«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Lusia StreloK

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 20
Всех: 23

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 134 Моллинезия
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Земля Богов



    Глава 1. Накануне трагедии


    Северный полюс – место холодное и мало кто отважится там жить. Это стихия могучих красавцев – белых медведей, царей здешней обители. Много северных государств еще со времен XX века стремятся исследовать эти широты по самым разным причинам. Северные широты – одни из самых суровых на планете, и никто не знает, какие секреты и тайны хранят эти безмолвные вековые льды. Что в них сокрыто.
    Шел 3123 год. Все мрачные прогнозы относительно таяния ледников оказались происками политиканов и игрой лжеученой знати. Отправили экспедицию на северный полюс для исследования состава северного льда.
    Вот уже не одно столетье планета обезвожена. Людям нечего пить, вода стоит дороже золота, деньги полностью исчезли из обращения, потому что еще в XXI веке американских долларов накопилось столько, что каждый мог быть миллионером. Эпоха финансовых систем была завершена. Деньги ничего уже не стоили, равно как и жизнь человека. Коту под хвост пошла вся эта вековая возня с индустрией. Как и во все времена, работает одна идеология: все решается силой оружия, и главный предмет спора – вода. Нет ничего дороже её в это время. Мир давно глобализировался, во главе стоят несколько сильных людей, которые имеют наибольший доступ к военным ресурсам мира, нет государств в классическом понимании, суверенитет больше не существует. Природная поступь подчинила человеческую историю своему ходу, в результате мир стал недопивать. Цивилизация человека подходит к своему логическому завершению – глобальному водному кризису. Ошибка это или нет, но пить планете стало просто нечего. Много воды было испорчено в реках промотходами, веками загрязнялись поверхностные воды, грунтовые запасы - технологическими отходами, зеленое движение исчезло совсем к 2300 году, когда им стало, наконец, понятно, что над ними не смеются только вши и блохи. К концу 2750-му году воды на планете стало так мало, что мировое производство практически встало. Каждый первый на планете ежедневно не выпивал положенной нормы, на земле жило несколько тысяч человек. Мир вверг себя в невообразимый хаос, человечество проживало последние времена.
    И вот летом 3123 года, была выслана большая экспедиционная команда, чтобы узнать, есть ли еще во льдах запасы пресной воды, да еще такие, чтобы их можно было достать. Никаких нанотехнологий уже давно не было, были молотки, топоры и ломы. Ведра.
    Последняя надежда была на эти запасы. То, что было грунтовыми водами и пресными озерами и заводями, уже давно было выпито, а остальное загрязнено. Мор по всей планете заражал воду, она становилась непригодной для питья.
    Фарид, бородатый и мощный мужик лет 35, возглавлял эту экспедицию. В нее также вошли девушки Руби и Линси, молодой лет семнадцати парень Бачик (ударение на последний слог), 27-ми летний Даниель, и его, на взгляд, ровесники Козби, Джеймс и Фартук. Все эти ребята знали неплохо свое дело и шли, зная, куда и зачем.
    Они прибыли на место на северном вездеходе, разбили лагерь в помещении бывшей метеостанции.
    - Глянем, что у нас тут – заговорил Даниель, обшаривая радиомаяк, эхолокационные приборы, барометры и термометры.
    – Отлично, парни! Компьютеры тут работают. Но надо попытаться запустить основной дизельный генератор, на нашем переносном питании они долго не протянут. – на сих словах он вышел на улицу и направился осматривать основной стационарный генератор.
    Мороз жал – 65 по Цельсию, с севера дул леденящий ветер, и вздымал клубы снежной пыли. Не привыкшее к заходу здешнее солнце пронзало собой игру ветра со снегом и оттого выглядело неповторимо красивым. Нигде такого не увидишь, кроме как здесь, на краю планеты!..
    Вся территория лагеря уложилась в несколько бывших помещений метеостанции. Основной блок управления, где была техника, журналы метеонаблюдений, микроскопы и прочее, и еще два помещения, стоявшие друг подле друга метрах в десяти от центрального блока – жилые. Тут стояли кровати, электрообогреватели, кухня и все, что требовалось по быту.
    - Даниель, что там с генератором? Заживет? – окрикнул Фарид, капитан экспедиции.
    - Думаю, должен ожить. Видимых поломок нет, надо солярки залить и посмотреть. Старый добрый друг – дизельный генератор. – развел руками в улыбке Даниель – как мы жили без тебя?
    - Джей, помоги залить солярку. Первое, что надо – это тепло – скомандовал капитан.
    Основные мужские силы двинулись в сторону вездехода с привезенной соляркой. Пока шла работа с разгрузкой топлива, Линси, Фартук и Руби переносили в центральный блок управления привезенное оборудование: специальные северные буры по льду, термостаты, цилиндры для взятия и анализа ледяных срезов, химическую лабораторию и спецодежду.
    - Как же тут холодно, Линси – взмолилась на бегу Руби, укутанная в северные бурки, фуфайку и шапку.
    - Надо побыстрее узнать о воде и отчаливать отсюда! – комментировала Руби.
    - Граждане девушки, пошустрей. Я возьму буры, а вы спецовки и мелкие снасти – сказал Фартук.
    Часы показывали половину шестого вечера. Генератор был починен, оборудование размещено в главном блоке, а одежда и все, что полагалось к быту, перенесены в жилые блоки.
    - Господа хорошие! Прошу внимания! – начал торжественно капитан экспедиции - Сегодня мы с вами оказались на самом холодном месте планеты. Задача наша проста: раздобыть воды и уехать отсюда как можно скорее. На все про все у нас с вами пару дней. Завтра в шесть утра в центральном блоке! С Богом! – Тут они подняли по стакану шампанского и рассредоточились по жилблоку.
    - Ты сегодня хорошо выглядишь, Руби – отметил Фартук.
    - Спасибо.
    Так прошел первый день приезда. День суетный, прошедший в торопях и заботах.
    На следующее утро в шесть утра началась планерка-обсуждение.
    - Имеются данные, что к северу отсюда в 3-5 километрах залегают пласты пресной воды – начал Фарид. - Площадка, согласно снимкам, чистая, с хорошим подъездом. Здесь можно будет достать пробы. Фартук, бери буры, дамы – колбы и химлабораторию. Даниель и Бачик вам помогут.
    - Есть, сэр – отозвались Даниель с Бачиком.
    - Если все будет нормально – продолжал капитан – и пробы окажутся удачными, то мы с вами, граждане, станем спасителями цивилизации рода человеческого! Козби, ты остаешься здесь и смотришь за компьютерами и генератором питания.
