«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 8
Всех: 10

Сегодня День рождения:

  •     klykin_pavel (20-го, 30 лет)
  •     Kukh (20-го, 32 года)
  •     Mr. S (20-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 179 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Выдуманное счастье или творческое воплощение мечты

    «Способность творчества есть вел и кий дар природы; акт творчества в душе творящей есть великое таинство; минута творчества есть минута великого священнодействия».
    (В. Белинский)

    Кэтрин и Айрин были лучшими подругами. Обе девушки имели высокий рост и стройную фигуру. У Кэтрин волосы темно-русого цвета ниже середины спины, у Айрин – светло-русого длиной почти до пояса. У обеих девушек были серые глаза и выразительные черты лица. Иногда их даже принимали за сестер. Они познакомились в университете, вернее, их познакомили. С тех пор девушки стали неразлучны. Они все свободное время проводили вместе, даже после того, как Айрин (а она была на два года старше) закончила университет. У девушек были общие интересы, схожие мысли, которые дополняли друг друга, в общем, эти две девушки были прямым доказательством того, что женская дружба существует, несмотря на все возражения мужского пола. Когда же Кэтрин закончила университет, у девушек появилась прекрасная возможность уехать в Лондон, чем они и воспользовались. В древнем, волшебном городе девушки жили в красивом старинном доме под самой крышей. С их окна открывался живописный вид на город, а именно Трафалгарскую площадь с ее фонтанами, львами и памятником Нельсону.

    Стоит упомянуть, что у каждой из девушек было  увлечение. Кто-то может сказать, что это не столь важно, чтобы упоминать в рассказе, но конкретно в этом случае предпочтения девушек повлияли на то, что с ними дальше произойдет. Так, Кэтрин увлекалась рисованием. Ее портреты, казалось, дышали, изображенные животные как-будто вот-вот должны были сойти с полотна в плоскость реальной комнаты, а на пейзажах природа словно замерла после недавнего дуновения ветра. Картины Кэтрин были остановленным моментом жизни, четкость изображения которого могла бы вызвать зависть даже у выдающихся художников. Увлечением Айрин было написание рассказов, реалистичных настолько, что казалось, это лишь пересказ недавно пережитых событий, а вовсе не фантазия. Подруги ценили и уважали дарования друг друга, они сами себе были критиками и фанатками.

    Однажды девушки поспорили. Айрин говорила, что если Кэтрин попытается изобразить какую-нибудь картину, то она будет один в один похожа на оригинал. Кэтрин это отрицала, хотя попробовать согласилась, да и то только при условии, что Айрин придумает для этой картины историю. На этом и сошлись. За оригинал взяли картину Томаса Кинкейда "Долина покоя".

    Кэтрин стала за мольберт, Айрин села за стол. По мере того, как на полотне возникала картина, на бумагу изливался рассказ. О чем он? Сейчас узнаете. Он начинался так: «Сегодня художник Томас Кинкейд известен всем, многие увлекаются его картинами. Также известно и то, что свет в окнах домиков на его картинах всегда светится как символ жизни. Я вам расскажу историю одного из этих домиков.

    В определенное время жил один юноша. Он был умным и трудолюбивым. О красоте я вообще молчу. Но он был одиноким. Его жизнь была полна смысла - он учился ремеслу, впоследствии - работал, но жизнь была однообразной. Юноше не хватало светлых цветов нежности, ярких красок веселья и одного ослепительно ясного цвета любви. Каждый день юноша пытался найти ее - свою девушку, но она не приходила. Но  он не поддался отчаянию, и чтобы его любовь не прошла мимо домика, и не потерялась в темноте, он ежедневно, как только начинало темнеть, зажигал в единственной комнате небольшого домика свет. Этот свет мерцал и разливался по лугу возле домика, отражаясь в хрустально-чистой воде реки, протекавшей неподалеку».

    Айрин поставила точку. Кэтрин сделала последний мазок. Картина была вершиной совершенства, ни в чем не уступая оригиналу. Так как уже была поздно, девушки решили лечь спать. После вечерней процедуры умывания, Айрин захотелось еще раз взглянуть на шедевр подруги. И она заметила странную вещь: в окне на картине, где еще пять минут назад просто горел свет, стояла темная фигура.  

     - Кэтрин, зачем ты дорисовала эту деталь?

     - Какую? - Прозвучал вопрос из ванной комнаты.

     - Фигуру в окне.

     - Фигуру? Ты о чем? - Из ванной показалось лицо Кэтрин, которая чистила зубы. - Я ничего больше не дорисовывала.

