«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 19
Всех: 19

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    C'est la vie

      C'est la vie

     

      Ай, больно!

      - Смотри, Олег, вампир!

      Действительно. Вампир был. Мертвого синего цвета, с крыльями, как в птеродактиля, но человеческой головой. Классика жанра – клыки торчали из оскалившийся пасти, глаза не по – доброму смотрели прямо. В пустых синих глазницах не было не единой эмоции, - просто мертвая кукла. Впрочем, это и была кукла, точнее игрушка.

    Мне тогда было пять лет –то время, когда для человека жизнь – действительно игра, а люди – лишь, как у Шекспира, - актеры. А иногда вообще двигающиеся декорации и препятствия.

      Вадим был старше меня на четыре года, - очень даже большой мальчик для меня он тогда был! С нами же была моя старшая сестра Рита, без году ровесница Вадима.

      Из детей, пожалуй все. Была еще мама Вадима, тетя Вера. Но она не принимала участие в таких занимательных детских играх. Не по тем – же «веским» оправданиям, в стиле «времени мало», а уважительная причина была. Мама у Вадима болела. Давно и, похоже, серьезно.

      Помню, мне мама тогда сказала, - «Если будешь много пить водки, как тетя Вера, то и твой животик на тебя обидится за это и заболеет.»

    - Как живот может заболеть?- спросил я тогда. – Простынет?

    - Вроде того… - немного задумавшись, ответила мама. – Только навсегда.

      И тетя Вера лежала в спальне с прикрытой дверью и простывшим животом. Болела она давно. Долгое время пролежала в больнице, а месяца два назад привезли домой. Но, как мне сказала мама, «ничего в этом хорошего нет». Я тогда удивился, - что может быть нехорошего в том, что тебя выписали из больницы?

      Меня с сестрой родители оставили у тети Веры на весь день в ее дачном домике. Мама, в нашем присутствии назначила Вадима старшим и ответственным и уехала по делам, которые так часто являются пропастью между взрослыми и детьми.

      Впрочем, Вадим по – своему воспринял эту должность. Он с моей сестрой долго гонял меня и пугал историями про шоколадных гномиков, которые преследуют детей, а иногда и взрослых и утаскивают их в свой страшный мир.

      Телевизор мы не включали. В жизни есть дела интереснее телевизора и только дети, похоже, это по – настоящему понимают. Да и тете Вере надо было дать тишину и покой, чтобы она уснула. Хотя, тишина нам давалась туго – мы бегали, вопили (особенно я), гонялись по дому. Устраивали друг другу засаду с целью запугивания одного и веселья других. Да и…

      Ай, да что же это!

      …а потом к нам присоединился еще один персонаж. Вампир.

      Помню, после историй про шоколадных гномиков я с недоверием посмотрел на Вадима, затем на игрушку, которую он выдавал за настоящего кровососа.

      Тот, раскинув крылья в кровавые объятия стоял на полке, на фоне старых книг, первых привезенных фарцовщиками из – за рубежа.

    - Это же игрушка… - неуверенно сказал я тогда, стараясь придать своему поведению уверенности.

      Помню, я тогда думал об одном – лишь бы Вадим и Рита не поняли, что я боюсь этого вампира, иначе они сразу зацепятся за соблазнительную идею меня напугать.

    - Не совсем…  - серьезно мотнул головой Вадим и медленно пошел к полке.

    - Вадик!  - почему – то перейдя на шепот, сказал я.

    Где – то сзади стояла сестра. Наверно, в тот момент она давила в себе смех, видя мой тревожный настрой.

    - Тихо… - тоже перешел на шепот Вадим. – Он, кажется, двигается… Тихо, тихо.

    - Вади – и – ик! – проскулил я, зажав рот ладонью.

    Глаза мои наполнились влагой. Я видел, как Вадим подошел к книжному шкафу вплотную и закрыл игрушку от взора моего своим телом.

    Все затихло.

