«    Январь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 6
Всех: 8

Сегодня День рождения:

  •     mafik (27-го, 28 лет)
  •     НиВе (27-го, 31 год)
  •     Светима (27-го, 69 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2263 Кигель
    Флудилка На кухне коммуналки 3048 KURRE
    Стихи ЖИЗНЬ... 1635 Lusia
    Стихи Творческая мастерская 66 ТатьянаМ
    Флудилка Время колокольчиков 203 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1748 Герман Бор
    Флудилка Курилка 2207 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 519 Старый
    Рисунки и фото заметки 17 Chel
    Стихи Стихи для живых 71 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Четыре дня

    Смотри сам, небо становится ближе с каждым днём…
    (Б. Гребенщиков)

     

    От автора


    Путешествие в заповедный Приморский край - в царство древних тисов и бездонного океана. Путешествие, в котором странным образом переплелись моя фантазия и реальность, быль и не быль. Сказка, в которой каждое слово - правда.

    Действующие лица:

    1. Я
    2. Белка-Летяга (Наташа)
    3. Лиса (Настя)
    4. Волк (Олег)
    5. Суслики (Саша и Алена)
    6. Маленькая Девочка Со Взглядом Волчицы (наш гид)
    7. Ацкий Фомич (водитель катера)
    8. Дриада (Оксана - экскурсовод по острову Петрова)

    ...потому что они все так выглядели.

    Место действия:

    Четырехдневный эко-тур в Лазовский заповедник с походом на Еламовские водопады и остров Петрова (единственный в мире остров с тисовой рощей).

    Определения слов, используемых в повести:

    Маленькая Девочка Со Взглядом Волчицы - строки из одноименной песни группы «Крематорий». Такое прозвище было дано руководительнице тургруппы за ее внешность и характер.

    БГ - Борис Борисович Гребенщиков (БГ) - советский и российский поэт и музыкант, лидер рок-группы «Аквариум»

    В главе "Сказки о Силе" активно используется сиволика и понятия книг Карлоса Кастанеды: 

    Тональ и нагваль - два "параллельных" мира, из которых состоит вселенная. Мир материальных предметов (тональ) и мир нематериальный (нагваль).
    Дон Хуан - известный персонаж книг Карлоса Кастанеды, индейский шаман.
    Карлитос  - ласковое обращение Дона Хуана к герою книг (Карлу).
    Чаппараль - вид кустарника, часто упоминается в книгах.
    Индульгировать - размышлять там, где лучше просто действовать (из книг Кастанеды)

     

    День 1. Город в заде.

    И вовсе я не ругаюсь!

    «В заде» – это на языке одной девушке, с которой я вместе работаю, означает «позади»… Согласна, смыслы разные. Если «позади» еще предполагает варианты местоположения объекта, то «в заде» это местоположение определяет самым конкретным образом.

    Так вот… Началось всё с того, что Город самым конкретным образом оказался «позади». А мы оказались впереди. В авангарде облаков и ветра.

    Покачиваясь в автобусе, мы до поры до времени слушали с Белкой-Летягой напутствующие песенки от БГ. Рядом сопели Волк и Лиса. С Сусликами я тогда ещё не была знакома, но и они уже были с нами.

    Песенки БГ обещали многое. Мы подпевали им, а нам за окном подпевало голубое небо.

    Город был низложен в своём глубоком «позади». Город определенно был «в заде». Впереди же было просто Направление.

    Нам вдруг стало по пути с Деревьями.

    Что, обкурилась, скажете? Да. На четыре дня.

    Наш руководитель - Маленькая девочка со взглядом волчицы - болтаясь на фоне неба и солнца между двумя рядами кресел автобуса зачитывала нам правила техники безопасности в случае внезапного попадания в Природу, про клещей, сыпучий камень и прочие смертности, в какие пальцами лучше не тыкать.

    Но БГ советовал «забить» на правила.

    Он говорил «тебя там встретят»…

    И я решила «забить».

    Ведь встретят же, чего переживать?

     

    День 2. Младший брат - Лес.

    Успеть

    Мы успели — в гости к Богу не бывает опозданий
    (Высоцкий В.)

    Подъем! Быстрее! Нам надо УСПЕТЬ! Водопад, он ждать не будет! Бегом!

    В Лес!

    Не успевающие, мы ворвались в тебя, Лес. А ты ворвался в нас. В меня.

    Ты встретил меня: развернул перед моими ногами камни да сучья, надавал по лицу руками-ветками. Ты сердился – я так давно не была у тебя в гостях. Забыла… Забыла тебя, Лес. И ты решил напомнить - веткой по лицу. На что, мол, променяла меня? Что не приходила всю жизнь? Что не заглядывала ко мне так долго?

