«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Inna

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 17
Всех: 20

Сегодня День рождения:

  •     Olenekot (21-го, 20 лет)
  •     Даша Беленькая (21-го, 20 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 177 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Турецкий пистолет


    Недавно в нашей семье случилось несчастье – умерла бабушка. В наследство мы получили однокомнатную квартиру. Родители хотели продать ее, но я воспротивился, заявив, что она мне нужна для начала самостоятельной жизни. В мои 27 лет вполне можно обойтись без родительской опеки, тем более, что я не пью, не курю и не веду разгульный образ жизни.

    Квартира находится на самой окраине города на четвертом этаже пятиэтажной «хрущевки». Обычная коробка-скворечник с исписанными и облупившимися стенами на лестничных площадках. Из окон моей квартиры видна трасса со снующими по ней большегрузами и небольшая кафешка. За кафе начинается очень красивый лес, и, глядя на кудрявые макушки кедров, радуешься, что живешь в этом краю. Пусть для кого-то здешние кедры ненастоящие - всего лишь кедровые сосны, но для меня они самые лучшие.

    Когда-то это район считался рабочей окраиной, но потом все изменилось. Большинство жильцов, кому позволяли средства, перебрались в новые микрорайоны, а администрация города превратила эти «хрущевки» и старые шлакоблочные дома в социальное жилье. Обитают теперь здесь в основном алкоголики, наркоманы и лица, переселенные по решению суда за задолженность по квартплате. Можно сказать этот район - Гарлем российского пошиба.

    Я  установил прочную металлическую дверь, выкинул во двор старую бабушкину рухлядь, сделал ремонт и на стену повесил большой плоский телевизор. Купил спутниковую антенну, и теперь телик показывает шестьдесят каналов. Что еще надо молодому человеку? Живи да радуйся. Приду с работы поем, чаю попью, развалюсь на диване, возьму пульт, отыщу какой-нибудь боевик и отдыхаю. Рай, одним словом.

    Я жил в подобном ритме уже месяца три, как вдруг стал замечать, что самостоятельное существование становится пресным и скучным. Родители расспросами теперь не доставали, но этот плюс превратился в минус.

     

    Как-то вечером была прекрасная погода, и я вышел пить чай на балкон. Сегодня закончился очередной сериал, который я мысленно занес в список самых любимых. Герои - бывшие менты - наводили порядок в своем городе и безжалостно «мочили» бандитов. Они никого не боялись и в одиночку справлялись с превосходящими силами противника. В перерывах между битвами мужчины обедали в ресторанах. У всех героев были женщины, красивые как на подбор. Тут я задумался – почему на экране жизнь бьет ключом, а моя похожа на старое мельничное колесо, лениво перебирающее лопастями в вялотекущем ручье? Есть ли место для подвигов простому обывателю вроде меня? На этот вопрос я так и не нашёл ответа.

    С балкона хорошо видно кафе «Гюльнара». Красивый павильон, оформленный в восточном стиле. Местные называют его по-своему – кафе «У Гули». С четвёртого этажа нельзя разобрать детали интерьера. Чьи-то стройные женские ноги загораживали холодильник с мороженым. Интересно, что за мороженое в этом ларьке? Из-за ног не видно названия фирмы,  а я ем только «Русский холод». Устав ждать, когда откроется обзор, я надел сандалии и отправился туда. В первый раз за четыре месяца, что здесь живу. Пока спускался по лестнице, меня остановила соседка Надя, законченная алкашка. Лицо опухшее, потерявшее всякое человеческое выражение, по нему даже трудно сказать каким оно было в годы трезвой молодости.

     - Дай десяточку, я отдам, - человекоподобное существо жалобно попросила у  меня в долг.

     

    Я с отвращением толчком локтя отодвинул ее в сторону. В моем подъезде живут три семьи алкоголиков и всем нужно от меня по десяточке в день. Обойдутся! Квартиры подобных типов можно определить безошибочно даже с улицы – их балконы всегда ободраны, а у нормальных людей закрыты алюминиевым профилем.

