«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 25
Всех: 26

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    История студента, девяностые... часть третья "Лера"


         Тонкий, загорелый палец с ногтем идеальной формы, цвета алой крови, нажал на кнопку «Плей» японского двухкассетника.  Из динамиков магнитофона вырвалась мелодия, такая яркая и волнительная:

    Растает снег, ворвется в дом крик птичьих стай,

    Но не вернуть, нам не вернуть

    Далекий май, наш теплый май.

    Проходят дни, придут дожди,

    И где то там растают сны,

    Но иногда, ты вспоминай

    Мою мелодию любви…

    Лера обожала эту песню,  она напоминала ей моменты жизни, когда девушка действительно была счастлива, по-настоящему.  Музыка захватывала, доставала из глубины души те кусочки счастья, что заставляют человека становиться настоящим,  таким, какой он есть на самом деле. Без понтов.   Лерка  покрутилась перед зеркалом.  Бежевая юбка «Гадэ» до колен, белая вязаная кофточка, туфли – лодочки на каблуке, в этом наряде она чувствовала себя легкой, просто воздушной. Потом достала из трюмо зеленый флакончик «Пуазон» и три раза пшикнула в воздух. Окунулась в образовавшееся ароматное облако, и зажмурилась от удовольствия. Это был его любимый запах, как в прочем и ее, наверное.  Напоследок коснулась губ помадой и хлопнула входной дверью.

     

          Звонок в дверь застал Сашку врасплох. До ночной  смены в Орфее оставалось немного времени, и он планировал отдохнуть перед работой. Осенний семестр начался совсем недавно и долгов по учебе  еще не накопилось. Поэтому и согласился сегодня подменить напарника, хотя эта ночная смена у него получилась второй подряд. Он открыл дверь сразу, глазка все равно нет, а спрашивать, заискивающим голосом: «Кто там?», было не в его правилах. Открыл и отпрянул назад, от удивления. Вот уж действительно это был сюрприз.

    - Ты?!

    - Я.

    Лера ответила тихо, почти шепотом. Улыбнулась, сначала только уголками губ, потом сильнее. Так и стояла в дверях, переминаясь с ноги на ногу, а глаза застенчиво смеялись. Сашка неуверенно отступил назад, пропуская ее в квартиру. Лера подошла к нему совсем близко, так близко, что он мог увидеть точки на радужной оболочке ее глаз, которые на этот раз были широко открыты.  Сколько раз он представлял себе эту встречу. И в самых сокровенных своих мечтах отталкивал ее, такую волнующую и желанную, потому что не находил в себе силы простить. А сейчас, наяву, не смог. Впился своими губами в ее, не в силах остановить этот долгий поцелуй.

    Они не разговаривали. И не, потому что времени и сил на разговоры не было. Нет, они  были, конечно, и силы, и время. Только в самих разговорах не было никакой необходимости. Она не знала, как все объяснить, а он просто не хотел эти объяснения слушать. Иногда лишние слова могут все испортить. И зачем тогда они, эти слова?

    А когда закончился первый порыв страсти, они заговорили. Разговаривали долго, всю ночь. Изредка  прерываясь для следующего порыва. Потом, наконец, заснули, полностью обессиленные от упоения друг другом, и ни он, ни она, так и не смогли понять, вместе ли они, после этой ночи.

         Лера ушла рано утром. Быстро привела себя в порядок у маленького зеркала в ванной, поправила прическу, макияж и, чмокнув Сашку в губы, выпорхнула в открытую дверь. Саня упал на неприбранную кровать и закрыл глаза, голова кружилась после бессонной ночи. Но заснуть не успел, звонок в дверь заставил его снова подняться.  «Лерка, вернулась», - он подбежал к двери и открыл замок.

        Это была не Лера. В дверном проеме стоял Слон. Старший в бригаде, которая крышевала ларьки и павильоны на площади. Коротко стриженный, темноволосый парень лет двадцати пяти, среднего роста с неимоверно широкими плечами и борцовской шеей. За его спиной толкались еще двое, помладше рангом – торпеды. Слон вошел в квартиру и криво улыбнулся.

