«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
NikiTA

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 15
Всех: 17

Сегодня День рождения:

  •     klykin_pavel (20-го, 30 лет)
  •     Kukh (20-го, 32 года)
  •     Mr. S (20-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 181 Ольга К.
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Alergostar. ЗЕФИР В ШОКОЛАДЕ. (Часть 5.)

     

    - Возьми меня за волосы! – Прошептала она. Я встрепенулся, головная боль уже отступила, а после этих слов, я вообще о ней забыл.

    - Ты любишь по горячее? Только учти,  если что: бинта и зелёнки у меня нет!

     - А ты ещё будешь долго болтать?!

    - Повинуюсь! Желание королевы для меня закон!

     Я взял в охапку её длинные накрученые макаронины и потянул медленно, но настойчиво, смотря ей в глаза. Она противилась, но повинуясь боли, уступала. Я оттянул её голову назад до предела, она простонала, глядя в потолок. Я прильнул к ней, покрывая поцелуями её выгнувшуюся нежную шею, потом побородок. Словно косуля, попавшая в лапы хищнику, Оксана затрепетала, когда мой язык добрался до випирающих холмиков ключиц, но я натянул волосы ещё сильнее. Целую и шепчу пересохшими губами.

    - Оксана! Ты просто прелесть, а не женщина!

    Я с удовольcтвием вживаюсь в полученную роль доминантного самца, и с упоением ищу пределы своих полномочий, не выпуская её волос из своих рук. Границы моих возможностей были широки, однако, когда я достигал их, мне тут же давали понять неодобрительным взглядом или жестом, что эти границы нарушать нестоит. Поэтому моя доминанта, конечно, была призрачной, Оксана просто позволяла мне делать то, чего ей самой хотелось. Но всё же, во многом наши фантазии совпадали. Эта горячяя игра зажгла меня до безумия, я менял положения Оксаны, словно подбирая нужную и удобную позицию для себя, но так и не мог определиться до самого конца. Приблизился момент, когда игра переросла в яростное противостояние, выжимая из нас все соки. Я постоянно ощущал на себе горячее дыхание Оксаны, за которым  следовали прикосновения её воспалённых от страсти, припухших губ. Держа за волосы, я оттягивал её голову в сторону, прекращая её настойчивые ласки, затем снова приближал к себе, и поцелуи возобновлялись с ещё большей силой. Вообще, финал этой игры должен был закончиться боевой ничьёй, но я не мог уже себя сдерживать и сдался первый. Я ничего не мог сделать, меня смыло волной.  

    Неописуемый взрыв восторга, прокатывающийся опусташающей волной по всему телу, то мгновение, когда человек понимает свою слабость перед природой и становится, наиболее близок к животному, движемому инстинктами. И чем ярче само действо, тем неповторимее восторг его завершения. Организм замерает и его трясёт от наслаждения, это нельзя сравнить ни с чем. Из-за пелены полуоткрытых век, вижу хитро улыбающееся лицо Оксаны. Она рядом, и наблюдает за мной, гладит, обнимает меня, целует в плечи, и наслаждается моей сиеминутной слабостью и беззащитностью, ощущая себя причастной, но нисколько невиновной этому.

    Волна прокатилась, и всё исчезло, рассеялось как дым, но тут же вернулось былое. Голова расболелась с удвоенной силой. Такое ощущение, что на меня упала целая шпала, и вогоны загрохотали уже внутри моей головы. Я сел на край кровати, обхватив голову руками.

    - Уф, мммм...

    - Что с тобой, милый? Голова болит? – она присела рядом, нежно гладит меня руками.

    - Всё! Сдулся «Казанова», мне даже говорить тяжело…, что за хрень такая.

    - Ты такой горячий, весь горишь. Пойди, прими душ, может тебе станет легче, только сделай прохладную водичку.

    Я следую её совету, минут десять сижу под струями прохладного душа, но безрезультатно. Головная боль неутихала, а ноборот, ещё добавилась слабость и тошнота. Дабы хоть чем-то облегчить своё состояние, засовываю два пальца в рот и насильно вызываю позывы тошноты. Организм ничего не хочет отдавать, кроме тягучих слюней желчи и оранжевых ошмётков мандаринов, кружащихся у слива на дне ванны. Вытераясь полотенцем, я глянул на себя в зеркало, и испугался своих глаз, которые налились кровью, как у дъявола.

    - Ну и рожа у тебя, Шарапов.

    Когда я вернулся в комнату, Оксана сидела в еле различимой темноте, посреди кровати, обхватив свои ноги руками и укутавшись одеялом. Она повернула в мою сторону голову и спросила.

    - Ну что? Легче?  - Я промолчал. Она подвинулась, освобождая мне место, и распахнула одеяло, - иди, ложись, я тебя пожалею, – сказала она с елезаметной усмешкой. Я лёг в согретую её теплом постель, как привык, сложил вдвое  подушку и подложил под голову.

