«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Chel Елена

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 18
Всех: 22

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

Четвертый ангел

Глава 2

Дорога

По дороге с облаками
Очень нравится, когда мы
Возвращаемся назад.
/детская песня/

 

Наступило утро.

На площади перед Воротами публики было как обычно – в избытке.

Солнце лениво выползло из-за высокой городской стены и уселось на её вершине между фигурными зубчиками. Свесив длинные лучистые ноги, оно опёрлось ступнями о лысину Исполнителя решений Суда и шляпу Мэра города. Эти две «официальных башки при исполнении» поморщились и решили, что процедуру выдворения меня нужно форсировать. Поэтому приговор зачитывать не стали. Сразу отобрали у меня мобильник, ключи от квартиры, диплом об окончании университета, полис медицинского страхования и паспорт.

А потом лысый спросил:

— Ваше последнее желание, заключённый?

У меня было ТРИ «последних желания».

Первое – объяснить ему, кто из нас на данный момент по факту «заключённый». Второе –

попросить меня «простить». И третье… Потребовать стайлинг и покраску волос, маникюр-педикюр-татуаж, гламурное платье на бретельках, босоножки от Готье и бархатный мешочек набитый бриллиантами. Почему бы и нет, в конце концов? Если уж уходить, то красиво. То есть гламурно.

Посмотрев на выражение лица Исполнителя, я поняла, что надо просить «номер три».

— Выкрасить волосы в красный цвет, сделать их прямыми и ровными. Далее маникюр, педикюр, тату. Потом белое платье на бретельках и красные лаковые босоножки от Готье. И ещё бархатный чёрный мешочек набитый бриллиантами.

Официальные лица, ясное дело, офигели. При чём до такой степени, что просто согласились исполнить весь этот заказ, потому что это было легче, чем закатать мою губу.

Уловка типа «наглость – второе счастье» сработала.

Три часа надо мной трудились четверо стилистов и один мастер по наколкам. И спустя три часа я в полном антураже прошествовала к Воротам, гламурно помахивая мешочком с бриллиантами.

Картинно обернулась, чтобы длинные волосы сверкнули на солнце расплавленным алым, стрельнула глазками в Мэра города, повела плечиком с бретелькой, сложила губки капризной клубничкой, изобразила эротичную инфантильность переходного возраста и послала всем воздушный поцелуй:

— Чао, придурки!

И с грохотом захлопнула Ворота города с ТОЙ СТОРОНЫ!

Ах, да! Я ничего не сказала про тату… «Синяя слеза» под правый глазом. Да, не оригинально, и возможно кто-то усмотрит в этом плагиат, вспомнив Пьеро. Ну и ладно. Зато выражает.

Так что, послав образ Пьеро, всплывший в голове, куда подальше, помахивая мешочком и напевая песенку «Лучшие друзья девушки – это бриллианты», я пошла походкой манекенщицы прочь от Ворот…

Светило солнце. Было тепло. Ни черта, кроме дороги и неба без облаков, вокруг не было.

Даже травы не было на обочинах, что совсем не правильно для сельской местности. Ведь это сельская местность?  Ну, потому что городская местность за стеной и сзади. А то, что не городское, то практически всегда – сельское.

В общем… Где трава?

Видимо, где-то в другом месте. Логично. А что, мне травы не хватает?

Подумав немного, я обнаружила, что мне абсолютно без разницы, на самом деле, есть трава на обочинах или нет её. Наличие красных волос за плечами идеально компенсировала недостатки местности.

Передать вам не могу, до какой степени я люблю свои волосы, когда они прямые и красные… Да ещё и бесплатные.

***

Я шла по дороге довольно долго. Босоножки не натирали, мешочек с «брюликами» был не в тягость (ха, а кому вообще такая ноша «в тягость»? - риторический вопрос).

Отсутствие травы вокруг тоже больше не волновало.

Как и отсутствие… людей.