     

    Возле кафе под тенью тополей и лип стоят фуры. Шоферня, проезжающая мимо, любит здесь останавливаться. Мороженое оказалось тем самым, которое предпочитаю, но запах горячей выпечки настраивает меня на полновесный ужин. Внутри кафе чистое, явно не из разряда забегаловок. За стойкой обслуживают две продавщицы, молодые женщины. На бейджиках написаны их имена – Екатерина Ельникова и Злата Мирчева. Обладательница стройных ног – Катя, на вид чуть моложе меня. Напарница немного постарше и чуть крупнее. Злата черноглаза и черноволоса,  похожа на татарку, но как я потом узнал, родом из Болгарии. Как она попала в Сибирь из страны винограда и фруктов для меня загадка. В ее речи слышится легкий акцент, скорее всего, в России она живет не так давно. У Кати милое лицо овальной формы с чрезвычайно открытым и весёлым выражением, обаятельная улыбка и очень красивые глаза. Она наставляет на поднос мой заказ, и я присаживаюсь за одним из столиков, так чтобы мне хорошо было ее видно.

    Я столько времени смотрел из окна на это кафе и не знал, что такая симпатичная девушка там работает. Интересно, она замужем? Можно было бы подойти к ней познакомиться, но стеснительность, вызванная по большей части моим ростом, не дала мне это сделать. Метр шестьдесят восемь. Мама говорит это средний нормальный рост, но я знаю, что это не так и очень страдаю из-за этого.  К тому же через кафе в день проходит не одна сотня посетителей, и на предложения познакомиться она без сомнения привычно отвечала отказом.

     

    С тех пор я часто ужинал в этом кафе, что ни говори, а готовят там здорово. Я выучил Катин график работы – два дня с утра по двенадцать часов, два дня выходных, потом два дня с вечера. Мне нравилось наблюдать, как она обслуживает посетителей, движения ее быстры, всегда вежлива. Иногда смеялась в ответ на шутливые комплименты в свой адрес. А я уже чувствовал, что начинаю ее ревновать. Я не знал, как привлечь её внимание. Иногда после ужина, потягивая яблочный сок через соломинку, читал принесённый с собой томик Хедли Чейза, втайне надеясь, что она может быть подойдет и прогонит, но никому до меня нет дела.

    Я знаю, таким женщинам нужны супермены, а я совсем обычный и неприметный человек. Чтобы ей понравиться, мне нужно совершить подвиг, уж тогда она, не задумываясь, бросится мне на шею. Только где взять этот подвиг? Я вздыхал и вспоминал красавца  Лёху из «Агента национальной безопасности». Вот только мне до него далеко как Сибири до Австралии.

    Из кармана рубашки раздалась трель сотового. Звонил Серега, мой приятель по работе.

    - Комбат! – прокричал он в трубку. – На рыбалку поехали завтра с утра?!

    «Комбат» это мое прозвище, дали мне его не за особые заслуги, а всего лишь за звучную фамилию. Андрей Александрович Комиссаров, так меня зовут по батюшке. На этом все героическое во мне заканчивается.

    - Нет проблем, едем – с весёлыми нотками в голосе согласился я.

    На озере мы пробыли сутки. Сергей больше хлестал водку, чем ловил рыбу. Это главная причина, по которой он любит рыбалку. Вторая причина - отдых от семьи.

    - Серег, а тебе не скучно жить на этом свете? - спросил я друга вечером при свете костра. Языки пламени и потрескивающие дрова всегда настраивают меня на философский лад.

    - Мне некогда скучать, у меня двое детей, а все свободное время либо в гараже, либо подрабатываю.

    - А мне вот хочется совершать что-нибудь этакое… глобальное…

    - Мир спасать? – засмеялся Серёга.

    - Можно сказать и так, а вот как это сделать?

    - Так тебе спасать – тебе и думать, а мне как-то все до фонаря.

     

    Мне никогда не удавалось с ним толком поговорить по душам, уж больно он ограниченный. Спорт, рыбалка, водка, автомобиль – на этом все его интересы заканчиваются. Сергей допил последнюю рюмку, и мы стали укладываться на ночлег. Мне с раннего утра как всегда вести его машину, а он будет еще пьяный храпеть на заднем сиденье.