    Я бежала по тебе. А ты летел в меня всеми своими листьями.  И приговаривал, заглушая собой голоса людей:

    Выверни свои кости, раскрой ладони. Я вложу в них свои еловые руки. Дай, пожму ими твои людские!  Дай же! Я соскучился…

    Снимай кроссовки! Да снимай же! Что за блажь носить на себе резину? Я ждал тебя, я приготовил тебе подарок – лучшую обувь! Примерь-ка… Обуй ноги в ледяную воду моих ручьёв! Нравится? Не жмет, не давит?

    В самый раз…

    Это по мне, Лес!  Всё это – по мне!

    Грудь нараспашку и руки наотмашь… Загребая ладонями все твои деревья – хватая твои руки, цепляясь пальцами за твои древесные суставы-полипы я тащила тебя с собой к Водопаду, который заждался нас. И мы неслись дальше, ныряя босыми ногами из одной обновки в другую – прозрачные ручьи были готовы обуть собой всех нас…

    Водопад

    Мы выскочили к подножию Водопада. Я и Лес.
    И вдруг Лес схватил меня за шиворот:
    Стоять!
    Смотреть, человек!
    Смотреть и молчать. Тсс… Тихо, говорю.

    Вот она, Первая моя Красота…

    – Да, – прошептал мне Лес, это – мой главный тебе подарок…

    Бери, человек. Раскрывай свои глаза пошире. Черпай ими эту Красоту. Вычерпывай её. Потому что ты успел, и Солнце ещё освещает Воду, и Вода до сих пор ещё спорит с Камнем внизу, кто из них двоих упрямей. Спорит так, что аж брызжет! Да и Камень весь уж мокрый от натуги! Вечные спорщики…

    Кто же кого переспорит?

    А тебе-то что, человек? Лес усмехнулся мне краешком себя. Твоё дело иное: смотри на них и бери себе всё, что в них есть. Бери, сколько можешь унести… Всё это – твоё. Бери… Загребай-загребай! Да руки-то опусти. Слабые они, не поднимут такое богатство. Ты глазами бери, глазами… И не щурься! Это Солнце тебе в кузовок уже само лезет, глупый. Его золото тоже – бери! А вот тебе ёще и хрусталь Воды! Подставляй-ка пальцы, Вода нанижет на каждый по десятку хрустальных колец! А вот и вышитые этим хрусталем да тем золотом платки на головах камней у подножия. И зелени не забудь захватить! Да побольше!

    Я послушалась Леса. Я собрала Воды и Камня, Солнца и Зелени столько, сколько смогли вместить в себя мои глаза…

    Невозвращение

    Меня нашли за Камнем наши Суслики и сообщили, что Маленькой девочке пора уходить из Леса. И что она намерена забрать всех нас с собой.

    Что поделаешь… Се священное Право руководителя туристической группы.

    Все стали возвращаться.
    Пошла и я.
    Шла, прыгала по ручьям и веткам, обнималась с деревьями… Но часть меня не двигалась с места, на самом деле. Она оставалась с Лесом с каждым шагом, с каждым прыжком.

    Она оставалась с Лесом.
    Она становилась Лесом.
    Она оставалась Лесом…

    Так, в лагерь вернулось половина моего большого «Я» и ещё одно моё маленькое «я». Так началось моё невозвращение...

    Берег Мураками

    Простившись с Лесом и Водой, мы пошли к Океану.

    И вечером я и Белка-Летяга уже прыгали по лунным лысинам гладких пропитанных солью камней его побережья, заполняя лёгкие простором до упора.

    Наши лица целовало Солнце. Слева мир раздувало Океаном до размеров Вселенной, растягивая необъятность Неба до бесконечности…

    Мы пропрыгали мимо ржавого скелета морского мастодонта, тушу которого выбросило на камни очень давно. Картина для сюжетов Харуки Мураками...

    Под ногами тренькали голубые камешки, посеребренные солью.

    В ушах же казалось навеки поселилась оглушительно звенящая невыразимым безличным звоном Тишина.

    — Я теперь не знаю, кто я! — сказала мне Белка-Летяга.

    — А я знаю, что теперь я – никто, — весело ответила я.

    Тогда я знала это совершенно точно.

    Палатки мы ставили в сумерках.

    А потом пришел Млечный Путь…

    До встречи с моим старшим братом оставалось совсем немного времени. Я это чувствовала. Засыпая, я готовилась к ней.

    Я никогда не была так близко к Океану прежде. И всё же без подготовки разговора с ним не выйдет. Поэтому я стала готовиться. Я откуда-то знала, что если Лес потребовал от меня распахнуть свои глаза, то Океан потребует распахнуть своё сердце.

