«    Январь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 10
Всех: 12

Сегодня День рождения:

  •     Kiwi.niki (25-го, 24 года)
  •     ritar25 (25-го, 31 год)
  •     Рино4ка (25-го, 42 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 691 Сталь.
    Конкурсы Конкурс \"Золотой фонд - VII\" 10 axtro
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2719 Кигель
    Конкурсы Конкурсы, как это делается 798 Paprika1970
    Флудилка Цитатник 103 Моллинезия
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 10 ФИШКА
    Флудилка Время колокольчиков 218 Muze
    Стихи Когда не пишется... 38 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1818 Герман Бор
    Флудилка Курилка 2264 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    ~ МИРОТВОРЕЦ ~

     

    ВСТУПЛЕНИЕ.

     

    Обстоятельства вынудили мир разделиться на два измерения. Это произошло не вчера и не сегодня, а сотни лет назад. Первое измерение – наш мир. Второе – магический. Здесь многие действуют по закону «побеждает сильнейший». Но этим миром не правит анархия. Здесь не жалеют слабых, не помогают нищим. Только лучшие живут достойно.

     

    Перекати поле. Второе измерение. За год до начала развития событий. Десятое декабря.

    Ночь. Снежинки торжественно кружились над головами редких прохожих. Метель кончилась, и все жители окрестных городов созерцали её последствия. Не давая никому усомниться в своей силе, мороз снова сковал воду в лужах и остудил воздух, делая его сухим и колючим.

     

    По обледенелому бульвару шел молодой человек. Его кремовый шарф был завязан почти до шапки. Черный заплатанный плащ казался совсем тонким. Порывы холодного пронизывающего ветра заставляли парня сжимать сильнее кулаки. Перчатки потерялись при суматошном переезде из дома на улицу. Учитель, в особняке которого он жил, умер так внезапно, что парень не успел опомниться, как родственники наставника выставили его на улицу. Несмотря на неплохое магическое образование, магией он старался не светиться. Шестнадцатилетних магов-недоучек во втором измерении не любят. Четвертый день юноша существовал на улице, изредка греясь в магазинах. Когда ему предложили подзаработать, молодой человек не раздумывая, согласился. Понимая, что не переживет еще один голодный обморок, юноша ускорил шаг. От этого начала кружиться голова. Но со стороны было незаметно, что он шел, едва сохраняя равновесие.

     

    Один... Он совсем один в этом мире! Смысла в собственной жизни молодой человек не видел, но понимал, что умирать ему еще рано.

    Чувствовал он себя отвратительно. Нос заложен, поэтому приходилось дышать ртом, глотая колючий ворс шарфа.

     

    Отогнув шарф, он посмотрел на номер дома, ухватился за ручку двери и дернул её на себя. Изнутри повеяло теплом. Парень вошел. Тяжелая дверь закрылась за спиной, издав глухой звук.

    Окон на первом этаже не было совсем. Впереди только длинный коридор, поворачивающий к лестнице, ведущей наверх. Серые неровные стены особняка создавали давящий эффект, захотелось поскорей выбежать наружу. Но и тусклый свет большой хрустальной люстры не произвел на гостя должного впечатления: ему было все равно. Внутри молодого человека, будто все замерзло. Единственное, что он ощущал – бесконечная усталость.

     

    «Не замерз. Дошел. – Подумал он. – Но это еще не все, самое сложное впереди»

    Ноги не держали. Молодой человек опустился на корточки, облокотившись спиной о стену, выровнял дыхание. Саднящее при ангине горло мешало дышать. Он почувствовал, что начинает дрожать. Снял шарф и шапку, подул на меловые руки. Его темные волосы рассыпались по плечам. От синеватых губ парня еще веяло холодом – говорить он не мог. Глаза, сощуренные в щелочки, снова стали большими и проницательными.

     

    Парень поднялся на второй этаж и долго плутал коридорами. Одинаковые стены, подслеповатые лампы и ни души. Он сто раз пожалел, что пришел, но дороги назад уже не было. Неведомая сила захватила его в свои объятия и не отпускала, пока он не достигнет своей цели.

    – Что я здесь вообще забыл?! Всё к черту! – в сердцах произнес он, останавливаясь посредине коридора.

     

    За спиной с металлическим скрежетом начал медленно прорисовываться силуэт двери. Парень обернулся и ошарашено на неё уставился, медленно соображая, что же произошло. «Странный, очень странный дом», эта мысль вертелась в его голове последние несколько минут.

