«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 4
Chel Demen_Keaper
Измеров Моллинезия

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 28
Всех: 34

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

Окна. Глава 5. Ева

 

Билеты были куплены через интернет на ближайшее число, то есть через пять дней. Знакомому, недавно перебравшемуся с семьей жить в Китай, Анна обещала позвонить утром. Максу осталось только поехать к себе и подготовиться к поездке. Что он и сделал.

Оставшееся до отъезда время он тратил как обычно. Работал и пил кофе. Единственное, что он изменил в своем нехитром режиме, так это отодвинул от окна стол и опустил жалюзи. Теперь стол стоял в самом дальнем углу комнаты, а самой комнате с утра до вечера царил таинственный полумрак.

Изредка выходя на улицу прогуляться или в магазин, Макс невольно ускорял шаг, чтобы быстрей миновать двор и смешаться с толпой на площади, где вероятность нос к носу столкнуться с любимой женщиной по идее сводилась к минимуму.

Он по-прежнему хотел бы увидеть ее. И по-прежнему запрещал себе это. 

***

Мария, томимая примерно теми же противоречивыми желаниями, вела себя не менее странно. Она окончательно перебралась в спальню, вытащив из нее кровать. Ее девушка поставила спинкой к злосчастному окну, чтобы не дай бог не глядеть в него на окно напротив в припадке меланхолии лунными бессонными ночами. Встречу в магазине она вполне пережила, но повторения не хотела. Поэтому постаралась максимально занять себя разного рода делами и все время проводила в соседней комнате. Если же приходилось выходить на улицу, она точно так же как и Макс неслась через двор то и дело нервно поглядывая по сторонам.

Она очень хотела увидеть снова Макса хотя бы издали, пусть на секундочку. Но все-время одергивала себя, напоминая, что это ни к чему хорошему все-равно не приведет. 

***

Так оба и бегали друг от друга, бросая украдкой взгляды по сторонам, в надежде тем не менее хоть краем глаза зацепить знакомый силуэт. Побыть рядом секунду и потом побежать дальше.

И они все-таки один раз встретились во дворе таким образом. Но оба скорее почувствовали близость другого нежели увидели, так не сговариваясь сразу отвели взгляды в диаметрально противоположные стороны. Поэтому неловкой ситуации почти не случилось. Случилось только секундное замирание сердца в груди у каждого от острого чувства, что рядом только что прошел тот самый, уже глубоко небезразличный человек, по кому ты очень соскучился. Случилось только одинаковое у обоих подрагивание пальцев, которые рефлекторно потянулись навстречу друг другу, когда Макс и Мария, встретились в узком дворике и едва не соприкоснувшись плечами, разошлись в разные стороны.

Макс почувствовал на тыльной стороне ладони таящий след от тепла руки Марии, проскользнувшей рядом и исчезнувшей за поворотом дома. 

Мария почувствовала то же самое. Она забежала за поворот, остановилась и приложила руку к щеке той ее стороной, которая едва не столкнулась с Максом. Кожа успела вобрать в себе чужой запах. И Мария вдохнула его, на мгновение прикрыв глаза.

Макс, не дойдя до площади, тоже приостановился и накрыл другой ладонью этот кусочек тепла, нечаянно подаренный ему Марией. И поразился тому, как бешено колотиться в его в общем-то не наивной юношеской груди сердце.

Это был как раз пятый день. На следующий он улетал. Только это обстоятельство и убедило его остаться стоять на месте и не бросаться никого догонять. Он улетал. На два месяца, а может быть и навсегда. И это было решено, поэтому не надо никому портить жизнь потакая своим чувствам.

"Никаких признаний за домом и драм перед отъездом. Это не кино," - сказал Макс сам себе, когда дыхание и буря чувств, поднятых нечаянной встречей, улеглась.

"Если бы я остановила его, всё могла бы быть... как в кино," - подумала Мария, когда способность думать вернулась, и горько усмехнулась. - "Я знаю, он бы поцеловал меня. И я бы ответила. Но вот только мы не в кино... Вернее мы в разных кино. Мое - не для него... Поэтому я не вернусь сейчас обратно, ведь он там стоит"

И она, отлепившись от стены дома, продолжила свой путь - к автобусной остановке. Она шла и представляла себе, как в безлюдном утреннем узком дворике, в самом конце его, прямо перед шумной площадью, на границе замер высокий силуэт мужчины. В сером шерстяном полупальто этот мужчина стоит и ждет, когда она вернется к нему. И в волнении трет ладонью ту кисть, которой он едва не коснулся ее руки. Он ждет, потому что ему отчего-то не хватает именно ее первого шага, чтобы решиться на собственный.