    - Вадик! – злобно, но все равно шепотом сказал я.

    - А – а –а! – вдруг, он закричал и начал дергаться, словно пытаясь вырваться из невидимых объятий.

    - Он мне руку грызет! – крикнул он, резко развернулся и кинул игрушку в мое, оцепеневшее от ужаса лицо.

      Я поднял визг на весь дом. Сквозь ужас я услышал, как где – то вдалеке залаяла деревенская собака. Лихорадочно хлопая по себе руками, я скинул вампира на пол и бросился наутек, оставляя сестру и друга на произвол судьбы.

      Комната была большая и делилась перегородкой, разрезающей комнату прямо по середине, достающей почти до потолка. Вот это «почти» и сыграло со мной злую шутку. Справляясь с первобытным ужасом, я почти убедил себя в том, что меня опять нагло обманули. Очень нагло и дерзко! Эта мысль заставила меня остановиться на другом конце комнаты.

      Затаив дыхание, я прислушался. Тихо. Ни единого движения за стенкой не было. Быстрыми шагами я добрался до перегородки и прислушался к тому, что происходит по ту сторону.

      Шепот? Показалось?

      Тут тишина взорвалась криками страха и боли. Кричали те, кого я так бесчеловечно бросил

    - А – а –а! Олег помоги! – кричала Рита, что действовало на меня по – особому.

      Я в ужасе отскочил от стены и тут сверху, перемахнув через стенку на меня снова приземлился вампир. Он сразу зацепился за мои короткие волосы.

      Руки судорожно начали стряхивать чудовище с головы. В процессе этой борьбы за жизнь мой локоть ударился о стоящий рядом столик для телевизора. Было больно, но я слишком был испуган, чтобы так отдаться боли.

    Я бросился прочь из дома. Риту с Вадимом все равно не спасти! Прощай, дом Смерти!

    Ох! Отпускает!...

    …хлопнув деревянной входной дверью, я оказался на улице. Солнце светило мне в глаза, но оказывается, люди умирают и в хорошую солнечную погоду. Об этом я подумал в тот момент, но понял я это позже, хотя все равно слишком рано для ребенка…

     

     

      Несмотря на свое чудесное спасение, я остановился у ворот калитки. Моя сестра и Вадим мертвы и вампир, упустив меня, пьет их кровь.  Но тетя Вера? Ее – то еще можно спасти? И пусть у нее бесконечно простывший живот, - жить то имеют право все! Даже те, у кого из – за этой водки, простыл живот! Пока вампир пьет кровь из Вадимы и Риты, он оставил тетю Веру на потом. Наверняка! Она еще жива! Ее можно спасти! Она должна жить! Это ведь так ужасно лежать и бессильно видеть свою смерть?

      Я колебался. Сзади меня от теплого ветра гостеприимно открылась калитка. А передо мной – небольшой деревянный дом, с синим окрасом и белой заостренной крышей.

      Мне очень не хотелось идти внутрь. Сзади – свобода, спасение! Всего – то, выбежать на пыльную дорогу и дождаться мамы или кого – нибудь из взрослых.

    - Нет! – крикнул я себе, развернулся  и покинул территорию дома и оказался на дороге. Поднятый от моих же ног песок, забился у меня во рту. Под скрипящими зубами неприятно захрустело. В носу приятно зачесало, и я громко чихнул, испугавшись этого звука, непосредственно самого громкого на тот момент в деревне.

      Ох, опять! Хватит!!!... м – м – м!

    …на дороге никого не было. Ни души. Даже собака, как назло больше не лаяла.

      «Испугалась вампира» - резонно допустил я в тот момент и беспомощно оглянулся, надеясь найти хоть кого – то живого.

    Никого. Хоть бы мама вернулась. А когда она обещала вернуться?

      «Скоро» - она тогда сказала и уже тогда я понял, что это самая долгая в мире цифра.