    А это намного труднее.


    День 3. Старший брат - Океан.

    Акций Фомич!

    Утром Маленькая девочка со взглядом волчицы намекнула, что моя встреча с Океаном откладывается, поскольку по программе меня ждёт некий остров Петрова.

    Что ж. Пусть.

    Тем более, что я пока не чувствовала себя готовой к встрече с Океаном.

    И мы пошли на берег. Я, Белка-Летяга, Лиса, Волк и два Суслика.

    Стоя у кромки воды, я рассматривала остров Петрова, ни о чём не думая.

    Между островом и берегом зажигал на красной лодке ацкий мужик – морской байкер Фомич!

    Его работа была проста: он смотрел на свет и в глазах его было по морю в каждом, а его лодка тем временем врезалась носом в песок, загребала в себя людей, ныряла обратно в синеву воды и мчалась на остров.

    Фомич задавал жару,  доводя спокойные воды до кипения, выдавая вагон лошадиных сил, разгоняясь на поворотах и  выуживая одной левой из волн синие кепки как бы между прочим.

    Мы были потрясены Фомичом!

    «Яви своё искусство, Фомич!» — кричали наши глаза, жадные до кипящей глубины, разверзающейся под красными стальными боками.

    И Фомич являл. Лодка высекала на ультросиней глади ослепительные искры и всполохи, осыпая наши лица россыпями бриллиантовых осколков моря. Мы были птицами. Мы летели… Ветер трепал наши перья.

    Всю недолгую дорогу я бороздила взглядом проносящееся под нами песчаное дно. Я видела каждый камень. Я знала, что он лежит глубоко…

    Это было не постижимо.

    Остров Петрова неумолимо приближался…

    Сказки о Силе

    - Разве нагваль поблизости? – спросил я.
    — Конечно, — сказал он и усмехнулся.
    (К. Кастанеда «Сказки о Силе»)

    Невыразимый остров Петров…
    Петров, разве ты – просто остров?

    Когда Ацкий Фомич вытряхнул нас из красной лодки под ноги острову, я вспомнила напутствующие слова Маленькой девочки:

    — Если вы хотите попасть на остров Петрова, дети, — сказала она однажды в автобусе, — вы должны этого очень сильно пожелать. И ещё очистить мысли от скверны! Иначе ничего не выдет. Дождь ливанет или ветер поднимется да такой, что... А Фомич в такую погоду не повезет.

    — А если… — захотелось сказать кому-то из нас.

    — Не грузите меня. Просто очистите всё, что дОлжно, — категорично обрубила Маленькая девочка.

    Сказано – сделано.
    Наверное, мы все не плохо постарались на эту тему: остров Петров был явно удовлетворен чистотой наших помыслов. Он ждал нас с самого утра, развернув перед нами свои рощи, пропасти, вершины, как заморский купец перед падкими – индийские шелка, расшитые где зеленым, где синим, а где и чёрным.
    Остров Петров разбросал у своих ног самоцветы – морские камушки, расточительный, густо устлал ими дно под прозрачной водой своих бухт. И зажег над своими несметными сокровищами Солнце, освещая себя и своё Велико-Лепие.

    Не устоять.

    Смотрите, пришедшие ко мне. Смотрите, замолкая… Смотрите, забывая, кто вы… Смотрите…

    Сильны твои чары. И дар у тебя есть, Петров, самому лучшему из Смотрящих на тебя. Вижу, есть у тебя и такое, Остров ты этакий по наши души...

    Как только Ацкий Фомич исчез, оставляя за собой глубокий след в нашей памяти на века, на смену ему из кустов по ту сторону вышла местная Дриада и сообщила, что по острову нас поведет она.

    — Без меня вы пропадете, — весомо сказала она.

    Я в этом не сомневалась: остров Петров в этом плане был многообещающ и молчаливо-красноречив. Например, если даже просто посмотреть в его воду у самых его ступней… Пропадешь же. Безвозвратно.

    Многие из нас, впрочем, несмотря на слова Дриады, начали уже «пропадать», глазами растворяясь в окружающем мире.

    Покосившись с явным одобрение на «уже пропадающих», Дриада дала нам последняя вводную:

    — Разувайтесь, пришедшие. Закрывайте глаза и идите за мной. И помните, для встречи с нагвалем у вас должен быть крепкий тональ!

    Разуться-то без проблем, но… Вряд ли у нас есть крепкий тональ. Эх, что ж вы, ёлки-палки, в программе тура это-то не прописали! Это ж – самое главное! А то всё про клещей, да сыпучий камень… Тьфу.

