«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 9
Всех: 10

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 21 год)
  •     gellety (16-го, 32 года)
  •     Gr0m1990 (16-го, 29 лет)
  •     Lileslava (16-го, 21 год)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 26 лет)
  •     темненькая (16-го, 26 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2096 Кигель
    Флудилка Поздравления 1729 Lusia
    Литературные игры Игра \"Фразёр\" 788 Lusia
    Флудилка Курилка 2101 Герман Бор
    Дуэли ОТКРЫТАЯ ДУЭЛЬ №58 \"СОКРОВИЩА ВАРГИ\" (ПРОЗА) 15 Бойко Татьяна
    Проза Двойники 0 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1616 Lusia
    Дуэли Предлагаю дуэль \"Сокровища Варги\" 30 ЭрИк Уиндеман
    Организационные вопросы Заявки на повышение 788 KURRE
    Рисунки и фото свободный художник 274 Pavek

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Фарфор

     

    1 глава.

     

    Ненавижу жару: удушающую, потную, зловонную. Ненавижу жару, разъедающую мой мозг. Вытираю тряпкой пот со лба и запоздало понимаю, что на ней кровь. Она липким клейстером размазалась по фарфоровой коже, впитываясь в поры, насыщая меня чем-то необъяснимым. Я словно вампир жадно потребляю чужие страдания, пачкаюсь в крови, как в вишневом сиропе и утопаю в предсмертных криках, расточая улыбки для очередной жертвы, как будто убаюкивая ее, шепча над угасшим телом молитву мести. Приоткрытый рот, стеклянные глаза, застывшие, как сломанные часы, сохраняют в зрачках картины собственной смерти. На моем лице опять вспыхивает улыбка: неудержимая, злобная, наполненная ядом до самых уголков губ.

     

    Новый удар. Лезвие проходит в рыхлое, податливое тело до самой рукояти. Мелкие брызги разлетелись по сторонам, попадая на одежду, на кремовые простыни. До сих пор помню, как жертва первый раз выдохнула: глубоко, словно выжимая весь воздух из легких, со стоном, с хрипом. Ее глаза удивленно смотрели на нож и как будто спрашивали: «За что?». За все.

     

    Медленно тяну нож на себя, крутя лезвия в ране, делая ее рваной, уродливой, смертельной. Новый фонтанчик крови, и новая гримаса ненависти загорается на моем лице. Почему жертвы такие глупые? Такие легкомысленные? Почему они идут за мной, как за неким призраком, который манит их вдаль, обещая удовольствия. Я обещаю удовольствия, но совсем иного характера.

     

    Эту жертву зовут Ким Чонин. Ему около двадцати лет. Он высокий, худощавый, с гладкой смуглой кожей. Я был даже уверен, что он пахнет кофе и шоколадом. Самая сладкая жертва. Самая наивная. Так быстро умершая на кровати грязного мотеля. О нем ходили слухи, что он любитель мальчиков-подростков, заманивающий их в свои коварные пошлые сети. Искусный извращенец. Чонин сам присел ко мне в баре, обнажил ряд белоснежных зубов, идеально констатирующих с его темной кожей и каштановыми волосами. Пухлые губы бросили первые слова, как кости, определяющие ход. Он ищет смерть? Я не стал отказывать парню. Я слушал его истории, задавал пустые вопросы, без смысла. Я просто следил за движениями Чонина, за взглядами, наслаждался его голосом. Пока наслаждался его жизнью, которая через несколько часов, возможно, оборвется.

     

    - Как тебя зовут? – Спросил Чонин.

     

    От этого вопроса я всегда вздрагиваю, как будто мне под лопатку вгоняют иглу.

     

    - Лухан.

     

    Я отвечаю, потому что знаю, это будет последнее имя, которое замрет на губах Чонина, вырвется вздохом и растает в воздухе, как клочок пара. Единственная улика превратится в звук. Ее похоронят вместе с этим парнишкой. За болтовнёй и выпивкой Чонин расслабился. Его рука как будто нечаянно задела мою, когда он тушил окурок в пепельнице. Я быстро пробежался по нему глазами, взвешивая плюсы и минусы данной ситуации, принимая безразличный вид. На этот раз его ладонь опустилась на мое колено, замерла, а потом двинулась вверх, к бедру. Я сидел спокойно, продолжая попивать пиво и прищурившись, как кот, следить за шалостями этого обаятельного паренька. С каждой секундой Чонин был ближе, с каждым мигом личные границы стирались. Он наклонился и поцеловал. Довольно быстро поцеловал, словно испробовал меня на вкус, расценивая, а стоит ли продолжать вечер. Похоже, мой молочно-детский вид ему пришелся по душе, потому что в следующую секунду горячий язык проскользнул по губе, по ровной стенке зубов, моля попасть внутрь, но я играл с мальчишкой, дразнил, а тот жалобно заглядывал в глаза и называл меня жестким хёном*. Я сдался, впуская в рот озорной язык Чонина. Тот чуть не захлебнулся от радости, обдавая коньячным дыханием, от которого кружилась голова. Чонин прижимался ко мне всем телом, даже не ощущая, как он близок к опасности, что его сердце бьется прямо напротив складного ножа, который припрятан во внутреннем кармане летней куртки. Я взял парня за руку и встал, тем самым говоря, что нам пора. Он только кивнул и покорно зашагал за мной. Его руки дрожали, глаза блестели. Он хотел еще поцелуев, он жутко хотел меня. В темном проулке, немного не доходя до мотеля, Чонин придавил меня к стене и опять впился в рот, кусая и посасывая язык, губы, пробегая ладонями по моим джинсам, пытаясь вызывать возбуждение, но он не возбуждал. Заводило другое – убийство. Меня просто лихорадило от желания скорее выцарапать на его коже кровавые узоры, слизать выступившие капли, которые алыми слезами польются на постель.

