«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
KURRE StreloK

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 17
Всех: 20

Сегодня День рождения:

  •     stasy (23-го, 30 лет)
  •     WARLOCK (23-го, 30 лет)
  •     Тореро (23-го, 28 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 184 Safona
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1865 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Тёплый пепел.

    Какой – то шум в хате разбудил Матрену, она открыла глаза, и прислушалась, шум, возня, громкая речь. Матрена встала и начала одеваться.
    - Что – то там не ладно, подумала она, нужно пойти разведать, а то опять какую-нибудь шкоду сделают. Раннее утро, выдалось каким – то не правильным, не по летним холодным, темным, моросил мелкий дождь, он тихо барабанил по крыше, и капал в самом помещении. Матрену, пробивала дрожь, от ног до головы, в сарае было сыро, и холодно, казалось сам воздух не правильный, тяжелый и мокрый, им было не приятно дышать. Она одела холодную одежду, и тихо не отрывая взгляда от двери, подошла к детям. Девочки спали мирно, она укутала их кожухом, и устроила спать рядом с коровой, что бы они хоть так бы согревались. Корова была довольна такой компанией, и тоже спала мирно, от них веяло теплом, молоком, и луговой травой. Матрена вдохнула этот приятный теплый запах, и выдохнула его, уставившись на теплый пар, который безвозвратно растворялся в холодном воздухе. - Почему именно в это время погода такая противная, подумала она с горечью. Шум усилился, Матрена обернулась, и тихо подошла к двери. На улице кругом грязь, дождь толи идет, толи нет, в маленькой хате в свете лампы мерцали фигуры. - Опять чего - то там чинят, или бабу привели? Она вглядывалась в маленькие оконца, пытаясь разглядеть, что там твориться, но все напрасно, еще слишком темно. Матрена повернулась и посмотрела на детей, хоть бы Белку разрешили на выгон вывести, вздохнула она, а то кожа да кости. Она снова повернулась к хате, может пойти доведаться, что у них там, а то и хату спалят, со страхом подумала она. Это был не первый раз, когда молодая мама с двумя детьми, вот так стояла, смотрела на свой дом, боясь войти в него. Немцы пришли в их село год назад. И это стало для всех такой неожиданностью, что некто не знал что делать. Председатель не успел и опомнится, как на пороге его дома появились немецкие офицеры, и на ломаном русском объяснили, что им потребуются на время некоторое жилье. Как себя вести с врагами некто не знал, подавать хлеб с солью, или бежать, куда глаза гладят? Из представителей власти был только председатель, да и тот выбранный всем селом. Власть обошла это село стороной, когда узнали о видении такой должности на селе как председатель, стали ждать, когда же приедут из города, и сами назначат его. Но некто не приехал, ждали, думали, и на всякий случай назначали пришедшего с гражданской войны, Фомина, тридцатилетнего отца семейства. Он и на войне был, и наградили его, значит, новой властью одобрен, так и стал он председателем. Прошли годы, началась новая война. Снова ждали, когда власть прейдет, и начнет набирать новобранцев, но и тут, из города не - кто не приехал. Тогда в город отправили всех годных мужчин, и стали ждать, что кто ни - будь приедет но не кто из власти не явился. И вот явились немцы. Приехали они на двух танках, пяти мотоциклах, и обоз с двумя кобылами, и тут же расположились в людских домах. Люди не стали перечить, даже до этой деревни доходил страшный слух, о сожженных двух деревнях неподалеку от них. А старики говорили о какой – то вони горелого, несущем ветром от куда-то, из далека. Однажды один старик рассказывал, что проходя мимо какого – то спаленного села видел там собак, которых развелось много, и они грелись, в кучах теплого пепла. Все переселились, кто куда смог, кто в погреб, кто в сарай. Пришли три немца, офицер, и два солдата, прикатили обоз с лошадьми, и заняли хату. Матрена осталась с двумя дочерьми на руках, прямо на