    - Нет. Не так сейчас тебе нужно! – Она заставила меня приподнятся, хорошенько взбила подушку и положила её снова. – Вот так. А теперь ложись, если голова болит, то нужно чтобы она прямо лежала.

    Я поймал её руку, покрываю поцелуями тёплую ладонь и обещаю, что утром обязательно наверстаю упущенное. Я не вижу, но чувствую, что она улыбается.

    - Да ладно тебе. Успокойся. Хочешь, я тебе масаж сделаю? Или нет, масаж сейчас тебе нельзя. Поворачивайся, чтоб ты быстрей заснул, я тебе спину поглажу легонько.

    Я повинуюсь потому,  что знаю: нет ничего лучше в мире; тёплых, нежных, заботливых женских рук. Когда мы рождаемся – они нас встречают, поддерживают и сопровождают всю нашу жизнь. Хоть не так может быть сильны женские руки, да и не о силе речь сейчас, их сила заключается в другом; в нежности и постоянной заботе, а эта сила на много значимей, любой другой.

    Оксана нежно гладит мою спину, без устали проводя теплыми ладонями в одну сторону, в другую, слегка касаясь кончиками своего маникюра. Я млею и чувствую себя совершенно расслабленным. Она щебечет что-то о своей работе, которая ей нравится и кажется интересной. Оксана говорит, что она самая заметная, приветливая и внимательная в их отделении банка. Все клиенты, видя её незанятой, стремятся подойти к ней. Я слушаю, а за окном грохочут сцепляемые вагоны, свистят локомотивы, стучат своими молоточками по калёсам проходчики, думая о приблежающемся конце ночной смены. Я засыпаю.

             Спал беспоконо, всю ночь снились странные сны. Прямо перед моими глазами, мне видятся женские руки. Руки кажутся мне до боли знакомыми, но я до конца не уверен, не знаю, чьи они, и всё хочу распознать кому они пренадлежат. Эти руки божественно красивы и ухожены, по краям тонких пальцев горит ярко-красным огнём маникюр. Я уверен, что эти руки принадлежат утончённой женщине. Они вдруг сомкнутся, скрестив пальцы, то маняще раскроют свои ладони, то погрозят указательным пальцем, то от скуки погладят друг друга. Я был заворожен и пытался разгадать каждый жест, каждое движение. Странно, но кроме рук и запястий ничего не было видно, фоном служил яркий ослепительный свет, исходящий откудато из глубины. В этих женских руках, вдруг появилось красное яблоко, видимо только что мытое, потому что оставшиеся капельки воды искрились алмазами от яркого света. Эти руки настойчиво протягивали мне яблоко, застывшие капли воды зависали и на краях острых ногтей, сверкая от ослепительного света. Я долго нерешался коснуться этих рук, а яблоко казалось мне запретным плодом, которое ни в коем случае не стоит брать. Я всё-таки не выдержал и взял.

    Зазвонил телефон, я встал к нему. Меня разбудили коллеги, я разговариваю по телефону и смотрю, как за окном кипит будничная жизнь маленького городка. На часах десять утра, Оксаны не было. Может даже и к лудшему, подумал я. Потом вспомнил, что вчера было воскресенье, а сегодня ей нужно к восьми на работу. Пора собираться на вокзал. Прощай город Н.

               В поезде я проспал полдня на верхней полке купе. Моими попутчиками была молодая пара с мальчиком четырёх лет. Проснувшись, я не знал, куда себя деть. Сидеть с ними внизу казалось невозможным, мальчик был очень беспокойный, много шалил,  настороженно оглядываясь на меня. Может от того, что родители пугали его дядей, т.е. мной, что я могу разсердится. Времени у меня много, я голоден, иду в вагон-ресторан. Сижу за столиком накрытом скатертью, смотрю в тёмный квадрат окна, где изредка пронесётся освещённый полустанок или светлый островок в тёмной дали. Думаю об Оксане. Видится она мне, почему-то в домашнем халатике после ванны, с накрученным на волосы полотенцем, сидя на диване, подобрав под себя ноги, обрабатывая пилочкой свой маникюр. Или, к примеру: за стеклом банковской кассы, улыбающаяся, приветливая со своими белыми накрученными макаронинами волос. На груди её нарядной белой кружавчатой блузки, бейджик с её именем. По внешним признакам, и не понять, какие тревоги таятся в душе этой женщины.

              Оксана – ты прелесть!  С каждой минутой мы всё дальше и дальше друг от друга. Я стараюсь найти оправдания для всей случившейся с нами истории, словно эта история притендует на нечто большее, чем пошлость. Под стук колёс, занимаюсь самокопанием, в чём я сильно преуспел, ибо в этом роде могу зайти слишком далеко и перевернуть всё с ног на голову, чёрное сделать белым, и наоборот. Вот и сейчас.