    С этой мыслью я и вошла вместе с прочими в Тисовую Рощу…

    Открыла глаза, как учил меня Младший Брат и…

    Имеющий глаза, да увидит, что внизу – мягко да сыро, вверху – светло да зелено, а между – ТИШИНА…
    Тишина… Древние Тисы молчат так, что сердце замирает. Имеющий уши да слышит, как молчат Тисы… А молчат они так:

    — Смотри, пришедший. Забывай, кто ты. Понимай, кто мы. Молчи так, как молчим мы… Не говори с нами – молись нам. Не думай про нас – стань нами… Рас-тво-рись…

    Я подняла голову – Солнце и Ветви закружились в моих глазах, как стеклышки в калейдоскопе и стали складываться в узоры, узоры, узоры, узоры…

    Невыразимые узоры. Вязь ветвей и стволов. Каждому стволу жизни по тысячи лет. За каждый ствол плата по десять женщин. Было время... Да хоть бы и по двадцать! То, что вы такое, Тисы, то купить нельзя… Вокруг вас ходили мы все босыми и терялись среди вас. Растворялись глазами. Исчезали ими в ваших кронах, Великие… Растекались ими по вашим стволам. Ходили и кланялись вам до ног ваших… Кто мог, тот смотрел на вас уже и не глазами даже, а сердцем…

    Плетись, плетись, Сказка… Так напевали вы, Тисы. Вяжи ветви Древних в руны, ведай ими нам о невыразимом… Ведай нам о нагвале… Плетись, плетись, Сказка о Силе… Имеющий уши да слышит… Имеющий глаза да видит…

    — Не забудьте поздороваться с Хозяином этого места, — сказала нам Дриада, пока мы, как ёжики в тумане блуждали по Роще, потерянные и раздавленные её Красотой.

    — А кто тут Хозяин-то?

    — А аккуратно Дон Хуан и есть тут Хозяин, Карлитос…

    Ах, вон оно что… Ну так бы сразу и сказала… Впрочем, она и так это сразу сказала. Такое лучше сразу говорить… во избежание непредвиденных последствий. Дон Хуан вам не Дед Мазай, всё-таки…

    Мы дружно и молча поздоровались.

    — Вот… Теперь – хорошо, — кивнула Дриада, — теперь нам и дальше можно. Я поведу вас к Белой Пропасти с Синей водой и на Вершину для Богов.

    Сказала и повела сквозь Рощу, зажав в крепком маленьком кулачке серебристые цепочки-поводки от наших душ. Поводки позвякивали в тишине. По дороге она рассказала нам «поучительную историю»:

    — Давным-давно, приезжал сюда, ребята, спелеолог один заморский. Джоном Толкиеном  назвался. Пришел, значит, к нашему Фомичу да и говорит ему: хочу, мол, тут на вашем Петрове пожить немного. Здесь, говорит, у вас Роща есть одна – чистый Ривендел. А я – крупный специалист по эльфам. Чай, водятся они у вас тут? Фомич, конечно, плечами пожал да руками развел, мол, поди – разберись что у нас тут в этой Рощи «водится», может и эльфы, а может и черти… Одним словом, отправили мы все Джона Толкиена сюда, в Рощу эту, «эльфов искать»… — Дриада вздохнула, — Искал он их долго очень. Недели две. Не нашел никого. Да видно искал не аккуратно… Нашел его самого в этой Роще однажды ночью Дон Хуан… Тональ у спелеолога был, видать, не очень, так себе. Не выдержал он Сказок о Силе нашего Хозяина… Уехал к себе в Америку. Ну, вас с вашими эльфами, говорит, а я больше в лес этот поганый ни ногой! Так и сказал.

    Мы прониклись и подумали про свой тональ: он-то выдержит, если что?

    — Да вы не волнуйтесь, пришедшие, — усмехнулась нашим мыслями Дриада, — «Если что» – это тут только по ночам происходит. А днём Хозяин здешний в коре живёт… Да вот он и сам, видите?

    Мы как раз дошли до дерева с наростом в виде лица. Глядим, а на лице этом вместо рта – дупло.
    Жутко…

    — Ну, ещё он много где днём живёт, — продолжала Дриада, — вот там и вон там… Везде, короче.

    Мы проходили мимо деревьев, которые внимательно разглядывали нас. Они трогали нас за плечи еловыми лапами, разворачивая к себе лицами, задерживая на мгновение и отпуская как ни в чём не бывало… Уверена, что некоторые этого пристального внимания не замечали, хотя и чувствовали его. Что деревья хотели рассмотреть в нас?

    — А вот, посмотрите, пришедшие, направо, — вдруг сказала Дриада, — Се стоит Ось Петрова. Зацените!