    - Здорово Санек. Выспался?

    Сашка промедлил с ответом. Оправдываться было глупо, а молчать не имело смысла.

    - Выспался, и что, какие дела?

    - Сегодня ночью ларек выставили, за который ты отвечаешь. Товар унесли, «лавэ».  За это кто-то  должен ответить. Ты, как считаешь?

    Саня промолчал. Слон посмотрел на него в упор  стеклянным, немигающим взглядом и продолжил.

    - Правильно делаешь, что молчишь. Меньше косяков напорешь. Отвечать по любому тебе. Ты на точку ночью не пришел, людей подставил. Поэтому мы пришли, чтобы с тебя получить. За ущерб, материальный и моральный. Всего с тебя пять штук, «баксов» конечно.

    Сашка присвистнул, деньги были очень большие, и  у него их не было.  И, похоже Слон это понимал.

    - Что Саня, бабок нет? Херовые твои дела. Одевайся, с нами поедешь. Порешаем как-нибудь твой вопрос.

        Через пять минут Сашка сел на заднее сидение  Ауди 80 серебристого цвета, рядом  развалился малознакомый пацан в короткой кожанке.  Слон со вторым братаном устроились спереди.  Машина медленно, практически бесшумно  выехала со двора и, набрав скорость, устремилась в центр города.

     

       - Давай двигай быстрее,  шевели ластами!

    Сашка получил довольно ощутимый толчок в спину и чуть не потерял равновесие. Но не упал, лишь покачнулся, удерживаясь на крутой лестнице, ведущей в подвал. Он знал это место, пацаны называли его  трюмом.  Сюда привозили коммерсантов, должников, с которых нужно было получить долги. Уж сколько они времени здесь проводили, и каким образом их убеждали отдать кровные, Сашка не знал. Но подозревал, что тем приходилось не сладко. « Вот сейчас и узнаю», - улыбнулся он про себя. Сзади подошел Слон и присел на деревянный табурет, стоявший посередине большой прямоугольной комнаты.

    - Короче пацанчик, денег у тебя нет, а отдавать все равно придется. Ты посиди, подумай, кто может за тебя подписаться и «воздух» нам принести. А чтобы, тебе сидеть не скучно было, поработаешь. Мешком для наших торпед. Слышал про такую работу?

    Сашка не выдержал и в первый раз с момента  разборок потерял самообладание.

    - Че ты гонишь, Слон! Какие пять штук! Да весь твой вшивый ларек вместе с жирным барыгой, больше куска не стоит! Ты совсем рамсы попутал!

    Бригадир громко рассмеялся, встал с табурета и подошел к парню.

    - Борзый да? Рот закрой, пока я сумму не удвоил. Ты знаешь, я могу.

    И резким, неуловимым движением, ударил Сашку лбом в переносицу.

     

        - Дура ты, Лерка.  Ну что ты зациклилась на своей учебе. Свет клином на ней что ли сошелся?

    Алка, лучшая Лерина подруга сидела на круглом стуле у барной стойки и лениво потягивала «Джин-тоник».

    - А я тебе еще раз говорю, мужика реального тебе нужно зацепить. Чтобы все для тебя делал. Чтоб за ним, как за каменной стеной!

    Лера посмотрела на подвыпившую подругу, и рассмеялась.

    - Это ты про себя и этого, как его… Слона, что ли?

    Алка обиделась. Надула губки, отставила бокал с коктейлем в сторону и пьяным голосом проговорила.

    - А хоть бы и про него. Димасик для меня ничего не жалеет. Гляди, какие часики подарил, швейцарские.  Конкретный мужик, не то, что твой, бывший. До сих пор по нему сохнешь?

    - Ты о ком?

    - О Сашке, студентике твоем.  Ты не грузись за него больше, пропал парень.