улице, что делать, детей на руки, и в сарай. Вот так и стали жить. Немцы иногда приходили корову доить, но редко, запасов у них и своих хватало. Люд местный, с ними редко общался, да и переводчик у них один солдат был, объяснялись жестами. Матрена девочек кормила как могла, помогала Белка, но в последние время они, редко разрешают выводить пасти корову, наверное, бояться, что ее угонят, и молока им не видать. Такое уже было, люди есть хотят, вот и украдет кто - нибуть корову, и на мясо. А сейчас, и вовсе собак, и кошек не стало. Опасения Матрены, по поводу того, что немцы могли что – то натворить, были небеспочвенны. Однажды, таким же ранним утром, она встала от едкого запаха гари, вскочила на ноги, и выбежав с сарая увидела огонь. Горела оконная рама, там у немцев стояла какая – то радиотехника, и что – то замкнуло, наверное, а рама была деревянная вот, и загорелась. Женщина, не помня себя, помчалась в дом. Немцы, спали, не замечая пожара. Она стала кричать, и толкать солдат спящих на полу. Те по вскакивали, по хватались за автоматы, смотрят ошарашено не чего не поймут, а она кричит им,
    - ГОРИМ! ВСТАВАЙТЕ! ГОРИМ! И показывает на раму. Они незамедлительно выбежали во двор, Матрена за ними. Офицер что – то начел им кричать, те схватили ведра, и за водой. Матрена, стояла, и тихо плакала. Чуть хату не спалили, немцы проклятые! Солдаты быстро потушили раму, и свою радиотехнику. А Матрена пошла спать, что уж тут поделаешь?
    - Надо было не предупреждать, что бы сгорели там все! С комком в горле, подумала она, и вошла в сарай. Девочки уже проснулись от криков, и начали с интересом расспрашивать мать.
    - Ма, а что там, кто кричал, почему ты плачешь?
    - Девчата лягайте спать, то немцы с дуру кричат.
    И сама легла рядом с ними. Днем проснулась, вышла во двор, а немцы раму поменяли, новую поставили, с досок новых, да еще покрасили. Матрена, аж удивилась, вот молодцы хлопцы, значит руки с того места растут. Да много, чего происходило, такого. То сарай на дрова разберут, то курей всех порежут. А как напьются, начинают всю ночь песни горланить. Один был, хорошим все ходил по деревне и на гармошке играл, и детям печенье раздавать. Так они его как увидят, так и сбегутся к нему, как цыплята. Он сядет на скамейку, и начинает играть, а дети танцуют. Матрена, вспоминала все это, и думала как хорошо, что все плохое обходит нас. Говорят, что от одной, деревни остался один пепел, всех пожгли, там какой – то парень, солдата, застрелил с ружья отцовского, вот они и отомстили. А тут, все было тихо, и мирно. Но Матрене не давало покоя одно воспоминание, странное воспоминание, которое она постоянно отгоняла как дурной сон. Было это еще до прихода немцев в деревню. Однажды ночью, кто – то постучался в ее хату. Матрена еще не спала, шила перед лампой фартук, а девочки игрались с кошкой. Она спросила,
    - Кто там? Из-за двери послышался мягкий голос пожилой женщины.
    - Хозяйка, открой милая, переночевать негде мне, пожалей старуху, «паберашка» я. Матрена, встала, отложила фартук и открыла дверь. Перед ней стояла старушка, скрюченная в три погибели, вся в грязной одежде, уставшая еле дышащая.
    - Милая, впусти переночевать, а то негде мне. Хожу у вас на порядке, и некто меня старую не пускает. Матрена впустила старушку, это была не первая, она и раньше впускала ночевать, кто просился.
    - Заходите, сказала она, старушка зашла за порог, поклонилась, и шепотом помолилась. Потом положив на скамейку свой сверток, подошла к иконе и прошептала ей молитву. Матрена пошла к лампе и вернулась, к своему шитью. Старушка, села рядом и достала с своего свертка хлеб, лук, и вареное яйцо, и начала есть.
    - Бабушка может вам каши дать? Спросила Матрена. Оно ведь хлеб один есть плохо.
    - Спасибо тебе милая, да от каши я не откажусь, не ела уже два дня. Матрена, насыпала ей каши, и старушка улыбаясь, принялась есть.
    - Хорошая ты девонька, покончив с едой, сказала она, и девчата у тебя невесты уже какие! Как зовут их, спросила она с улыбкой?