    Ось Петрова – это исполинский кедр. Ствол его обхватом в четыре человеческих руки. Одноногий Великан он, подпирающий головой Небо.

    Все подошли, глазея, сердцем проверяя свой он или чужой… Кланялись ему и отходили оробевшие. Подошла и я в числе последних. Протянула руку и коснулась древесной кожи.

    — Мы с тобой братья ли? — спросила я Кедр.

    — Мы… — ответил он.

    И потекло в пальцы мои тепло нечеловеческого рукопожатия, проникая в сердце. Сердце кланялось, благодарило за встречу. И Кедр кланялся ему в ответ.

    Так мы поднимались вслед за Дриадой на Вершину для Богов.

    И поднялись.

    Почему Вершина для Богов? Потому что начинаешь подниматься на неё человеком, а подходишь к её краю уже Богом. Смотришь сквозь паутину ветвей вперед, упираясь глазами в рассеченную от края до края синей полосой моря Даль, чувствуешь, что под тобой – бездна, и над тобой – бездна и… от этого медленно, но верно становишься Богом.

    — Помните про тональ, ребята! — во время отвесила свой комментарий нашему всеобщему крышесъезжанию Дриада.

    Я подошла к Белке-Летяге. Она как раз в это время была занята тем, что взглядом укоренялась в бесконечности открывшегося нам на Вершине горизонта.

    — Ты чувствуешь себя Богом? — спросила я.

    Белка-Летяга кивнула мне серьезно, не индульгируя. Да и чего паниковать?  Быть Богом – это приятно… необъятно и хорошо.

    Тональ ни у кого толком уже не работал…

    И Дриаде пришлось стаскивать нас с Вершины вескими аргументами. То есть, обещаниями показать кое-что превосходящее «это»… И повела она нас вниз. К Белой Пропасти с Синей Водой.

    Мы нехотя тащились, теряя свою божественность с каждым шагом. Наверное, мы и не были сами по себе Богами. Просто мы на какое-то время стали Вершиной для Богов и ненадолго растворились в её великой сущности, ощутив сопричастность с ней…

    Мы шли, не зная, что такое Белая Пропасть с Синей Водой. Но это было поправимо. Вскоре мы их увидели.

    — Загляните, пришедшие, вот за этот чапараль, — посоветовала нам Дриада, остановившись, тыча пальцем на всклокоченный кустарник, — Только осторожно.

    Мы стали подходить к кустам и заглядывать за них по двое, по трое. К тому времени мы уже точно не знали, кто мы. Половина каждого из нас осталась бродить среди Тисов, и она тихо переговаривалась в пораженно-молчащем разуме каждого с той частью нас же, которая всё-таки решила задержаться на Вершине для Богов.

    А тут ещё за кустами… такое…

    ПрОпасть.
    От слова «пропАсть».

    Заглядываешь за чапараль ты, уже и без того… и без этого и глазами успеваешь только судорожно вобрать в себя до отказа Омут пространства. А после слепнешь от Красоты и слышишь, как в глухой тишине грудной клетке сердце с коротким щелчком раскрывается шестилепестковым цветком лотоса, просыпаясь чтобы тоже посмотреть на достойное его внимания явление. Не всякое явление достойно внимания сердца, не всякое заставляет его раскрывать свой глаз…

    Белые-белые, выжженные Солнцем каменные отвесные стены Пропасти. Сосны обернувшиеся тропическими пальмами. И синяя глубина внизу. Взгляд тянуло неумолимо вниз… В глубину…

    Рядом со мной опять оказалась Белка-Летяга. Судя по выражению её лица, она уже «приобщилась» к месту и теперь закрепляла результат, внутреннее трансформируясь прямо-таки на глазах. И тогда у меня созрело единственно верное в данной ситуации решение:

    — Крышу мы, Наташа, оставим здесь.

    Белка-Летяга кивнула.
    Да, крышу надо было оставлять. Иначе, как идти дальше? Не оставаться же у этой ПропАсти вместе с крышей.

    Итак, мы дружно сняли наши крыши и положили их под чапараль… Теперь мы могли, по крайне мере, опять идти. По краю этой Красоты, на цыпочках, по её лезвию, нелепо размахивая растопыренными пальцами, балансируя в пустоте ума между безумием абсолютной свободы и блаженством обретения сверхцелостности.

    Наш героический порыв оказался своевременным, поскольку Дриада как раз в этот момент решила отвести нас обратно. На берег. К Фомичу.

    На обратной дороге наше босоногое и бескрышное братство ёжиков в тумане стройной ниточкой расшатанных невыразимыми впечатлениями тел сочилось в полном молчании по тропинке.