Особенно – отсутствие так называемых «людей»! Не то, что «не волновало», РАДОВАЛО безмерно!

И тут я поняла, что это ОТПУСК! Не «провал миссии», не «ошибка», не «чёрная неблагодарность», не глухота Отца, а… ОТПУСК!

Отпуск МНЕ…

Может быть, и отпуск «по болезни»… Скажу вам по секрету, в последние дни пребывания в Городе я чувствовала себя отравившимся человеком. Или даже задохнувшимся, что ли. Знаете, я дышу мозгами, не как вы – лёгкими. Так вот, в последние дни было отчётливое впечатление, что мои мозги задыхаются, что их душат в твёрдом намерении задушить.

Так поняв кое-что, я решила больше не думать про Город. Пока. Кроме того, на горизонте у обочины показался некий объект, который в виду длительного отсутствия в радиусе меня вообще чего бы то ни было, естественно привлёк внимание.

Я даже прибавила шаг. Любопытство – ангельская черта, уж вы мне поверьте (или как хотите…).

Объект оказался дамой средних лет, толстеющей комплекции с залежами целлюлита под галифе её стильного леопардового весеннего комбинезона.

Дама стояла в луже… г*вна, картинно подбоченясь и возвышаясь над миром при помощи двух чёрных лаковых сапог с 10-сантиметровыми шпильками.

Ещё на ней была шляпа с широкими полями, страусиными перьями, три слоя косметики и солнезащитные очки.

— Привет, — на всякий случай сказала я, притормозив.

— Ша, девочка… — гундося на французский манер, ответила мне дама, поморщив породистый нос.

— А что вы здесь делаете? — мне ещё не так отвечали на «привет», так что «ша» я перенесла легко и непринуждённо (чего только не сделаешь ради заманчивой перспективы продлить радость общения с человеком, стоящим в г*вне… ну, вы меня понимайте…).

— Я же сказала… Ша, девочка…

Как я это называю, у женщин «Вау» своя нирвана…

— А это ваше г*вно? — я кивнула на лужу, в которой утонули шпильки лаковых сапог.

Дама в ответ пожала плечиком и демонстративно отвернулась, процедив вполне высокомерно (как и подобает):

— Это не г*вно! Это моё мировоззрение. И оно, между прочим, глубоко концептуально, если тебе это о чём-нибудь говорит…

— Говорит… — я вдруг вспомнила Город, и мне стало нехорошо. Эта дама воняла концепциями похлеще г*вна, в котором она стояла… Моему мозгу немедленно стало душно. Надо было уходить.

— Ну а раз «говорит», то – ша, девочка…

Я ничего не ответила, я просто заставила себя сделать шаг, потом другой и пройти, таким образом, мимо неё, дальше.

Похоже, отпуск мой был всё-таки «по болезни»…

ДА, точно так. Это значит, что я не бесцельно иду…

А куда тогда?

Вопрос риторический… Куда идёт больной? К доктору.

Так дама и её гов… глубокие концепции помогли мне понять цель моего путешествия вперёд. И это было очень во время – дорога вдруг сделала из себя поворот направо. Небо не поменялось, трава на обочинах не появилась, но зато «событий» явно прибавилось…

Мимо меня пронёсся велосипед с велосипедистом.

Я невольно зажмурилась, спасая свои глаза от едкой белой пыли, взметнувшейся из-под колёс, а когда открыла глаза, то увидела, как из заплечной сумки удаляющегося в горизонт велосипедиста ветер вырвал белого бумажного журавлика.

Журавлик взмыл в голубое небо.

Это было красиво.

Но потом он упал.

А велосипедист уехал.

Ветер тоже улетел, нашкодив, как ему и положено. Я узнала его, он всегда так делал: задирал юбки у школьниц, срывал со столбов объявления «Куплю…»… И пускал пыль в глаза!

Журавлик пал его жертвой.