    - Роза, и Лида, ответила Матрена.
    - Девчата, хотите пряничка? Сказала старушка, доставая сладости. Девочки сразу же вскочили, и подбежали к ней. Взяв по большому прянику, они принялись их жевать. Матрена посмотрела на девочек, и с упрекам спросила,
    - а что нужно сказать девчата? Девочки повынимали пряники, со рта, и невпопад протянули, спасибо!
    - Хорошее, у тебя невесты растут, какие вежливые. А муж то где твой? Спросила она.
    - В город на под заработки ответила Матрена, слово за слово так, так и разговорились. Старушка оказалась очень приятным человеком. Она рассказала Матрене, все о том, что видела, и слышала. Была она везде, ходила, и побиралась, по городам, и по селам. Новости всякие говорила, и про то, что война скоро начнется. Потом, Матрена уложила девочек спать, и с ними легла на перине. А старушка прошептала молитву иконе, и улеглась на запечек. Она встала как только, рассвело, горячо поблагодарила Матрену, дала по прянику Розе, и Лиде, последний раз помолилась иконе, взяла сверток, и вышла за порог дома.
    - Спасибо тебе девонька, и сама ты хороша, и девчата у тебя красавицы! И муж гляди, молодец работает!
    - Да не за что, Бог с вами! Ответила Матрена.
    - Милая, я за тебя помолюсь Богу, спасибо тебе!
    Потом, она вдруг резко подошла к Матрене, схватила за руку, посмотрела в глаза, и прошипела.
    - Молись девонька! Молись, а то пеплом подавишься!
    Матрена оцепенела, она не могла сдвинуться с места, ни убежать, ни закричать. Старуха, отпустила ее руку, и отвернувшись не сказав не слова, поплелась по дороге. Женщина еще долго не могла двинуться, ее настолько это ошарашило, и напугало, что она целый день ходила, думая об этой старухе. Когда настала ночь, она уложила девочек, и лягал сама. Но, не могла заснуть. Образ старухи все не как не уходил, и тогда она встала, подошла к иконе, и помолилась. Потом вернулась, подумала, что теперь все будет хорошо, и заснула. Утром, она уже и не помнила, что там за старуха была, что говорила? Но все-таки не забывала, молиться. Ее преследовало дурное чувство.
    - Может старуха ведьма? Разные мысли посещали с тех пор ее голову. Но молитвами она отгораживалась от них. И сейчас по каким – то причинам, ей стало как – то тяжело на душе. Она стояла, и молча смотрела, как в ее доме, происходило что – то, но что? Ее мысли, вмиг развеялись, из хаты выбежали солдаты, с всеми своими пожитками, оружием, едой. Все погрузили, в обоз, и сели. - Неужто уходят немцы?! С надеждой, подумала она. Матрена тихо стояла, и наблюдала за ними. Солдаты сидели в обозе, и видимо ожидали своего старшего. Он все еще не выходил. Уже стало светать, дождь начал проходить, показалось сонное солнце. По селу, послышался шум, загудела техника, забегали немцы. Они кричали что – то, друг другу, возились с домашней, утварью сельчан, уводили их скот. У Матрены, затрепыхалось сердце, впервые за несколько месяцев, у нее начало радоваться сердце, ей захотелось петь, и танцевать, ей стало легче и приятней дышать, как будто камень с души упал, даже солнце стало светлее. Вот из хаты вышел офицер, побритый, почищенный, в наглаженной форме. Он не спеша подошел к обозу, сел в него, сказал что – то солдатам командирским голосом, и они поехали. Матрена, не верила своему счастью, она начала просто улыбаться, ей захотелось улыбаться, хотя от этого у нее заболели скулы, постоянное молчание, и плохое настроение давало о себе знать. Она стояла да тех пор, пока шум техники не стих. Потом, она вышла на освещенный двор, погрелась под солнечными лучами, холод ушел, дождя не будет. Она вбежала в хату, в ней было пусто, на столе стоял утюг, в котором еще тлели угли. Печь была растоплена, на полу валялись игральные карты, миски с объедками, и окурки. В хате было тепло, она вдохнула, запах этого тепла, запах дерева, глины, и еще что – то, запах заграничных духов, немецких. Она на радостях выбежала с хаты, и побежала на улицу. Немцев не