нет. Может, ждет его. Ведь Бодэ не ошибся, она готова пойти с ним. И только дядя Салим помешал им на стоянке. Но все даже случилось намного лучше, чем он представлял. Задние сиденья автобуса больше подходят для этой девушки и для него, чем придорожная канава, куда он хотел отвести ее.

    Прошло немного времени и Бодэ решил. Ну все, пора. Он бесшумно встал с сиденья и отправился в конец автобуса. Занавесь была задернута. Он зашел за нее. Русская девушка, откинув назад оба кресла, спала положив голову на свою сумку, пождав под себя ноги.

    Бодэ присел на корточки перед ней. Сразу разбудить девушку или пока не надо? Может, пусть проснется сама, когда он Бодэ, уже преодолеет свою нерешительность. Он не хотел показаться неопытным в ее глазах. Такая красивая девушка наверное знает толк в мужчинах. Она обнаружив, что он, Бодэ не опытен, может просто посмеяться над ним.

    Но Бодэ, не знал с чего ему начинать. Несколько раз его рука несмело тянулась к ее телу и отдергивалась назад. Оно было еле прикрыто одеждой. Совсем не по-здешнему. Только короткая юбка и футболка. Ноги, руки, шея, верхняя часть груди - все открыто. Подставлено под чужие взгляды. Можно просто смотреть, а можно потрогать. Бодэ осторожно погладил ее колени, белеющие прямо перед его лицом. Трогать ее было намного приятнее чем смотреть. Девушка не проснулась. Тогда Бодэ осторожно задрал юбку на ней и погладил ткань ее трусиков. В ответ на это, внизу живота у него все вздыбилось и оттянув резинку трусов рвалось наружу. Бодэ пристав спустил с себя штаны, на минуту отвлекшись от девушки. Его рука привычно обхватила головку члена и принялась теребить его. Взгляд Бодэ метался между трусиками девушки и ее грудью, которая мерно вздымалась при дыхании. От сухой руки он вскоре почувствовал жжение. Что же это он? Так он может и у себя дома делать, когда будет вспоминать о русской девушке. А пока. Вот она лежит перед ним. Лежит и ждет его. И он не должен ее разочаровать ее. Ну, Бодэ, чего ты ждешь? Смелее.

    Бодэ задрал на ней футболку. Ее грудь была скрыта маленьким кружевным лифчиком. Бодэ сдвинул ткань в стороны. Из него легко выскользнули два темных соска, резко выделяющихся на ее белом теле. Бодэ задохнулся от прилива похоти. Девушка начала ворочаться. Бодэ выждал минуту, он затаился, пережидая, пока ее дыхание опять не станет ровным и глубоким. Он не хотел, что бы она так рано просыпалась. Вначале он посмотрит ее всю. У него в кармане был складной ножик. Еле слышно щелкнуло, распрямляясь лезвие. Под его натиском лопнули две тоненькие ленты на ее бедрах и Бодэ уже еле сдерживаясь сам, оттянул от ее тела испорченные им трусики. Он низко склонился, глубоко вдыхая запах девушки. Этот запах, войдя в его тело через ноздри, резко ударил мужчине в голову, затем в грудь, нестерпимо зазвенело в ушах. Ну все, Бодэ. Ты и так долго терпел. Он одним движением он перевернул девушку на спину и навалился на нее, распиная своим тяжелым телом. Член его бился и толкался внутри ее ног, не попадая внутрь нее, руками обхватил девушку за плечи, губами схватил за грудь и начал негромко постанывая грызть ее.

    Наташа проснулась. Только - только она во сне мягко таяла под нежными прикосновениями Милка, как... на нее навалилась, не давая вздохнуть тяжелая масса, ее качало, внизу живота натирая нежную кожу в нее тупо билось что-то твердое, ее грудь зудела и болела под чьими-то укусами, на ее плечи давили и сжимали железные тиски.

    «Что это? Кто это? Милка... нет, не Милка...?»

