«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 14
Всех: 16

Сегодня День рождения:

  •     AlanLecter (17-го, 22 года)
  •     ANDREY8880 (17-го, 38 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2192 Кигель
    Флудилка Поздравления 1736 Lusia
    Стихи Творческая мастерская 59 ТатьянаМ
    Флудилка Курилка 2202 Герман Бор
    Проза Освободители миров 8 Mediocrity
    Стихи ЖИЗНЬ... 1625 Lusia
    Книга предложений и вопросов Книга жалоб 232 Ra
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 517 Ra
    Проза Знакомство знакомых 3 Ivan_Al
    Проза компас переселения душ 0 mause_2610

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Капитан

    Лев  Михайлович Мухин выпивал. Это он сам так говорил. Как все нормальные люди.
    Пьет! Горько жаловалась знакомым жена,  Александра Ефимовна. Пьет….
        Судно неторопливо и плавно погружалось в изумрудную воду, потом так же медленно, неохотно восходило на волне к безоблачному небу. Хрустальные струйки соленой воды, закутавшись в белую шубу под крутыми подзорами штевня весело пробегали вдоль бортов, посверкивая под средиземноморским солнцем…
       Лев Михайлович выпивал… Это привычное для нас мероприятие обычно распадалось на несколько этапов. Все начиналось с давно уже ставшей расхожей, флотской шутки, которую инициировал кок. Почищенная и обложенная луковыми кружочками сельдь неожиданно и неурочно появлялась к обеду, иногда к ужину. Как красивый дополнительный аккорд к виртуозному гастрономическому ноктюрну…
        Грех без стопки!, обычно  произносил кто-то. Такая селедочка и без…
        Лицо капитана каменело. Товарищи, говорил он, товарищи, мы в море. Здесь каждый из нас – звено. Да, звено. Звено общей цепи и выпадение любого из звеньев ведет к общему сбою в работе… Без стопки… Понимаю, конечно.  Болезненно морщился.  Есть, наконец отпуск! Иногда и сам могу выпить. В меру, конечно. Вы знаете… Потом, даже в библии -, далее шла какая-то туманная цитата, перевранная, возможно даже его собственная давняя импровизация. Мы молча смотрели в свои тарелки. Смотрели, проклиная кока за неуместный разгул поварской фантазии. Он, как непорочный ангел в своем белоснежном переднике торчал в раздаточном окне, готовый переваривать наши благодарственные восторги…  Тот еще типчик, но это уже другая история.
       Принимать пищу капитан не спешил. Тяжкое единоборство соблазна и совести отражалось на слегка небритом лице. Каждый поступок взрослый разумный человек должен обосновать.
        Иван Григорьеви,  ронял наконец  Лев Михайлович, обращаясь к помполиту, я там набросал планчик, не планчик  даже, а так, кое-какие заметки… Надо посмотреть… Взглянули бы? Клава нам обед ко мне в приемную… Принесешь, Клавочка. Конечно, Лев Михайлович, селедочки положить отдельно.?
       Несоленая? Хорошо, пару кусочков, для аппетита.
       Первый этап стартовал и благополучно закончился. За закрытой дверью капитанской каюты торжествовал дьявол. К вечеру Клава сидела, устало сложив руки на коленях. Судно плавно покачивало и немолодая, вымотанная беготней вверх-вниз по крутым трапам буфетчица клевала носом. На немытой тарелке кости чудовищного количества уничтоженной селедки…Для аппетита.
       Помполит давно уже малодушно сбежал. Облако ароматнейшего «клана» беспрепятственно выплывало через  приоткрытую дверь в проход. В низах  царило праздничное настроение. Торжество социалистического демократизма – боцман и начальник судовой радиостанции, оба некурящие, сосали из трубок капитанский табак. На уголке дивана настороженно примостился старпом -выжидал момента, чтобы ретироваться без потерь. Лев бушевал.