    Лера вдруг замолчала и удивленно посмотрела на подругу. Хмель, после выпитого спиртного, мгновенно улетучился. И она негромко, почти шепотом, стараясь не выдать волнения, спросила.

    - Ты о чем? Давай с этого места подробней.

     

    Алка испугалась, поняла, что сболтнула лишнего. Глаза забегали, а голос уже не был таким уверенным, как раньше.

    - Да не знаю я ничего. Денег он вроде Слону должен. Братве, то есть. Вот и прессуют его в трюме, совсем кукушку стрясли. Инвалидом сделают, к бабке не ходи.

    - Много должен, сколько?

    - Пять тысяч долларов. Не собрать ему столько.

     

           Боксерский шлем – неважная защита для головы.  Особенно если пропускать по ней удары ногами. А сколько он их пропустил, Сашка уже не помнил. Сначала, в первый день, он защищался, пробовал отбиваться. Один на один, один против двух, трех…  Сейчас, спустя двое суток пребывания в подвале, он уже мало о чем соображал. За все время ни разу не ел, почти не спал. От постоянных ударов голова гудела, кровоподтеки под глазами закрывали обзор, и он просто ничего не видел перед собой.  Губы распухли настолько, что сказать что-то членораздельное Сашка тоже не мог. «Подыхать, наверное, буду», - устало, практически без эмоций подумал он. Потом отвернулся к плохо заштукатуренной кирпичной стене и попытался отключиться. Но сознание никак не хотело его покидать.

     

        Лера дрожащими пальцами, судорожно пыталась открыть старинную шкатулку, которую достала из маминого секретера. Наконец, когда та поддалась, вынула из нее малиновую, бархатную коробочку. В ней, внутри лежали серьги, очень дорогие серьги. И она знала, как мама дорожила ими. Бриллианты в полтора карата в каждой.  Но ничего другого, достаточно ценного, в доме не было. А время  убегало. И Сашка не мог ждать, пока она где-нибудь достанет деньги. Лера в последний раз взглянула на серьги, захлопнула коробочку, бросила ее в сумку и выскочила на улицу, где ее ждало такси.

    - Держи, отдашь Слону. Они стоят больше, гораздо больше пяти штук.

    Лера протянула Алке бархатную коробку. Та заглянула внутрь и округлила глаза.

    - Ты точно дура!

     

         Ярослав забил стрелу Димону  на девять вечера возле пивбара.  Когда он подъехал туда в назначенное время, парень уже ждал его.  Дима Волков, известный в определенных кругах под именем Слон, сидел на капоте Ауди 80 и с любопытством рассматривал Яра.

    - Здорово братан, как сам?

    Ярослав подошел и пожал протянутую руку.

    - Нормально. Базар есть, перетрем?

    - Не вопрос.

    - Отпусти Саню, пацан по глупости попал. Куда ты ему столько заряжаешь?

    На лице Слона отразилось недоумение.

    - Ты куда лезешь, Яр. Это моя пехота, наказываю, как хочу. Все, базар закончен, отвали.

    Ярослав несколько секунд стоял молча, потом вытащил из-за поясного ремня ствол. Тяжелая машина, надежная, Тульский Токарев. Большим пальцем снял с предохранителя и нарочито медленно, не торопясь приставил пушку ко лбу Димона.

    - Нет, не закончен. Он друг мой.

    Слон прищурился и еле слышно, одними губами спросил.

    - Ты хорошо подумал?

    - А я не думал. Вообще. Потом подумаю, на зоне. Когда срок за тебя буду мотать, время найдется.

    Слон отвел глаза.

    - Отпустили его. Пару часов назад. Заплатил кто-то.

     

            Слон не обманул. Сашку отпустили, довезли до приемного отделения городской клинической больницы, и высадили.

    Дежурный врач посмотрел на рентгеновские снимки и вздохнул.