    Наташа всхлипнув приготовилась кричать от боли и ужаса, но из ее горла донесся только писк. Бодэ оставив плечи девушки, от паники схватил ее за горло и тихонько сжал. Что-то было не так. Почему она вырывается? Разве она не сама пришла к нему на задние сиденья? Разве она не сама хотела пойти с ним в канавку при дороге? Разве она не выставляла ему на встречу свои острые груди, подманивая его ими к себе? Так почему же ей теперь все это не нравится? Или это такая хитрая игра? Бодэ чуть сильнее свел пальцы. Девушка потеряла сознание, или притворилась. Ему было все равно. Он сделав еще несколько судорожных тычков, и так не сумев войти в нее принялся изливаться на ее промежность, на сиденье, на ее юбку, пачкая липкой жидкостью все вокруг.

    От избытка чувств, кажется Бодэ и сам на миг потерял сознание, как над собой он услышал голос Мары. Молодой водитель заметив долгое отсутствие стюарда, решил пойти посмотреть, чем тот занимается.

    - Бодэ? Что тут такое? - спросил он, стараясь заглянуть за широкую фигуру стюарда. Это ему не удалось

    - А ну подвинься-ка козопас.

    Бодэ сдвинулся и Мара увидел полуобнаженную девушку. На ее лице в беспорядке лежали волосы, мешая ее рассмотреть. Но не лицо интересовало молодого водителя. Кровь резко ударила Маре в голову. В ушах зазвенело от вожделения. То, что девушки обычно прячут под многочисленными одежками тут било в глаза. Било и манило.

    - Ну ты даешь Бодэ. Она все-таки дала тебе.

    Мара быстрым взглядом окинул автобус. Все спали. Только дядя Салим вел автобус.

    - Посторожи, - сказал он Бодэ.

    Мара скинул штаны и разведя ноги девушки вошел в нее. Не задумываясь о ней он постанывая от удовольствия бился внутри. Его ладони обхватили ее груди, сжимая их и теребя. Горячий турок как не останавливал себя, но продержался лишь минуту, и кончив со стоном, наконец обратил внимание на ее неподвижность.

    - Что с тобой? - тихо спросил он девушку. Она не отвечала.

    - Что с ней? - спросил он Бодэ, замершего за его спиной и не сводившего с них глаз.

    Бодэ так же молчал, только дыхание вырывалось из его груди. Грудь девушки тоже вздымалась, но как-то слабо и неровно. Мара отвел длинные пряди волос с ее лица и увидел, что у девушки закрыты глаза. Он легонько потряс ее. Она их не открыла. Он встал и натянув штаны опять спросил Бодэ, что с девушкой.

    - Я немного сделал ей так.

    Бодэ обхватил себя за шею и показал, что именно он сделал. В это время автобус въехав на паром, остановился. В салоне раздались тяжелые шаги. Ближе, ближе. Это был дядя Салим.

    Зайдя за занавеску и окинув взглядом всю картину, которая ему открылась он почувствовал как у него зашевелились на голове волосы.

    - Вы, что щенки наделали? - шепотом спросил он.

    - Дядя, это все этот дурак, -горячо зашептал Мара. - Я зашел, а он на ней прыгает. Откуда мне было знать, что он ее до этого придушил. Мне показалось, что все происходит с ее согласия. Ведь, ты и сам сказал, что она просто проститутка.

    - На этого придурка мне плевать. Но ты? Мой племянник? О, Аллах всемогущий! Что я скажу своей сестре, твоей матери? Что ты в тюрьме. Что я скажу твоей невесте и ее семье? Что ты в тюрьме. И из-за кого? Из-за русской дешевки. Из-за подстилки?

    - А может все обойдется, дядя, помоги мне.

    - О, Аллах. Она живая или мертвая? - спросил он.

    - Нет, еще дышит, - ответил ему племянник. - Дядя, может мы уговорим ее молчать обо всем. Или свалим все на дурака. Я уверен, что она не видела меня.

    - Свалим на дурака, - дядя Салим передразнил племянника, - неужели ты думаешь ему хватит мозгов, правильно ответить следователю.

    - А ты придурок, чего стоишь? - обратился дядя Салим к Бодэ, - доводи дело до конца, если уж взялся за него. Будь мужчиной - задуши ее. Ну?!