    Он с содроганием сердца потянул ручку на себя. Дверь с тихим шуршанием открылась. Шагнув вовнутрь, он испытал облегчение от смены безликого коридора на обставленную со вкусом комнату. Но одно обстоятельство насторожило: и это помещение оказалось пустым! Хотя… нет. В тени массивных занавесок, украшавших окно, стоял человек.

    – Доброе утро. – Тихо сказал парень, делая шаг вперед.

    – Утро? А я не заметил, что расцвело, пока тебя ждал. Очень долго молодой человек! – Незнакомец подошел к столу, расположенному в центре комнаты. Его иссиня черные волосы были слишком аккуратно уложены. Они совсем не сочетались с бледно–серыми, глубоко посаженными глазами. Строгий, темно-коричневый костюм подчеркивал хорошее материальное положение мужчины. – Хочу сообщить сразу: я знаю о тебе все. От дня рождения до сегодняшней минуты. Молодые люди в наши дни очень предсказуемы, поэтому я говорю тебе это. Что стоишь? Неужели тут нет стульев? Сядь!

     

    Незнакомец окинул взглядом комнату. Вдоль стен стояли деревянные лакированные шкафы, место напротив окна занимал пустой письменный стол с придвинутым к нему стулу.

    – Зачем я вам? – юноша каждой клеткой своего организма чувствовал подвох. Ощущал, что он не в своей тарелке.

    – Много вопросов. Мало смысла! Чуешь, о чем я, щенок? Вот твое задание, – мужчина с раздражением ткнул пальцем в пухленький конверт, возникший на столе.

    – Я маг, вы знаете? – резко ответил молодой человек, не двигаясь с места.

    – Ах, удивил! Угрожаешь? Я хозяин этого особняка и он не выпустит тебя наружу, пока ты не примешь задание. – Со злорадством объявил мужчина, прохаживаясь по комнате, не смотря на парня.

    – Я согласен… – парень взял конверт и попытался его вскрыть.

    – Какой нетерпеливый… Тебе есть, на что жить? – издеваясь, поинтересовался хозяин особняка.

    – Нет. – Юноша, наконец, осознал беспомощность своего положения и вздохнул.

    – В конверте есть и деньги. Иди и помни – я за тобой слежу…

     

    * * *

     

    Десятое апреля текущего года. Москва.

     

    Уже вовсю пахло весной. Распускались почки на деревьях. Неотвратимо таял снег, солнце сияло сильно и ласково. Показался черный блестящий асфальт. Природа просыпалась после зимней спячки. Живи и радуйся! Но, к сожалению, не у всех это получается…

    Солнце рассеянно заглядывало в небольшую комнату, нанося новые краски на бледно-янтарные обои. Наличие двух окон делало помещение очень освещенным. Напротив окна стоял залитый солнцем деревянный стол, слева тахта, скрывающаяся в тени атласных занавесок. К ней примыкала кровать хозяйки квартиры.

     

    Девушка с пепельными волосами нависла над письменным столом и внимательно изучала содержимое столешницы, несколько волнуясь, теребила красный бантик на своем ободке. Её лицо выражало запредельную серьезность.

    – Сколько документов! И во всем этом надо разобраться! – она всплеснула руками. В глазах рябило от разнообразных бумаг.

    – Не волнуйся Леночка. Всего-навсего копии всех доверенностей на квартиру, – статная женщина в красном бархатном плаще провела рукой по прямой золотистой челке и передала Лене белую тарелку с насыщенно-зеленой каемочкой. – Одноразовая. После применения разбить. Как твое сердце?

    – Болит, – вздохнула Лена, – волнуюсь за брата.

    – Не бойся, к черным магам не перебежит. Он всё понял, большой уже. Все будет хорошо!

    – Ему только четырнадцать! – воскликнула Ленка.

    – Ты что, не знаешь Захара? – успокоила женщина.

    Та улыбнулась и покачала головой.

    – Сколько по документам твоей подопечной?

    – Неполных шестнадцать, учится в десятом классе, – Лена ткнула пальцем в копию паспорта, – спасибо за доверие, Вероника Николаевна.

    – Само собой. В блюдечко посмотрим. – Женщина сняла плащ. – Итак, зачитай мне, про неё все, что знаешь.