    К городу подъехали около шести утра. Восходящее солнце покрасило все окна в домах красным цветом, из-за этого казалось, что в каждой квартире полыхает пожар. Сергей уже продрал глаза и предлагает позавтракать в кафе, заодно парой рюмочек поправить свое здоровье. Хорошая мысль! Сегодня как раз Катина смена и я не откажу себе в удовольствии лишний раз полюбоваться ею.

    У кафе стояли две полицейские машины, в одной из них сидела Катя и плакала. Мент (может уже пора их копами называть?) без  конца успокаивал её и что-то строчил в протоколе.  Мое сердце тревожно замерло. Возле дверей заведения орали друг на друга Злата и хозяин кафе, азербайджанец по национальности. От возбуждения акцент их усилился и трудно понять, что они кричали. Хозяин, толстый как колеса его БМВ шестой модели, визжал голосом похожим на бабий: «Пачиму сразу не вызвали?!». Болгарочка рыдала, объясняла, что у нападавших было два обреза и они с Катей очень растерялись.

    Хозяин пообещал, что если грабителей не поймают, то убытки вычтет из заработной платы. От таких слов моему возмущению не было предела.

    - Жадная жирная сволочь! - громко рявкнул я на него. Злата бросила на меня благодарный взгляд, а стоящие рядом зеваки громко засмеялись. Тут я прав.

    - А ты ступай своей дорогой, не твоё это дело! - повернулся он ко мне. Не ускользнуло от меня то, что он чего-то испугался.

    По дороге я завез улов к родителям, а еле стоящего на ногах Серёгу к жене. Для неё было привычно видеть его в таком состоянии, потому она никак не отреагировала.

    Из разговоров возле кафе мне удалось выяснить, что нападавших было двое. Около пяти утра грабители в масках залетели в кафе, приставили к голове Кати обрез и заставили отдать всю выручку. Не забыли они также набить свои сумки дармовой водкой и коньяком. Все это произошло так стремительно, и Катя была в таком шоке, что кнопку тревожного вызова нажала через три минуты. Наряд полиции прибыл через пять минут, но грабителей и след простыл. Восемь минут вроде как совсем ничего, но бед за это время можно натворить немало.

    Весь день я находился в сильном волнении - ведь это мог быть мой звёздный час! Только как мне удалось бы справиться с двумя вооруженными людьми?

     

    На работе я рассказал Сереге подробности происшедшего, также упомянул, что одна из работниц кафе Катя мне нравится, только все никак не могу найти подход к ней.

    - Да, трудное это дело к женщине подход искать, - согласился Сергей и добавил: - Был бы у тебя пистолет как у меня, то ты всегда мог бы защитить и себя и свою девушку.

    - У тебя есть пистолет? - удивился я.

    Серёга напустил на себя важный вид, молча встал, открыл кабинку с чистой одеждой и достал из кармана ветровки настоящий пистолет.

    Я никогда не держал в руках оружия, потому нежно гладил чернёную сталь оружия. Даже понюхал его.

    - Травматический, правда, - скромно сообщил Сергей.

    - Ну-у…

    - Выстрелом из этого пистолета на расстоянии пяти метров человека можно на тот свет отправить, а так семь метров убойная сила. Тут главное эффект внезапности, когда противник не  знает, что ты вооружен, - парировал приятель.

    - Продай! – загорелся я.

    - Ничего я тебе продавать не буду, купишь легально. Зачем тебе проблемы с законом? Там дел пара пустяков: заявление написать, да курсы пройти. Только ждать разрешения надо полтора месяца. Будешь покупать, меня с собой позови, я знаю в них толк, - объяснял Серега с видом знатока, приобретающего пистолеты каждый день.

    - Полтора месяца это долго, - расстроился я.

    - Подмажем кому надо, разрешение быстрее дадут, - подмигнул приятель.

    Через неделю пистолет был у меня в руках. Турецкий, фирма Стример, черная сталь, коричневая рукоятка, просто прелесть! Теперь он прятался в кобуре на левом боку под ветровкой. В сейфе лежала еще одна запасная обойма на десять патронов, плюс две коробки боеприпасов различной мощности.