    Козби попал в экспедицию на север из Америки. Парень был немым, но отлично знал свою работу по компьютерному программированию.
    - А сколько спасителям полагается? – восспросил капитана Даниель.
    - Пожизненное обеспечение водой, друг мой!
    Все засобирались. Через час они были на месте. Погода стояла хорошая, морозец 40 градусов пощипывал носы, холодный ветер струился по бескрайним снежным барханам всё куда-то за нескончаемый кипельный горизонт. Северная тишина стояла по округе, и только наши отважные северяне сновали туда-сюда.
    - Вот! Кажется вот это место! – проговорил громко и четко Фарид, указывая на небольшую ледяную площадку, не засыпанную снегом и ровную, как стекло – Даниель, тормози.
    Вездеход остановился, экспедиторы вышли на площадку.
    - Бачик, неси буры! Даниель, подгоняй машину!
    Буры вставили в специальное сцепное устройство на вездеходе, и они начали бурить.
    - Туго идет, Даниель. Сбрось обороты и давление, долота поломаем – говорил Фарид.
    - Есть – тут Даниель, водитель вездехода, подергал за рычаги управления позади вездехода, и бур задвигался, кажется, медленнее. – 73 метра, Фарид!
    - Хорошо, очень хорошо. Пусть так идет. – внимательно глядя на буровую установку, говорил капитан.
    - Треск какой-то – отметил Даниель
    - Лед сухой, должно быть. Долота трутся о него, и лед трещит – ответил капитан - после одного километра пройдет. Бачик, подготовь химлабораторию. Бурить еще с час, будь на готове. Как только достанем, чтобы сразу взять анализ. – распорядился капитан.
    - Есть – ответил Бачик.
    Команда отошла в сторону от буровой установки, надела защитные маски и наблюдала за бурением.
    - 326 метров, капитан!
    - Хорошо. Параметры держи прежними. Здесь толщина небольшая, по сведениям – 1563 метра.
    Буровой станок бурил ледяную породу, капитан пристально смотрел на образовывающуюся скважину.
    - 1200 метров, кэп! – скомандовал Даниель – скоро будем на месте! А треск стоит!
    - Еще 300-400 метров! Бачик, будь на готове.
    - Есть! Прошли породу!
    - Выноси бур из скважины! Джей, Фартук, готовьте колбы, будем спускать.
    Буровой инструмент достали, и начался процесс спускания инструментов для взятия проб воды подо льдом и среза самого льда.
    - Линси, придержи колбу у скважины – сказал Бачик
    - Хорошо.
    Пробы подледной воды были взяты, отобран пробуренный срез ледового пласта и все это с переменным успехом было погружено на вездеход. Даниель выносил инструменты на поверхность и прислушался к звукам из скважины – треск, что появился во время бурения, не исчез.
    - Странно… - подумал Даниель и подошел к Фариду – кэп, треск из скважины не прекратился. Там точно все нормально? Когда доставал инструменты, звук этот не проходил.
    - Обычно треск стоит, когда долото по ледовой поверхности работает, лед крошится, трескается и область бурения начинает «фонить».
    - Всё так, Фар, но мы отбурились, а треск стоит. Значит, одно из двух: долото породило этот треск, и дальше он пошел сам распространяться по цепной реакции. Или…
    - Это практически невозможно, Даниель. Здесь слишком большое давление. Даже если треск пойдет самопроизвольно, он прекратится из-за огромного массива давления. Или сразу взорвется. Но, поскольку мы еще с тобой говорим, а звук есть, то это не взрыв, а некая инерция, которая заглушится через час-полтора.
    - Ясно, кэп.
    - Сматывай удочки, выдвигаемся в лагерь.
    Работа была проделана рисковая и ответственная, все участники экспедиции были довольны её исходом. Все образчики воды и льда были получены и без аварий. Вездеход с людьми на борту курсировал к лагерю, где их ждал Козби. Погода была как на ладони – покорно лежал снег на ледяном покрывале, только припекало по северному тепло, и стих ветер.
    - Руби, смотри! Белые медведи! – закричала Линси, глядя на больших белых существ вдали – белых медведей.
    - И как им только не холодно тут – укутываясь поплотнее, бормотала Руби.
    - Они же – белые медведи, детка – сказал Фартук Руби – у них кожа с мехом как обшивка боевого корабля – непробиваемая!
    - Спят твои соседи, белые медведи… Помните эту песню с детства? - напевала Линси.
    - Помнится. Времена-то какие были, ребята! – вздыхал Фартук и подмигнул Руби.
    - А вон, кажется, завиднелся наш штаб! – заговорил Джей.
    Вскоре команда на машине подъехала к месту дислокации.
    - Продолжаем работу, господа. Джей, Фартук и Бачик, заносите образчики льда и воды в главный блок. Посмотрим, что мы раздобыли.
    Пробы были занесены в главный блок, дело было за проверкой результатов бурения.
    Команда собралась в центральном блоке управления, Линси и Руби делали анализ взятых образчиков льда и воды.
    - Так…посмотрим, что ты за вода…- проговаривала про себя Линси, титруя колбочки с водой, в которую она добавляла то и дело реактивы.
    - Еще немного и надо будет подогреть эти колбы – заявила Руби – тогда посмотрим, будем ли мы спасителями или нет.
    Титрование закончили, медленно нагрели на огне колбы, и вот вся команда стоит в ожидании, предвкушая результаты.
    На колбе появился какой-то осадок, не понятный никому из наблюдавших.
    - Руби, ну, скажи же что-нибудь? Буду я богатым или нет? – стонал нервный Даниель
    В центральном блоке повисло молчание.
    - Будешь, Даниель! Вода из водного образчика хорошего качества, и состав воды льда примерно такой же, пригодный для питья! – радостно сообщила Руби.
    Раздались громкие радостные возгласы, взаимные поздравления, что работа теперь их оправдается и поможет, наконец-таки, остальным людям. Ведь воду эту можно качать и увозить прямо машинами на Большую землю. Полтора километра - скважина не такая уж и сложная, особенно тут – на открытой ледяной площадке.
    Вечер в помещении бывшей метеостанции выдался на славу! Все участники экспедиции были довольны и собой, и остальными, а в особенности тем, что, наконец-то, люди получат долгожданную воду! Шампанское безжалостно пьянило ребят, они были по-настоящему королями этого дня. Каждый из них ощущал трепетное чувство ответственности и радости за то, что вложил частичку себя в эту воду – главного спасения погибающей цивилизации человека. Теперь эти несколько тысяч уцелевших инвалидов получат шанс на второе рождение. Осталась только донести эти сведения до Большой земли и начать пробуривать скважины.
    - Руби, с каждым часом твоя красота становится все более ослепительной для меня, ярче северного солнца! – говорил Фартук.
    - Да что ты говоришь – кокетничала она в ответ
    - Совершенно ослепительна! Богиня!
    Руби засмеялась и убежала к Линси что-то ей рассказывать, вероятно, про результаты титрования.