    Бодэ нерешительно посмотрел на дядю Салима. Потом на девушку. Он замер. Бодэ привык повиноваться дяде Салиму. Дядя Салим лучше знает, что ему Бодэ нужно делать. Ведь дядя Салим – водитель автобуса. Он, к тому же старше Бодэ. Он знает наизусть много сур из Корана, когда как он, Бодэ не запомнил ни одной. Хотя честно пытался. Но может дядя Салим в этот раз ошибается. Ведь и он не все знает на свете. Он ничего не знает об этой русской девушке. И о нем Бодэ, тоже ничего не знает. А ему очень понравилась эта девушка. Она совсем не смеялась над ним, как делали это все, остальные. Ее было так приятно целовать. Она стала первой женщиной Бодэ. Он хотел еще раз с ней встретится. Он хотел любить ее. Он хотел поговорить с ней. Он был уверен, что в этот раз смог бы найти слова... свои слова, что бы выразить то, что чувствует. Ведь он, Бодэ умеет чувствовать. И любить тоже умеет.

    - Дядя Салим, - униженно обратился Бодэ...

    - Чего же ты ждешь? – прошипел в ответ водитель автобуса.

    Он не хотел слушать этого дурачка. Дяде Салиму было плевать на его чувства. Дядя Салим плевал на его любовь. Он и сам бы с удовольствием придушил русскую девушку. А потом и придурка. И даже своего племянника. Дядя Салим страстно желал, что бы этого ничего не было. Он жалел, что не высадил девушку на последней станции. Дядя Салим увидев ее в первый раз, сразу же понял, что следует ждать неприятностей. У нее даже не было багажа. Ничего, кроме сумочки. Но он ей и не был нужен. Она и так в себе несла больше, чем нужно было. Она была прямо таки напичкана неприятностями. Достаточно было и ее белых волос. Довольно было и ее голубых глаз. Но она не остановилась на этом. Она еще и оделась, как шлюха. Как проститутка. В его автобусе было не место полуголым девицам. И не место изнасилованным, полузадушенным девушкам.

    Дядя Салим был примерным семьянином. У него было только две жены. На большее у него не хватало денег. Не так много зарабатывают водители автобусов. Но на проституток у дяди Салима денег хватало. И всяких он видел. И всяких имел. Но столько неприятностей он не видел и иметь не желал. Поэтому дядя Салим сказал:

    - Задуши ее, или я сам убью тебя.

    Бедный Бодэ! Ты слишком мало думал раньше. Поздно было тебе начинать думать сейчас. В конце концов, ты больше привык повиноваться, чем думать.

    Бодэ свел руки на горле девушки. Это было легко. В последнюю минуту русская девушка открыла глаза и впилась взглядом в его лицо. Губы у нее зашевелились, девушка пыталась что-то сказать, но пережатые связки подвели ее и из ее рта донеслось только еле слышное сипенье. Бодэ испугался этого звука. Она слабо начала отбиваться. Но Бодэ навалился на нее и через минуту она затихла. Он отпрянул от нее. Трудно было оторвать свои глаза от этих стеклянных голубых глаз. Но он смог.

    Тем временем дядя с племянником принесли большой брезентовый мешок и осторожно приоткрыв заднюю дверцу, осмотрели ту часть парома, где стоял их автобус. Тут все было тихо.

    - Давай скорее, суй ее в мешок, - сказал дядя Салим Бодэ.

    Стюард, засунул девушку в мешок, для этого пришлось практически сложить ее пополам. Дядя Салим завязал мешок и помог закинуть его на плечи Бодэ. Они тихонько выскользнули из задней двери автобуса. Пассажиры которого, по-прежнему спали, насыщая воздух симфонией носовых и горловых рулад. Спал и девушкин бывший сосед – турок. Он еще перед самым сном забыл о ней. Вроде бы ехала с ним рядом какая-то русская. Куда делась?

