«    Май 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 10
Всех: 12

Сегодня День рождения:

  •     blond_in_a_law (31-го, 32 года)
  •     chicago (31-го, 36 лет)
  •     fasol9i (31-го, 25 лет)
  •     LiLiPUT (31-го, 24 года)
  •     nana67 (31-го, 26 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2385 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 205 Lusia
    Флудилка Поздравления 1765 Lusia
    Проза Приглашаю всех желающих в новый проект! 0 Furazhkin
    Рисунки и фото свободный художник 275 Pavek
    Флудилка На кухне коммуналки 3058 ТатьянаМ
    Рисунки и фото Мое творческое начинание - видеоуроки по акварели 3 ТатьянаМ
    Флудилка Курилка 2213 ТатьянаМ
    Стихи Сборник сочинений 0 Clever Wolf
    Стихи Всякое 0 Anikaza

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Поезд. Грустные зарисовки.

    Поезд. Грустные зарисовки.

    Мой поезд подошел точно по расписанию. На мокром от моросящего дождя перроне никого не было. Розовое рассветное солнце заволокло пеленой беспросветно-серых туч. А мне казалось, что все это происходит не со мной. Ярко накрашенная проводница в бигудях нагло прервала мои раздумья, процедя сквозь зажатую в зубах сигарету:

    - Дэушка, ты на поезд садиться собираешься?!

    Я молча протянула ей документы. Где-то рядом в кусте сирени зачирикал, было, воробей, но, получив каплей по клюву, сразу же примолк. Худощавый престарелый дворник с густыми усами донского казака досыпал на лавочке, привалившись к собственной метле. Наконец, проводница выпустила струю грязно-белого дыма куда-то в и без того уже порядком замусоренные небеса и промычала, что я могу пройти. Я обернулась. За коваными решетками вокзала медленно просыпался Город. Через пару часов откроют свои двери маленькие продуктовые магазинчики, выведут на прогулку своих питомцев заспанные собачники, и вечно-бодрый студент с конспектами в руках выйдет на улицу. «Прощай, Город. Теперь я не знаю, когда мы еще встретимся.… Надеюсь через много-много дней увидеть тебя снова. Пока…»

    С абсолютно пустой головой и таким же, вновь очищенным, сердцем я взошла по ступенькам….

    ***

    С непривычки тряска в поезде меня укачивает. Ну, ничего, мне еще долго ехать, приспособлюсь. Прямо в глаза полыхнуло невесть откуда взявшееся солнце, мокрое стекло заискрило, отражая яркий свет. Он путался в вершинах сосен, золотил еще зеленую траву…. И мир казался таким юным, счастливым, чистым…. Захотелось пройти по ковру из уже опавших листьев и умытой утренней росой траве, лечь на неё и ни о чем не думать, жить только солнечным светом и питаться лишь энергией еще не успевшей остыть от лета земли. Тяжеловатый, слегка пряный запах деревьев, тонкий, едва уловимый аромат столь редких лесных цветов. Спокойствие и умиротворение.  Мне, как начинающему писателю, кощунственно было упускать такой вдохновенный момент, но в первую очередь я – создание этой природы и моя рука не поднималась опошлить этот миг единения с ней. Мозг, независимо от меня, торопливо выдумывал образ: копна длинных до пояса, рыжих, но не огненных, волнистых волос. В них запутались веточки, травинки и солнечные лучи. Необыкновенно спокойные, лучисто-янтарные глаза. Они улыбаются так тепло и добро. Слегка позолоченное веснушками молочно-белое лицо с нежно-персиковой каплей губ. Осень не могла быть роковой или брызжущей счастьем, в ней есть лишь та ненавязчивая и глубокая тайна, которая открывается только избранным. Те, кто понял её, навсегда влюбляются в эту стеклянную пору отдохновения души. Между прочим, осенний сплин – самое благодатное время для мечтателя. Взгляд на вещи становится более отрешенным, это позволяет трезво смотреть на мир. В то же время мысли открывают абсолютно новые направления для полета и устремляются в заоблачные дали, чтобы вернувшись, дать понять своему создателю, насколько мелочен и несовершенен человеческий мир…