    Глава вторая. Аруд-Миканела


    Аруд-Миканела - узловой пункт временного размещения уцелевших людей, располагавшийся на территории бывшей России в районе Мурманских широт. Единственный оплот человечества, сохранившейся на Земле, был здесь. Что-то вроде небольшого городка.
    Начальником Аруд-Миканелы был Борис Михайлович Коньяк. Он представлял и возглавлял здешнюю власть. Коньяк как и всякий обыкновенный человек был личностью далеко не простой. А именно: врал, убивал, лицемерил, воровал, предавал близких людей и, разумеется, всех остальных. Хотя и был человеком сентиментальным, умным и высокообразованным. Выглядел на 45-50 лет, высокого роста, брюнет с зализанными назад волосами, под которыми всегда будто на дежурстве туда-сюда сновали большие круглые серые глаза. Всегда при строгом костюме. Был у Бориса Михайловича заместитель - Петр Иванович Мазоль, существо того же сорта, но несколько меньшего росту и ума, был маленьким и толстым с рыжими кудрявыми волосами, вечно потливым лицом, на котором висели очки. Петр Иванович считал, что всякий культурный человек должен знать литературу и потому всегда старался вкрутить –с.
    Жоржета Филлиповна Нахрина (ударение на последний слог) – верная спутница жизни Бориса Михайловича. В браке уже 20 лет.
    У Мазоля жены не было, была любовница, Жоржета Филлиповна.
    В подчинении Коньяка находился действующий регулярный батальон из 250 человек. Беспорядки в Аруд-Миканеле были делом обычным, законов Коньяка никто не слушал, потому что зачем их слушать, когда нечего пить.
    - Петр Иванович, сегодня, старики говорят, солнце печь будет – начал Борис Михайлович у себя в кабинете.
    В кабинете номер 9 – кабинете Коньяка - почти всегда находилось двое: сам Коньяк и его зам.
    - Надо объявить, чтоб не выходили из домов, а то опять начнется: «Дайте воды, дайте воды». А где я её возьму? Где?! – начальник развел руками в буйном порыве, а между тем продолжал – вчера за день двойную норму отпустили. 170 грамм на человека!
    - 170 грамм на человека – повторял Мазоль, качая головой – легко ль дело…
    - Да, дорогой мой Петр Иванович! Если мы такими шагами пойдем, то неизвестно еще, чем всё кончится! Ползать будем по земле все до единого и слизывать отравленную росу с травы! – начальник напрягся лицом и телом. Тема эта, прямо скажем, была всегда ему не по душе.
    - Неизвестно еще, чем все кончится-с – повторял Петр Иванович
    Заложив руки за спину, Коньяк заходил по кабинету.
    - Сегодня справлялся о запасах! О запасах! – тут он приостановился и поднял указательный палец вверх и продолжил - и знаете, что они мне сказали? Знаете?!
    - И что же они Вам сказали, Борис Михайлович?
    - И десяти тонн нет! Я спрашиваю, где вода? Куда, спрашивается, воду дели, аршинники-самоварники?
    - Аршинники-самоварники! – услыхал знакомое Петр Иванович в словах своего начальника и обрадовался! - Куда воду дели! Это представить себе невообразимо! Невообразимо даже представить себе такое!
    Коньяк взял со стола газетку и заходил вновь.
    - На той неделе заходил к Прохоренко - 11 тон целехеньких лежало! На три года с лихвой хватало. Я уж, грешным делом, подумал: «Думаю, на три годка, а там, можа, и на четвертый хватит»
    - Вот шельма Прохоренко! Куда, спрашивается, воду дел? – качал из стороны в сторону рыжую свою голову Петр Иванович и глядел на своего начальника.
    - Сегодня же доложишь мне, сколько отпустили в народ воды – стучал он по столу пальцем - каждый день следи! Головой отвечаешь, Петр Иванович!
    - Будет исполнено, Борис Михайлович!
    - 10 тонн! Легко ль дело, как вы ни скажете, Петр Иванович – вздохнул Коньяк.
    Он прошел за свое кресло, уселся и открыл книжку. Начал читать.
    - Борис Михайлович, тонн-то пятьдесят две почитайте-с. И в бункере вашем-с триста тридцать тысяч пятьсот двадцать ишо – как-то неуверенно произнес Петр Иванович.
    Молчание.
    - Голубчик мой! – подпрыгнул на стуле Коньяк - да разве можно вслух такие речи произносить?! Неровен час и услышит кто! Вы что же, голубчик, такое говорите – совестил Борис Михайлович своего подчиненного – смерти моей хотите, ей-богу!
    - Виноват, Борис Михайлович – каялся он – Да все на вас гляжу и жалко мне вас. Так переживаете, так переживаете-с. Воды-то на три года городу – вот беда-то какая. Поберечь бы себя надо, один же Вы у нас, Борис Михайлович.
    - Да какое тут здоровье, верный мой слуга?! Какое ж тут здоровье, когда две с половиной тысячи неповинных людей недопивают ежедневно! Сердце-то – оно ж не каменное, не железное. Всё болит за народ, за счастье наше – тут Борис Михайлович искренне уронил слезу – как же детки-то эти, малыши эти – им то как? В чем они-то виноваты?
    - Время нынче такое – оглядываясь по сторонам, сказал Мазоль и со страхом произнес – страшное. Покорнейше прошу Вас простить меня, Борис Михайлович.
    - А – махнул с горестью он – пустое, друг мой. Пустое.
    И так со слезами на глазах остался сидеть неподвижно в своем кресле Борис Михайлович, а Петр Иванович вышел в коридор и спустился на первый этаж ко входу.
    - Майор, сюда подойди – жестко приказал Мазоль офицеру, охранявшему в то время главный выход из здания правительства. Штаб главы Аруд-Миканелы находился в центре города, представлял собой пятиэтажное здание. Все пять этажей считали воду, кто сколько выпил. Пятый этаж считал воду по выдаче, остальные четыре – по лишению её у провинившихся больных злодеев и бессовестных инвалидов. Но все считали воду.
    - Пойдешь сегодня вечером в главный цех водных запасов, найдешь Прохоренко – начальника цеха.
    Мазоль вышел из здания правительства и через пару минут растворился в городской суете.