    - Ну что сказать, молодой человек, у вас сломан нос, перелом левой скуловой кости со смещением.  Вот и все, пожалуй, если не считать многочисленных гематом и сотрясения мозга. В общем, не расстраивайтесь, страшного я здесь ничего не вижу. Нос вправим, скулу прооперируем, идите, готовьтесь.

           На следующее утро Сашка засобирался домой. Он бы уехал раньше, но сначала ждал выписку от врача, потом его опрашивали менты. Что поделаешь, так полагается. Травмы у него  были явно криминального характера. Однако ничего дельного он милиции не сказал, мычал все больше, показывая пальцем на рот, набитый железом. А зрелище было не из приятных, верхний ряд зубов обволакивал проволочный каркас, который в свою очередь удерживал стальную спицу, скрепляющую скулу.  Говорить,  конечно, было можно, и вполне внятно, но это если захочешь. А Сашка не хотел.

           Молодая медсестра протянула выписку. С интересом взглянула на него большими зелеными глазами из-под русой челки. Хотела что-то сказать, но ее окликнули.

    - Борисова! Олеся! Зайди в процедурную, сколько можно ждать.

    Саша задумался, сел на кушетку и откинул голову назад. Тогда, летом, после случая с Лерой, Ярослав просил его, навести справки в деканате об Олесе Борисовой. А потом ездил за ней в Канаш, только зря. Квартиру она продала, а сама исчезла. Надо же, неужели бывают такие совпадения?

    - Послушайте, Вам плохо?

    Девушка снова подошла к нему и встревожено посмотрела в лицо. Сашка улыбнулся одними глазами.

    - Да нет, что ты. Все хорошо, домой собрался.

    - И как же ты дойдешь? Слушай, у меня смена через полчаса заканчивается, я тебя провожу. Живешь далеко?

     

            Когда такси заехало во двор, и Сашка с Олесей вышли из машины, девушка попросила водителя.

    - Вы подождите, пожалуйста, несколько минут. Я сейчас вернусь.

    Они подошли к подъездной двери, и вошли в парадное, Сашка пропустил девчонку вперед. Тамбурная дверь открылась, и на пороге появился Ярослав. Олеся вскрикнула от неожиданности.

    Сашка улыбнулся и отступил назад. Он не стал им мешать и двинулся во двор, где под раскидистым тополем, ждало такси.

     

                                                                     Эпилог.

             Сашка, окончил Государственный Политехнический институт.  Во время учебы он больше не подрабатывал охранником, жил на стипендию. А после получения диплома, влился в многочисленные ряды российских инженеров и благополучно перешагнул через рубеж девяностых. В следующее тысячелетие.

             Слон не простил Яру обиды. И вскоре, после описанных событий, машину Ярослава расстреляли вечером, прямо во дворе дома. Яр выжил, отделавшись сквозным пулевым ранением. Уже на следующий день после происшествия, они с Олесей уехали из города. Навсегда. Чтобы никогда туда не возвращаться.

              Лера. Валерия погибла, спустя восемь месяцев. Летом следующего года, ранним утром, ее насмерть сбила машина, на выходе из ресторана. Она так и осталась лежать на мостовой, в своей любимой белой кофточке, а автомобиль, сбивший ее, темно-синий форд "Гранада", нашли брошенным на стоянке у железнодорожного вокзала.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: evgen
    Категория: Проза
    Читали: 275 (Посмотреть кто)

    Размещено: 23 ноября 2012 | Просмотров: 1143 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (24 ноября 2012 19:07)
    Тяжело читать твои рассказы, все как снова проплывает перед глазами, всколыхнуло воспоминания, которые давно хотелось позабыть! Может что-то и было в эти годы хорошего, но беспредела было больше, и такого уже не хочется.
    Чего напишешь, присылай в личку, как обычно.


    Комментарий 2 написал: evgen (25 ноября 2012 06:39)
    Ну если всколыхнуло, значит уже не зря писал. smile

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.