    Через несколько минут Кэтрин вышла к подруге.

     - А ты, я вижу, дописала еще одно предложение, - сказала она, взглянув в раскрытый блокнот с произведением Айрин. Там было написано: «Юноша подошел к окну, выглянул на улицу и тихо сказал: «Когда же наконец ты появишься в моей жизни? Я так устал ждать ... »»

     - Странно, я ничего такого не писала.

     - Но почерк твой.

     - Вижу. Странно. Ладно, пойдем спать, утром на свежую голову разберемся.

    Девушки легли в кровати и почти одновременно погрузились в сон.

    Озорной лучик солнца танцевал на лице и мешал наслаждаться сном. Айрин попыталась натянуть на себя одеяло, и не смогла ее нащупать, поэтому приподнялась, сонно протирая глаза. Она была на поляне, покрытой мягкой зеленой травой, где-то, совсем рядом, слышалось журчание воды, а когда Айрин оглянулась, то увидела домик под соломенной крышей. В окне горел свет. «Мне снится, что я очутилась в картине», - мелькнула мысль. Рядом спала Кэтрин, которая была довольно странно одета. На ней было льняное платье, длинное, как в средневековье, на поясе - корсет из матовой коричневой кожи. Обута она была во что-то наподобие греческих сандалий. 

    - Кэтрин, просыпайся!

    Девушка открыла глаза.

     - Где мы? И во что ты одета?

    Только сейчас Айрин оглядела себя. На ней было подобное платье, лишь слегка светлее, чем платье Кэтрин, а корсет, наоборот, был темный. Обувь такая же, а волосы, которые Айрин обычно носила в тугой прическе, рассыпались по плечам до пояса крупными локонами. Впереди были заплетены две небольших по толщине косы, соединенные сзади как полукруг. Кэтрин заметила, что ее прическа также была изменена. Ее челка была причесана на сторону и вплетена в косу, которая как-бы обрамляла ее волосы снизу от челки до кончиков волос. Таким образом, волосы как бы были и заплетены, и в то же время распущенны.

     - И что же нам теперь делать? - Спросила Кэтрин, после того как Айрин рассказала ей свое предположение о картине.

     - Может, пойдем в дом и посмотрим, может там кто-то есть?

     - Умная мысль. - И девушки без лишних слов направились к дверям.

    Постучав в небольшую деревянную дверь, девушки услышали шаги. Дверь отворил молодой человек высокого роста. Он сразу же пригласил девушек войти, видимо, ему было неудобно стоять склоненным у низкого косяка. Только теперь девушки смогли рассмотреть хозяина дома как следует. Молодому человеку на вид было лет двадцать пять, он был выше девушек где-то на голову, хотя, вспомнить к слову, и девушки не были сильно низкими. Парень был смуглый, что доказывало его трудолюбие, на его левой щеке была родинка. Темно-карие, почти черные глаза выражали вспыльчивость и страсть. Волосы короткие, черного цвета были зачесаны назад. Парень невольно взглянул в глаза Кэтрин и потупил взгляд.

     - Наконец-то ты пришла, - тихо произнес он с интонацией, подобной интонации ребенка, которому подарили желанную и долгожданную игрушку, являвшуюся для него целым сокровищем. Кэтрин удивленно уставилась в лицо парня, а Айрин спросила:

     - А ты вообще ... - но парень не дал ей закончить.

     - Простите мне мою недогадливость. Меня зовут Норман.

     - Норман, - обратилась к нему Кэтрин, - ты не мог бы сказать ... НИК?? - Удивленно воскликнула Кэтрин, прервав себя на полуслове. - А ты здесь откуда?

    Высокий, стройный светловолосый парень почесал затылок, в его серых глазах было удивление:

     - Самому хотелось бы знать.

    Ник был старшим братом Кэтрин. Именно он познакомил девушек в свое время.

     - Я ничего не понимаю, - сказала Айрин. - Почему мы все оказались в картине?

     - А вы не могли бы рассказать, что предшествовало этому? Возможно, тогда поймем, что происходит.

    Девушки наперебой начали рассказывать о своем споре, картине и истории. Не забыли упомянуть и о том, как в картине появилась фигура, а в произведении - лишняя строка.

     - И все? - спросил Норман.

     - Все, потом мы легли спать, - ответила Кэтрин.

     - Ну, по крайней мере, теперь понятно, как вы сюда попали, - сказал Норман, смущаясь под внимательным взглядом Кэтрин.

