«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 3
Filosofix PlushBear
Измеров

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 30
Всех: 34

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Фарфор (2 глава)

     

    Сегодня дождь. Он то льет, то иссякает мгновенно, словно кто-то перекрывает небесный кран. Я смотрю в крохотное окошко в подвале. Оно выходит как раз на оживленную улицу, где разные пары обуви мелькают то и дело перед глазами, то шлепая по лужам, то аккуратно обходя их стороной. Я решил уединиться и немного вздремнуть, но какое-то тревожное чувство не отпускало меня и не давало расслабиться. Я потер переносицу и зевнул. Потом подошел к старому письменному столу и сделал пометку – 65. Постучал карандашом по исцарапанной столешнице и взял папку с газетными вырезками и пометками. Вокруг меня целое газетное царство. Наш книжный магазин также продавал и еженедельники. Это очень удобно. Можно собирать информацию о жертвах прямо на месте работы и не вызывать лишних подозрений. Я дошел до книжного шкафа и нажал пяткой на доску, выискивая самую скрипучую, прогибающуюся под моим весом. Раз шаг, два – противный скрип половиц царапнул слух. Я нагнулся и отверткой подковырнул подгнивающую доску. Передо мной предстала самая любимая библиотека – картотека моих жертв. Конечно, было рискованно сейчас открывать ее, когда где-то наверху шляется новая сотрудница, но соблазн перечитать истории убийств, их процесс…Я поддался искушению и выудил из подпола пыльную папку. Она не успела еще пожелтеть и стать дряблой от времени, но толстой слой пыли и клочки паутины свисали с картонных краев, говоря, что дней после первого убийства прошло не мало. Да, почти год. Это было 24 января. Как раз после смерти Сехуна прошло четыре месяца. Полиция искала преступника, но толку? Он как будто растворился в воздухе, оставив после себя изуродованный труп и жуткие воспоминания на всю жизнь. Я решил устроить собственный суд. Просто не мог иначе. Просто не было сил терпеть…

    «24 января 2013 год…

    Я иду после института в охотничий магазин, где давно присмотрел один охотничий нож. Нужно было лишь оформить лицензию на него, но я решил поступить проще. Заплатил хозяину, и он предоставил мне свободный выбор. Правда, пришлось вытерпеть нудные разговоры об охоте, но я не я, если возьму и сдамся. Хозяин подвел меня к витрине, где под толстым стеклом расположились разнообразные ножи: складные, обычные охотничьи с широким грубым лезвием и даже те, которые изготавливались специально на заказ. Их рукоятки были украшены либо узорами, либо на них был вырезан аккуратный рельеф в виде какого-нибудь животного. Лезвие тоже искусно оформлялось, и на дорогой нержавеющей стали был выбит черный рисунок. Красиво. Но я пришел не за этим. Мне нужен был простой складной ножик, недорогой и острый. Я долго и придирчиво выбирал его, но вдруг заметил в самом углу тот самый: легкое лезвие, напоминающее хирургический скальп, крепкая узкая рукоять, которая удобно ложилась в ладони, и цена довольно приемлемая. Получив заветную покупку, я направился к себе домой, где еще раз пробежался по досье моей первой жертвы – Пак СуМи. Она была студенткой нашего института, зубрилой, серой мышью. Я следил за ней, выяснил ее адрес, привычные места, куда СуМи ходит по выходным. Она ничего собой не представляла. У нее даже родителей не было, и в Сеуле девчонка жила одна, по вечерам работая официанткой в кафе. Почему я решил ее убить? Не знаю толком. Для первого убийства она была идеальной жертвой – серое пятно, никому ненужный человек. Прежде чем СуМи найдут, пройдет несколько дней, если не больше. А еще потому, что она была знакома с Сехуном. Я решил уничтожить все окружение моего друга, ведь среди них мог оказаться и преступник, кто знает, что на уме у этой тихони.

    Я готовился медленно, подыскивая ключик к поржавевшему сердцу СуМи, подсаживаясь к ней в библиотеке, заводя пустые разговоры, изредка напоминая о Сехуне. Она жалела меня. И, кажется, влюблялась.

    24 января я вышел из дома с ножом, которые припрятал в кармане брюк. Снег кружился огромными хлопьями над головой, словно говорил, что сегодня очередной зимний вечер пройдет без приключений. Он успокаивал меня. Я весь дрожал. Не от холода. От предчувствия убийства. Я злился, ненавидел, но не представлял, как сделаю кому-то больно, отберу жизнь. Холодные снежинки отрезвляли от пьянящей паники. Голова вновь начинала функционировать, и я двигался дальше по намеченному маршруту, выискивая глазами нужный дом. СуМи пригласила к себе на чай.