— Ну, попадись ты мне ещё! — без особой экспрессии погрозила я кулаком в сторону улетевшего ветра и пошла к упавшему журавлику.

Журавлик лежал на сером асфальте, завалившись на один бок и подрагивая торчащим вверх бумажным крылом.

Бедняга.

Тут я вспомнила даму из г*вна да ещё и стул без адвоката в придачу, сравнила их с велосипедистом и ветром и неожиданно разревелась. Подняла журавлика и прижала к дорогому кружевному лифу сарафана от Готье.

Я говорила, что дышу мозгами. Так вот… а думаю я сердцем. Причём – вслух. Ну, так вот мы, ангелы, устроены.

В Городе думать в последнее время не получалось…

И вдруг я… задумалась…

Не скажу – о чём. Не знаю. Не всегда это сразу понятно – о чём. Потом скажу. Но в итоге журавлик всё-таки хрустнул, зажатый между моими ладонями и лифом.

Я отвлеклась от мыслей и увидела, что в руках у меня смятая бумажка с записью в центре.

Эту запись я сразу не разглядела. Только вот так вот – после «хрусть»…

Я расправила листок и прочла следующее:

 

«Дорогой, друг!

Мы очень рады, что ты согласился погостить в нашем

«Доме с Мандаринами»! Я уже сообщил эту приятную новость всем нашим. Ждём тебя с нетерпением в начале июля!

Подпись: твои Друзья»

 

Вот такое вот послание было несколько секунд назад журавликом, а теперь лежало в моих руках. Теперь стало совершенно очевидно, что велосипедист с сумкой наперевес был почтальоном, а журавлик – письмом, и вёз почтальон письмо адресату из…

Из… Откуда? С одной стороны, Дорога здесь одна. С другой стороны - велосипед – это такой транспорт, который по бездорожью не ездит. Значит, почтальон вёз письмо из Города?

Но я не помню, чтобы в Городе был хоть один «Дом с Мандаринами»… И хоть один человек, который конвертам предпочитал оригами…

Но всё это не суть важно, к тому же в моих логических выводах много «а не факт, что это так». Но, есть этому всему противовес в виде одного «НО» – мне всё равно нечего делать, поэтому я пойду по следу почтальона и отнесу это милое письмо адресату.

Как я узнаю, адресата без адреса, спросите вы?

Понятия не имею…

Но с другой стороны, как я догоню велосипед с почтальоном?

Никак, разумеется. Так что, не морочьте мне голову риторическими вопросами. Очевидно ведь, что сделаю что смогу (что не смогу – не сделаю)…

Короче, объяснив «всё» невидимым оппонентам, я сложила письмо обратно в журавлика, положила его в мешочек с бриллиантами и зашагала дальше (то есть в направлении укатившего велосипедиста).

Босоножки по-прежнему не натирали (уважаю мастеров, которые делают такие босоножки: они явно понимают, что такое ноги, для чего они нужны и – главное – как они работают).

И я совсем не устала.

Есть тоже не хотелось (когда у тебя хроническая депрессия, есть не тянет).


0


Ссылка на этот материал:


  • 0
Общий балл: 0
Проголосовало людей: 0


Автор: Эмма
Категория: Проза
Читали: 46 (Посмотреть кто)

Размещено: 6 февраля 2013 | Просмотров: 407 | Комментариев: 1 |

Комментарий 1 написал: Эмма (6 февраля 2013 16:31)
Вот "фекальные массы" лучше бы конечно назвать "дерьмом" , и литературно и звёздочки не надо ставить...))
Можно и "дерьмом":) Исправлю.

Мне эта часть даже больше понравилась, чем предыдущая, ибо очень ценю иронию и юмор в произведении.
Да я тоже люблю иронию... Но что-то в последнее время муза весьма меланхолична и сурьезна. Пытаюсь вот реанимировать ее хоть чуток:))

Спасибо за замечания - правлю!



--------------------
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.