        Признаком тягчайшего преступления – неуважения к капитану,  являлся отказ от выпивки. Приходилось рассчитывать силы и выжидать момент. В четыре утра на вахту. Ему-то, что с гуся вода. Вот черт!
        Старпом – это я, незаметно приподнимаю задницу с дивана. Медленненько так, незаметно…
       Куда!? Суровая интонация смягчена  сквозящей горечью об утраченных традициях . Куда?
       - Лев Потапыч, начало третьего, мне же на мост с четырех…
        -Кто там  сейчас?
        - Как кто? Второй, Вовка Белявский.
        - Молодой, постоит
       - Нет, Лев Михалыч, твердое - нет. Вахта! Святое дело.
    Задница перемещается по дивану к двери. Намечал поработать, Тарагона послезавтра, списочки хотелось бы  подбить…
        - Стоп! В своем уме! Ужаснулся Лев.   Кому? Мне! -   мне, капитану! Списочки! На ходовой!?
        Тень глубочайщего разочарования пала на лице его… Списочки! Ни уважения, ни совести… Выпью…
         Наливает и скорбно выпивает фужер метаксы.  Моя правая рука…
         Все. Свободен. То есть именно несвободен. Через сорок минут на вахту. Вовка минутки считает.
        Мы любим Михалыча. Виртуоз. И рулем и телеграфом владеет в совершенстве, как штопором. Пожилой, видавший виды русский капитан. Совсем пацаном, после Речного техникума встал к штурвалу. Война. Под раскаленными чушками немецких зениток таскал из Кронштата баржи с порохом на крохотном «Темрюке». Ранен.
        Успел посидеть. За длинный язык, говорит. В 56 реабилитирован, заочно вуз,  дорос до капитана…
        В каюте затихает. Все. Медленно, опираясь на поручни разбредается гвардия. Начальник радиостанции, Геня, Геннадий Петрович, пожилой тучный весельчак, упал в открытую дверь своей берлоги. –Левушку уложил, шепнул помполит, скрываясь в своей.
        Дня два  Лева будет больным и тихим. И преувеличенно вежливым.   Общая атмосфера – как после похорон. Разговоры в пол голоса и никаких намеков. Мы любим Левушку.
         Через пару дней, конечно, на очередном общесудовом(черт бы их побрал-обязательная, но совершенно пустая процедура) ничто Льву не помешает клеймить пьяниц, все еще позорящих коллектив,  задиктовывать, грохоча по столу кулаком,  гневную резолюцию –выжигать каленным прутом.
           Ежеминутно коррелировать речь, обращаясь к помполиту : А, Иван Григорьевич. А?
    И солидный  Иван Григорьевич будет повторять- Да, да, кивая индифферентно…
        А пароходик качается себе и качается над пропастью в воде и зелено-голубая струя в белых хлопьях пены отстает от кормы и растворяется. Еще один день убежал к горизонту.
         Мы гордимся своим капитаном. Прирожденная крестьянская мудрость научила его умело лавировать в жизненном море, также, как прирожденная крестьянская смышленнось оказалась тем плодородным полем, на котором вырос, заколосился и возмужал один из лучших капитанов пароходства. Не без слабостей , конечно.
        Помню перед заходом в какой-то прибалтийский, тогда еще советский порт, капитан на очередном собрании долго и скорбно смотрел на нас. Потом сказал так:
    - Иван Григорьевич, объясни мне пожалуйста, объясни мне, друг ты мой любезный, кстати,- и помощник по этой части… Почему? То есть почему не можем мы, как люди. Они не могут, поправился Лев Михалыч, брезгливо  кивнув на нас, смиренно сидящих на очередном,  осточертевшем собрании и лихорадочно прогоняющих  в уме привычную арифметику. Так, приход в семь. Комиссия-еще час... Сколько там до вахты остается,  сбегать успею? И позвонить бы, конечно, обязательно. Пимензон опять нажрется, вон сидит и рожа сияет хитрая…    