    Трое мужчин, оглядываясь по сторонам, прячась в густой тени, наконец, достигли одного из бортов парома. Бодэ перевесился через него и опустил вниз свою ношу. Несколько раз перевернувшись в воздухе мешок с глухим плеском ударился в воду. Следом за ним отправилась сумка девушки. Темные ночные воды Босфора сомкнулись над ними. Им было не привыкать скрывать в своих глубинах нежелательные грузы. Убедившись, что жертва их преступления надежно спрятана, водители один обгоняя другого торопились к автобусу. И правильно делали. На пароме могли быть воры. И насильники. И убийцы. А у них стоял открытый автобус. С беззащитными, спящими пассажирами. Вот и торопились водители. И Бодэ торопился за ними. Куда ему без них? В одном кармане у него лежал складной ножик. В другом – порезанные кружевные трусики. Бодэ грустил.

    В шесть утра автобус прибыл в Стамбул. Его встречало много людей. Все они кого-то выхватывали из шумной толпы и исчезали под навесами автобусной станции. К дяде Салиму подошел красивый молодой турок. Вежливо поздоровавшись, спросив о делах дяди Салима, и о его здоровье, как это принято на востоке, он только тогда перешел к своему вопросу.

    - В Измире, в ваш автобус должна была сесть молодая русская девушка - моя невеста. Вот она. - Молодой турок достал из портмоне фотографию молодой блондинки и показал водителю, - не видели ее?

    - Нет, - водитель сплюнул себе под ноги. – Никаких русских у меня в автобусе не было. Да, не волнуйтесь. Загуляла где-то в Измире. Деньги закончатся - она к вам и вернется. Все они такие, эти русские наташи. Им от нас нужны только наши деньги и золото. А больше ничего. Нашел бы ты сынок себе турецкую женщину и женился на ней, а об этой забудь.

    - Спасибо за совет отец, но она не такая. Это порядочная девушка. Хотя ее и Наташей зовут. А когда приходит следующий автобус из Измира?

    - Ничего не знаю. В кассе спроси. Что я справочное бюро тебе? - тон водителя резко переменился, из дружеского он стал злым и раздраженным.

    - Прости отец.

    Молодой турок отошел от него. В руках он по-прежнему держал маленькую цветную фотографию. Там доверчиво улыбаясь все еще жила и верила в будущее счастье его Наташа.

    В природе есть замечательное животное – хамелеон. Молодым девушкам следует обратить на него внимание. Молодым девушкам вообще нужно много на что обращать внимание. Им нужно много учиться. У природы. У хамелеонов. У других людей. Почему они не делают этого? Они не хотят тратить на это время. Ведь скоро придёт к ним старость. Нежная кожа завянет, сморщится. На бедрах выступит целлюлит. Волосы поседеют. И никому не будут нужны эти бывшие молодые девушки.

    Да. У молодых девушек очень мало времени. Им некогда учится. Жаль только не все из них проживают это время. Жаль, не все из них становятся бывшими молодыми девушками. Сморщенными и старыми. Мне жаль тех, кто навсегда останутся молодыми.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: vikiZima
    Категория: Другое
    Читали: 96 (Посмотреть кто)

    Размещено: 1 мая 2011 | Просмотров: 845 | Комментариев: 7 |

    Комментарий 1 написал: Rufina (2 мая 2011 11:32)
    Жестоко, очень жестоко. Жалко девушку, такую глупую и самонадеянную. Но тут присутствует и простая неудача.
    Обкурившийся гашиш таксист
    обкурившийся гашишом или, можно написать, гашем таксист.
    Кстати, последние два абзаца, мне кажется, лишние. Тут всего достаточно, чтобы сделать вывод самостоятельно.
    мне не показались они лишними, все тут нормально.