    …. Природный пейзаж стал медленно сменяться сельским, и я, с неизбежным чувством разочарования, в первый раз после долгого перерыва, пробежалась пальцами по клавиатуре ноутбука…

    ***

    - Я Олег, - он протянул ладонь. На ощупь она оказалась теплой и твердой. По тыльной стороне вверх к поддернутым рукавам толстовки взбегали канатики жил. Глядя на руки можно запросто определить, чем по жизни занимается человек. У учителей ногти желтоватые и отчетливо видны вены. Люди, которые много пишут, имеют на правой руке гораздо менее красивый маникюр, нежели на левой. Банковские клерки являются обладателями холеных пальчиков. Ну, и как водится, у музыкантов и хирургов, как и у представителей «голубой крови», кисть слегка удлинена. Руки этого парня были для меня загадкой: широкое крепкое запястье работяги сочеталось с аккуратными ногтями. То, что мышцы наработаны не в тренажерном зале, а самым настоящим натуральным трудом подтверждали огрубевшие ладони. Я готова была поклясться, что сожми он кулаки, миру предстанут крупные, давным-давно сбитые костяшки.

    - Даша….

    ***

    На перроне было слишком прохладно для октября, я зябко поежилась, кутаясь в вязаный френч. Олег немного нахмурился, глядя, как я борюсь с холодом. Нагловатые торговки наперебой предлагали сканворды, сухую лапшу и горячие пирожки. Последними вскоре одарил меня сосед по купе, буркнув при этом: «Лопай, а то замерзнешь еще!» Ощутив в руках теплый пакет, я благодарно посмотрела на незло ухмыльнувшегося юношу и тут же набила рот обжигающе-горячей смесью жареного теста, вареных яиц и зеленого лука. И действительно, я согрелась. Олег ушел по перрону далеко вперед, и мне пришлось его догонять. Между укусами несчастного пирожка я с полным ртом прошамкала:

    - Фпафыбо бофое! Фкоко я тебе доувна?

    - Да ладно, забудь. Поделись лучше, - улыбнулся он в ответ. Я протянула ему пакет. Парень взял пирожок и показал пальцем вдаль, - Смотри…

    А там клубилась и росла исполинская черная туча. Порывы ветра рвали её, гнали к станции. Где-то в глубине темного дыма небес сверкали отблески молний.

    - Вот это Перунова колесница! – восхищенным шепотом произнес Олег.

    - Да, - согласилась я, - достойно громовержца.

    И будто в ответ на наши реплики грянул самый настоящий гром. Серое небо немедленно откликнулось дождем. Мы заспешили к трогающемуся поезду.

    Проводница долго ругалась и сетовала на «безалаберную молодежь и её штучки-дрючки с отставание от поезда». Давясь от смеха, мы еле добрались до купе, где заперлись и расхохотались уже в полный голос.

    - Знаешь, еще пару раз так опоздаем, и она нас точно в угол поставит! – сказал Олег.

    Я представила, как его дюжая фигура стоит в углу, хлюпая носом и пиная обои кроссовкой 43-го размера, и в припадке истерического смеха упала на подушку:

    - О да! Ты будешь там смотреться впечатляюще!...

    ***

    Олег достал телефон и вышел. Я повернулась к окну: не хуже монитора.

    Все, даже самые любимые вещи, имеет свойство набивать оскомину. Все, кроме старой рамы и квадратного куска стекла. Нередко случается так, что самой лучшей картиной в галерее оказывается ночной город в распахнутом настежь окне. Закаты, восходы, бессонные ночи, затяжные ливни. И лишь один собеседник. Он не спросит о не имеющем значения, не потребует формулировать свои мысли ясно и четко, не захлебнется в велеречивом отказе помочь и никогда не отмахнется. Защитит от ветра и стужи, примет холодную атаку дождя на себя. Посидишь часок на подоконнике, глядя в стылый осенний туман и зря, вроде, дневник открывала.