    – Елизавета Петровна Тёпкина. Родители: Анастасия Анасьева и Петр Тепкин. Белые маги. Погибли, оказывая помощь спасательной группе добровольцев. Ребенку назначили опекуна. Но из-за разногласий с ним Лиза живет в отдельной квартире, которую самостоятельно снимает.

    – Неплохо ты подготовилась, – похвалила женщина.

    – Есть, с кого брать пример, – с легкой грустью заметила Елена.

    – Сочувствую. Твоя мать – великая женщина. Сколько время? Ага, два часа дня. Где Лиза сейчас? – Вероника Николаевна бросила взгляд в окно.

    – В школе, – Лена села на кровать, положила на колени блюдце и провела подушечкой большого пальца по лакированному дну.

     

    Оно помутнело, поверхность зарябила, настраивая изображение: нежно-розовая стена, освещенная солнцем.

     

    – Это всё?! – изумилась Вероника.

    – Хм. Нет. – Девушка провела пальцем сверху вниз, всплыло окошко "Фиксация лиц". Лена нажала "подтвердить".

    Изображение расплылось, но тут же обрело резкость. Блюдечко представило всеобщему вниманию школьную парту, занятую двумя девушками. Блондинка, попадала в кадр целиком: полулежа на стуле, она прикрывала учебником геометрии телефон, к которому проявляла чрезмерный интерес. Вторая огненно-рыжая видна по пояс. Урок она проводила продуктивнее соседки: что-то писала в тетради, поднимала голову, ненадолго задумываясь, обращалась к калькулятору.

     

    – Которая? – женщина сморщила носик.

    – Судя по паспортной фотографии - рыжая.

    – Чувствую, интересное у тебя задание. – Улыбнулась Вероника Николаевна.

    – План действий? – вопросила Лена, разбивая блюдце. Мелкие осколки осыпались на ворсистый ковер, но сразу растаяли.

    – Неделю, другую обустраивайся. Потом ищи встречи с подопечной. Её адрес специально не даю. Не торопись. До июня целый месяц. – Не прощаясь, женщина подхватила плащ и телепортировала.

     

    Лена взглянула на гору документов, занимающую добрую половину стола...

     

     


     

     

    1 ГЛАВА. НЕОЖИДАННЫЕ ЗНАКОМЫЕ.

     

    Весна - прекрасная пора, вы не находите?

     

    Двадцать шестое мая текущего года. Самое обычное утро…

    Глаза не хотели открываться. Наперед я знала, что увижу: отдающий желтизной потолок.

    Сегодня пятница, последний учебный день в этом году. У меня в школе вторая смена, казалось бы – чего просыпаться так рано? Приходится руководствоваться пословицей, переделанной на манер подростка двадцать первого века: «хочешь себе ни в чем не отказывать, устройся работать в свободное время». К несчастью, свободное время такая же иллюзия, как и свобода. Так что жертвую временем, выделенным школой под сон, отдых и домашнее задание. Причем последнее от недостатка первого ничуть не страдает.

    Почему-то вывихнутая вчера нога не болит, зато ощущается неестественная тяжесть в голове. Говорил мне дядя: завязывай с полуночным выполнением уроков! Будильник начинает снова призывно пиликать, напоминая, что вставать все-таки придется.

    Хоть отражение в зеркале пожалело заморенную последним учебным месяцем десятиклассницу. Оттуда на меня взглянула сонная барышня с рыжими кудрями до лопаток и зелёными глазами, очень не плохо выглядевшая для данного физического состояния. Я только сейчас заметила перекрутившуюся брошь на сиреневой майке, в которой возвратилась из школы. Удивляясь, как она не поцарапала меня во сне, осторожно отцепила и кинула на кровать. Перевела взгляд на юбку–шотландку. И говорить нечего, опять легла не раздеваясь.

    Я сняла помятую одежду, накинув домашний халат, искоса глянув в зеркало. В моей фигуре не появилось ничего примечательного, кажется, чуть потолстела, но школьная подруга обычно недоверчиво фыркала, сравнивая меня с собой.

    Будильник почему-то прозвенел еще раз, выводя меня из задумчивости. Хотя торопиться некуда и завтракать как всегда нечем. В холодильнике, кажется, оставался только стакан с молоком, которому скоро неделя, и мармелад к чаю. Выбирать не приходилось, сытно позавтракать – тоже.