    А перед самым возвращением в простой смертный мир остров Петров явил-таки нам свой дар — Дерево Желаний. С Дуплом для лица и Внутренней Водой для нашептывания…

    Каждый пошептал в Дерево что-то своё.

    А потом… мы вышли на свет. И Дриада исчезла.
    Фомич забрал нас, и спустя ещё несколько мгновений мы были уже по эту сторону реальности. Сказки о Силе остались по «ту»…

    Вернее мы вернулись не совсем. И не сразу.
    С острова Петрова каждый из нас «возвращался» потом ещё весь остаток дня и всю ночь… И, думаю, некоторые из нас возвращаются с этого места до сих пор. Нет-нет да доходят до них какие-то частицы. Стучат в грудь, заглядывают в глаза, говорят:

    – Свои мы, свои. Дошли вот только… Пустите же.

    Пустим их, конечно, этих пилигримов. А вдруг они однажды захотят да и дорасскажут нам Сказки о Силе. Ведь они были там дольше нашего и наверняка видели Дона Хуана, пока мы спали в палатках на этой стороне… И вдруг он дал им не доступное нам объяснение магов… Главный свой дар. И они когда-нибудь им поделятся с нами… Чем, в конце концов, Дон Хуан не шутит?

     

    Встреча с Океаном

    Голос океана – это крик.
    Он говорит, что жизнь необъятна.
    ( из к/ф  «Легенда о пианисте»)

    После острова Петрова я отчетливо почувствовала, что теперь идти к Старшему брату «пора». Можно, то есть.

    И я пошла.  Мы пошли, точнее. Я и Белка-Летяга. На берегу нас уже ждали Волк и Лиса. Суслики спали в палатке. Остров Петров изрядно впечатлил их на всю их маленькую площадь организма. А может быть у них просто был слишком слабый тонналь?

    Как бы там ни было, они повалились в объятья Морфиуса. Знайте, такого большого негра в стильном плаще, очках кота Базилио и с автоматом? Вот… именно этот апгрэйд старого-доброго греческого варианта Бога Сновидения и обнимал их в палатке самым бессовестным образом в тот судьбоносный час, когда я, Белака-Летяга, Лиса и Волк сошлись на берегу.

    Волк почти сразу пошел ловить заморышей… морышЕй… Морских ежей, во! Лиса взяла маску и тоже пошла в море по своим делам. Не удивляйтесь, раз в год (а то и реже) даже у Лисы появляется свои «морские дела». Я не говорю уже о Белках-Летягах… Этих вообще картошкой не корми, а дай только до моря дорваться.

    Что? Гоню, скажете? В смысле, брежу?

    Ну… да. Я ж без крыши. Не забывайте. А без крыши – легко: вместо мозгов параллелограмм, который и выдаёт вот примерно вышеописанный креатифффффффф… Параллелограмм – то бишь ГРАМ извилин, да и те все как один – параллельные. Отсюда и мультимыслительная бредогонИя.

    Но это – временно. Это – всего лишь необходимая контрольная унция безумия в висок. Она нужна мне, чтобы стать достойной моего последнего визави.

    Надо только подождать…

    …когда с острова Петрова вернётся-таки в меня моя Генеральная Направляющая. Впиливайте? Да, мне курить не надо.

    А пока можно пойти покупаться с Белкой-Летягой и поесть всем вместе свежепойманную мной лично после купания за хвост Морскую Водоросль грубого помола.

    Так я и сделала.

    А потом, когда Белка-Летяга распласталась рядом с Лисой на пляжной тряпице, и Волк принес им пару-тройку выловленных морских заморышей для пополнения мега-белка в организме, вернулась с острова таки моя Генеральная Направляющая.

    — Чего ты так долго? — недовольно шикнула я на неё, — Он же ждёт…

    — Да я там… это… Дон Хуан…

    — Ладно, можешь не продолжать. Раз Дон Хуан, то и ладно. Веди меня теперь.

    — Тогда вставай.

    Я встала.
    Несмотря на то, что я купалась в море, с Океаном я ещё даже не поздоровалась. Видела я его, правда, с Вершины для Богов, но он был очень далеко от меня. Не кричать же на весь остров «Привет»… Не вежливо это, орать в чужом доме да ещё в присутствии Хозяина.

    — Пошли, — сказал голос внутри меня.

    Я пошла.

    Не просто пошла ногами по мокрому песку, по кромке воды. А пошла, забывая всё и всех. Передо мной была уходящая вдаль узкая песчаная полоса берега – взлётная.

    И я шла по ней в гости к Океану.

    Забывая остров Петров и Сказки о Силе, вспоминая себя. Ту, которая давно хотела встречи с Океаном. Ту, для которой Океан – Старший Брат. Равный. Родной.