                 Конечно, я неоправдываю ни себя, ни Оксану, довольно пошлая вышла история. Но скажите мне, не пошла ли вся наша жизнь тогда, начиная с момента самого рождения? Мы даже на свет появляемся пошло. Ведь стоит присмотрется, и везде вы увидите пошлость. Да. Пошлость – это наша жизнь, полная оправданий. Услышав краткую историю жизни Оксаны, не пошла ли она, её жизнь? Моя, либо  чья то другая?  Ведь стоит присмотрется, и везде вы увидите пошлость, если захотите, конечно. Как-то стоя у входа метро, я задумался об этом и начал присматриваться. Люди выходят из метро, необращая на меня внимания, суетятся, поправляют одежду, разговаривают находу сами с собой, топчутся у входа, дожёвывают наспех хот-доги, выпучивая глаза. Кокетничают и флиртуют, обмениваются номерами телефонов. Здесь же бродят нищие с пропитыми лицами, докучают стоящим у ларьков людям. Скучают таксисты, став в кружок, вращая на пальцах брелки с ключами, оглядываются на проходящих дам и присвистывают им вслед. После обеда из метро выпархивают беззаботные девицы и студенточки в разных нарядах, по которым легко можно угадать из-за какой части своего тела они комплексуют. Красивые и уверенные в себе, наоборот, черезчур заносчивы и необращают ни на что внимания. Среди прохожих мелькают вездесущие пёстрые платочки бабушек. Вот, две хорошенькие, видимо провинциалки, идут не спеша, смотрят по сторонам, остановились у доски с объявлениями, оторвали бумажку с номером телефона, и заспешили навстречу очередному разочарованию.

    А фасады домов? Вы видели?  Фасадная часть дома, что выходит на проспект, выкрашена красиво, а со стороны внутреннего двора, фасад этого же дома мрачный и облупившийся. Ни это ли пошлость? Так и люди. Имеют две части. Одну фасадную, нарядную для общества, а другую тёмную, пошлую, на которой человек постоянно алчет и находится большею частью наедине с собою.

             Постоянное желание, подороже продать себя и преподнести окружающим. Отсюда пластмассовые слова и чувства. И главное повсюду сплошная навязчивая фальшь, игра и толкотня. Ко мне кто-то обращается, что-то говорит, а я закрываю ладонями уши и читаю по губам, что от меня хотят. Боже, как всё предсказуемо.  

    Представляю, как сходят с ума театральные актёры, пробывшие всю жизнь на сцене, потерявшие грань реальности между сыгранными ролями и жизнью. Иногда мне кажется, что меня окружают лица, одним из которых я не могу быть.
    Но это иногда, и недолго. Всё хорошо. Всё хорошо. Это проходит, и я становлюсь злее, чем был, и беспощаднее. За что? Почему? От безысходности? Сам на себя?

    - Ну да. Я понимаю, что мне не сойти с этой дистанции. Потому что я буду, слаб в глазах окружающих, так пусть лучше уважают, за то, что я достойно кривляюсь.  Конечно. Это не я такой, а жизнь такая. Пошлая.

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Alergostar
    Категория: Проза
    Читали: 267 (Посмотреть кто)

    Размещено: 2 февраля 2013 | Просмотров: 934 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: All in Pink (2 февраля 2013 18:26)
    Мне понравился конец. По-моему даже больше чем все предыдущие части. Правдой, поразил, конечно))) Я улыбаюсь, но на самом деле все вышло отлично. Резкий переход от прекрасного к естественному немного протряс, но все же в этом что-то есть.

    Вообще, меня эта головная боль героя сначала насторожила. Слишком уж на ней был сделан сильный акцент. Я аж грешным делом подумала, что Оксана клафилинщица))) Думала, когда он из душа выйдет ее уже и след простыл)))) Но к счастью, мои предположения не оправдались.

    Понравились рассуждения на счет пошлости. Особенно завершающий небольшой монолог. Полностью его поддерживаю:)



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Alergostar (2 февраля 2013 20:27)
    Цитата: All in Pink
    Мне понравился конец. По-моему даже больше чем все предыдущие части.

    Мне тоже так кажется.

    Цитата: All in Pink
    Правдой, поразил, конечно))) Я улыбаюсь, но на самом деле все вышло отлично. Резкий переход от прекрасного к естественному немного протряс, но все же в этом что-то есть.

    Что правда? Так правда поразила? Вот уж не ожидал. Хотя, да, помнится - мой "Дневничок-с" тоже поразил своей правдой всех. biggrin Угу. Поэтому я даже назвал - Зефир в шоколаде.
    Цитата: All in Pink
    Вообще, меня эта головная боль героя сначала насторожила. Слишком уж на ней был сделан сильный акцент. Я аж грешным делом подумала, что Оксана клафилинщица))) Думала, когда он из душа выйдет ее уже и след простыл)))) Но к счастью, мои предположения не оправдались.

    Нет, нет. герой в теме, разбирается в людях, с кем лечь в кровать, тем более, там видно было что гуляет женская компания, видно же сразу корпаративчик небольшой. Клафилинщицы сидят по две, ещё и глазки строят и тд.

    Цитата: All in Pink
    Понравились рассуждения на счет пошлости. Особенно завершающий небольшой монолог. Полностью его поддерживаю:)

    За поддержку спасибо, и вообще. buket

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.