      А, вдруг, до ее прихода стемнеет и вампир выйдет? Вместе с Ритой и Вадимом, тоже ставших кровососами? Если я своим бездействием только помогу чудовищу взять всю деревню под свой контроль к ночи?

    - Нельзя. – тут во мне заговорил отец, проработавший все лихие 90-е, вплоть до 2005-го года в «УБОБ». Я тогда не знал перевода этих букв, но звучало довольно жестко и отцом, инстинктивно, я всегда гордился.

    - Нельзя давать отморозкам спуску. Только дай им время, сразу их станет много и будут пить кровь. – сказал как – то отец.

      В тот момент мне пришла в голову эта фраза, которая всегда была загадкой. Я не знал, кто такие отморозки, однако тогда я понял. Мой отец – воюет с вампирами! Он знал, что они есть!

    - Нельзя отморозкам давать спуску…  - прошептал я и медленно направился к домику.

      Когда во мне заговаривал отец, всегда страх уходил. Даже, когда он меня не видел, казалось, папа все равно знает, что со мной происходит и было бы стыдно показать, что я трус.

      По пути я остановился и подобрал горсть камней.  Главное в маленького вампира попасть булыжником. Хоть одним. Ему будет самое то!

      Меня больше пугала мысль, что Вадик и Рита уже воскресли и ждут меня в темноте. Как я с ними справлюсь? Смогу ли я своего друга ударить? Или сестру?

      Я подошел к дому и прислушался. Было тихо. Вдох. Выход. Вперед! Зло надо пресекать! Битва за человечество начинается именно здесь, в этом, Богом и мамой забытом домике. Я – последнее, что может остановить этот кошмар.

    Мысли о Великой Миссии, в совокупности в глазами отца, полными гордости, когда он узнает, что я спас мир, придали мне не только смелости, но и здоровой злости.    Почти ярости. Холодной ярости, которая присуща не всем взрослым.

      Я резко открыл дверь и достаточно быстро направился в «большую» комнату, держа в правой руке камень.

      Оказавшись в гостевой, я замер. Вампира не было. Затаился, гад, где – то. Или…

    «Или ест тетю Веру!» - пронеслось у меня.

      Я быстро направился к перегородке, ожидая увидеть там полные крови тела Риты и Вадима.

      Снова вдох. Вперед.

      Я обогнул поворот и замер в ужасе.

      Пусто. Идеально чистый ковер с узором в черные и белые точки. Ни моей сестры, не Вадима не было.

    - Блин, уже воскресли! – я даже в тот момент прослезился.

      Свободной рукой я вытер лицо, от слез покрывшееся пленкой. Они не должны видеть моих слез. Что – то мне подсказывало, что и вампиры и люди любят смотреть на чужие слезы.

      Ничего, скоро сами плакать будут! А кровососа этого я затопчу! Я же больше! Почему я должен бояться?!

    «Вадик больше тебя, почему он не справился с вампиром?» - предательски во мне кто – то заговорил.

    «Он не ожидал нападения. А Рита. Она – девчонка, этим все сказано!»

      Впереди начинался коридор, ведущий в спальню тети Веры.

    «Они все там» - пронеслось у меня.

      Кулаки в предвкушении грандиозной битвы добра со злом, энергично сжались. Уже не было страшно. Я был готов крушить.

      Оказавшись в темном коридоре, я посмотрел на дверь в спальню.

      Сквозь щель был виден лишь пол, покрытый старым ковриком и стена с белыми обоями в цветочек. Было тихо.

      Я подошел к двери вплотную и прислушался.

      Ни звука. Мне тогда стало тяжело эту тишину глотать. Захотелось закричать, с воплем ввалиться в комнату, и бить врагов.

      За дверью раздался тяжелый выдох. Выдох человека, которому очень больно.

      Я неожиданно опустил руку и спокойно вошел в комнату.  Нашло какое – то умиротворение. Словно кто – то сказал мне,  что все хорошо. Словно кто – то стоял сзади, очень добрый и сильный, как папа и велел идти вперед и не бояться.