    Несмотря на то, что на улице было жарко, я ужинал, не снимая с плеч ветровку. Сидел в душном кафе допоздна, обливаясь потом. Иногда, конечно выходил, чтобы размять затекшие ноги. Как я выяснил, это уже не первый налет кафе, за пять лет четыре раза происходили подобные случаи. Это мне Злата рассказала. Выражение «жадная жирная сволочь»  ей очень понравилось.

    - Наша «жирная сволочь» на охраннике экономит, - посетовала она с горечью. – На кнопку тревожного вызова для нас еле разорился.

    Болгарочка теперь меня всегда примечает и улыбается, а если приносит горшочек жаркого  с любимой картошечкой, мясом и грибами, то он всегда полон до краев. Мне очень приятно такое отношение, хотя ничего особенного я для неё не сделал. Только Катя по-прежнему так и не смотрит в мою сторону.

    В те дни, когда дама моего сердца не работает, я ухожу за гаражи и упражняюсь в стрельбе по пустым бутылкам. Через пару недель тренировок на расстоянии десяти метров до цели я ни разу не промахнулся.

    Сегодня Катя, объект моего воздыхания и тайной страсти, должна заступить на смену в восемь вечера. Я стою на балконе и жду, когда в широком окне «Гюльнары» замаячат ее ноги. По тропинке мимо нашего дома, поддерживая друг друга, плетутся соседка со своим сожителем. Сожитель такой же горький пьяница, как и она сама. Надя несёт в руке затёртый пакет, в котором явно находится то, ради чего они давно продали свои души. Неожиданно пакет, на котором они так экономили, рвется и бутылка со звоном разбивается об асфальт. Немая сцена длилась больше минуты. Полдня трудов попрошайничества пошли прахом. Сожитель, наконец, распрямляет плечи, затем наотмашь бьет подругу жизни по лицу. Та отшатнулась и, сделав несколько шагов в сторону, уткнулась лицом в асфальт. Он подскочил и начал яростно пинать ногами лицо, живот и ноги. Подруга только замычала, не в силах сопротивляться. Я равнодушно наблюдал за всем этим и в голове звучала только одна мысль: «Вот добьет её, сядет в тюрьму и парой отбросов общества станет меньше в нашем городе». На первом этаже распахнулось окно, и раздался истошный женский крик: «Ты что, мерзавец, делаешь?! Ну-ка прекрати сейчас же!». С мужика сразу слетела злость, он попытался поднять Надю, но та не подавала признаков жизни. Повозившись с телом, он все же взвалил подругу на плечо и понес домой.

    Убил или нет? Подумал я про себя, но откуда мне знать. По крайней мере, на следующий день она меня уже не караулила.

     

    Солнце клонилось к закату, часы показывали восемь. В окне кафе замелькали Катины ноги. О разыгравшейся драме под окнами сразу забыл. Сейчас в «Гюльнару» идти еще рано, это время вечернего часа пик. Мне надоело смотреть телевизор и я решил спуститься вниз посидеть во дворе. Расположившись на лавочке с книгой, я уже собрался читать, как вдруг из подвального проема вылезла облезлая кошка, покрутила мордой по сторонам, глянула на окно Нади и несколько раз требовательно прокричала «мяу!».

    Не дождавшись ответа, эта шелудивая тварь направилась ко мне. Потерлась об мои джинсы, перенося миллиарды болезнетворных микробов на ткань.

    - Мяу?! – протянула она, словно спрашивала о чем-то.

     Я отпихнул эту вшивую подвальную кошку ногой и собрался заняться чтением. Неожиданно в мою голову пришла оригинальная мысль.  Ведь стрельба по бутылкам это не стрельба по движущейся цели, а кошка как нельзя кстати и подойдет в качестве тренажера. Я взял кошку на руки, она не вырвалась, а только счастливо замурлыкала. Пересек трассу и отправился с ней за гаражи. Там и выпустил.

    - Беги! – приказал я ей.

     Но она никуда не собиралась убегать и продолжала тереться, пачкая мои джинсы. Хотя после переноски  кошки,  уже инфицирована вся одежда. Мы находились с ней в достаточно  безлюдном месте, не хотелось, чтобы кто-то застал меня за неприглядным занятием. Я расстегнул ветровку, достал пистолет и выстрелил в воздух. Кошка дала стрекача, я пальнул вдогонку четыре раза, но промахнулся. Три секунды и она уже в недосягаемости. Скажу вам - из кошек хреновый тренажер, слишком быстро бегают.