     - Объясни еще нам, - попросила Айрин.

    Парень, продолжая смущаться под пристальным взглядом Кэтрин начал свои объяснения, слегка волнуясь от ее присутствия.

     - В свое время Томас Кинкейд нашел мой дневник, где была записана моя история, и нарисовал ее, точнее, нарисовал мой дом. Зная мою историю, он погрузил меня и мое хозяйство в картинное измерение, неподвижное и неизменное, это чем-то похоже на летаргический сон. Вы, своим творчеством, вернули моей картине течение времени. Так как вы творили одновременно, одна - рассказывая, другая - изображая, время пошло снова, но мое время в истории прошло, и если я вернусь к реальной жизни в настоящем мире, то, скорее всего, рассыплюсь в пепел.

     - Это все очень интересно, но как все же сюда попали мы? - Спросила Айрин.

     - Через сон. Вы открыли трехмерный портал времени и пространства через картину, книгу и ваше подсознание, которая освобождается во время сна, так и попали сюда.

     - То есть, мы спим? - уточнила Кэтрин.

     - Нет, вы только перенеслись в саму картину. Теперь все события, происходящие с нами, находят свое отражение на картине, и записываются в книгу.

     - Ладно, с девушками понятно, а как сюда попал я? - не выдержал Ник.

     - В этом я не уверен, но догадка есть. Когда Айрин писала историю, она даже не догадывалась о моем существовании. Она представляла себе другого персонажа, реального – видимо тебя, и так как описание моей жизни совпадает с описанием твоей - тебя затянуло в картину силой творческой фантазии. Я - герой реальный, а ты мнимый. Я был, а о тебе думали.

    Теперь настала очередь Айрин потупить глаза и зардеться.

     - Как же нам теперь вернуться домой? - спросила она, не отрывая взгляда от щели на деревянном полу.

    Лицо Нормана приобрело озабоченного вида:

     - Выбираться нужно там, где вошли. То есть на том месте, где вы живете.

     - В Лондоне. - уточнила Кэтрин.

     - Ага, вы из Лондона ... Тогда нам стоит спешить. Мы сейчас немного далековато от него. Если ехать лошадьми, то доберемся за день-два. Пешком - дольше. Главное, успеть до того, как закончится последняя страница книги.

     - А что будет тогда? - Поинтересовалась Кэтрин.

     - Жизнь картины перенасытится. Попав сюда, вы нарушили баланс между реальной жизнью и жизнью картины.

     - И? - Требовал объяснения Ник.

     - Книга взорвется, и картина тоже - они взаимосвязаны.

     - А что будет с нами, если мы не успеем выбраться отсюда? - спросила Кэтрин.

     - А что случается с людьми после ядерного взрыва? - В свою очередь спросил Ник Кэтрин. Этот вопрос был наиболее красноречивым ответом. - Сколько страниц осталось в книге, когда ты дописала произведение? - Обратился он к Айрин.

     - Это был блокнот, и я не помню точно. Страниц восемь-десять.

     - Нам стоит отправляться немедленно. К сожалению, у меня только две лошади, а живу я отособленно, поэтому поедем по двое. Я оседлаю лошадей, а дамы, возможно, соберут нам поесть в дорогу. Вон кухня, там что-то поищите. - И Норман вышел к конюшне.

    Кэтрин направилась на кухню. Ник посмотрел на Айрин с немым вопросом, и та поспешила за подругой. Несколько буханок хлеба, банка джема, кусок масла, кружка молока и овсяная крупа - все, что удалось найти. Девушки бережно сложили все это в небольшой котелок, найденный там же, чтобы потом в нем варить овсянку.

    Тут на кухню вошел Ник, отклонил заслон на печи и вынул большой кусок копченого мяса. На вопросительные взгляды девушек юноша ответил:

     - Норман сказал, что надо будет куда-то идти, вот и приготовил.

    На улице послышалось лошадиное ржание и топот копыт.

     - Думаю, нам уже следует выходить, - сказал Ник.

    На улице Норман держал двух лошадей. Один конь был коричневым, с белым пятном на морде и белых «гетрах» чуть выше копыт, другой - полностью черный. У лошадей были длинные гривы и хвосты, да и было заметно, что за ними хорошо ухаживали - лошади были откормленные, чистые, их кожа лоснилась на солнце.

     - Ехать будем по двое, - еще раз повторил Норман. - Кто-то со мной, а кто-то с Ником.