    Глава третья. Анель


    На лавке у выхода из цеха двое курили цыгарки
    - Иваныч, айда по домам, хорош на сегодня. Один хрен воды не дадут завтра. Вон кричит наша вшивота, до 170 хотят поднять или уж подняли, а как получать – так меньше сотни. Пошли, Иваныч
    - Скорее бы уже пять. Кудрявый увидит – опять воды лишит.
    - Сука
    - Надоело тут сидеть. Каждый день как вол на жаре чалишь, чалишь. Придешь на работу, пить охото – нечего, придешь домой, пить охото – нечего!
    - Начальникам-то отделов поболее нашего брата дают, по две сотни, Данилыч Воронов рассказывал
    - Вроде нормальный мужик, без гнилья
    - Навроде того.
    - Моя вчера заявила: «Уйду, - говорит – к соседу. У него воды больше!»
    - И будешь жить как Фома с третьей улицы. У него же так прямо и ушла к Трофимычу
    - А, то-то я смотрю, он всё с синяком ходил неделю. Фома что ль?
    - Его работка
    - Вон энти жиды с управления водой-то себя запасают, а нам – хрен с маслом.
    - Только что без масла
    - Иваныч, да всегда ведь на народе ездили верхом. Чего уж тут. Что ни царь, ни король, ни президент – все на народе покатались вдоволь.
    - Это точно! Как война – народ бежит под пули, как кризис – народ под налоги, а так если все нормально – под плуг!
    - Эт ты точно заметил, Кузьмич
    - Я вот почитай шестьдесят второй год нынче живу и вот как кумекаю о жизни. Ежели я родился, ежели хожу по земле этой самой, ежели я сам вырастил краюху хлеба да семью накормил, да зачем же мне нужен начальник?!
    - Настанет такое время, Иваныч, настанет! Жизнь – она всё видит.
    - Ладно, пойдем.
    Ушли.
    Семья Григория Даниловича Воронова, его жена, дочка и двое сыновей, жила в Аруд-Миканеле. Долгое время семья Вороновых бедствовала. Это было время взросления детей. Старшего из братьев звали Вадим, младшего – в честь отца – Григорий, дочь Анель. Мать, Изольда Потаповна Воронова, вкладывала в детей себя всю без остатка. Трое ребятишек росли в целом бодрыми и жизнерадостными. Они выучили их в школе Аруд-Миканелы, после – в их единственном водном техникуме. Как выросли дети, Вороновы зажили получше, поскольку, выучившиеся, они смогли работать на единственном в их городе заводе конденсирования влаги. Атмосферная влага была наполнена вредными воздушными соединениями, которые веками накапливались в нем после того, как водообмен на планете стал снижаться. И так со временем вредные и ядовитые соединения аккумулировались, значит накапливались, в атмосферной влаге. Поэтому нельзя было пить утреннюю росу, конденсаты и испарины на стеклах и в прочих местах, где воздушная влага переходила в водное состояние.
    Этот самый завод, который, к слову сказать, назывался «Завод по очистке и производству питьевой воды», был источником и жилья, и питья для всего населения. За воду, которую в мизерных количествах производили жители города, завод кормил и поил их, а также предоставлял им жилье. Его строилось сравнительно мало в Аруд-Миканеле, поскольку естественный прирост населения из-за нехватки воды из десятилетия в десятилетие падал.
    Когда выросли Анель, Гришка и Вадим, мать с отцом вздохнули полегче. Теперь дети ходили на завод, зарабатывали себе на воду. Гришка и Вадим получили по квартире, а Анель пока еще начинала карьеру.
    - Мам, где мои туфли? – нервно орала через три комнаты Анель
    - Смотри на нижней полке под трюмо! – взаимно орала мама, стирающая одежду.
    - Их тут нету!
    - Да глаза-то разуй, девка бестолковая! Ну! Рядом с отцовскими драными калошами! Нашла что ль?
    - Тут куфайка!
    - Да не куфайка, а фуфайка!
    - Да их тут нету всё равно!
    Мгновение молчания…
    - Нашла! – умиротворенно проговорила Анель.
    - Твой этот ухажер…БамжИк…тебя до добра не доведет, девка бестолковая! – отчитывала её мать – да было б хучь на что посмотреть! Два маслА и кружка крови! – критиковала Изольда Потаповна приятеля дочки.
    - Мам, перестань. Он хороший парень. Работает и не шатается по подворотням, как наши Гришка с Вадимом, когда им было по 17 лет!
    - Рано, девка, начинаешь гулять. Тебе сколько годков-то, а?
    - Шестнадцать, мама!
    Тут мама переместилась на кухню, села, закусывает пряник, потчивает чаю.
    - Я в шешнадцать лет вона в куклы играла да посмотреть боялась на отца тваво!
    - Да потому что он тебя на 7 лет старше был! А Бачик меня на год старше. Ровесники почти!
    - Бачик… Имя-то какое. И где только такие имена выкапывают. Брюки хоть погладит пусть жених-то твой. Вот отец твой, знаешь, какой ходил ко мне…!
    - Мам! Всё, хватит! Я – не ты и у меня свои планы на жизнь.
    - Ты его хучь сколько знаешь-то? На свидание она идет. Я вот отцу-то всё расскажу! – угрожала Изольда Потаповна.
    На сих словах Анель вышла из дому и направилась к центру города. Сегодня у неё особый день. Её первый приятель из числа парней пригласил её погулять, сегодня у них романтическое свидание.
    Бачик орлиной походкой прибыл на место дислокации в праздничном наряде. Он и был-то у него всего один – праздничный: старые брюки, рубашка и портфель. Парень в нервном ожидании своей подруги усердно вспоминал заготовленную речь о том, как он будет гордо идти вверх по карьерной лестнице.
    - После окончания техникума я устроюсь начальником отдела, один из многих моих хороших знакомых на заводе обещал мне. Корешок мой. Поработаю с пару лет и на повышение. А вообще мне нравится всякая музыка, когда я не читаю классику и не играю в баскетбол капитаном команды - старательно повторял про себя Бачик – про корешка с повышением надо после музыки перед стихами сказать… Или лучше после стихов…перед баскетболом…
    Юный оратор и не заметил, как подошла Анель. Красивая, она поздоровалась с ним.
    - Привет, Бачик
    - О! Здравствуй, Анель! А я вот стою тебя жду тут!
    - Я вижу
    - А ты давно пришла?
    Анель удивленно посмотрела на своего приятеля
    - Вообще-то нет.
    - А куда шла-то?
    - Да вышла погулять вот…
    - Аааа! Ну, ясно, ясно. А я вот стою тебя жду
    - Правда?
    - Ну, да. Конечно, я тебя жду! Я же пришел и стою тебя жду, Анель! А ты пришла ко мне вот на свидание и теперь мы пойдем гулять! – обрадовался Бачик, что как это всё у него тонко и незаметно получается с девушками.
    - Эгоист несчастный – подумала про себя Анель
    Они гуляли по улицам Аруд-Миканелы, рассказывая друг другу про свое детство, настоящее и будущее. Девушка пришлась парню по душе. Бачик даже подумал, что нет надобности хвастаться перед Анель - и не рассказал про баскетбол.
    - Я живу на окраине города со своими родителями. Я один у них. Когда нас шесть лет тому назад перевезли сюда, в Аруд-Миканелу, многое прояснилось в моей жизни. Я вижу, как нам всем не хватает воды. День за днем люди мечтают напиться и жить, не думая, что завтра пить и как раздобыть воду. Я верю, что когда-нибудь люди придумают, как достать воду, и жизнь на Земле забьет ключом.
    - А что это такое – забьет ключом, Бачик? – спросила Анель, заслушавшись своего друга