     

    С наступлением темноты я уже сидел за столиком. Посетителей в это время мало. Читал книгу, неспешно прихлёбывал чай и ел пирожное. Катя со Златой иногда смотрели  в мою сторону, но так и ничего не говорили. Катя не догадывалась, что у неё появился телохранитель, пусть вооруженный травматическим пистолетом, но у других и таких нет.

    Налетчики не хотели появляться ни сегодня, ни завтра, ни через неделю. Время шло, а совершить подвиг на глазах любимой все никак не получалось. Уже тысячу раз представлял себе, как я выдергиваю пистолет из кобуры и начинаю веером палить по вторгшимся в кафе грабителям. Те плачут и корчатся от боли, а я сдув дымок с дула Стримера, небрежно спрашиваю: «Девочки, веревка у вас есть?». Толстый Рашид, хозяин кафе и Злата суетятся возле столика, на котором горит свеча, а мы с Катей поднимаем бокалы красного вина. Хоть я и не пью, но по такому случаю можно поступиться принципами.

     

    Забота о чужом человеке наполнило мою жизнь особым смыслом. Я начал сам себе нравиться. Перед тем как выйти, обязательно смотрюсь на себя в зеркало. Для похода в кафе приготовил сегодня книгу про Бешеного. Вот это мужик! Рэмбо и Крепкий орешек просто отдыхают перед ним. В «Гюльнаре» не оказалось ни Кати, ни Златы. Оказывается, я перепутал день. Но ничего страшного, просто у меня на фоне неразделенной любви уже начала развиваться гиперответственность.

    Домой решил пока не возвращаться. Открыл купленную бутылку «кока-колы» и сидел на скамеечке, предаваясь размышлениям о смысле жизни. Из подвала опять появилась знакомая грязная кошка.

    - Мяу! - прокричала она Наде в окно. Я ехидно хмыкнул, звать тебе её теперь бесполезно – эта алкоголичка наверно коньки уже отбросила.

    Но через минуту, судя по походке, появился «живой труп». По другому и не скажешь, именно так и ходят зомби в фильмах-ужасах. Надя, сгорбившись и прихрамывая, несла пластиковую тарелку с какой-то бурдой, в которой плавали макароны и крупные куски моркови.

     

    - Сейчас, моя милая, сейчас, - бормотала она и, помешав грязным пальцем суп, поставила миску за лавочку. Кошка жадно выхватывала переваренные макароны и, казалось, вот-вот подавится.  Надя нежно гладила кошку, ощупывала ее бока. Затем повернулась ко мне и восторженно сообщила:

     - Кисятки у нее будут!

    О, Боже! Какое у нее лицо!  Вернее то, что когда-то им было. Сине-красно-буромалиновое пятно с двумя щёлочками вместо глаз. Почему этих алкашей ничего не берет? Ни водка, ни побои. Говорят, они с пятых этажей падают и только синяками отделываются.

    Я не понимал - чему она так обрадовалась? Родит эта паршивая кошка пять-шесть детёнышей, и будут они, как и мамаша, бегать по помойкам, разнося заразу и болезни по всему району. Появилось желание выхватить пистолет и расстрелять всю обойму в обоих. Три патрона кошке, чтоб не плодилась и семь Наде, дабы не портила красоту природы своим видом.

    - Дай денюжек малость, пожалей меня, - слезливо заскулила алкашка.

    Я вскочил, достал из кармана всю мелочь и высыпал на лавку. Монеты проскочили сквозь щели и попадали на землю. Надя, кряхтя и охая, опустилась вниз и на четвереньках стала ползать под лавкой.

     

    Сегодня счастливый день. Катя, наконец, обратила на меня внимание. Не так чтобы это продвинуло наши отношения, но все-таки маленький прогресс.

    - Вы очень любите читать? - спросила она, вытирая мой столик от крошек и пролитого кофе.

    - Да! – ответил я, но это было не совсем правдой.

    - В наше время это удивительно, мало кто из людей сейчас читает. Вам, наверно, домашние мешают, и вы всегда приходите к нам. Так? - рассудила она.