     - А почему бы вам не ехать вдвоем, и нам с Кэтрин вдвоем? - спросила Айрин.

     - Потому женщину за руль пускать нельзя. Или за вожжи. - пошутил Ник.

     - Мы тяжелее, и от нас двоих лошадь быстрее устанет - серьезно объяснил Норман.

      - Я поеду с Айрин, - сказал Ник, - надо ее расспросить кой о чем, - уже тише добавил он.

     - Тогда я с леди Кэтрин. Пожалуйста!

    Норман сел в седло и посадил перед собой девушку. Айрин хотела сесть позади Ника, но платье было слишком узким, чтобы охватить коня ногами, поэтому ей тоже пришлось смириться с тем, чтобы сидеть по-дамски спереди. Ребята пришпорили коней и те помчались, словно ветер.

     - Ну, и чего твоим прототипом стал именно я? - Спросил Ник вкрадчивым голосом.

     - Не знаю ... - протянула Айрин. - Ты мой хороший знакомый, у которого нет ни жены, ни девушки ... Видимо поэтому.

     - И все?

     - Все, а что же еще?

     - Ну, не знаю. Может, признаешься наконец, что я тебе нравлюсь?

    Девушка немного помолчала и добавила:

     - А ты от скромности не умрешь. – но все же отрицать не стала.

    В то же время Норман пытался завязать разговор с Кэтрин:

     - Леди Кэтрин, а вы обручены?

     - Что? - Удивленно переспросила Кэтрин.

     - Ну, - парень замялся, - у леди Кэтрин есть жених?

     - Нет, а зачем тебе это знать? И, сделай милость, не называй меня леди.

     - И я так, просто спросил, - ответил юноша, сдерживая довольную улыбку.

    Вечером, после долгой езды, компания остановилась у небольшой речки, где росло несколько деревьев. Сытно поужинав провизией с котелка, которая была, или казалась невероятно вкусной, компания начала моститься на ночлег. Так как у них было всего два больших покрывала, одно из которых расстелили на земле, то спали они близко друг к другу. Ребята легли с обеих сторон, на случай неожиданного нападения или разбойников, а, может, и хищников. Наутро девушки проснулись в объятиях - Кэтрин у Нормана, а Айрин у Ника. Кроме того, они были завалены опавшими листьями. Деревья над ними стояли абсолютно голые. Девушки разбудили юношей.

     - Какое сейчас время года? - спросила Кэтрин Нормана.

     - Начало лета, - сонно произнес юноша.

     - А почему же тогда опали листья? - спросила Айрин.

     - Книга заканчивается, в картине не хватает места событиям, она начинает разрушаться.

     - Как далеко нам ехать? - поинтересовался Ник.

     - Примерно часа три.

     - Тогда поехали быстрее! - Ник хотел было уже вскочить в седло, но Айрин его остановила.

     - Сегодня в седле я.

     - С чего бы это?

    -  Ты слишком напрягаешься, поэтому лошадь не всегда хочет тебя слушаться.

     - У тебя получится лучше? - С иронией спросил юноша.

     - Ну, последние три года я занималась верховой ездой, а потому смирись с тем, что будешь сидеть сзади.

    Девушка подняла юбку  настолько, чтобы можно было перебросить ногу через коня. Нику пришлось довольствоваться местом позади девушки.

    Они неслись галопом по высохшим равнинам, которые уже начинали трескаться словно от месячной засухи, пока перед ними не показалось небольшое поселение.

     - Вот и Лондон, - сообщил им Норман.

     - Как же нам узнать, где именно стоит, то есть будет стоять наш дом? – спросила Кэтрин.

     - Мне это место что-то напоминает. Где мы стоим?

     - Это главная площадь города.

     - Может быть, это и есть Трафалгарская площадь. Тогда наш дом будет где-то поблизости. Может, вон на том холме?

     - Точно, подтвердила Кэтрин, - и они в очередной раз пришпорили лошадей.

    Вот и холм с пожелтевшей травой и сильно потрескавшейся землей. Начал завывать сильный ветер, настолько, что его нужно было перекрикивать.

     - Где-то здесь должен быть проход! - закричал Норман.

     - Но тут ничего не видно! - отозвался Ник.

      -  Кажется, я вижу, - сказала Кэтрин и показала рукой налево. Создавалось такое впечатление, что там стояла большая стеклянная стена.

     - Ну что ж, нам пора, - сказал Ник, направляясь к порталу.

     - Стойте! Только двое из вас могут вернуться.