        Я к тому, Иван Григорьевич, что а театры там или музей- они для кого? Для жидов?
    Пардон, не для нас с вами. В экипаже три еврея – не обиделись. Лева в это сердца не вкладывает. Такое безобидное русское присловье…
        Ну разве не могут они как люди. Сходил, посмотрел на что-нибудь, отдохнул при этом, конечно, и обогащенный пришел во время на вахту? А Иван Григорьевич?
        - Да…да….да….да
        -Я, Иван, вот что сделаю. Я, вот,  любог из них возьму, ну, хоть того же Шилова (чему лыбишься?)  покажу как надо отдыхать на берегу. У  всех ведь у них дети, а, Иван Григорьевич?
         Конечно, Лев Михайлович, конечно, отвечает помполит не слушая, и думая о своем….
       Как это не удивительно, но Лев так и поступил!
       Через час быть готовым,  сурово приказал Сашке Шилову, когда схлынула с борта «комиссия», определилось время стоянки и береговой заполошный ритм сменил спокойный и привычный ритм перехода. Вернулись они на такси, но об этом позже…
       Потом, когда уже вновь грохотали под палубой гребные валы,  в каюте, где мы, как заговорщики, собрались проглотить по последней, кем-то заботливо припасенной,  Сашка рассказал следующие.
        Из музеев Лева, видимо, слыхал только про краеведческий. Сохранилось с детства. Так и сказал, пойдем в краеведческий. Мне, ребята, уже, хоть в церковь! Все! Потеряна стоянка. Позвонить бы, хныкал я, в надежде сорваться. Успеешь, отрезал Лев. После музея успеешь. Вижу – сам горит своей идеей. Т.е. идеей исправления человечества и духовного его обогащения… Кранты, братцы. Старинное кирпичное здание на тенистой улице. Кирпич почти черный от времени. Музей, кивнул таксист.  Краеведческий. Подходим к ступеням. Глазам не верю- ЗАКРЫТО! Выходной или там, к черту, переучет,
    не знаю. Закрыто! Есть же Бог!
        Лев стоит мрачный. Не повезло.
        -Может в библиотеку, а. Лев Михайлович, или в театр успеем, а у самого фанфары в груди, до самого неба в груди фанфары, если бывает так… Надежда затлела.
        Солнце уже высоко над головой. Погода чудная. Полдень.
       - Обедать пора, раздумчиво пробормотал Лев.  Пойдем, приличное место знаю,  до войны был, кормят неплохо, говорит, и мы  все идем и идем по улице. Подошли к центру.
       -Точно не помню, кажется здесь, замечает капитан перед входом в первый же попавшийся кабак. Кажется здесь… Точно. Сюда.
       Входим в прохладный зал. Лев уверенно к столику, навстречу официант.
        - Покушать прилично можно?
       - конечно, очень все качественно, держим марку. Алкоголь с семи…
        - Как с семи? Впрочем, не важно, мы только поесть. Садись,  Саша…
       Официант забегал на мягких лапках, салатики там,  нарезочка., горячее позже.
        Ты, Сашка, на меня не обижайся. Тебе сколько осталось? Два курса…  Да, Макаровка. Капитаном станешь, а я, Саша, свое откапитанил… сорок лет, без малого. Кто же вас, дураков, учить-то будет, когда мы поуходим. Вот и сегодня… ты и другим потом расскажешь, как отдохнуть можно… без водки.  Что за манера – вечно нажраться, как свиньи. Столько вокруг всего. Те же бабы…Или там, орган послушать. Видел вывеску?
        Я опустошен и раздавлен. Безразлично киваю.
        - Эй, паренек, -это Лева официанту, друг любезный, как там насчет горячего?
    - Будет, через мгновение будет. У вас соляночка…