    Я поставила чайник на газовую плиту и ушла приводить свою кровать в порядок…. Юбку тоже погладить не помешало бы. Включила на телефоне свою любимую песню и принялась за дело. И, конечно же, забыла о чайнике. Но он про меня не забыл. Мерзкое «пш–шш–ш!» донеслось с кухни. Этот звук походил на злобное хихиканье зловредной плиты. По однокомнатной квартирке разносился удушливый запах газа. Я бросилась на кухню и распахнула форточку. Вода из чайника уже испарилась, а сама посудина накренилась на бок.

    До начала рабочего дня совсем не осталось времени! Ладно, там перекушу.

     

    Метеором влетев через служебную дверь в Макдональдс, я поставила сумку на стол в подсобном помещении и села отдышаться.

     

    Рабочий день только начался, но посетители уже стали покупать и съедать аппетитно выглядящие полуфабрикаты, которые мы разогревали и укладывали в фирменные пакетики. Единственное, что добросовестно изготавливалось – это чай и кексы, которые не пользовалось популярностью. Как раз уничтожением этих продуктов я и занялась в данный момент, добавляя в чай сахар. Катерина, моя старшая коллега, заметила, что я с тоской кошусь на заказанные очередным клиентом блюда и отвела меня в служебное помещение, куда принесла чашку чая и горячий кексик.

    – Мне влетит за ничегонеделание, – вздохнула я, с аппетитом начиная завтракать.

    – Брось, Лиз. Я ведь тебя отвлекла от работы? Я. И отвечать тоже мне, – легкомысленно отмахнулась девушка, – как раз собиралась уволиться…

    – Нет уж! Эта стерва меня тогда совсем загрызет! – возразила я, – умирать, так с музыкой! Я не буду чай, хочешь?

    Катерина усмехнулась и покачала головой.

    – Давай. Посидим тихонько здесь, никто и не заметит…

     

    Марина Марковна, наша работодательница, со злорадством заглянула в комнату, как будто и ждала Катиного ответа, чтобы поймать обеих.

    – Вот вы и попались, дармоедки, – сухо констатировала она. – Тяпкина, а ты тоже хотела уволиться?

    – Я Тёпкина. И никак иначе. Еще чай будешь? – обратилась я к Катерине.

    Она мотнула головой, примерно понимая, зачем он мне. Я оценила количество жидкости в кружке, и, собравшись духом, выплеснула его в лицо Марине Марковне.

    – Это называется – нечего терять, – прокомментировала я опешившей работодательнице под тихое хихиканье Кати. Потом взяла кексик, и, надкусив, пошла к выходу.

    Зачем сокрушаться о том, что уже произошло? И я без капли сожаления распрощалась с этой работой. В любой ситуации надо вести себя достойно – это запомнилось мне из слов моего дяди. Он часто говорил много лишнего, но бывали и правильные фразы.

     

    Вперившись взглядом в красного человечка светофора на пешеходном переходе, я подобно всем другим людям стояла на тротуаре. Телефон в кармане заорал дурным голосом, заставив меня, начать лихорадочно рыться в сумке.

    – Ты ко мне сегодня придешь, или нет? – без приветствия прорычала трубка, когда я поднесла её к уху.

    – Да, дядя Ром, приду через час.

    – Тебе не нужны деньги?! – еще больше взбесился мой опекун. Мои родители погибли много лет назад, а он работал в детском доме и решил меня удочерить. Однако дядя Рома не скрывал, что взял меня из жалости, а не из любви к детям. Его опека мне поднадоела еще лет в четырнадцать, поэтому я перешла в другую школу и сняла поблизости квартиру. Но он не оставил меня без средств ко существованию и раз в месяц давал определенную сумму денег.

    – Елизавета, не трепи мне нервы! В час дня я уеду за город по делам, так что поторопись!

    Я хотела ответить, но шагнув вперед, споткнулась и упала на проезжую часть, выронив телефон. Машина передо мной с визгом затормозила.

    В следующую минуту загорелся зеленый свет, и толпа хлынула, огибая меня. На телефон, упавший в стороне уже наступила грузная дама.

    – Эй! – окликнули меня. Мне протянула руку кареглазая девушка и помогла встать с коленей, которые я сильно разбила. Мы перешли через дорогу, вливаясь в постепенно редеющий поток.

    Незнакомка покосилась на меня:

    – Жива?

    Я горестно закивала, вытирая щеки от слез.

    – Как ты сильно поцарапалась! – всплеснула руками она. – Пойдем ко мне, надо промыть ранки, пока инфекцию не занесла! Как тебя зовут?