    - Эээ, да ты, похоже, совсем раскисла! – Олег неслышно опустился рядом, - Расскажи, легче станет.

    Я промолчала, внутренне пытаясь не разрыдаться. Правильно подруги говорили, чем крепче себя держишь сначала, тем больше плачешь потом.

    - Я схожу, чай принесу, а ты пораскинь мозгами, если что, функции жилетки исполню безвозмездно.

    И что  вы думаете? Уже через полчаса я заливала к тому времени остывший чай своими горючими слезами, а угрюмый Олег сидел, сцепив руки на столе. Всхлипывая, я чувствовала себя маленькой девочкой, которая, предварительно приковав боксера-тяжеловеса к авиалайнеру, заставила его слушать душераздирающе-слезливую  историю о том, что нехорошие родители не хотят купить ей милого слоника, отмазываясь тем, что «на балконе он, якобы, не поместится!» Наконец, парень сказал:

    - И ты сбежала. Мда…

    Я взглянула на него, словно ожидая приговора.

    - Прекрати, пожалуйста, хлюпать носом. Не из-за кого. Ты сама прекрасно знаешь, что он самый настоящий урод – нормальные люди так не поступают….

    ***

    ….Тут до меня дошло, что я порю форменную чепуху и выгляжу при этом бывалой истеричкой:

    - Прости. Не обращай внимания, – я тыльной стороной ладони вытерла глупо хлюпающий нос. Мою дурную голову наконец посетило желание провалиться сквозь землю. А еще лучше зарыться в теплое одеяло, закрыть глаза и не двигаться. Так я и сделала: Поджала ноги, по шею укутавшись в колючее покрывало. И стала смотреть в окно. Объяснять ничего не хотелось. Зачем?! Вряд ли я теперь поеду в Искру. И Олега больше никогда не увижу, после того, как он выйдет. Так для чего пустословить? Иногда молчание действительно становится золотом. Волшебным бальзамом, способным успокоить вновь вскрывшиеся раны.

    В окно стучали капли дождя. Они просили тепла и любви, хотели уюта и тишины. Вместо этого они, расшибаясь на тысячу слезинок, врезались в холодное бездушное стекло, устало стекали вниз, чтобы быть заживо вбитыми в жестокую рельсу бездушным колесом. Порой мне казалось, что я и есть вот такая капелька. Там, внутри, так тепло и славно и пут свободен, но… А ведь некоторым удается переступить заветный порог. Просочиться сквозь створки, отогреться и в конце концов тихо испариться тонкой струйкой невидимого глазу водяного пара. Прекрасный, но, увы, бесславный конец.

    Я бросила осторожный взгляд  на своего попутчика. Олег о чем-то думал, машинально размешивая чай. Ложечка в тысячный раз ударила о стенку стакана…

    ***

    Капли, стуча по стеклу, сливались в одну монотонную мелодию с колотом колес. Олег сидел с совершенно растерянным видом, сведя брови к переносице. Провести бы по ним пальцами, чтобы не хмурилось милое лицо. Потом заглянуть в серые глаза: «Что случилось?», Погладить по голове… я поглубже зарылась в одеяло, стараясь думать о чем-то другом.

    Поезд остановился на какой-то маленькой станции и почти сразу же снова поехал. Дверь купе открылась, разрывая тягостную тишину и напряжение, вошел парень, примечательный лишь шарящим взглядом:

    - Здрастье, попутчики! Я Николай! – он сел на мою полку, даже не отогнув матраца. Я бросила на Олега умоляющий взгляд и открыла ноутбук.

    - Олег. Это Даша. Располагайся, - он одел наушники. По видимому, моему соседу тоже не хотелось разговаривать со вновь прибывшим.