    - Почти угадали. Скажу больше – мне очень нравится здешняя уютная обстановка, - ответил я, и приготовился продолжить разговор, но Кате видно некогда. Она, закончив уборку стола, ушла к себе за стойку.

     

    На стоянке возле кафе остановилась запыленная фура. Дальнобойщики, два таджика с такими же пыльными лицами, на ломанном русском кое-как заказали себе меню. Минут через пять подъехал микроавтобус «Мерседес». Из него вышло десять человек, судя по походке и возбужденному поведению, все были навеселе. Крепкие и накачанные, словно борцы тяжёлого веса. Спортсмены? Бандиты?

    Последний из входящих поискал табличку «спецобслуживание» и закрыл дверь на замок.

    - Гулять будем! - заявил Кате и Злате один из них и вся команда начала сдвигать столы друг к другу.

    Среди всех выделялся один в яркой оранжевой футболке. Не удивлюсь если прозвище у него Мамонт, ну не иначе. Крупный мясистый нос на его широколобом лице с маленькими глазами, только усиливал это сходство.

    Мамонт с неудовольствием посмотрел на ужинающих таджиков, потом взял их за шиворот и бесцеремонно выставил за дверь. Голодные дальнобойщики робко пробурчали что-то недовольное, но кто их будет слушать? Затем этот детина направился ко мне. Не увидев на моем столе ничего, кроме стакана недопитого чая,  а в руках книгу, повернулся и потопал к стойке. Явно принял меня за работника этого заведения. По лицам Кати и Златы видел, что им не по душе такое нахальное поведение, но работа есть работа. Лишь бы не дрались и не устраивали погром.

    Все сели за столы, из разговоров гостей стало понятно, что у одного из них сегодня день рождения.

    Начало праздника не предвещало ничего плохого. Да и чего их боятся, ведь у меня с собой пистолет. Я просунул руку к кобуре и погладил рукоятку. Тут мое сердце похолодело. После стрельбы по кошке, я не перезарядил обойму, а в ней осталось всего пять патронов. Непростительна оплошность! Сбегать домой? Но кто его знает, попаду ли я в кафе второй раз? Запасного выхода нет, товар обычно принимали в кафе через большой  боковой проем. Может все обойдется? И это не бандиты, а порядочные спортсмены? Праздник за длинным столом тем временем набирал обороты.

    Беспокойство не уходило. Книгу я уже не читал, положил ее на столик. Спина затекла и я поднялся. Женщины подумали, что я собираюсь уйти, тревожно посмотрели на меня. Я понял, что я их единственная  надежда в этой ситуации. И не ошибся. Злата крикнула что-то в кухню и старая повариха через пару минут принесла мне тарелку с картошкой фри и горячей отбивной.

    - Кофе и покрепче, - попросил я её.

    Пока компания вела себя нормально, разве что громко орали, когда произносили очередной тост. В два ночи стали требовать музыку. Злата ответила что нельзя – в будние дни музыка звучит только до девяти вечера. Это компании не понравилось. Назревал конфликт. Катя молчала, но Злата оказалась вредной женщиной. Стала грозиться вызвать полицию. Те в свою очередь пообещали сжечь кафе. Пять человек зашли за стойку и напирали на бедных женщин. Один из «быков» вырвал кнопку тревожного вызова и выбросил в зал. Я сидел весь мокрый и не знал что делать. Мне стало казаться, что пули из травмата будут отскакивать от этих «туш» как горошины, а у каждого в кармане этих мужиков, поди, по боевому пистолету. Зазвучала музыка, «туши» повеселели. Мамонт отобрал  у девчонок телефоны, не забыв забрать и у меня. После этого я понял, что боюсь этих разгулявшихся бандито-спортсменов не меньше, чем Катя и Злата.

     

    - И нужно тебе это было, Андрей, оставаться здесь? - поинтересовался во мне внутренний голос.