     

    Мы кое-как добрели до заветной комнаты: темная, с плотными шторами, с коричневым ковром, с большой кроватью и запахом чужих сигарет и духов. Не включая свет, шумно дыша, Чонин повалил меня на мягкий скрипучий матрас. Я не сопротивлялся, я лишь пока разрешал ему играть по его же правилам, но скоро все поменяется. Скоро ты будешь снизу и будешь мучиться от боли.

     

    - У тебя такая светлая кожа, - восхищенно выдал Чонин, оставляя дорожку из поцелуев от шеи до ключиц. Он присел, сдавив мои бедра ногами, удерживая, чтобы я не сбежал. Я приподнялся на локтях, разглядывая его лицо, алчные глаза, которые замерли на мне. Казалось, что время остановилось на минуту. Я сам затаил дыхание, глядя на Чонина. Он медленно расстегивал пуговицы на рубашке, обнажая тело. Я провел ладонями по его животу, переводя их на бока, притягивая парня к себе, целуя в грудь, словно ставил метку для удара. Я поднял голову, чтобы перехватить поцелуй парня, тот взяв мое лицо в ладони, запихнул язык в рот, не давая толком вздохнуть. Я слегка оттолкнул Чонина. Улыбнулся.

     

    - Иди сюда, - позвал я его, хлопая по одеялу.

     

    Парень послушался и лег рядом, осторожно прикасаясь своими губами к моим губам, медленно начиная ими двигать, медленно вовлекая в очередной поцелуй, с постепенно нарастающим напором. Его рука опустилась на мое плечо, желая вдавить в кровать, но перехватив запястье, я остановил парня и покачал головой, теперь занимая главенствующее положение. Я провел пальцами по его щеке, чертя линию по скуле, вырисовывая контур полных губ, приближаясь к шее и после замирая на груди, там, где бьется сердце: учащенно, лихорадочно, как у пойманной птицы. Я прикидывал, куда нанести первый удар. Может, чуть ниже сердца? Или чуть выше живота? А может, провести красивый разрез, погружаясь лезвием в легкие?

     

    Я заглянул в последний раз в глаза Ким Чонина. В них вспыхивали искры желания, но сейчас… Во мраке комнаты раздался вскрик. Нож порвал смуглую кожу и мгновенно погрузился в мягкие ткани.

     

    - Один… - прошептал я.

     

    Тело вжалось в постель, напряглось в первые несколько секунд, а потом обмякло. Чонин заглотил воздух и выплюнул его вместе с маленькими капельками крови, широко раскрыв глаза, впиваясь ими в потолок. Пальцы зачерпнули простыни, крепко сжимая их. Я, не вынимая ножа, дернул лезвие ниже, создавая новый разрез, отчего жертва поддалась вперед и громко закричала.

     

    - Два…

     

    Тянуть нельзя. Еще немного и сбегутся люди. Поэтому потянувшись к лицу парня, я запечатлел на его вспотевшем лбу поцелуй, безмолвно прощаясь с ним. Не отрывая взгляда от Чонина, я полоснул острием по горлу. Руки парня вскинулись вверх, интуитивно хватаясь за горло, закатывая глаза и широко раскрывая рот, откуда ручьем брызнула кровь, заставляя его захлебываться и хрипеть.

     

    - Три…

     

    Я усмехнулся и пальцами провел по ножу, собирая ими чужую бурую кровь, пачкая ей свои губы, потом проводя по ним языком, забирая в себя металлический привкус. Я положил ладонь на рану, ощущая приток крови, как теплая липкая жижа расползается по коже, пульсирует, просачиваясь наружу. Провожу ножом поперек горла, распарывая гортань, заставляя Чонина слабо вздрогнуть и успокоиться. Навсегда.

     

    - Четыре, - удовлетворено отсчитываю я, разрывая пальцами всю глотку.