    - Сам я никогда не видел, но вот мой прадед рассказывал, что видел в земле, якобы, родник. Это вода из земли течет, она сразу очищенная и очень чистая. И в ихние времена говорили, что жизнь бьет ключом как родник из земли. Жизнь чистая, новая. Ключевым источником у них называли эти самые родники. Оттуда и пошла эта фраза.
    - Отец у меня все время говорит, что можно сделать устройства, и они будут славливать воду из воздуха, и наш завод не нужен будет. Эти устройства разнесут по каждому дому, и всем её будет хватать.
    - Эх, если бы можно было что-нибудь придумать…
    - Хорошо бы было, если бы мы не хотели пить – засмеялась Анель
    - Да уж, это точно.
    На миг повисла тишина. Они шли призадумавшись и, вероятно, каждый о своем.
    - Бачик…, а у тебя были девушки до меня? – неловко обратилась Анель
    Бачик как настоящий мужчина честно соврал
    - Ну, были, конечно. Я опытный в этих делах. А у тебя были парни до меня?
    - Нет – девушка не обманывала
    Анель и Бачик пришлись по душе друг другу. Вечер выдался у них на славу! Они говорили о музыке, о работе, о том, что надо будет зарабатывать на воду, как-то устраивать неустраиваемую жизнь.
    - Мне очень понравилось, Анель, как мы провели сегодня вечер - смотрел на неё и говорил Бачик.
    - Мне тоже – протягивала ему руку Анель – до завтра! Встретимся на заводе завтра.
    - Конечно, встретимся, Анель. Спокойной ночи тебе!
    - И тебе тоже – она махнула ему рукой и взошла в дом.
    Следующее утро в Аруд-Миканеле выдалось теплым. Время шел восьмой час, и все шли на работу. Бачик прибыл на рабочее место, он писал всевозможные вторичные отчеты и вел документацию относительно воды, а затем шел непосредственно в цех. На этом заводе все вели вторичные отчеты и вели документацию по воде. Каждый шаг регистрировали на бумаге в целях экономии воды.
    - Бачик – обратился мужчина лет 28-30 к нему
    - Да, Джей
    - Сегодня, толпа гудит, дождь будет, включи дождевые насосы на всякий случай. Может, в этот раз дождевая вода нормальной будет. Хотя чего это я размечтался.
    Бачик смотрел на Джея и тоже улыбался мечтам своего начальника и одновременно старшего друга.
    - Как прошло, кстати, свидание с твоей подругой?
    - Отлично, Джей! На днях пойду к ней во время работы, договорюсь о следующей встрече.
    - Ну, ну
    - А я ей понравился – хвастался Бачик
    - Ну, ну
    Они принялись каждый за свою работу. Минут через пятнадцать Джей заговорил.
    - Сегодня должны с правительства зайти, этот…как его…ну, на ноге вскакивает…мазоль! Зам Коньяка
    - Ясен пень. Зачем это он к нам пожалует?
    - Дело какое-то у него. Вчера собирали начальников цехов, там объявили. Через пару часов должОн зайти. Всем заводом пойдем.
    Они поработали еще где-то с час, затем к ним зашли Фартук с Григорием Даниловичем Вороновым, начальники других отделов, и позвали их в актовый зал.
    - Кудрявый пришел!
    Бачик, Фартук и Джей вошли в зал и увидели за трибуной Петра Ивановича Мазоля. Он стоял и перебирал бумажки у себя, повозился еще несколько минут, затем начал
    - Здравствуйте, уважаемые рабочие! Сегодня-с, 12 июля 3123 года мы с вами, может быть, будем гордиться сами собой! И столетья, придущие за нами, вспомнят наши имена! Бог! – тут он поднял многозначительно глаза и указательный палец левой руки с золотым перстнем вверх - За нашу святую к Нему жалует нам воду! И вода эта есть на северном полюсе, товарисчи! Да, да! Там! Именно там! Да не оскудеют дары природы для нас, детей ея! Многие лета нашей земле, многие лета!
    Тут все захлопали, а Петра Ивановича взял конфуз от смущения, и он решил отойти от трибуны, дабы охладить восторг восхищенной публики
    Петр Иванович поправил очки, публика улеглась, и он продолжил.
    - На северном полюсе лежит наша вода! Мы напоим народ, несущий на себе бремя лишения воды! Мы построим новые детские сады и школы для новых поколений! Мы возродим цивилизацию человека, товарищи! Да здравствует СССР! Мир, труд, май, товарищи!
    - Ууу…понесло кота на масло… - буркнул кто-то из начальников отдела
    Что такое СССР а, тем более, «Мир, труд, май» никто не знал. Да это было и не важно, потому что публика вновь восторженно захлопала, и Петр Иванович снова впал в конфуз. Восторг неимоверный! Мазоль стоял и во всю улыбался вдохновленной публике. Еще бы – кому как не ему, Петру Ивановичу, сообщить всем такую весть!
    Тут встал тот самый офицер, охранявший вход в правительство, и объявил
    - Внимание, уважаемые рабочие! Прошу всех начальников отделов собраться в главном цехе на рабочее собрание.
    Люди покидали помещение актового зала и всё переговаривались меж собой
    - Слышь, чо болтает. Северный полюс какой-то. Он есть-то этот полюс-то?
    - Хде его искать-то, матьеводушу?
    - Холодно там, говорят, медведи пасутся
    - Да хватит врать-то. Медведи…
    - Ей-Бо, Михалыч! Сам слышал от Мартына. Он книжки читает, умный
    - Мартын твой соврет – не дорого возьмет! – смеялись мужики
    Так или иначе, но весть о воде на далеком северном полюсе не на шутку озадачила сначала весь завод, а затем и весь Аруд-Миканелу. Была ли эта новость враньем или же правдой, никто знать не мог, но все горожане, узнав о ней, стали каждый по-своему радоваться. Прежде нелюдимый и неразговорчивый Аруд-Миканела стал понемногу оттаивать, люди начали здравствоваться друг с другом, а, уходя с работы, прощаться. На улицах по вечерам появились дети с мамашами, мужики кучковались на лавках во дворах, старые бабки – и те сидели сплетничали рядом с мужиками. Было об чем поболтать. Город словно оживал после долгого сна. И весь этот народ был занят обсуждением одной единственной новости – правду сказал кудрявый (под таким кодовым именем слыл Петр Иваныч в народных кругах) или наврал, как всегда.
    Офицер, прибывший вместе с Мазолем, вышел в главный цех, окружил себя начальниками отдела и начал говорить. Мазоль стоял в стороне
    - Уважаемые управленцы, ни для кого не секрет, что воды осталось на пару лет. – задумчиво обглядывал - Пить нечего, завод нас не спасет. Единственное, что нас содержит – это главный цех водных запасов, который возглавляет всем вам хорошо известный инженер Константин Ёсифович Прохоренко. Дело наше, кажется, было швах, но появились слабые слухи о том, что где-то на северном полюсе есть точка, откуда можно буром добраться до питьевой воды. Я поработал с этой информацией и нашел человека, чей дед бывал в тех широтах. Он подтвердил эти сведения и дал нам еще кое-какую информацию. Так вот требуется собрать команду и отправиться туда. Есть северный вездеход на машинном складе, в нем 8 посадочных мест и грузовой отсек под оборудование.
    В толпе пошел гул.
    - Вопрос один: кто поедет?
    Гул стих совсем.
    - Товарищи! Голосуем, не стесняемся. Дело важное, ответственное – заявил Мазоль громко, затем развернулся к офицеру и шепотом спросил
    - А что нужно-то?
    - На север люди нужны
    Тут Мазоль распрямился и со свойственными ему шармом и обаянием произнес
    - Голосуем! Кто за Север!
    За сим Петр Иванович удалился.