И Мария ни капли не ошиблась в своем воображении. Макс именно так и стоял какое-то время... 

***

Они встретились в огромном зале международного терминала. В ожидании регистрации на рейс Макс подпирал ногой единственный, правда, внушительных размеров чемодан. На него-то и бросила большой мягкий сверток подошедшая Анна.

- Что это?

- Зимняя куртка. Ты с ума сошел, в своем пальто лететь. Ты прогноз погоды видел вообще на неделю?

Макс пожал плечами и просто стал снимать свое серое пальто. Анна смотрела на него со смешанным выражением во взгляде. Она волновалась. Он это видел и понимал почему. Поэтому спорить с ней не стал, хотя любил свое пальто и терпеть не мог "мамочкину опеку". Но сейчас ради сестры он сделает все, что она попросит. Куртка так куртка.

- Это на пару месяцев, - он распаковал сверток и облачился в темно-синий пуховик. С размером Анна как всегда угадала. - Я обещаю часто звонить, не волнуйся, хорошо?

Анна кивнула и вдруг губы ее дрогнули. Макс вздохнул и притянул ее к себе, обняв. Объявили регистрацию на рейс. Будущие соседи по салону стали подниматься с пластиковых кресел и не спеша проходить мимо них к месту регистрации. Макс не шелохнулся. Анна крепко обняла его в ответ:

- Если там с тобой что-нибудь случить, немедленно дай мне знать, понял? - не то с угрозой, не то с отчаянием пробубнила она в густой мех капюшона, куда зарылась лицом, стараясь не разреветься.

Макс снова вздохнул. Обычно он не любил такие разговоры, он мужчина и сам решит, как поступить в ситуациях "если что...". Но Анну он прекрасно понимал. Один бог знает, как она перенесла этот год и не сорвалась. Поэтому демонстрировать перед ней сейчас свое независимое мужское эго и отвечать, мол, сам решу, не дави, Макс не стал. Он просто погладил сестру по напряженной спине и тихо сказал:

- Ты единственный близкий человек, который у меня остался. И чтобы не случилось, чтобы я не решил, я подумаю в первую очередь о тебе. Не беспокойся, в неведении держать не стану.

- Прости, - Анна все-таки шмыгнула носом и отстранилась от Макса. Глаза у нее были на мокром месте. - Сама же предложила уехать, а теперь вцепилась, и как последняя эгоистка требую отчетов и гарантий... Прости. Конечно, ты сам решишь...

Макс печально и тепло улыбнулся и протянул Анне свое свернутое пальто:

- Вернусь, заберу.

Потом он поцеловал ее в щеку и покатил чемодан к окну регистрации, где стояли уже последние улетающие его рейсом (человек пять).

Анна осталась на своем месте, машинально обняв вместо Макса его пальто. Но ее взгляд последовал за ним. Она смотрела на его спину, обтянутую новой курткой, которая ему очень даже шла, на торчащие над мехом капюшона взъерошенные пряди черных волос на затылке, на его давно не стиранные, заношенные, потому что любимые, светло-голубые джинсы и по щекам ее все-таки покатились беззвучные слезы. И Анна почему-то подумала, что эти слезы она сдерживала не последние пять минут, а ровно год. С того самого дня, когда выяснилось, что ее самый близкий и единственный настоящий друг, ее старший брат Макс, стал ей еще дороже. Как и каждый новой наступивший в его жизни день.

"Он вернется," - сказала Анна сама себе, когда высокая фигура Макса затерялась в толпе людей, прошедших регистрацию и дружно направившихся за стеклянную дверь на посадку. И посмотрела на зажатое в руках серое шерстяное пальто.

Провожать взглядом взмывающий в небо самолет, как это обычно делали провожающие, прилипнув к стеклу, она не стала. Она развернулась и пошла к такси...

***

В самолете соседкой Макса оказалась худенькая девушка, светло-русая и сероглазая. На вид ей было лет двадцать. Когда Макс подошел к своему креслу (у прохода), она в нем как раз деловито устраивалась. Но не успел он и рта раскрыть, как девушка вскинула на него умоляющие большие глаза и скорчила милую просящую гримаску: 

- Пожалуйста, давайте поменяемся местами! Мое возле иллюминатора... Вы ведь не против у него сидеть? Можно смотреть на облака... 