    – Лиза.

    – А я Елена Сонцева. Твой? – девушка протянула мне телефон.

    – Да, – ответила я, не успев удивиться.

    Лена убрала за уши русые волосы до плеч, тепло улыбнулась и повела меня промывать разбитые колени.

     

    Через пять минут мы вошли в небольшую квартирку с двумя комнатами.

    – Присядь пока на диван. Я найду перекись водорода и отведу тебя в ванну. – Елена скрылась в соседней комнате.

    Я покорно разместилась на большом мягком диване, стоящем в глубине помещения. В квартире стоял приятный медово–пряный запах.


     

    Телефон в руках задрожал и упал на ковер. Как выяснилось позже, дрожали руки. Я наклонилась за ним. Аппарат долго думал, осчастливить ли меня своим включением. К счастью, ему надоело ломать комедию. Экран слабо засветился.

    Пропущенных звонков от дяди не было, и я поспешно набрала его номер. Длинные гудки давали надежду, но автоответчик не оставил шансов.

    «Ладно, потом перезвоню» – я хотела убрать телефон, но не обнаружила в комнате своей сумки. А хозяйничать в чужой квартире мне не хотелось.

     

    Через несколько минут вернулась Лена и отвела меня в ванную.

    Когда мы вернулись в комнату, она снова усадила меня на диван и опустилась на корточки с баночкой перекиси водорода. Девушка аккуратно обрабатывала промытую ранку, но мне казалось, что она косится на мое лицо из-под опущенных ресниц. Резкая боль быстро сменилась приятным холодком, я немного удивилась, но наклоняться и мешать ей не стала.

    Елена выпрямилась и оптимистично улыбнулась:

    – Ты прям девчонка без комплексов! Сидеть на асфальте с разбитыми коленями в мини юбке, показывая всем своё нижнее белье! Я б так не смогла!

    Её слова заставили меня улыбнуться.

    – Лена, можно вопрос?

    – Отчего ж нельзя? – девушка замерла и посмотрела мне в глаза.

    – Ты волонтер?

    Девушка сделала серьёзное лицо:

    – Кто-кто? ... А! Да, конечно!

    Желая замять свою оплошность, она пригласила меня на кухню.

    Девушку почему-то волновал свой конфуз. Суетясь, она поставила на стол тарелку с конфетами и потянулась к шкафчику с посудой. Его большая часть находилась за пределами моей видимости, белый холодильник, очень походил на большой сугроб, закрывал собой раковину со всеми прилежащими к нему полками.

    Я вскочила с места и подалась вперед, когда раздался громкий звон фарфора, казалось, что разбился весь чайный сервиз. Лена всего лишь чуть не уронила одну кружку, невероятно ловко подхватив её у самого пола. Мне даже показалось, что посудина на мгновенье замедлила скорость своего падения.

    - Тебе помочь? - осторожно спросила я.

    - Лиз, не бери в голову, - в её голосе слышались нотки непонятного мне чувства.

    - Если хочешь, то можешь пока поставить чайник. - Смягчилась она. Я легонько тряхнула головой и искоса посмотрела на девушку, которая отвернулась к крючкам с полотенцем. Лена казалась совершенно спокойной. Беспокойства будто и не было.

     

    Когда мы обе сели за стол, она начала разговор:

    – Давай познакомимся получше.

    – А вас таких много? – пошутила я про волонтера.

    – Нас? Это кого? – насторожилась девушка, обжигаясь горячим чаем.

    – Ну… Волонтеров, – растерялась я. А Лена что подумала?!

    – Есть некоторое количество, – девушка взяла с тарелки сухарик и начала его нервно грызть, искоса посматривая на меня.

    – Тебе нравится заниматься благотворительностью?

    – Ну не то чтобы… – замялась она, – в девятнадцать лет переосмысливаешь свою жизнь, умения и навыки. В результате вышло, что я умею только заговаривать раны и хорошо разбираться в людях.

    – Получается, ты начинающий врач и психолог? – додумала я.

    – Нет, я не врач, – покачала головой Лена, – я потомственная целительница. Точнее стану ей, если продолжу заниматься.

    – А я обычная школьница, – меня тоже потянуло на откровение, – родители умерли, когда я была маленькая. Меня взял сторож из детского дома, куда я попала после их смерти.