    Зачем пить чай, когда в квартире остаются два человека противоположного пола. Что им делать? Тратить время на заварку? Стоило только перешагнуть порог, как СуМи вовлекла меня в поцелуй. Полные губы не умело пытались доставить мне удовольствие. Я приостановил девушку, чтобы хоть немного отдышаться. Она залилась краской и опустила глаза, поправляя волосы. Сехун часто общался с ней, потому что СуМи была воплощением одиночества, а он не любил одиноких людей, сочувствовал им и всячески пытался заполнить их серые будни красками. Мой добрый Сехун…Никто не оценил твоей заботы.

    Я прошел на кухню, где девушка уже разливала кипяток по кружкам. Она бросила на меня быстрый взгляд и опять отвернулась, извинилась, начала бормотать, что не так меня поняла…Но я оборвал ее слова, поцеловав. Мне не хотелось тянуть, я боялся, что моя решимость отомстить испариться вместе с горячим паром, который витал над кружками, извиваясь, поднимаясь к потолку. СуМи от неожиданности дернулась назад, как пугливая лань, а потом все же размякла и поддалась мне, обняв. На девушке было домашнее платье, которое я без труда расстегнул и приспустил, обнажая острые плечики и маленькую грудь. Она съежилась, видно стесняясь меня. Я мысленно усмехнулся. Девственница. Я приподнял ее и усадил на стол, продолжая оставлять красные поцелуйные точки на коже, опускаясь ниже к груди, обхватывая уже затвердевшие соски и проводя по ним языком. СуМи задрожала и тихо вскрикнула, закидывая голову назад. Ее ноги интуитивно сжали мои бедра, даже странно, что она не почувствовала холодную близость металла. Ее тонкие пальчики зарылись в моих волосах, она прижалась ко мне вплотную, вырывая один вздох за другим. Я провел пальцем по влажным трусикам, отчего СуМи прикусила мне губы, широко распахнув глаза и заглядывая в мои. Теперь я не видел привычную серую мышку, передо мной находилась девушка, вспыхнувшая, как спичка от страсти и желания, вспыхнувшая красиво, но, к сожалению, быстро сгоревшая. Пшшш. И от яркой спички останется обугленная головка, с едким запахом смерти, который вот-вот разлетится по квартирке, впитываясь в стены. СуМи то и дело шептала мое имя, избавила от свитера, касаясь тут же губами до тела.

    - Ты, как фарфор, - прошептала она. – Хрупкий и нежный внешне, но внутри, ты как сталь, Лухан.

    Это единственная жертва, давшая мне четкую характеристику, почуявшая мою истинную натуру. Умная жертва. Но умные долго не живут, потому что есть еще умнее.

    Не дожидаясь пока СуМи примется за брюки, я вытащил нож. Один щелчок, и лезвие резко сверкнуло в руке, как статическая искра. Я замер, вглядываясь в темную рябь зрачков девушки. Она тоже застыла, удивленно задавая вопросы глазами. Мне вдруг стало страшно. Я представил, что будет потом…Ведь только стоит перешагнуть черту и обратного пути нет. Есть только дальнейший путь в никуда, который выложен мертвецами, как желтая дорога в Изумрудный город. Только мой город – это бесконечная пропасть мести, куда я упаду, когда будет убита 67 жертва, а пока надо перешагнуть порог и вогнать нож в этот кусок мяса.

    - Лухан, - сорвалось имя с ее губ в тот момент, когда я одним точным ударом проник в плоть. Мне показалось, что темнота сгустилась перед глазами, что я теряю сознание. Ощутив что-то горячее на кисти, я испытал тошноту. Пальцы девушки впились мне в плечи.