    Первым заговорил Джей
    - Ехать туда – самоубийство. Никто прежде не бывал в тех краях, у нас даже нет оборудования, чтоб пробурить лед.
    - С этим вам помогут наши люди из правительства. На старых складах, доставшихся нам от предыдущих веков, есть кое-какое оборудование. Оно должно сгодиться.
    - Я согласен – сказал Фартук – мне терять нечего, а вот за водой съездить можно.
    - Я согласен – сказал Джей и Даниель, который тоже работал в отделе Джея.
    - Я тоже за – повторил за своим начальником вдруг Бачик, а Джей недоумевающее поглядел на него.
    - Очень хорошо, парни – обрадовано заявил человек Мазоля – кто еще, может быть, желает отправиться в путь с этими смельчаками?
    Тут появились две девушки, Линси и Руби, они работали в здании правительства и занимались бумажной работой.
    - Мы едем и никаких возражений! – заявила Линси
    - Ты никуда не поедешь, Руби – сказал Фартук
    - Я тебя одного никуда не отпущу! И мне тоже интересно узнать, есть ли там вода, куда вы едете.
    - Руби, милая, а ты знаешь, куда мы едем? – нервно спросил Фартук Руби, которая вдруг поняла, что не знает.
    - На северный полюс к белым медведям! – крикнул кто-то из мужиков, стоявших там.
    - Я все сказала – завершила Руби и встала рядом с Фартуком и Линси.
    - Очень хорошо, дамы и господа! Значит, Фартук, Бачик, Джей, Линси и Руби – никто больше не желает?
    И тут сквозь толпу вышел Козби, немой парень. Никто, честно сказать, и не ожидал от него такого, потому что он был замкнутым и нелюдимым человеком. Про него поговаривали, что он вроде чокнутого гения, помешавшегося на компьютерах и всем, что с ними связано. И вот Козби вышел и без раздумий встал прямо по центру собравшейся команды.
    - Отлично, Козби! С нами не пропадешь, дружище! Молодчина! – хлопали его по плечу товарищи по команде.
    - Что ж, уважаемые, очень хорошо! Вас семеро
    - Семеро козлят – съязвил Даниель
    - Нужен еще один. Я вам представлю его сам.
    Тут вышел откуда-то рослый крепкий мужик лет 35-ти и встал рядом с человеком Мазоля.
    - Этот парень, зовут его Фарид. Да вы его уже видели. Он – капитан вашей команды, слушайте его, как свою маму. Он знает всё, что нужно для хода экспедиции. Ваше дело простое – делать то, что он вам скажет.
    - Здравствуйте – начал Фарид – выдвигаемся на точку завтра. Из вещей взять самое необходимое. В основном это теплая одежда. Что касается питания и воды – правительство нас обеспечит всем, в том числе и транспортом. Встретимся завтра у выездных ворот из города в десять утра. Прошу не опаздывать. – сказал Фарид и встал рядом с ребятами из своей команды.
    - Похлопаем, друзья мои! – сказал человек Мазоля - команда в сборе и нам остается только пожелать им удачи и ветра в паруса! Похлопаем, друзья!
    Все начали хлопать и радоваться, что наконец-то за долгие сотни лет только сегодня появилась возможность открыть хотя бы единственный источник воды. И хотя предприятие это не сулило ничего хорошо, кроме риска замерзнуть во льдах Арктики, все радовались и поздравляли друг друга с этой новостью.
    Каждый со своим вернулись домой. Бачик вернулся домой в задумчивости.
    - Я уеду, Анель, наверно, не будет меня ждать и скучать по мне. Да и с чего это вдруг такие почести мне? – думал он про себя – мы и знакомы-то с ней всего неделю.
    Задумчивость в голове Бачика медленно переходила в грусть. Его совсем не жаловала мысль о том, что Анель будет его ждать с нетерпением, как героя с ответственного задания. Он, может быть, и согласился отправиться в экспедицию из-за неё. Однако романтичной душе Бачика не хватило крепости сегодня, и он загрустил.
    А усталое солнце Аруд Миканелы тем временем клонилось к закату, претворяя ночь своим появлением. Анель пришла с работы домой, весь день она слышала разговоры по поводу того, что собралась какая-то команда, чтобы на севере добыть воды. Конечно, её волновал этот вопрос, но усталость от каждодневного труда буквально валила девушку с ног. Зайдя в квартиру, едва пройдя через зал в свою спальню, она в чем было рухнула на кровать и закрыла глаза. Немного погодя она услышала тишину в доме, отец с матерью что-то бормотали друг другу на кухне, но это совсем не было на них похоже. Вернее сказать, это было не похоже на Изольду Потаповну.
    - А чего это вы так тихо сегодня разговариваете, мам? – спросила Анель, зайдя на кухню
    - Ну, ты же устала, детка. Вот мы и сидим с отцом потихоньку, чтобы тебя не разбудить – сказала Изольда Потаповна и со свойственным её натуре шармом многозначительно взглянула на супруга.
    - Да, дочка. Ты же устала сегодня. Да еще эти слухи об этой экспедиции никому покоя не дают. Люди словно с ума посходили с этим северным полюсом – сказал отец и стал мешать чай в стакане
    - А что? Мне эта идея нравится. Если у них все получится, у нас у всех будет вода, и я не буду каждый день ходить на работу и так уставать – улыбалась Анель.
    - Чаю не хочешь? – спросила Изольда Потаповна
    - Хочу.
    Григорий Данилович встал из-за стола, стал наливать своим дамам чаю да все посматривал на свою супругу. По всей правде сказать, Григорий Данилович, глава семейства, не то чтобы боялся Изольды Потаповны, совсем наоборот, но все же считал - береженого Бог бережет. Владелец разума, он к своим 55 годам сумел выбиться в начальники отдела, хотя особо этим и не гордился. Григорий Данилович старательно и суетливо наливал чаю, что-то болтая себе под нос…
    - И как же там твой Бачик поживает, а? – наконец-таки зазвучала Изольда Потаповна так, что Анель чуть не поперхнулась.
    - Нормально – поднимая голову на маму, смотрела Анель – а что?
    - Да ничего, просто спросила – и отвела глаза
    - Ну-ка говори, что скрываешь!
    - Анель, ну, когда я от тебя что-нибудь скрывала? Просто он тебе не пара
    - Это почему же? – насупилась Анель
    - У вас в таком возрасте, детонька моя, ветер в голове! Сегодня Бачик твой есть, завтра – нету!
    Григорий Данилович покинул помещение кухни.
    - Это ты к чему? – нахмурилась Анель
    - Дык друг твой вона в команду эту напросился! Ишь ты герой! На север он поедет! Вот я и говорю, что не пара он тебе…
    Тут Анель подскочила со стула и побежала в коридор
    - Стой! – кричала Изольда Потаповна – Куда ты бежишь, девка бестолковая?
    Анель наскоро выбежала на улицу и исчезла вон.
    Темнота на улице настала почти слепая. Людей на улицах уже не было, Аруд-Миканела медленно погружался в сон.
    - Бачик, к тебе пришли – сказал ему отец и добавил – девушка.
    Тут за спиной отца появилась Анель, лицо её было встревоженным, а Бачик не отводил от неё удивленных глаз.
    - Я оставлю вас – сказал отец и удалился.
    Немного времени они молчали, Анель не стала присаживаться в комнате, а рассматривала её. Но потом, очнувшись, зачем пришла, лихорадочно заговорила
    - Бачик, ты с ума сошел? Зачем тебе этот полюс? Тебе семнадцать лет всего! Они без тебя обойдутся! Мы ведь…мы ведь только подружились, а ты…ты уезжаешь – отчаянным голосом сказала Анель и села на стул.
    - Анель, милая Анель, я хочу увидеть воду. Хочется, чтобы мы все не страдали от недостатка воды. Каждый день люди умирают от жажды. Когда-то это должно остановиться! Ведь я рассказывал тебе уже об этом. Ну, и если я туда поеду, то ты будешь считать меня смелым мужчиной!
    - Пусть бы другие поехали, а не ты. Эту воду они все равно нам ведь привезут! Когда вы хоть уезжаете?
    - Послезавтра утром.
    - Долго вы там будете?
    - Говорят, что около недели.
    - Ты даже со мной не посоветовался – с новой волной обиды разразилась Анель – мог бы хоть меня предупредить заранее
    - Анель, еще утром я ничего не знал об этом. Как же я мог тебе…
    - Хватит! – перебила его Анель - не хочу твои враки слушать!
    - Не перебивай меня!
    - Буду перебивать! Ты уезжаешь, а мне даже не сказал – никак не могла смириться с отъездом Бачика Анель.
    Вот повисла тишина между ними. Бачик присел рядом с Анель и взял её за руку
    - Милая моя Анель, я вернусь, обещаю тебе.
    - Правда?
    - Правда, добрая моя – ответил ей Бачик
    Анель, кажется, немного ожила лицом, складки у губ и глаз её расправились от грустного выражения.
    - Пойдем я провожу тебя до дома. Поздно уже. Они вышли из дома и направились к Анель.
    - Вот вернемся и будет у нас вода у всех – как попугай, повторял всю дорогу Бачик
    - Конечно – соглашалась с ним Анель – мы могли бы и не работать. А то я вон каждый день как после каторги: прихожу, купаюсь и спать. Разве это жизнь? Разве человек для того рожден, чтобы на нем кто-то пахал?
    - Все смогут, наконец, напиться и жизнь станет веселее. Жить станет лучше, жить станет веселее!
    - Ты главное возвращайся поскорее – на этих словах они уже стояли у крыльца её подъезда.
    - Хорошо. Обещаю – скоро вернусь.
    Анель поцеловала его в щечку и еще долго стояла смотрела вослед уходящему Бачику.
    - Храни тебя, Господи – мысленно проговаривала она – пусть жизнь защитит тебя.
    И вот уже ровно в десять утра 14 дня июля команда в сборе стояла у выездных ворот. То ли из суеверия, то ли из-за боязни упустить удачу, то ли из-за чего-то еще, но никто не вышел проводить команду в путь. Ни жители, ни правительство - никто не пришел в это время к воротам города. Они мысленно благословляли их на опасное, но жизненно необходимое для всех предприятие. И теперь каждый житель, каждый дом Аруд-Миканелы, начиная с сегодняшнего дня, с этого часа, будет жить в ожидании скорейшего возвращения ребят. Возвращения новой старой жизни, как было много веков тому назад. Хорошая жизнь везде – вчера, завтра, но не с нами.
    - Зачем немого посадил в вездеход, идиот? – орал Мазоль на своего человека – он же – немой!