    Один из быкообразных, татарин, усмотрев в Злате что-то родственное, потащил ее за пустой стол, налив себе и Злате в стаканы водку, начал изливать ей свою душу. Злата, чтобы не злить татарина, чуточку пригубила, а сама не знала, как от него отделаться. Зазвучала медленная песня. Оранжевый шкаф вытащил Катю из-за стойки и заставил танцевать с собой. Она была настолько напугана, что не сопротивлялась. Что же будет дальше? Скорее ничего хорошего. Водки на столах у них еще столько, что крыша может поехать у всех. Тем временем оранжевый мамонт продолжал танцевать, облапив Катю, при этом сложил свои ладони намного ниже талии, и как она не трепыхалась, пытаясь поднять их выше, у нее ничего не получалось. Смотреть на это было выше моих сил.

     Мой мозг только анализировал ситуацию, но не выдавал ничего путного. Может выхватить пистолет, направить его на Мамонта и, придав голосу немного хрипоты, заорать – «всем на пол!»? Испугаются ли они? Кто знает? Досчитав до десяти, я резко встал и схватился за рукоятку. Вытащить его не хватило духу. Из-за стола один из гостей тут же подозвал меня.

    - Работяга, выпьешь с нами?

    - Нет, я не пью – отказался я.

    - Боксёр что ли? – и, вся компания заржала.

    - Язвенник, - соврал я. Все заржали еще больше, а я возвратился к своему столу. В этот миг я понял – я Моська в стаде слонов.

    Изредка подруливали к кафе дальнобойщики. Увидев табличку, ехали дальше. Я посмотрел на часы. Шел четвёртый час ночи. Кто-то опять подъехал и упорно стучит в дверь, сначала рукой, потом начал вышибать ногами. Недовольный Мамонт отпустил Катю и ушёл к дверям. Объяснить, что ломиться нехорошо. Возвратился не один. Рядом с ним мужчина лет около сорока, по виду далеко не спортсмен. Сухощавый, чуть выше среднего роста, очень загорелый, с  темными волосами и черными выразительными глазами. Он больше походил на какого-нибудь опера или менеджера фирмы среднего звена.

    Музыка сразу стихла. Мужчина сходу сердито набросился на Катю.

    - Почему на сотовый не отвечаешь?! Сколько можно звонить?

    - Они у нас телефоны забрали! – заступилась Злата за подругу.

    Кто этот человек - ее муж? Судя по рукам без наколок, он не из криминального мира. Раз все эти быкообразные сразу притихли, он может все-таки опер убойного отдела? Именно подобные типажи играют в криминальных сериалах.

    Оранжевая футболка с виноватым видом вернул нам сотовые. Через десять минут подъехал микроавтобус и вся компания начала туда грузиться. Я собрался идти домой, мне ведь через два часа надо уже быть работе. Все равно хотелось отомстить всей этой пьяной стае за наш страх. Шепнул вкрадчивым голосом на ухо Катиному знакомому:

     - Оранжевый твою Катю за задницу трогал.

    Катин ухажер побагровел, от чего лицо его стало совсем черное, сжал кулаки, быстрым шагом дошел до автобуса и несколько раз с размаху ударил здоровяка по лицу. Из хобота Мамонта пошла кровь, но он молча терпел.

    Я только спустился по ступенькам, как тут же меня догнала Катя.

    - Спасибо вам, - поблагодарила она меня.

    - За что? - недоумевал я.

    - Вы были единственный мужчина, которого мы хоть чуточку знали. Спасибо за то, что вы остались и нас морально поддержали. Порой здесь так страшно. Никогда не знаешь чего ожидать от пьяных клиентов. Сколько раз бывало - вся компания ведет себя прилично, но найдется один идиот, который всегда всё испортит.

    - Да… А вот я бы не разрешил свой жене работать в таком опасном месте.

    - А он мне не муж, просто очень хороший друг.

    - А кто он ваш друг?

    Катя поджала губы и с загадочным выражением лица молчала. Ночная прохлада быстро отобрало тепло у моей потной ветровки и я, дрожа всем телом, поплелся домой. На востоке уже появился красный диск медленно встающего солнца. Выспаться времени не оставалось.

     

    Явился на работу окончательно вымотанный морально и физически. Сергей посмотрел на меня и понял все без слов.

    - С Катей был? – сочувственно спросил Серега.

    - Да… - устало ответил я и ушел в подсобку спать. Он сегодня может поработать без меня, я его тоже не раз выручал, когда он приходил в состоянии глубокого похмелья.