    - Лухан, - повторила она, дрогнувшим голоском. Так тихо повторила, словно укоряла, словно разочаровалась. Это меня почему-то разозлило. Выдохнув через нос, я вытащил лезвие из раны и полоснул им по горлу, чтобы крики не разносились по дому. Жертва схватилась за рваный порез и закатила глаза. Сквозь пальцы сочилась красная липкая жижа, вычерчивая алые дорожки по белоснежной коже СуМи, спускаясь к животу, теряясь в водопаде крови там, где был нанесен первый удар. Кажется, я попал в печень, потому что кровь лилась ручьем, звонко капая на линолеум. Девушка махнула рукой и задела кружки с чаем, которые рухнули на стол. Ароматный чай смешался с бурой лужей на полу, разбавляя ее, предавая более красный оттенок. Я ударил еще раз, услышав чавкающий звук мышц. С каждым новым порезом слабость уходила, и я уверенно принялся за дело. Шестьдесят семь ран. Я должен оставить именно столько, сколько было насчитано на теле Сехуна. СуМи ватной куклой свалилась на стол, распластавшись передо мной. Ее рот был открыт, глаза прикрывали слипшиеся от крови ресницы. Я провел дугу по руке, вгрызаясь во внутренний локтевой сгиб, где сосредоточены вены. Распорол кожу там, выпуская новый излив темной жидкости, а потом притянул девушку за волосы и ударил со всей силы по горлу, желая разрубить его пополам. Изо рта и из прорезанной трахеи брызнула кровь. И тут во мне проснулся зверь. Я совсем не понимал, что делал. Чувствовал себя мясником на скотобойне, которому уже все равно на смерть. Я взял трахейную трубку в руки и потянул на себя, ощущая, как она начинает хрустеть. Небольшое усилие и шея ломается на части, голова падает назад, а из располовиненной трубки хлещут багровые реки, заполняя до краев столешницу, заливаясь в белое нутро чашек и стекая на пол. Руки по локоть в крови, тело тоже в красных отметинах, но вытерев пот с лица кухонным полотенцем, я принялся дальше издеваться над СуМи…»


    Я обрываю чтение своих записок и вслушиваюсь в шаги за дверью. Зрачки расширились, как у зверя. Я и без зеркала это знаю. Потому что страх застучал по вискам, заставляя швырнуть папку обратно в подпол и прикрыть досками тайное место.

    - Кто там? – спросил я, медленно выпуская из ноздрей затхлый подвальный воздух, стараясь утихомирить сердце.
    Раздалось покашливание, а потом до меня долетел голос МинСу.

    - Извини, что отвлекаю, но ты можешь помочь? Там пришли клиенты и требуют какой-то заказ.

    - Вот черт, - процедил я, поднимаясь и отряхивая джинсы. Распахнув дверь, я чуть не пришиб новую коллегу, которая успела приложиться ухом к щели.

    - Простите, - пробурчала она, пряча глаза под густой челкой.

    Жаль, что ты не связана с Сехуном, как Чонин и СуМи. Я бы прикончил тебя не раздумывая, прямо в моем кабинете. Дура несчастная. Меня злила эта МинСу, свалившаяся, как снег на голову. Молодые девушки ищут более интересные работы, а эта…

    После того, как я разобрался с пожилой супружеской парой, свободное время снова заполнило все мое пространство. Я вспомнил про уборку, что пора почистить стеллажи и вымыть пол, но ведро куда-то делось. Я прошел три ряда длинных полок, прежде чем заметил в полумрачном углу МинСу, которая стояла на табурете и выуживала книжки, складывая их на ближайший столик. Я подошел совсем близко, когда из ее слабых ручонок вывалилась очередная стопа пыльных фолиантов, обрушиваясь на пол вместе с девушкой. Я успел ее поймать. Она вцепилась в мою рубашку и зажмурилась, напоминая чем-то непоседливого ребенка. Я рассматривал ее с интересом. Вот родинка на подбородке, а на виске маленький шрам, губы немного искусанные и на носу, и на щеках есть едва заметные веснушки. МинСу открыла глаза и уставилась на меня. Этот беззащитный взгляд напомнил мне о СуМи, когда я всадил в нее в нож,а она смотрела на меня с разочарованием, умирая и вышептывая мое имя.
    Я бросил девушку, и та с грохотом свалилась на грязный деревянный пол.

    - Ой, - зашипел она, потирая ушибленное место. – Что же ты такой бессердечный?

    - Какой есть. Если не нравится – увольняйся. Никто не держит, - бросил я.

    - Зануда, - насупилась МинСу.

    Я не знал, что ответить. Во всяком случае, лучше замолчать. Эта перепалка будет длиться бесконечно. Нужно сосредоточиться на следующей жертве. Предпоследней. Одноклассник Сехуна - До Кенсу. Его лучший друг после меня.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Lewis
    Категория: Фанфикшн
    Читали: 67 (Посмотреть кто)

    Размещено: 8 сентября 2013 | Просмотров: 361 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Gray (8 сентября 2013 12:48)
    Какой фэндом?


    Комментарий 2 написал: Lewis (9 сентября 2013 11:02)
    EXO-K/M

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.