было, несмотря на слабый дождь, который моросил всю ночь, дорога стала не проходимой, они ее переворотили своими танками. С некоторых домов па выходили люди, которые тоже проснулись от шума, удостовериться, что немцы действительно ушли. Матрена, побежала по дороге в конец села. Она бежала так быстро, что одной рукой держала подол своего мокрого сарафана. Дорога была бесспорным свидетелем того, что немцы ушли, она вся была выкорчевана от тяжелой техники. Матрена добежала до края села, здесь уже не было домов, начинались бескрайние поля, среди которых в ярах теснились не большие лощины, и леса. Она стала, смотрела вдаль, там, где дорога, уже не различалась, от туда еще доносился какой – то шум, то ли гудение техники, то ли шум ветра. Шум ветра, подумала она, другого шума здесь уже нет. И тут, вдали с другой дороги ведущей в село она увидела, колонну солдат, и техники. Ошибиться было не возможно. Наши! НАШИ! Сердце запрыгало еще сильнее от радости.
    - Наши, идут. Тихо прошептала она.
    Неожиданный звук приближавшегося мотоцикла вернул в обратное состояние тревоги. Из села, на мотоцикле ехал солдат. Он был заляпан, грязью, буксовал по грязи, но ехал. Она смотрела на него со страхом, и горечью.
    - Да когда вы уберетесь от сюда!? Прокричала она ему на встречу.
    Солдат ехал весь растрепанный, видимо он поздно очухался. Скорее всего, им по радио доложили, что наши идут, и они все утром поднялись, и уехали, а он не успел. Проезжая мимо солдат посмотрел ей в глаза, и ей показалось, на секунду, что она смогла прочесть страх, и мольбу в его взгляде.
    - Я хочу жить…
    Матрена, не поняла толи, он крикнул это, то ли ей показалось.
    - Но как так? Он же не шевелил губами? Задумалась она. Ей вдруг стало его так жаль, если наши, его словят, тут же убьют.
    - Давай уезжай сынок, спасайся, не зная, почему она сказала это, самой себе, Матрена, наблюдала за тем как мотоцикл заезжает на горку. Крик с заде, страшный мат. Женщина обернулась, и увидела, что красноармейцы с далека увидели мотоцикл, и уже едут к нему как могут. Матрена сразу же спустилась к яру, что бы ее не нарком не пристрелили. И стала смотреть. Солдат, застрял. Мотоцикл издавал страшный рев, поднялся дым, горка была в грязи, и он буксовал, но не как не мог выехать. Солдат начел паниковать, и оглядываться назад. Он кричал как ребенок, зовущий мать, взахлеб, со слезами. Нельзя понять, другой язык, но когда человек со слезами завет мать, просит бога о спасении, на каком бы языке он не говорил, все ровно это понятно, без перевода. Он не как не заезжал на горку, а красноармейцы были уже близко. У Матрены сердце, заболела, она же мать, любой даже чужой ребенок кричащий, а помощи, заставит любую мать помочь. Но что она могла сделать? Чем она могла помочь? И снова ей вспомнилась старуха, и неожиданно у нее заболела рука, та самая рука за которую ее схватила, та поберашка.
    - Молись девонька! Молись, а то пеплом подавишься!
    Не раздумывая, и не задаваясь вопросами, женщина со слезами на глазах начала молиться, молиться, что бы ее враг, выжил, спасся, остался жив…
    Она молилась в голос, так громко, что бы не слышать крик, шум двигателя.
    Не помня себя, она открыла глаза, слезы лились, ручьем голос хрипел. Она отдышалась, словно бегала, и только сейчас заметила, что стало тихо, она посмотрела на дорогу, солдата, и след простыл. И сразу на сердце стало ей легче…

    P.S

    Это был 1943 год. Матрена вернулась домой, к своим детям. В село вошли красноармейцы. Но они пробыли там не долго, в скорее им пришлось уходить, и в село снова вернулись немцы. Если бы, солдат вермахта не спасся во время, и его схватили бы наши, они бы его убили. А вернувшиеся немцы, отомстили за своего сослуживца, и спалили бы много невинных.

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Tom
    Категория: Проза
    Читали: 43 (Посмотреть кто)

    Размещено: 27 июля 2013 | Просмотров: 231 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.