             Разбудил Сергей меня под конец рабочего дня. Вид у него был таинственный и он что-то прятал за спиной.

    - Что там у тебя? – интересуюсь я.

             Приятель поднес к моему носу мой пистолет и непонятный цилиндр.

    - Что это  за железяка? – спросил его.

    - Андрюх, будить тебя не хотелось, вот глушители сделал к нашим пистолетам. Вчера с Интернета чертежи скачал. Вадик-токарь постарался и сделал за день.

             - Зачем он мне?

             - Кто знает, но в жизни может пригодиться. Тебе ведь мир спасать нужно.

             Я согласился. Если подкрасться незаметно и тихо  из-за угла прострелить все стекла в БМВ жадного хозяина кафешки?  Согласился и с тем, что токарю нужно отдать пару литров водки.

     

             В кафе я больше не ходил. Вернувшись к себе после беспокойной ночи, я увидел из окна, как Катя на ступеньках у входа кафе целует своего друга. Вот он герой-одиночка. Такому и пистолет не нужен. Все получили по заслугам: я картошку фри, Катин друг поцелуи, Мамонт схлопотал по хоботу.

     

             Прошло несколько дней. Та злополучная ночь что-то изменила в моей душе. Катя вышла из моего сердца так же быстро, как и вошла. Все последнее время я находился в  опустошенном состоянии. Вечерами бесцельно бродил по лесу, иногда возвращался во двор, располагался на лавочке и, щелкая кедровые орехи, сидел до сумерек, смотря в одну точку. Тут краем глаза заметил, как из подвала вынырнула эта мерзкая шелудивая тварь, жалобно произнесла своё вечное «мяу» и присела рядом. Каждый из нас думает о своём. Она, о том, что и где пожрать, а я все размышляю - найдется ли в моей жизни место подвигу? Мама говорила, что есть тихие подвиги. Например, врачи-хирурги или учителя. Вся их жизнь - тихий подвиг. Не верю. Я ведь электриком работаю, могу под напряжение попасть, разве это подвиг? Кошка вскочила и опять принялась переносить на мои джинсы целые колонии столбнячных микробов и лишайных грибков.

     

             А если взять и тайно очистить весь город от бездомных животных? Бродить по городу и отстреливать всех этих Мусек и Шариков шныряющих по помойкам. Наверно это и есть тихий подвиг. Меньше ведь будет всякой заразы. Я вспомнил о глушителе, который смастерил мне приятель по работе и в тот момент покоился приятной тяжестью в боковом кармане. Я огляделся вокруг – никого. Быстро навинтил цилиндр на ствол, направил пистолет на кошку и спустил курок. Выстрел действительно прозвучал очень тихо. Только пуля почему-то вылетела сонной мухой и упала кошке на голову. Следом из глушителя раздался протяжный свист. Кошка испугалась и умчалась к спасительному слуховому окну.

             Минуту я пребывал в шоке. Все ясно - я обыкновенный неудачник, которому не место в рядах героев. Таким  как я только остается по жизни ходить на работу, протирать там штаны от звонка до звонка, а по вечерам пить пиво и смотреть телевизор. То есть быть таким как мой друг Серега.

    - Молодой человек! – раздался сверху испуганный женский голос.

    Я поднял голову и увидел на балконе второго этажа женщину. Ее лицо выражало ужас. Тут я осознал то, что, задумавшись, не заметил, как прислонил пистолет к щеке.

    - Молодой человек, послушайте меня! Я не знаю, что у вас там произошло, но не надо стреляться! Ведь жизнь прекрасна и удивительна, поверьте мне! Все у вас наладится.

    - Может, скажете еще, что она даже интересна? – спросил я, убрав оружие во внутренний карман.

    - Конечно интересна!

    - Да, но только по телевизору.

             Она не поняла, причем тут телевизор, а я встал и отправился домой. С этого дня смотрю теперь только комедии и развлекательные передачи. Боевики тоже смотрю, но редко…

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Ирбис
    Категория: Проза
    Читали: 69 (Посмотреть кто)

    Размещено: 11 ноября 2013 | Просмотров: 240 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.