    Ведь не вспомню эту себя, не дойду же.

    И взлетное побережье нужно мне для этого. Разогнаться сердцем, врезаться им в память себя, разбить табу из посторонних мыслей. Стереть всё насосное. К чёрту память этой земной жизни. К чёрту границы восприятия. К черту все мои маленькие «я». И те, которые остались во мне после Водопада, и те, которые возвращаются в меня с Петрова. Вижу их. Во-о-он они тащатся ко мне.

    Но… На время. На миг встречи. К чёрту это всё. К чёрту с Чёрной Дырой на конце в качестве точки. Потому что тогда… Есть шанс вспомнить себя.

    Я шла по песку, наблюдая за тем, как мои ноздри вдыхают Пустоту, заполняя ей меня, выдувая из меня всё временное. И как пыль воспоминаний, человеческих мелких и больших иллюзий, конфетти из радостей, впечатления и печалей выдыхается из меня…

    Ещё чуть-чуть. Ещё немного пустоты…

    Если тело – Храм, то время его очистить от торговцев.

    И я очищала его.

    Ноги вынесли меня уже за поворот. Белка-Летяга, Лиса и Волк скрылись из вида. И исчезли из памяти.

    Наконец, исчезло из памяти всё, что могло исчезнуть. Храм стал совсем пуст.

    Тогда я остановилась. Резко развернулась к морю и, раскинув руки от края до края Вселенной просто сказала, и голос мой прозвучал немой Силой, вырываясь единым потоком не из горла, а из центра груди:

    — Здравствуй, Океан.

    Мой Храм достаточно пуст, чтобы впустить тебя. Тебе не будет в нём тесно.

    — Здравствуй, — ответило мне пространство передо мной, входя в мой Храм.

    Я улыбнулась… Я – не Я.

    Что такое – Океан?

    Океан – это то, что вижу сразу после берега. А ещё…

    Это – душа Бога. Она от края до края. Её пересекает линяя горизонта. Океан длится дальше, чем видит глаз человека. Океан не в Воде. Он – в Небе. А в Воде его Отражение…

    Океан начинается в сердце, продолжается в глазах, длится за границами тела, таща твой взгляд к горизонту и дальше… дальше… Кончается ли он? Нет, он просто вдруг обнимает тебя с боков и выдыхает тебе в затылок:

    — Я есть.

    И хочется повторить за ним «Я есть» так, чтобы тоже стать Океаном.

    И в какой-то момент ты всё-таки размыкаешь свои губы для этого. И видишь, как вслед за ними размыкается прямо перед тобой линия горизонта, размыкаются Небо с Водой. И чувствуешь, что говорить самому уже не надо. Небо и Вода говорят твоим языком. Их голоса, сливаясь в один, твой, человеческий, говорят в тебе:

    — Я есть.

    И это – всё. Есть – живой, значит. Я – ты, значит. Ты и Океан. И оба вы – есть одинаково живые…

    И вот тут-то остается совсем чуть-чуть до… Но не весь Храм твой очищен. Не весь может заполнить собой Океан.

    Я почувствовала это, когда мое сердце налетело на что-то непреодолимое.

    И тогда Океан отступил от меня и немного помолчав, сказал:

    — Ещё не время. Если хочешь, я подожду.

    — Хочу, — сказала я.

    Это было такое «хочу», от одного звука которого в земном мире возносятся до небес великолепные дворцы и вырастают на глазах удивлённых людей целые сады. Расступаются воды и Ангелы спускаются с Небес, чтобы послушать такое «хочу»…

    Мне теперь всё равно.
    Я теперь с тобой.
    Я потерял все тела.
    Нет другого Пути.

    Да, БГ явно понимал…

    — Хорошо. Будет так, — кивнул Океан, — Тогда я оставлю у себя то, что можно. А ты вернешься к людям с тем, что осталось. Будешь жить дальше. Будешь готовиться.

    Я кивнула.

    — Буду.

    И Океан забрал из меня всю пригодную ему Пустоту. Чтобы сохранить её до поры до времени…

    Потому вернулась я с прогулки по побережью опустошенной.

    Но совершившей многое и потому счастливой.
    Объяснение магов Дона Хуана мне больше не было нужно. Совсем.

    На этом моё невозвращение свершилось. И остатки путешествия в моей памяти практически не запечатлелись. Помню, правда, что уже ближе к ночи мы с Сусликами ходили опять к берегу. Ночью море выглядит совсем иначе… Гладя на него ночью можно вполне понять спелеолога Джона Толкиена, который собирался искать в этих краях эльфов. Морские-то эльфы какие-нибудь да не смогли бы устоять перед таким безмолвием в сочетании с таким количеством лунного серебра, растворенного в воде и в песке у воды и в серьге месяца над чёрной тенью Петрова…

    Помню, ещё что один из Сусликов там на серебряном песке спросил меня, поглядывая на остров:

    — А ты бы согласилась остаться там на ночь?