    Глава четвертая. Катастрофа


    О, мое солнце! O, sole mio! – распевал Даниель на следующее утро в главном блоке и пил воду, которую они вчера днем получили из скважины. Сегодня судьба словно подыгрывала всем ребятам теплыми утренними своими лучами сквозь окна. Они ведь и в самом деле сделали дело бравое и полезное!
    В главный блок управления вошел Фарид.
    - Как вода на вкус, Даниель?
    - Отродясь такую не пил!
    - Ну, и очень хорошо. Надо найти Козби. Пусть подготовит компьютеры, чтобы передать данные в Аруд-Миканелу.
    Тут как раз он и вошел
    - Козби, здорово! Надо передать данные в Аруд-Миканелу о том, что мы отбурились и достали воду питьевую.
    Козби одобрительно кивнул и принялся включать компьютеры. Через пару минут они были готовы к работе. Козби настроил интернет-соединение, единственное, наверное, что осталось от технологий у цивилизации – интернет.
    - Пошло соединение. Включаем скайп – дублировал Козби Даниель - соединение устанавливается. Есть!
    Тут на мониторе компьютера появилось лицо Бориса Михайловича Коньяка, который включился в разговор по скайпу.
    - Добрый день, Борис Михайлович! С Вами говорит Фарид, капитан команды северного полюса! Как слышите меня? – сказал громко и отчетливо он и замахал перед камерой рукой
    С утра вялый и ленивый, Коньяк при виде Фарида заметно приободрился и даже повеселел. Большие его серые круглые глаза забегали быстрее обычного, предвкушая хорошую новость.
    - Я вас слышу очень хорошо, Фарид! Очень хорошо вас слышу! Какие у вас новости, капитан?
    - Докладываю! В расчетной точке пробурена скважина!
    - Скважина!
    - Взяты пробы скважного льда и подледной воды.
    - Воды! - все звончее и лихорадочнее повторял Коньяк и кивал головой
    - Сделаны анализы проб воды и льда.
    - Льда!
    - Подледная вода и вода льда пригодны для питья!
    - Для питья!
    - Как слышите меня? Вода пригодна для питья, Борис Михайлович! Как слышно?
    Бориса Михайловича взяли эмоции. Но вот он собрался и искренне заговорил
    - Поздравляю нас всех с этой великой исторической победой над суровой и жестокой нашей жизнею! Очень рад! Очень рад!
    - Что прикажете делать?
    Борис Михайлович растерялся совсем и не знал, что командовать. Ну, что ж – обрадовался человек. Мгновение спустя последовал ответ
    - Фарид, приказываю вам добыть подледной воды, сколько сможете погрузить на транспорт, и как можно скорее доставить в Аруд-Миканелу! Надо напоить людей, милый друг! Вы же помните о них?
    - Конечно! Из-за этого и поехали сюда – замялся немного Фарид.
    - Конец связи! – ответил Коньяк и исчез с монитора.
    Разговор был окончен, Фарид взглянул на часы. Время было полуденное.
    - Нам поставили новую и последнюю задачу – сказал он Даниелю и Козби – необходимо достать еще воды. Даниель, бери все емкости, какие есть, наполним их из нашей скважины.
    - Есть, кэп
    - Да и…позови Бачика. Поедем втроем. Ты, я и Бачик. Скважина пробурена, останется только спустить инструменты и забрать воды оттуда. Втроем управимся.
    - Хорошо. Я пойду его крикну.
    Даниель зашел в жилой блок к ребятам.
    - Бачик, собирайся. На пару часов поедем на скважину, надо набрать как можно больше воды. Ты самый маленький, в машине места больше будет – шутя добавил Даниель.
    - Хорошо, пять минут.
    И вот Фарид, Даниель и Бачик отправились за водой на скважину, пробуренную им вчера.
    День стоял погожий, но морознее, чем в предыдущие дни. Ветер шалил по лобовому стеклу вездехода, обметая его своими снежными северными хлопьями. Минус 65 градусов – для ребят это абсолютно рекордная отметка холода.
    - Даниель, включи побольше печку. Что-то холодно – попросил Фарид
    - Да, сегодня заметнее похолодало
    - Хотя солнце все так же светит – поднимая голову кверху, добавил Бачик
    Вдруг дорога под колесами стала неровной, они проехали еще с полсотни метров и увидели перед собой трещину, ведущую вперед по направлению к скважине.
    - Не к нашей ли скважине трещина ведет, Фар?
    - Не знаю – задумчиво произнес капитан – сбавь ходу. Еще сто метров, дальше пешком.
    Трещина с правой стороны вездехода с каждым метром становилась все шире и глубже.
    - Стой! – скомандовал Фарид – дальше идем пешком.
    Они вышли, одели непродуваемые капюшоны и пошли к скважине, до которой оставалось метров триста.
    Ветер усиливался и в воздух поднялся небольшой смог из снега, сквозь которое солнце с трудом пробивало свет.
    Ребята шли вдоль трещины к скважине.
    - Откуда всё это взялось?! Вчера же еще ничего не было! – недоумевающее спрашивал Фарид
    Даниель шел в задумчивости, а потом сказал
    - Фар, помнишь тот треск, который вчера остался после бурения?
    - Помню. И что? Думаешь, всё из-за него?
    - Если думать так, то трещина стала фонить, только почему-то это не остановилось.
    - А должно было, Даниель! Это нормальное явление для скважины. Большое давление должно было сразу остановить всё это, но не остановило.
    - Может быть, тут есть какие-то аномалии? Ты ничего не слышал об этих местах?
    - Нет, ничего, кроме того, что тут холодно.
    Тем временем они вплотную приблизились к скважине. На месте метровой скважины образовалось отверстие в семи-восьми метровую дыру неправильной формы. Все трое были поражены.
    - Вот это да! – сказал Бачик – не верю своим глазам
    - Как такое могло случиться? – повторил Даниель
    - Даниель, ты слышишь? – произнес Фарид и прислушался – треск-то еще стоит, только он где-то далеко.
    - Да вроде не далеко, а совсем наоборот, кэп – ответил Даниель
    Вдруг послышались какие-то толчки лопающегося где-то далеко внизу льда, треск стал нарастать.
    - Ничего не понимаю. Откуда это здесь? Ребята, идем обратно к вездеходу и возвращаемся к лагерю.
    Они успешно добрались до вездехода и вернулись в лагерь. Встревоженные, они вошли в главный блок, где ждал их Козби.
    - Хорошо, что никого нет – сказал Даниель.
    - Козби, найди информацию по северным широтам планеты. Нет ли в нашем районе каких-нибудь аномалий.
    Козби стал быстро вбивать информацию в компьютер, просматривать десятки страниц текстов. Прошло минут десять и на мониторе высветилась картинка с текстом. Даниель стал читать вслух
    - Однако на нашей планете бывают и точки аномальной магнитной активности, которые могут в зависимости от степени активности глубоко, а порой – кардинально, влиять на ход природных процессов, нарушая их равновесие. Эти точки развивают одни процессы, когда природа в нормальном состоянии стремится их замедлить, и замедляют другие, которые бы природа развила в данный момент. Это явление называется геомагнитной аномалией– Даниель перестал читать и посмотрел на Фарида.
    - В школе нам рассказывали, что аномалии магнитные портят компасы, и они начинают работать в противоположную сторону – вставил Бачик. Ну, вообщем тоже – все наоборот.
    Козби развел руками в вопросе: «А что произошло, парни?»
    - Ну-ка посмотри, есть ли такие точки на северном полюсе – быстро проговорил Фарид.
    Мгновение спустя монитор Козби выдал положительный ответ. Парни остолбенели на месте.
    - Вообщем, парень, дело такое: скважина, которую мы вчера пробурили, стала фонить. Такое бывает и часто, но потом это явление самостоятельно останавливается под действием сдерживающих природных сил давления. Но почему-то вчера этого не произошло, и скважина стала расширяться в диаметре. За сутки выросла в 5-6 раз в диаметре! – объяснял Фарид Козби.
    - Если мы находимся в магнитной аномалии, то фон не прекратится, и скважина будет расти, парни – продолжать рассуждать Даниель
    - И до каких пор она будет расти? – спросил Бачик
    - Пока не выравнится давление подо льдом и атмосферой – твердо вставил Фарид - а проще сказать – пока все не перевернется здесь кверх дном!
    - Вы понимаете, что это такое? – со страхом произнес Даниель – это же медленный взрыв всех северных льдов! Это – конец планеты! Вода зальет всё живое, никто не выживет!
    Все ребята замерли от испуга и стали переглядываться. Никто не мог допустить этой мысли, которая нависла над ними разом.
    - Надо предупредить остальных и сообщить в Аруд-Миканелу – скомандовал Фарид.
    - Я за ребятами – крикнул Даниель и убежал в жилблок.
    - Я с тобой – сказал Бачик
    - Козби, отыщи наш регион и посмотри степень магнитной аномалии
    Через минуту Козби отыскал ответ и вывел на монитор: максимальная.
    - Побурили… – вскипел Фарид.
    - Козби, сообщи текстом в Аруд-Миканелу о том, что экспедиция терпит бедствие! Выключай всю аппаратуру, бери данные всех проб и готовься к быстрому отъезду.
    Козби кивнул в ответ и стал быстро набирать текст бедственного положения.
    Через пять минут все члены команды экстренно были созваны в центральный блок управления. Заметно разгоряченный Фарид, прежде ровный и рассудительный, выглядел беспокойным.
    - Ребята, по всей видимости, мы с вами попали в большую беду. Наша задача – всем быстро одеться и погрузиться на вездеход! Руби, Линси, Джей и Фартук, берите воду и теплую одежду и грузитесь без промедления!
    Капитан повернулся к Даниелю и приказал завести вездеход
    - Есть, кэп! – сказал он и скорым шагом направился к теплой одежде.
    Через пятнадцать минут все сидели в вездеходе. Ветер разбушевался с такой силою, что уже трудно было передвигаться по снегу – сносило. Казалось, сама мать-природа прогоняла их оттуда поскорее. Завихрения снега полностью обездвижили солнечный свет, и над землею повис мрак. Вскоре послышался глубокий треск во льду. Лед стал трескаться и на поверхности.
    - Дави на газ, Даниель – крикнул Фарид.
    Вездеход сорвался с места и понесся вон от метеостанции. Машина гнала вперед, а лед трескался под её зимними колесами. Через пару километров стали образовываться трещины и машину закидало по дороге.
    - Стой, Даниель! Быстро все из машины! – кричал Фарид
    Ребята выбежали из вездехода и разбрелись. А лед трескался уже между их ногами.
    - Линси! Фарид! Что делать?! – в истерике орала Руби
    Лед уходил вниз из под ног, ноги стали соскальзывать вниз.
    - Ребята! Держитесь там, где лед не лопается.
    Вдруг лед под Джеем и Фартуком резко ушел вниз, и ребята вмиг исчезли.
    - Нет! – закричала в ужасе Руби!
    Каждый кричал от ужаса, страха и отчаяния, охватившие от всего происходящего.
    Лед следом провалился под Фаридом. Все кричали и рыдали. Уцелевшие легли на живот и орали диким криком, чтобы лед остановился.
    - Руби, Козби, Бачик! Не стойте рядом!
    Вдруг мощная волна воды и снега вырвалась наружу и взлетела на сотню метров вверх.
    Бачик инстинктивно закрыл голову руками, скорчился лежа и заорал. Кричал он неистово и в беспамятстве от всего ужаса и страха, что охватили его. Безумие жадно проглатывало, он лежал навзничь, а лед крушил все вокруг и взрывал, и рвал, и крошил на куски все, что было у него на пути. Уже не осталось ни Руби, ни Козби, ни Даниеля - все ушли в жерловину природного ужаса. Звериный крик из глубины горла Бачика разрывал его голосовые связки, когда уши его уже оглохли, глаза заслонило невидимой пеленой, а разум лишился рассудка. Жизнь предательски покидала молодое тело Бачика. Лед взрывался вокруг его ушей, глушил их и вселял страх в любое, что попадалось стихии на пути. Испугалось небо. Невообразимое безумие, страх, отчаяние, злость, агония смерти витали повсюду. Но всего этого парень уже не слышал, не видел и не чувствовал. Исдыхающий зверь додышивал последние минуты.