- Без проблем, - Макс слегка удивился ее экспрессии, но внимательней посмотрев на ее бледное напряженное лицо понял в чем дело. 

Сняв куртку и оставшись в свитере он сел на ее место. Девушка выразительно вздохнула с явным облегчением и откинулась в кресле: 

- Спасибо! - нервно улыбнулась она, - Я первый раз лечу и мне так спокойней, у прохода, то есть. 

- Понятно, - Макс кивнул и переключился на рассматривание салона. Они сидели почти в хвосте, и рассматривать кроме торчащих из-за спинок кресел макушек пассажиров было нечего. Но настроение у него после сцены прощания с сестрой было как раз подходящее для такого скучного занятия. 

Самолет завибрировал и заревел. Пейзаж за окном тронулся с места, а аккуратная стюардесса с кукольной внешностью попросила всех пристегнуться и отключить сотовые телефоны. Соседка немедленно заерзала в кресле и снова заговорила (видимо, чтобы отвлечься от волнения): 

- А вы часто летаете? 

- Было время, летал часто. К отцу, - Макс развернулся к ней и ободряюще улыбнулся, - Не волнуйтесь, долетим мы нормально. 

- Меня кстати, Ева зовут, - девушка улыбнулась в ответ. Улыбка выглядела на редкость приятной, если не сказать - кокетливой. 

Макс с удивлением понял, что с ним собираются флиртовать. Даже не собираются, а уже это делают с милой непосредственностью. 

- Макс. 

Тут рев двигателей усилился и Макс словил привычное для этого момента ощущение потери чувства веса, похожее на ощущение от катания в детстве на качелях - самолет оторвался от земли. Ева видимо это тоже почувствовала. Она тихонько ойкнула и вцепилась в его спокойно лежащую на подлокотнике руку. 

"Этого еще не хватало..." - мысль однако не была досадной. Макс никогда не сторонился внимания женщин, и было даже время, когда Анна только головой качала, встречая его то с одной хорошенькой девочкой, то с другой. Макс не придавал этой части жизни особого значения. Он видел в ней только то, чем она и была. Легкие короткие романы, когда обе стороны хотят одного и того же. Сердца ничьи он не разбивал и пустых обещаний не раздавал и ему не разбивали и ничего не обещали. Это всё было просто приятным досугом. Везло ему тогда или еще по какой причине, но нравился он почему-то девушкам с ветром в голове. Видимо виной тому был его тип внешности. Тогда он не носил очков, только линзы, и небрежно растрепанные волосы вкупе с правильными чертами лицами, выразительными темно-карими глазами и ямочками, которые проявлялись на щеках, когда на губах расцветала обаятельная улыбка делали его идеальным дополнением к любой не замороченной юной красотки такого же рекламно-журнального типа. И Макс в свое время довольно быстро понял, что ему даже стараться особо не надо, чтобы завести подобное знакомство. Нужно просто снять очки, устроить на голове художественный беспорядок и улыбнуться от души. И всё – фотомодель с глянцевой обложки. И откуда только появлялась эта модно-дерзкая мужественность типичного парня, рекламирующего дорогие джинсы? А именно такой образ и пленял барышень определенного мировосприятия. По левую руку сейчас сидела по всем признакам именно такая особа. 

Правда, Макс за этот год изменился, отгородившись от привычного стиля жизни. Он был вынужден это сделать, поскольку условия его существования изменились настолько, что временами он замыкался в себе и уходил в размышления и одинокие прогулки, пытаясь понять их и принять. И ему было тогда не до чего. Не до праздника жизни, не до развлечений. Долгие и часто невеселые раздумья, уединение и новые переживания стали менять его. И не только внутри. Этот год наложил отпечаток и на его внешность: между бровей пролегла складка - след напряжения мыслей, в темных, почти черных волосах появилась пара серебристых нитей. Но больше всего изменились глаза. Теперь, когда Макс надевал очки и переставал улыбаться, он выглядел старше своих лет и казался зрелым мужчиной. Но все-таки улыбка осталась прежней – искренней и радушно-широкой. Видимо потому что уж что-то, а улыбаться для вида Макс не хотел. Он просто стал реже это делать. Но когда улыбался... старый добрый симпатяга Макс возвращался из небытия. Анне очень нравились такие моменты. Она говорила: "Только по твоей улыбке я могу точно знать - здесь ты или нет. Если она есть - всё хорошо." 