    --------------------

    Комментарий 2 написал: vikiZima (2 мая 2011 11:39)
    по поводу последних двух абзацев
    они перекликаются у меня с первым, - это авторские отступления
    Герману они кажутся лишними в силу возраста и опыта
    более молодым читателям, мало знающим жизнь - они безусловно не лишние (кстати, не очень хорошее знание жизни - это не есть недостаток и он вполне легко исправим, обычно с возрастом)



    --------------------

    Комментарий 3 написал: reqiuem (2 мая 2011 15:50)
    Т.к. читал с распечатки, то ошибки не выделял, а их хватает с достатком. Много местоимений, множество их повторений. Также много повторов имен, которые никак не клеятся друг с другом. Есть и те предложения, что не имеют смысла или же не подходят на ссылку предыдущего. Еще не понравились абзацы, склеенные из обрезков коротких предложений. Все же хороший читатель соблюдает при чтении знаки препинания, а огромное количество точек... словно ребенок за рулем, который чередует педали газа и тормоза при езде. Длинные предложения затруднений не вызвали.
    Больше похоже на эксперимент в стиле - скорее осознали несколько маневров и захотели их применить сразу же. Это хорошо, но пока не слишком удачно. Все это дело времени.
    Еще есть - по правилам ненавистным одним редактором - скачки фокала. Вы постоянно прыгаете из одной головы в другую, а затем снова берете бразды всевидящего и начинаете рассказывать историю, а не видеть ее глазами других. Это открывает суть героев, но... это ошибка стилистики. Вообщем есть стать, вам их лучше самой прочесть и самой разобраться.

    И насколько я понимаю ощущения мужчин от желания секса не были взяты с пустого места. Были подопытные?

    В корне не соглашусь с вышестоящими мнениями. Чувство жалости - это дело каждого. Жалости это у меня не вызвало. Нигде нет ни малейшего намека на умственную неполноценность девушки. Абсолютно. Чувства всегда доминируют на разумом, особенно у женщин. Они в отличии от мужчин, скажем так, не закаляются от прошлых неудач, поэтому более влюбчивы. Хотя и у мужчин случается подобное. У говорить о сильных людях, которые контролируют свои чувства? - Значит чувства слабы. Есть болевой порог, есть и такой же порог в плане чувств. У кого-то выше, у кого-то ниже.
    Девушка влюбилась, отдалась чувствам, но чтобы продолжить это, ей в корне нужно поменять себя, поменять свой мир, принять чужой, а это просто огромная эмоциональная нагрузка, особенно на женщину, которая с детства была свободна, которую окружали совсем другие люди. Чувства сильны и они ее возвращают обратно. Любовь, а не страсть к приключениям . И она ведет себя так, как она воспитана. И даже В России есть свои табу в воспитании, и героиня их проявила. Это не глупость, это защита.
    Когда нет возможности обрести счастья, мы все строим из себя ученых, а когда есть хотя бы маленькая надежда, каждый отдастся и глупости и наивности, когда есть реальный шанс.


    Комментарий 4 написал: reqiuem (2 мая 2011 17:43)
    Цитата: vikiZima
    тяжело было за ними уследить? - это создавало неразбериху в тексте?

    В общем-то нет.

    Цитата: vikiZima
    и еще у меня вопрос - герои получились живыми?


    Живыми... вряд ли. Живые персонажи живут в романах. А здесь рассказ небольшой. Но мотивы и желания в данной ситуации переданы хорошо.


    Цитата: vikiZima
    не сделало ли это ее невыразительной?


    Сделали.

    Цитата: vikiZima
    а как вам все остальные герои?


    У меня возникла путанница в именах, но на фоне хорошо выделился турецкий дурачок.


    Комментарий 5 написал: vikiZima (2 мая 2011 17:53)
    Два имени на букву " М ", что-то я об этом не подумала, одного из них следует переименовать



    --------------------

    Комментарий 6 написал: Sava (6 мая 2011 13:25)
    Чувство тревоги не покидало при прочтении.
    Отлично передано настрение.
    Смена фокальных персонажей (правильно написал?) - чувствуется, что что-то не так, но проблем в составлении картины череды событий не создает.
    Последние два абзаца - соглашусь с optron, тоже показались лишними. Но это дело вкуса. Мне больше нравится недосказанность, нежели назидания.


    Комментарий 7 написал: vikiZima (9 мая 2011 22:30)
    Sava ,
    спасибо,
    но мужчин я не хотела поучать, у них все о*кей,
    только девушек, и то самых молоденьких,
    и то совсем чуть-чуть,
    типа страшной сказки на ночь



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.