    — Нет.

    — Почему?

    — Не брат он мне просто. Да и тональ у меня не тот.

    День 4. Эпилог

    Утром четвертого дня мы собрали свои палатки и сходили к морю в последний раз посмотреть на бескрайность и волны.
    Опустошенность моя сменилась в течение ночи новой Пустотой. Во мне теперь было «до хрена Пустоты» по выражению БГ.

    Белка-Летяга мыла в кипящей морской воде кастрюльки. Лиса опять ушла по своим «морским делам» ненадолго. Волк и один из Сусликов полезли с волнами обниматься на прощанье. Другой Суслик предпочёл морю дорогу с Лесом на обочине и шел по ней, пока мы стояли у волн.

    А потом и мы пошли искать дорогу домой.
    Кто-то шёл домой, да. Я шла из Дому…
    Куда? В Город. По меткому выражению моей сослуживице, «в зад».
    Меня там ждал мой День Сурка…

    Но меня ли? Скорее всего, ту мою часть, что всё ещё нуждалась в этом. Но я знала точно, что нужда эта – временна, и часть эта меня – не вечна. А Я та, что настоящая, та что равная Океану, та – есть навеки и со вчерашнего дня она уже Дома и никуда оттуда больше не уйдет…

    До следующей встрече с Океаном…


     

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Эмма
    Категория: Блог
    Читали: 58 (Посмотреть кто)

    Размещено: 1 октября 2011 | Просмотров: 917 | Комментариев: 10 |

    Комментарий 1 написал: Шшш (2 октября 2011 07:36)
    Способ подачи интересен. Очень понравилась встреча с океаном.
    То чего мне не достаёт я писала ранее, но здесь, возможно, некоторые подробности стали бы лишними.
    Напрягли некоторые рок-вставки, а в частности "девочка со взглядом волчицы", кот. считаю откровенным перебором.
    По-прежнему не хватает фотографий мест.

    С "девочкой-волчицей" до меня дошло, как до жирафа)) Продолжила песню и всё, поняла)


    Комментарий 2 написал: Эмма (2 октября 2011 08:01)
    Спасибо, Таша! То есть такие вещи как "девочка со взглядом волчицы" - перебор? Кажется, понимаю... То есть мне-то понятно, почему я её так окрестила, но читателю нет. Так?

    А можно фотографии вставлять?



    --------------------

    Комментарий 3 написал: Шшш (2 октября 2011 08:57)
    Бог с ней, с девочкой - там есть ещё несколько мест, которые я не поняла) Можно было бы разобрать, но только не в категории "блог" - она сама по себе вносит ограничения.
    Фотографии вставлять можно. И нужно)


    Комментарий 4 написал: lazyblade (3 октября 2011 06:34)
    Очень здорово!
    Детская непосредственность присуща твоему рассказу!
    Здорово!


    Комментарий 5 написал: Эмма (3 октября 2011 12:40)
    Спасибо большое за такой теплый отзыв, Родион! Добавила фотографии:)



    --------------------

    Комментарий 6 написал: Шшш (4 октября 2011 12:14)
    Ах, здорово то как!
    Разве можно такие фотографии от людей прятать,
    их показывать надо )


    Комментарий 7 написал: Эмма (4 октября 2011 15:54)
    Да я не прятала:) Просто не знала, что можно фотки вставлять:)



    --------------------

    Комментарий 8 написал: Амарин (16 октября 2011 21:35)
    Уфф!!.. Тонналь еле выдержал, будто сама там побывала! И пилигримы мои не все еще вернулись ))
    Поскольку в писательстве не профи, то ошибки не искала, заусенцев не заметила, а просто получила удовольствие! Спасибо!


    Комментарий 9 написал: Эмма (19 октября 2011 04:35)
    Амарин, спасибо вам за такой щедрый отзыв:)



    --------------------

    Комментарий 10 написал: Эмма (4 мая 2013 11:43)
    Особо "мудрить" я не умею, но скажу, что очень впечатлил рассказ...

    А мудрить и не надо:) Главное, чтобы цепляло конкретно:) Такая была задача.
    Вот, кому-то Лес, кому-то Океан, кому-то Остров... Спасибо за отзыв buket
    Этот рассказ мне особо дорог тем, что в нем получилось (по другим отзывам тоже) многое раскрыть для читателя.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.