Макс не сказал бы, что сейчас у него "всё хорошо", но улыбка видимо получилась достаточно располагающей к более близкому знакомству по мнение соседки. Прошло несколько минут полета, стюардесса объявила, что он проходит прекрасно, но маленькая аккуратная женская ручка с идеальным модным маникюром так и осталась лежать поверх его широкой кисти.  

Макс смотрел на нее со смешанным чувством. Убирать ее не хотелось. Это уже порядком забытое ощущение на коже мягкого тепла женских пальцев было приятным. Однако настроение у души было слишком философским для адекватного ответа на эту своеобразную закинутую удочку. 

Ева спустя еще пару минут убрала руку сама, одарив еще одной кокетливо-милой гримаской: 

- Простите... Страшновато было все-таки. А вы, что же, и первый раз не боялись? 

- Не боялся. Мне было интересно. 

- Повезло! А я вот, как выяснилось, трусиха в этом плане. Хотя и мне повезло, - тут Ева улыбнулась снова. - Мне есть кого хватать за руку. Вы, надеюсь, не против? 

- Не против, - Макс задержался в ее глазах спокойным взглядом и убедился окончательно, что с ним во всю флиртуют, как в старые добрые времена.

- Было бы странно, если бы я был против, - добавил он с усмешкой. 

Ева рассмеялась. Несколько часов пролетели незаметно. Девушка оказалась приятной и нескучной собеседницей. Макс узнал, что она летит в Китай на каникулы с подругой. Что подруге почему-то досталось место в соседнем салоне, хотя это очень странно. И что сама Ева учиться на последнем курсе института искусств на модельера и в этом году у нее будет выпускной. Девушка была мила, не глупа и прекрасно развеяла не приятное послевкусие от сцены в аэропорту. Она сама того не зная, не позволила Максу поддаться новой своей привычки – уходить в невеселые раздумья надолго и основательно. 

Когда самолет совершал посадку, они с Евой уже давно перешли на «ты». И в багажном зале аэропорта, девушка вдруг обняла его, привстав на носочки, и легко поцеловала в губы. Потом ловко сунула в руку жесткий квадратик своей визитки и исчезла, смешавшись с толпой прибывших. 

Макс уже отвыкший от такого в своей жизни, еще несколько секунд стоял в облаке ванильных духов в ступоре, чувствуя только тающий на губах след от чужого тепла. Потом он пришел в себя, машинально сунул визитку в карман куртки и пошел за чемоданом.

 

ссылка на продолжение: Глава 6. Прибытие

предыдущие главы:

Глава 1. Знакомство   Глава 2. Громкое молчание   Глава 3. Столкновение   Глава 4. Решение   

 


0


Ссылка на этот материал:


  • 0
Общий балл: 0
Проголосовало людей: 0


Автор: Эмма
Категория: Проза
Читали: 68 (Посмотреть кто)

Размещено: 19 января 2013 | Просмотров: 411 | Комментариев: 4 |

Комментарий 1 написал: All in Pink (23 января 2013 11:45)
И все же... Ну, почему люди всегда все усложняют? Да подойди он или же она к нему или к ней. Наберись смелости и все скажи. Ведь всегда чувствуется энергетика другой половинки если она тебя любит. Но если разобраться... Простота сглаживает остроту ощущений. А какая же любовь без этого)))
Но мужчинам, на мой взгляд, всегда легче отвлечься от грустных мыслей нежели нам. И Ева полное тому подтверждение.

Опечатка:
Она окончательно перебралась в спальню, вытащив их нее кровать.



--------------------

Комментарий 2 написал: Эмма (23 января 2013 12:02)
У Макса есть "причина" усложнять... Надеюсь, достаточно веская:) Об этом дальше просто:) Эта повесть - мои размышления именно на тему жить, черт возьми, или нет, "несмотря ни на что". Просто у героя есть это самое "что", которое как бы является для него камнем преткновения.
Спасибо большое за внимание к повести! Ошибки исправляю:)



--------------------

Комментарий 3 написал: All in Pink (23 января 2013 12:25)
Все верно... В конце концов у нас у каждого есть этот самый камень, но у кого-то он едва заметный, а пред кем-то вырастает целый не сдвигаемый валун.



--------------------

Комментарий 4 написал: Эмма (23 января 2013 14:17)
а пред кем-то вырастает целый не сдвигаемый валун


Вот-вот:) Это попытка написать про валун:) Как-то с ним разобраться:)



--------------------
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.