     

    Теперь его тело, как смуглый холст. Я разлиновываю его царапинами, размазываю темные пятна, а потом, устав корчить из себя художника, замахиваюсь и со всей силы пихаю нож в живот, в грудь, выкореживаю вены, оставляю уродливые полосы и там, и тут. Глубоко всаживаю лезвие в сердце, чувствуя, как оно лопается, словно мыльный пузырь. Ручеек крови выплеснулся мне на рубашку, а я снова надавил на этот кусок мяса, выдавливая из него еще больше крови, с остервенением орудуя внутри, словно бешеный зверь, рвущий свою добычу на части.

     

    - Сехун, ты видишь? Ха…Он недолго мучился. Сегодня я добрый. Сехун, они все искупят твои страдания. Все. Они такие же  жертвы, как и ты. Они все должны умереть так же…Они должны пройти это…Сехун…

     

    Злобная гримаса исказила мое лицо. Я чувствовал такую ненависть к людям, что сам едва не умер от приступа ярости. Слезы смешивались с кровью парня, пальцы скользили по испачканной рукоятке, спина вся взмокла, тело трясло от напряжения. Я провел руками по лицу, смахивая соленые капли, губы плотно сжаты, чтобы не выпустить лишний вздох. Замер. Силы были на исходе. Я посмотрел на изуродованный труп, в котором будет очень сложно признать красивого Ким Чонина. Его лицо испахано, похожее на месиво. Я поднялся и сразу же рухнул на пол. Ноги затекли, заставляя морщиться от неприятной ноющей боли. Я уперся руками в ковер, стискивая зубы. Пот и слезы застилали глаза. Жара душила. Напротив стояло трюмо, которое отразило парня с сумасшедшими глазами, тяжело дышавшего, сжимающего нож. Фарфоровая кожа заляпана следами крови, подсыхающая, отдающая смертью. И эта смерть впиталась в него окончательно. Этот парень я…Убийца с фарфоровым кукольным лицом – Лухан.

     

    На негнущихся ногах я дохожу до ванной, раскрываю кран и бросаю в раковину свое орудие убийства, скидываю рубашку и куртку. Всю одежду. Шестьдесят пятое убийство. Кругленькая цифра.

     

    - Ким Чонин сегодня ты попал под акцию, - ухмыльнулся я своему отражению в запотевшем стекле. – Быстрая смерть. Надо избавиться от улик и уходить. Скоро рассвет. Убийца Лухан превращается в сахарного Лулу.

     

     

    *****

     

    Я открыл дверь книжного магазина, тихо пробираясь в темное помещение. Еще никто не пришел. Здесь всегда было немного мрачновато, но мне нравилась эта атмосфера. Я пробежался глазами по стеллажам, по светлым стенам, в углах которых можно заметить клочки паутины. Хозяин появлялся здесь лишь под конец месяца, поэтому сотрудники не особо заботились о чистоте помещения, что не скажешь обо мне. Сейчас распишусь в журнале и примусь за уборку. Все равно посетителей в этом книжном «раю» мало. Вывеска давно выцвела, а книги давно не обновлялись. Не знаю, почему господин Чон Хван Джу содержал его, но видно он ему был чем-то дорог. Я пробрался к конторке, раскладывая разбросанные газеты и листовки. Все абсолютное старье. Я огляделся по сторонам и направился в уборную за ведром и шваброй. Когда я вышел с полным ведром воды, то увидел, что кто-то промелькнул мимо пыльных стеллажей. Кто это? Посетитель?

     

    Я последовал за этим призраком, высматривая его через щелочки в полках. Шорох слева. Вздох. Я резко обернулся и столкнулся носом к носу с девушкой. Ее летнее платье всколыхнулось, когда она испуганно отпрянула назад.

     

    - Ох, - вымолвила девушка. – Простите. Я ищу управляющего, чтобы подписать договор.

     

    - Какой договор? – спросил я, с любопытством рассматривая гостью.

     

    Она нервно хихикнула и дрожащими пальчиками извлекла из сумки бумаги, протягивая их мне. Это был договор по устройству на работу в наш магазинчик.

     

    - Не могли найти нормального места? – холодно поинтересовался я, возвращая ей документы.

     

    - Я просто люблю книги, - тихо ответила девушка, устремив глаза на бесконечные ряды книжных корешков. – Мне понравилось здесь…Тут как будто прячутся секреты.

     

    Я не удержал усмешку, вспоминая сегодняшнюю ночь. Руки непроизвольно сжались в кулаки. Секреты…Это место забито ими, детка.

     

    - Как ваше имя? – обратилась ко мне новоиспеченная коллега.

     

    - Лухан, - сказал я.

     

    Молись, чтобы это имя было не последним, которое замрет на твоих губах, Кан Мин Су.

     

    - Добро пожаловать в наш магазин, - приветливо улыбнулся я, скрывая свои черные мысли.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Lewis
    Категория: Фанфикшн
    Читали: 312 (Посмотреть кто)

    Размещено: 8 сентября 2013 | Просмотров: 799 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Delia Black (27 апреля 2014 09:11)
    Вау, я даже в страшных снах не видела такого Лу. Впечатляет...
    Мне ,действительно, понравился этот образ.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.