         Принесли дымящиеся горшочки – внутри сказка. И маслиночка по верху плавает, как лодочка подводная, блестящая, круглая….
       Лев смотрит раздумчиво и брезгливо… жирновато!
       Вот, Сашка, умные французы люди! У них к каждому блюду свой сорт вина существует. Шато называется. Здесь мясо и жирное, значит сюда красный портвейн, шато я имею ввиду, полагается. Но вино, Саша, дрянь! Любое. Думаю и шато дрянь… Никогда не употребляю, дарят часто, а я не употребляю… И тебе смолоду не советую…
    -Эх , сейчас бы стаканчик этого самого, шато, думаю…
       Выбрасываешь, что-ли? Как раз! Держи карман! Шура всегда вон какие пакунки к поезду прет… Шура это жена, в совпортах контролтрует Левушку…
        Куда, как лучше просто стопочка. Одна! Под горячее…- Эй, паренек!
        Вкралась надежда…
    Слушаю-с!, игриво, на старинный манер отозвался официант, подлетая. К вашим услугам-с. Озорные глаза с веселым пониманием. Еще что-нибудь?
        Мы, вот тут с Сашей-его Сашей звать, Меня Лев Михайлович, решили под горячее, поскольку жирновато, грамм по 50 водочки из холодильничка. Как?
         Понимаете, замялся официант, делано посерьезнев, у нас с этим строго… с семи, если только, сейчас начало второго …
        Изогнулся, выжидая.
       -Господи, да не напиваться же! Мы интеллигентные люди. Сашка вот студент, я, извиняюсь, вообще – капитан… Так, для аппетита. Перед театром… Строго по пятьдесят, понял? В голосе – металл,– это он уже мне.
        Официант заговорщицки оглянулся. Идет, но за риск, сами понимаете…можно, ведь, и место потерять. Правила!
        Лев размашисто хлопнул себя по карману, какие проблемы! Повеселел.
         -Так, затараторил официант, так. Принесу в уксуснике, там, где-то так и будет, граммов сто….
       -Два неси, отрезал Лев, два для начала. А более емких нет?
       -Нет, к сожалению, из стандартного сервиза.
       Живо, чтоб!  Остывает.
    К горячему Лева так и не притронулся. Еще до семи, до официального времени снятия табу он  спел вместе с дамочкой на крохотной эстраде. Потом на салфетке неверной рукой вычерчивал  диковинные схемы небесной сферы, пытаясь растолковать какому-то чудаку принцип определения широты по солнцу, который сам уже забыл давно и напрочь…
       Я под шумок в меру набрался. Не позвонил никуда, но день не потерян. Пол кабака провожало нас перед закрытием. В такси Лева заснул. Дальше вы знаете, сказал Сашка, заканчивая – сами грузить по трапу помогали.
       После этого случая Лев Михайлович уже никогда не предлагал нам сопровождать себя
    в своих культурно ознакомительных походах по местным достопримечательностям. Возможно утвердился в мысли о безнадежности попыток наставить нас на путь истинный…Или разуверился, что наши твердые порочные шкуры можно чем-то пронять…    

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: berya
    Категория: Проза
    Читали: 90 (Посмотреть кто)

    Размещено: 16 апреля 2013 | Просмотров: 372 | Комментариев: 3 |

    Комментарий 1 написал: archer (16 апреля 2013 22:24)
    Отредактируйте произведение, разбейте на абзацы для удобного чтения.


    Комментарий 2 написал: berya (17 апреля 2013 16:26)
    Дорогие коллеги, черт его знает-писалось, как и положенно, сам взглянул-ахнул, не иначе сатана нашкодил. Вечером попробую разместить через другой браузер.
    С уважением и извинениями за безобразие, Юрий.


    Комментарий 3 написал: berya (17 апреля 2013 18:10)
    Спасибо. Кажется все получилось, по ходу кое-что изменил. Буду внимательнее.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.