      Светлое теплое помещение с большим окном и прозрачными белыми шторами. Старая мебель, половина из которая наверняка подпирается на ножках куском резины.    Низко повисла мрачная люстра, хмуро глядя на свою хозяйку, тихо лежащую на кровати. Тетя Вера медленно дышала. Плед, который привезла моя мама, вместе с нами из дому, скатился с женщины и бесхозно лежал около ее ног.

      Похоже, тетя Вера меня услышала, потому что в этот момент открыла покрасневшие глаза. В них не было голода. Была боль и страдания. Тогда я впервые в жизни увидел такой взгляд.

      Слипшиеся пухлые губы разжались, обнажив желтые, но самые обычные зубы.

    - Олежка… - прошептала тетя Вера.

      Я уронил камни на пол и подошел к кровати. Что – то мне подсказывало – все меняется.

    -  Ты очень хороший мальчик.  – прошептала она, положив массивную руку мне на плечо. – Позови Вадика. Где он…

      Я развернулся и что было сил, громко позвал Вадика. Пусть он – вампир. Но ведь нет разницы – любишь ты пить людям кровь или нет, - маму – ты любишь всегда.

      Все равно было тихо.

      Я снова позвал так, что в горле зажгло.

    - Вадик… Вадик… - слабым шепотом помогала мне тетя Вера.

      Обернувшись, я заметил, что в комнате пахло чем – то кислым. Почти, как в туалете, но не совсем…

    - Сейчас я его позову. Он придет! Я знаю! – сказал я.

    - Олежек… - прошептала тетя Вера.

      Из ее опухших глаз скатилась одинокая слеза.

      Именно в тот момент я открыл для себя одну из самых страшных истин, которые открывают дети – взрослые тоже плачут. И, как правило, им при этом хуже, чем любому ребенку.

      Меня вбил в ступор вид плачущего человека. Взрослые так бойко нас заставляют не пускать слезы, сами делают это впопыхах, ночью в подушки, лишь бы никто не увидел. Лишь бы никто не знал того, что и так на лице видно.

    - Если я не успею… - медленно говорила тетя Вера. – скажи Вадьке, что мама его очень – очень любит. И твоя мама тебя любит. Не давайте с Ритой друг друга в об… - она сморщилась от боли и закашляла, сильно прижав руку к животу.

      На маленьком столике, рядом с кроватью, стояли бутылочки с лекарствами. Там - же бесполезной кучкой лежали пластинки с таблетками самого разного размера и цвета. Были даже красные. Мне тогда стало интересно – а какие они на вкус? Но ситуация попросить парочку у тети Веры не позволяла. Там же стояла тарелка с жидкой и неаппетитной едой.

    - Вадик! – снова, что было сил закричал я, чувствуя, что время уходит…

      Я обернулся к тете Вере в тот момент, когда ее рука на моем плече, вдруг стала очень тяжелой…

    … ее глаза были открыты, но в них было жизни столько – же сколько в том вампире, которым меня так гнусно пугали. Именно в тот момент жизнь в моих глазах ушла и из тети Веры, и из вампира.

      Я отошел на шаг и подавленно наблюдал, как ее рука медленно и тяжело скатилась с моего плеча и одиноко повисла с края кровати.

    - У – у – а – а! – сзади раздался рык, явно похожий на голос Вадима.

    Я не обернулся. Не было страшно. Было пусто.

    - Оле-е-ег… - это уже Рита.

    - Олег! – уже своим голосом позвал меня Вадим. – Ты что делаешь тут? Звал меня?

      Я молча повернулся и, вместо ответа отошел в сторону. Веселые глаза Вадима с меня перенеслись на свою маму…

      А солнце сияло, озолотив комнату блеском, обнажая глазу не только плавающую в воздухе пыль, но и истину, что люди умирают даже когда светит солнце…

     

      Спустя годы после всей этой истории я сижу на этой пропахшей куревом кухне. На столе стоит бутылка «Сыктывкарская люкс», вливающая жгучую жизнь в стопку, так тянущуюся в объятия моей ладони. Еще пятьдесят грамм.