    Николай долго и шумно копошился, раскладывая свой скарб, а на меня вдруг, ни с того ни с сего, обрушилось огромное чувство вины по отношению к напротив сидящему человеку. Пальцы то и дело проскакивали мимо нужных клавиш, я не могла сосредоточиться на работе. Глаза отрешенно от мозга и солидарно с сердцем все время срывались на Олега. Несколько раз встретив подобный моему взгляд, я не выдержала. Захлопнув компьютер, я выскочила из купе и высунула голову из приоткрытого окна под проливной дождь. Холодные капли с размаху шлепали по пылающему лбу, щекам. Я поняла, что хочу пить. Опустив тяжелые веки, я спиной почувствовала спиной чье-то присутствие и повернулась.

    Почему такой тяжелый нуждающийся взгляд? Что с тобой?... Ладонь сама потянулась ко впалой щеке… Не мучай меня, зачем?... Горячие руки на моей спине… Где ты был так долго, почему тебя не было раньше?... Прикосновение губ, единственного источника света и тепла в грязном, промозглом мире. Защита, словно мы закрылись от всех солнечным куполом его крыльев. Под моими пальцами у него на шее медленно пульсирует живчик. Волосы жесткие… Такие живительно-сладкие прикосновения, такие мучительно-нежные поцелуи, что…. Нет, стой, нет!!!! Что это?! Не надо, вернись!!!

    Сквозь завесу минутного счастья прорвался визгливый голос проводницы. Я почувствовала себя новорожденным младенцем, которого насильно вытолкнули из теплой материнской утробы в холодный, слепящий и очень громкий мир. Ярко накрашенная проводница ругалась и кричала на меня. Ощутив ладонь Олега в своей, я по-детски отвернулась от тетки и спрятала лицо у юноши на груди.  Парень сказал ей что-то коротко и резко, и та, фыркнув, ушла. Не поднимая головы, я спросила:

    - Как думаешь, мы правильно сделали?... Нет, не отпускай меня…. Просто мы всего неделю знакомы….

    - Правильно. Я точно знаю,- ответил сверху слегка охрипший голос.

    Собравшись с духом, я заглянула ему в глаза. Никогда бы не подумала, что сталь может быть теплой. Меня пронзило желанием остановить время. Олег прижал меня к себе, гладя по голове. Я боялась пошевелиться, чтобы не развеять морок. Мысли расползались, освобождая место чему-то большему, нежели надуманные бесполезные клочки фраз и обрывки воспоминаний….. Теперь сердце стучало оправданно. Оно имело на это полное право. Пальцы вновь пробежались по слегка впалой колючей щеке. Олег улыбнулся. Я закрыла глаза и ощутила новое прикосновенье  губ…

    ***

    На глаза наворачивались слезы, я до последнего не хотела его отпускать. Он что-то тихо шептал мне на ухо, но это мало помогало. Ночь стояла ясная, светлая. Звезды волшебным зерном усеяли все небо. Мы стояли на перроне, на этой станции Олег сходил с поезда. Прохладный осенний ветер неминуемо задует в спину, стоит только ему разжать руки. Нет, не сейчас, пожалуйста, еще хотя бы одно мгновение, хотя бы один миг…

    - Эй, голубки, ну хватит уже миловаться-то, сейчас поезд тронется, - словно издеваясь, протянула проводница.

    - Беги, тебе пора, - шепнул теплым выдохом парень.

    - Нет, я не хочу….

    - Я тоже не хочу. Надо….

    Я, отрывая взгляда, спиной пошла к вагону. Олег стоял на перроне до тех пор, пока я могла видеть его светлую голову в этом чужом мраке ночи. Ветер, жестокий Арлекин, колюче подцепил одинокую слезинку, скатывающуюся по моей щеке….


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Knesinka
    Категория: Проза
    Читали: 91 (Посмотреть кто)

    Размещено: 21 сентября 2009 | Просмотров: 1178 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Lady Rovena (8 октября 2009 14:38)
    Всё хотела тебе сказать - это классно читается под песню "Взлетай" группы Непара=)


    Комментарий 2 написал: Breathless (23 октября 2009 18:28)
    Читается и правда легко.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2020 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.