    – У меня никогда не было папы. Отец погиб, когда я еще не родилась. Мама вышла замуж, и родился мой брат. Но отчим тоже куда-то сгинул. Может просто бросил мать… – девушка украдкой провела рукой по лицу, смахивая слезу.

    – Да, невеселая история, – я чувствовала, что надо сменить тему. – Ты давно живешь в Москве?

    – Нет, переехала в город месяц назад, – Лена достала заварку и сделала нам еще по чашке чая.

    – И как?

    – Слишком шумно. И суматошно, – вздохнула она.

    – Могу устроить тебе экскурсию. Ну, по ближайшему району, – предложила я, и мы рассмеялись.

    Где–то в глубине комнаты зазвонил телефон. Я засуетилась, вылезая из–за стола.

    Звонил дядя. Что ему было нужно, я не узнала и начала перезванивать.

    – Лиза, я уехал. Не покупай ничего лишнего. Деньги дам в понедельник, – отрапортовал он, и положил трубку, не давая мне сказать.

    Я посмотрела время. В школе уже второй урок идет! По моему недовольному лица Лена все поняла, и мы стали прощаться.

    – Вот мой номер. Звони и приходи в гости!

     

    * * *

     

    Моя квартира оказалась в двух шагах отсюда. Я быстро набрала код на домофоне и проскользнула в подъезд. Лампочки не горели ни на одном из четырех этажей. Оступившись на лестнице, я чудом не упала.

    В квартире до сих пор чувствовался легкий запах газа. Светильник в коридоре отказался зажигаться. Стараясь не задевать мебель, я прошла в комнату, которая освещалась солнечным светом. Я вышла на лестничную клетку, проверила счетчики, потревожила соседей по дому и выяснила, что электричества не будет минимум до понедельника. Ясно, дом обесточен.

    Идти в школу уже нет никакого настроения. В кармане завибрировал телефон, сообщая, что пришла смс–ка.

    «Контрошка по физике была? Что задали? Я к тебе зайду в три?» – интересовалась школьная подруга Вика.

    Ага, она тоже в школу не ходила.

    «И свечи прихвати. Ты ведь боишься темноты?» – ехидно напечатала я. На кухне мелькнула тень. Телефон выскользнул из рук и полетел на ковер. Брр… темноты (хотя до неё еще часа четыре) боялась не только Вика. Телефон укоризненно молчал, не оценив шутки.

    Отлично! Домашний телефон не работает, сотовый грозит разрядиться. Может к Лене попроситься переночевать? С трудом отыскав в сумке листочек с её номером, позвонила.

     

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Hedgehog
    Категория: Проза
    Читали: 121 (Посмотреть кто)

    Размещено: 3 января 2013 | Просмотров: 676 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Эмма (30 января 2013 09:21)
    Интересная идея про миротворца. Тема с блюдечком понравилась!

    при суматошном переезде из дома на улицу. Учитель, в особняке которого он жил, умер так внезапно, что парень даже не успел опомниться, как родственники наставника выставили его на улицу.
    Второе "на улицу" можно безболезненно убрать.

    Несмотря на неплохое магическое образование, магией он старался не светиться
    Слишком буквально воспринимается такой оборот.

    Серые неровные стены особняка создавали давящий эффект, захотелось поскорей выбежать наружу. Но и тусклый свет большой хрустальной люстры не произвел на гостя должного впечатления
    Здесь не понятна роль союза "но". Не вижу противопоставления.

    Неведомая сила захватила его в свои объятия и не отпускала, пока он не достигнет своей цели.
    не отпустит... пока не достигнет.

    на оставленную со вкусом комнату
    обставленную

    внося новые краски в бледно-янтарные обои
    нанося... на...

    женщина сморщила носик
    или все-таки девушка?

    Неделю, другую обстраивайся
    обустраивайся

    женщина подхватила плащ и телепортировала
    телепортировалась.



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Hedgehog (2 апреля 2013 20:27)
    Цитата: Эмма
    Серые неровные стены особняка создавали давящий эффект, захотелось поскорей выбежать наружу. Но и тусклый свет большой хрустальной люстры не произвел на гостя должного впечатления

    Здесь не понятна роль союза "но". Не вижу противопоставления.


    в смысле "даже".
    или стоит на Даже и заменить?
    Цитата: Эмма
    телепортировалась.

    я уже и не знаю, как правильно %)

    Цитата: Эмма
    или все-таки девушка?

    там и женщина есть и девушка :)
    Вероника Николаевна и Лена

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.