    Рядом с этим банальным натюрмортом лежал вампир. Такой – же синий, раскинув крылья.

      Ай…

      И все – же, зло победило. Вадим, после того, как умерла от рака печени и поджелудочной железы, обвинял меня в ее смерти. Мы перестали дружить. В моментах редких встреч, он не упускал возможность меня обвинить, укусить, задеть. Словом, все таки он стал вампиром.

      Люди часто вдыхая жизнь в ненужную вещь, порою даже ненужную, забывают о том, кто вдохнул жизнь в них самих.  Именно так – же поступил Вадим тем памятным днем. Но этого так и не понял…

      Отец, все же посмотрел на меня после этого странно. Далеко не с гордостью. Скорее с жалостью. Но, ничего не сказал, спасибо ему на этом.

      У нас с сестрой встала пропасть. Вслух она ничего не говорила. Но, похоже, она сама сомневалась в моей невиновности в смерти тети Веры. Рита вышла замуж и уехала в Нижний Новгород с мужем. Больше мы не виделись, да и не созванивались.

      Одна мама моя знала – никто не виноват. Просто для всех наступает своя тишина. Только верила мне до своего последнего дня жизни.

      Этот вампир лишил меня всего того, что я любил. И теперь лишь он составлял кампанию мне в моем убогом существовании. Мистика, но он застал смерть и моего отца и присутствовал при кончине моей матушки. Кровосос просто стоял, раскинув крылья бесчувственно улыбаясь. И знаете? Я его боюсь. И…

      Ах! Снова это…

      Простите, в последнее время живот болит очень что – то… То отпускает то заболевает…

      Но все – же несостоявшийся бой людей с вампирами должен произойти! Тот давнейший бой, того далекого лета!

      К тому – же погода такая – же. Солнышко светит. Самое время давить упырей!

      Резко отодвинув стол и нахлынувшие воспоминания, я беру игрушку и иду с ней к балкону. Теперь все будет кончено, и не дай Бог кому – то тебя найти!

      На балконе я еще раз взглянул на вампира. Что – то в нем изменилось. Что – то не так. Да нет, все так – же, просто прошло двадцать пять лет. Я повзрослел. Сильно замахнувшись, я швырнул вампира в пустоту летней улицы.

      Ничего не случилось. Он не полетел, сверкнув глазами. И даже, вопреки классике жанра, не оказался мистическим образом у меня дома снова. Я его даже больше никогда не видел. Больше ничего не было.

      Или почти…

      Допивая водку, отмечая остатками горючей жидкости я, перед тем, как опрокинуть последнюю стопку вспомнил, что в вампире было не так. Что в нем изменилось.  Даже, я бы сказал, появилось. Всего три слова.

      Глаза. Зрачки. Жизнь.

      Ах!...

     

     

     

     

     

     

    28.10.2012.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Роланд
    Категория: Проза
    Читали: 53 (Посмотреть кто)

    Размещено: 29 октября 2012 | Просмотров: 483 | Комментариев: 8 |

    Комментарий 1 написал: Rayden (30 октября 2012 10:14)
    Юмор вначале и такая драма в конце...Отлично написано, сильно и очень трогательно. Заставляет задуматься, что случается далеко не с каждым произведением.
    Мальчишку жаль.
    Не совсем понятно почему его обвиняли в смерти. Он-то причем? Так случилось, что он стал свидетелем.


    Комментарий 2 написал: anuta (30 октября 2012 12:03)
    м-да-а-а-а...
    Очень много непонятного.И есть ляпы.