    Глава пятая. Страшная весть


    - Как прекрасен этот мир, посмотри! Как прекрасен этот мир – распевал, сидя на своем роскошном кожаном кресле, Борис Михайлович Коньяк и любовался пейзажом на картине, затем отточенным движением руки нажал кнопку на телефоне и, улыбаясь во весь рот, выразительно произнес
    – Мария Ивановна! Чаю мне!
    Мария Ивановна, секретарь высшей власти, худощавая женщина в больших очках лет пятидесяти, засуетилась у себя в кабинете с чайниками и стаканами.
    Борис Михалыч снова нажал на кнопку телефона и еще выразительнее прежнего жирно произнес
    - С лимоном!!!
    Он распивал чай у себя в кабинете и услышал, как к нему постучался Петр Иванович. Только он и стучался.
    - Разрешите, Борис Михайлович! – и вошел
    - Покорнейше Вас благодарю, Петр Иванович!
    - Какие пустяки, Борис Михайлович!
    - Чаю?
    - Чай не пил, откуда сила? Чай попил - совсем ослаб! – проговорил старую поговорку Петр Иваныч, и оба они от души рассмеялись. Единственное, кому в этот момент было не до смеху, был Прохоренко Константин Ёсифович, которого уж как с неделю выгнали в шею с завода. Как жил он теперь, никто не знал.
    Тут по рабочему телефону зазвонила Мария Ивановна, женщина честная и сухая в общении
    - Борис Михайлович, на почту пришло сообщение с экспедиции. В теме - «Аруд-Миканела. Срочно!»
    - Хорошо, Мария Ивановна. Распечатайте и зайдите.
    Минут через пять чай был выпит, и как раз вошел секретарь и зачитал текст
    - «Срочно! Аруд-Миканела! Экспедиционная команда терпит бедствие! Под нами трескается лед! Срочно эвакуируемся!»
    В кабинете повисла тишина.
    - Ступайте, Мария Ивановна.
    - Что…что? Как терпят бедствие? – медленно проговаривал Коньяк – Что там могло случиться?
    - Может, землетрясение?
    - Не могу в это поверить – растерянно и медлительно повторял Коньяк слово за словом - Лишь бы живыми вернулись…
    Коньяк сидел несколько минут неподвижно и не моргая.
    - Что будем делать, Борис Михайлович?
    - Первое – подготовьте больницу – начал слабо он - поставьте на уши всех врачей-специалистов, пусть дежурят круглые сутки. Наверняка будут больные.
    - Ясно, сделаю. Еще что?
    - Зарезервируй из городского водного баланса литров двести воды для команды. Лишь бы вернулись… Лишь бы вернулись… И собери весь народ на центральной площади. Люди ждут возвращения ребят и будут ждать. Надо им сказать правду, что там случилось.
    - Да, они ведь ждут воды как манны небесной
    - А тут еще эта катастрофа… Лишь бы вернулись… - растерянно говорил Коньяк.
    - Ступайте, Петр Иванович. Сделайте всё, что надо. Подготовьте больницу, воды оставьте и людям объявите.
    Молча заместитель вышел из кабинета.
    Под вечер Борис Михайлович внезапно слег. Два дня он лежал в беспамятстве, вода так и лилась потом из него, а он всё пил и пил её. На третьи сутки стал понемногу приходить в себя.
    Все: люди, врачи, правительство, город – все ждали возвращения раненых ребят. Но никто не вернулся.
    И горе пришло в Аруд-Миканелу. Люди скорбили по погибшим, вместе с родственниками каждый житель поровну делил их горе. Неожиданная катастрофа и то, что вода так и не появится, давило людей тяжелым грузом кручины и тоски. Тосковали люди по ребятам. Отныне этот день, 16 июля 3123 год, день народной скорби.
    Молчание царило на улицах долгие и долгие месяцы, настолько была тяжела потеря ребят, отдавших свои жизни ради светлой надежды, надежды на новую жизнь для каждого. Но никто ничего не мог поделать.
    И город умолк.

    Но жизнь никогда не стоит на месте. Бескрайнею рекою, всею вольностию, она бежит всегда и везде безо всяких условий, преград, желаний, требований, несмотря на то, что уходят и приходят новые судьбы. Она всегда живет и в тех, и в других, ни на миг не оставляя и не забывая никого и ничего. И вот вместо увядшего цветка природа своей кистью нарисует новое, прежде небывалое красоты творенье…

     

    Глава шестая. Второе рождение


    Кошмар пронесся в несколько минут. Так миг превращается в вечность. И, к великому счастью, остановить это никто из нас, людей, не в силах. Есть то, что не имеет цены - жизнь.
    На заснеженной неровной площадке лежал комок плоти, укутанный в одежду. Снег улегся наземь, снежный сумрак исчез, и солнце стало понемногу пробиваться тонкими лучами к поверхности земли.
    Бачик открыл глаза, вдохнул свежего воздуха. Так он лежал несколько минут, затем нашел в себе силы приподняться на руки и оглядеться. Огромная снежная пустыня с её кипельными могучими барханами, что далеко на горизонте сливались с небом, простиралась настолько вокруг, насколько видел человеческий глаз.
    Поодаль он увидел застрявший в трещине полупровалившийся командный вездеход. Бачик приподнялся сначала на колени и затем встал и выпрямился.
    - Все как назло - подумал Бачик – неспешно подвывает ветер, солнце греет и кругом тихо. Только снег блестит. Все как назло.
    Еще немного и он встал, начал приходить в себя. Ребят уже не вернешь. Аруд-Миканела… Что же случилось с городом? Наверняка он так же сгинул подо льдом. Даниель тогда рассказывал. Надо что-то делать.
    - Но что? Теперь что надо вообще делать?
    И тут на Бачика нашла мысль, чуть не свалившая его с ног
    - Если ребят нет, город подо льдом… Значит…значит, я один на свете?!
    На миг парень оцепенел. Мысли мелькали одна за одной.

    - Я мог так же уйти под лед, но остался. Пусть я один, но я – живой! - и вдруг ему стало намного легче, когда в голову пришла эта мысль.
    - Жизнь все-таки стоит того, чтобы жить – подумал он
    Он потоптался на месте еще с три-четыре минуты, выбирая путь, а потом пошел прямо.

    По холодному замерзшему снегу он прошел несколько километров, ровно до того места, где стоял опрокинутый в трещину вездеход, которого непонятно как отбросило во время стихии. Передняя рулевая часть машины торчала из трещины. Бачик, изловчившись, сумел залезть в кабину. Он огляделся: тепло от недавней езды еще не рассеялось совсем, и здесь было значительно теплее, чем на улице. Бачик это сразу отметил, потому что стал приходить в себя и подмерзать.
    Вода стояла в нескольких больших пластиковых емкостях, некоторые запасы продовольствия и теплой одежды.
    - Все это мне пригодится – сказал Бачик – вот если бы еще и двигатель завелся…
    Он сел в кресло водителя, включил нейтральную передачу, выжал сцепление и через несколько секунд повернул ключ в замке зажигания. Двигатель зашевелился стартером, еще немного покрутил и вот – вездеход завелся!
    - Ура! – вскрикнул Бачик
    Двигатель бодро работал на морозе на повышенных оборотах, набирая рабочую температуру и постепенно приходя в нормальное состояние.
    Бачик огляделся по сторонам и стал думать, как выехать из трещины, вся задняя часть машины была провалена. Он подспустил шины до одной атмосферы, заблокировал 4 межколесных дифференциала, включил межосевую блокировку и пониженный ряд передач.
    - Ну, парень – выручай! – бормотал он про себя, включая первую передачу.
    Вездеход потихоньку стал проворачивать все колеса разом и миллиметр за миллиметром, зацепляясь за поверхность порванного льда и снега, пополз из трещины вон.
    Несколько минут вездеход упорно выкарабкивался из трещины. Наконец ему это удалось
    - Ура! – воскликнул Бачик, а потом, немного подумав, добавил – а теперь куда?
    Бескрайняя пустыня слепила глаза своим ярким светом. Ни компаса, ни захудалой карты, ни навигатора в машине не было
    - Единственное, что может спасти – это карты. А они на метеостанции. Придется возвращаться к метеостанции.
    Деваться было некуда, и он стал разворачивать вездеход.
    Ненастный день исчез в долине времени, а Бачик направляется к бывшей метеостанции. Через час-полтора дороги он оказался на месте.
    - Не может быть – сокрушенно произнес он, неотрывно смотря на помещения метеостанции. Все они были разрушены и сломаны, ни одна из них не смогла устоять против стихии.
    - Что же делать? Ведь мне нужно узнать, как выбраться с этого места. Мне нужно в Аруд-Миканелу! Увидеть хотя бы то, что осталось от него. Там моя семья, там моя Анель…
    Он окидывал взглядом бывшие помещения блока управления и жилья
    - Не может же быть, чтобы не было выхода. …надо попробовать вспомнить обратную дорогу по памяти. Что у нас с топливом – он запрыгнул в вездеход и метнулся к заднему отсеку – Двадцать, тридцать, сорок пять, сто тридцать… Должно хватить – сказал он, не сводя внимательного взгляда с топливных емкостей с горючим.
    Вездеход тронулся с места и поехал в направления юга. Следуя здравой логике, если точка бурения была к северу от Аруд-Миканелы, то верный путь обратно – на юг. Так он и сделал.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: skala451
    Категория: Проза
    Читали: 50 (Посмотреть кто)

    Размещено: 9 октября 2013 | Просмотров: 210 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Новалуцкая (10 октября 2013 04:31)
    Вошло только 6 глав. Седьмую срезала, ибо заканчивалась на полуслове, лимит знаков стоит на сайте.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.