     - Как это? - спросила Айрин.

     - Мне прислали девушку, которую ожидал, поэтому, она как-бы принадлежит картине.

     - А если мы втроем зайдем в портал одновременно, что будет тогда? - не сдавался Ник.

     - То же, что будет, если вы одновременно войдете в дверь - вы застрянете, и потеряетесь во времени и пространстве.

     - Я останусь, - отошла от портала Кэтрин.

     - Но ... - начала Айрин.

     - Никаких но! Я всегда говорила, что родилась не в том веке, тем более, что мы с Норманом просто созданы друг для друга. Так же, как и вы с Ником.

     - Во-первых, о столетиях это моя фраза, - сказала Айрин, - а во-вторых, при чем тут Ник и я?

     - Мир картины и реальный мир взаимосвязаны. Поэтому мы с тобой настолько близкие подруги - у нас связь на духовном уровне – мы словно прототипы друг друга. Так же как Ник и Норман. Потому-то Ник и попал сюда - для временного баланса. Ну все, спешите, потому что нам скоро негде будет оставаться. - воскликнула Кэтрин, глядя на разломы в земле которые становились все больше и больше.

    Они все обнялись, девушки плакали, а Ник сказал Норманну: «Береги мою сестру». Ник с Айрин вступили в портал и растворились в нем. Стеклянная стена исчезла. Норман обнял Кэтрин и нежно прошептал ей на ухо: «Я так долго тебя ждал»… «И дождался», - последовал ответ.

    Ник и Айрин оказались в небольшой квартире под крышей, в Лондоне. Прежде всего, девушка бросилась к картине. Все по старому: зеленое, буйное, яркое. А в окне - две фигуры - девушка в объятиях парня.

     

     - Как думаешь, у них все будет хорошо?

     - Я в этом уверен, потому что мы им в этом поможем, - сказал Ник, нежно прижимая к себе девушку. Она положила голову ему на плечо и все слова стали лишними.

    А в блокноте, стоявшем возле картины, заполнилась последняя свободная строчка. Там написалось: «И их любовь не угаснет никогда ...» Блокнот закрылся. Вы спросите, почему в конце многоточие? А потому что у влюбленных все только начиналось, а в любви, как известно, точку не ставят, в любви всегда будет многоточие.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Romantic Angel
    Категория: Проза
    Читали: 74 (Посмотреть кто)

    Размещено: 3 декабря 2012 | Просмотров: 592 | Комментариев: 8 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (4 декабря 2012 14:49)
    Красиво, красиво, красиво!


    Комментарий 2 написал: Romantic Angel (4 декабря 2012 19:09)
    Спасибо. А клипа я не видела))



    --------------------

    Комментарий 3 написал: Сима (5 декабря 2012 20:37)
    Ирина, мне кажется или у вас появился неплохой редактор?
    Если ДА, то поздравляю!!!
    Удачных работ!


    Комментарий 4 написал: Romantic Angel (6 декабря 2012 01:20)
    Нет, переводила я сама, пыталась прислушиваться к предыдущим замечаниям и советам.



    --------------------

    Комментарий 5 написал: Сима (7 декабря 2012 16:27)
    Цитата: optron
    Ирина, если имеюсь в виду я... неисправимый романтик...)) спасибо...


    Тогда вашему тандему от меня applause flower
    Удачи!


    Комментарий 6 написал: Сима (7 декабря 2012 19:27)
    Цитата: optron
    Да причем здесь "тандем"... это талант...

    Творчество Ирины мне очень нравится...


    Так и я об этом, и очень рада за Ирину. (совершенно искренне говорю об этом)
    Скажу больше, я Герман благодарна вам за поддержку Ирины.Когда я пришла на сайт у меня не было такого друга, как вы. Точнее был, но один.( А хотелось иметь больше внимания)
    Удачи вам обоим!


    Комментарий 7 написал: lika (13 марта 2015 15:10)
    Чудесный рассказ. Вы выразительно пишете.

    Лицо Нормана приобрело озабоченного вида:

    вид.

    - Потому женщину за руль пускать нельзя. Или за вожжи. - пошутил Ник.

    Вот же мужики! Хотя.. Ник мне всё же понравился)



    --------------------

    Комментарий 8 написал: Romantic Angel (16 марта 2015 14:34)
    Ник во многом срисован с реального человека. Наверное, поэтому образ получился более-менее "живой".
    За подмеченную ошибку спасибо. После нескольких перечитываний перестаешь замечать опечатки и "неправильности".



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.