    Классика жанра – клыки торчали из оскалившийся пасти, глаза не по – доброму смотрели прямо. В пустых синих глазницах не было не единой эмоции, - просто мертвая кукла.=>
    Глаза смотрели не по-доброму. В пустых глазницах-- куда делись глаза?
    Смотрели не по-доброму ---- ни единой эмоции---- а как же не по-доброму?

    Помню, мне мама тогда сказала, - «Если будешь много пить водки, как тетя Вера, то и твой животик на тебя обидится за это и заболеет.»---
    дикость какая-то. Мама, которая говорит ребенку пяти лет о питье водки.
    Если бы она сказала, что эта тётя много пила водки, вот и ..., тогда -понятно.
    И самое интересное, что ГГ- будучи ребенок, это запомнил. На мой взгляд, это возможно только когда родители или эта тетя алкашка и ребенок уже это четко понимает.

    Комната была большая и делилась перегородкой, разрезающей комнату прямо по середине, достающей почти до потолка.----- очень корявое предложение.

    Игра в борьбу с вампиром понравилась. Переживания ребенка понятны и реалистичны.

    А вот рассуждения повзрослевшего ГГ вообще не понятны и на мой взгляд лишены логики, т.е.то, что его не понял ребенок восьми лет - поняно, но взрослые, отец? при чем тут разногласия с сестрой-ребенком и то, что она уехала? она же не в восемь лет уехала, а взрослым человеком.

    Люди часто вдыхая жизнь в ненужную вещь, порою даже ненужную, забывают о том, кто вдохнул жизнь в них самих. Именно так – же поступил Вадим тем памятным днем. Но этого так и не понял…---------и опять обвинения ребенка О_о?



    Объяснение того, что рассказ так не понятен обычному читателю (кем я и являюсь) у меня только только одно - это не просто рассказ, за этими образами кроется что-то большее, гораздо большее, от чем знают не многие.
    angel



    --------------------

    Комментарий 3 написал: Роланд (30 октября 2012 21:38)
    Цитата: anuta
    Объяснение того, что рассказ так не понятен обычному читателю (кем я и являюсь) у меня только только одно - это не просто рассказ, за этими образами кроется что-то большее, гораздо большее, от чем знают не многие.

    Верно. В реальной жизни кое - что было с рассказа. А финальные мысли героя меня самого смущают, какие - то нелепые, скомканные. Ну давайте сделаем скидочку на то, что у него психологическая травма и он не способен трезво мыслить. К тому же водки напился. Простим героя


    Комментарий 4 написал: anuta (31 октября 2012 12:40)
    Цитата: Роланд
    Ну давайте сделаем скидочку на то, что у него психологическая травма и он не способен трезво мыслить. К тому же водки напился. Простим героя
    --------
    ах, вот как значит? т.е. смысл в том, что сам скатился и докатился, но ищет себе оправдание, обвиняя все и всех, ищет как и что отразилось на его психике еще в детском возрасте?
    или я опять не поняла чего-то?
    angel



    --------------------

    Комментарий 5 написал: Роланд (31 октября 2012 14:13)
    ну, вроде того, примерно да


    Комментарий 6 написал: Rayden (31 октября 2012 14:49)
    Для себя я понял так: автор не вкладывал в рассказ мысль, о том, что кто бы то ни было является виноватым. В аннотации так и указано: Это жизнь.
    Целью было отразить эпизод из детства мальчика и его последствия на будущую, взрослую жизнь.
    Повторюсь, неодназночность рассказа только в том, что в последствии Олега обвиняли в естественной смерти тете Веры.


    Комментарий 7 написал: S.Marke (1 ноября 2012 15:12)
    Я вот только не понял, а почему все так обозлились на Олега - в чем он виноват-то?
    И чем он мог помочь?


    Комментарий 8 написал: Роланд (1 ноября 2012 18:29)
    Дети как известно не хуже взрослых находят козла отпущения. К тому же у Вадима ассицоативная реакция на Олега. Он служит напоминалкой о смерти собственной матери, и это тоже подлило масла в огонь

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.