«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 3
barmaglot Chel
Demen_Keaper

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 17
Всех: 22

Сегодня День рождения:

  •     Olenekot (21-го, 20 лет)
  •     Даша Беленькая (21-го, 20 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 182 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-

    Оцените произведение
    Вам понравилась данная работа?

    Да - 1 (100%)

    Нет - 0 (0%)


     

     

    Цирковой

     

    Николай Александрович Афанасьев был интеллигентом до мозга костей. Русые  бородка  и  усы, очки в тонкой золотой оправе, узкое  лицо с прямым острым носом и выразительными, умными глазами…  Безупречный костюм со свежей  сорочкой и галстуком в тон. И, конечно же,  - модные, отливающие тусклым  блеском, туфли!
               Он был цирковым! Нет-нет, не ковёрным, не жонглёром или там гимнастом, он играл на скрипке. Он играл на скрипке соло тогда, когда под куполом, там, где реальность переплетается с фантазией, летали мускулистые тела, обтянутые трико, а по натянутым, нервно дрожащим струнам, как сомнамбулы, ходили канатоходцы…  Без его рыдающей скрипки никто и не мыслил уже этих номеров! Это был бродячий цирк «Шапито» со штаб –квартирой в туркменском городке Красногорске. И последние семь лет Николай Александрович был его директором. Кочуя по городам и весям, познакомился  он со своей будущей женой, Наташей, белокурой красавицей с огромными голубыми глазами, пухлыми губками и нежным, как ручеёк журчащим, голоском. Здесь же, в кочевых вагончиках «Шапито», родилась  дочка  Николая Ивановича, - вылитая Наташа. Всё было хорошо!
                 А потом жизнь для простых людей в Туркмении превратилась в кошмар…Президент республики – туркменбаши  Сапармурат Ниязов - прибрал всю экономику страны к своим рукам, бюджет республики хранился на его личных счетах в Швейцарии. На  площади возле президентского дворца  соорудили  статую  туркменбаши из чистого  золота, высотой 39 метров! Работы не было, народ голодал, заработок в 4 доллара  в день считался нормальным. Николай и несколько его друзей решили: надо бросать всё и уезжать в Россию.
               Был у них старый друг,   заместитель министра нефтяной и газовой промышленности Туркмении. Был он когда-то боксёром в тяжёлом весе, в одном из боёв ему сломали нос. Друзья прозвали его Боксёром… Этот друг помог им ( за  равную  долю в прибылях, разумеется)  построить и оформить в собственность  семь нефтяных вышек на открытых ими же небольших месторождениях, разбросанных по   пустыне. День и ночь   кланялись насосы, качая нефть, которая затем  танкерами по морю  отправлялась в Турцию,  принося  хозяевам около полутора-двух миллионов долларов  прибыли в месяц.  Так что в наш город  они приехали   долларовыми миллионерами… 
               Николай Александрович и один из красногорцев - Олег купили  огромные квартиры – сталинки в одном подъезде в «доме специалистов», сделали  сногсшибательный ремонт, завезли итальянскую мебель… Неплохо обосновались и другие приезжие… Быстро, со знанием дела, будучи  превосходными менеджерами, наши «туркмены» основали в Смоленске свой бизнес: ресторан «Лопатинский сад», блещущий своей кухней и вычурными манерами персонала, механические мастерские ( там, где сейчас рынок «Город мастеров»), где можно было изготовить и починить всё, что угодно, телевизионный канал SCS ( первым в России получивший  премию Тэффи в одной из номинаций), пилораму с новым американским оборудованием и т.д.  
                Для обслуживания вышек в пустыне  вахтовым методом были закуплены дома –вагончики со встроенной мебелью, электрооборудованием и бытовой техникой. Вода была, естественно, привозная.  Смоляне, побывавшие  на вахте, могут подтвердить: зарплата была достойной! Руководили всем этим предприятием, а также - переездом в Россию, созданием здесь своего бизнеса Николай Афанасьев и Олег. 
                 Раз в неделю  друзья собирались в  бане на аэродроме «Северный», чтобы обсудить свои дела, наметить планы на будущее. За всю жизнь: ни на свадьбах, ни на юбилеях, ни на иных праздниках или корпоративах, не доводилось мне видеть таких богато сервированных  столов, как в этой бане: напитки- самые изысканные, блюда- самые разнообразные, на любой вкус, вплоть до настоящего холодца с хреном, блинов с икрой и омаров. Нередко откупоривалась  огромная, шести с половиной литровая,  бутылка  шампанского… Сюда же, в баню, приглашались  партнёры по бизнесу на деловые переговоры. Причём,   никогда  эти, сугубо деловые, встречи не перерастали в попойку или беспутство с девицами… Справедливости ради будь сказано, что Олег никогда в банных посиделках не участвовал.
                С руководством аэродрома у Николая Александровича были весьма близкие дружеские и деловые отношения. Нередко Афанасьев нанимал  крылатый транспортник для полётов в Красногорск.    Там, за чистые гроши – 200 долларов   самолёт, вмещавший  24 тонны груза, набивали под самые завязки дынями и арбузами, виноградом и икрой, сухофруктами и рыбой. Особо ценилась у них сельдь- залом, называвшаяся так потому, что  была столь огромна и жирна, что, дабы поместить для засола в бочку, приходилось заламывать её хребет… Легко себе представить, сколько всё это великолепие стоило на российском рынке! В общем, умели ребята делать деньги…
               Но, помимо этого, умели они  и трогательно дружить, помогая друг –другу во всём и всем, чем могли: скидывались, если надо, деньгами, доставали  какие-то немыслимые лекарства, пробивали  нерешаемые вопросы…  Один из их друзей , житель нашей области во имени Виктор, служил в Туркмении на военном аэродроме  механиком. Присягать туркменбаши он не стал и ему дали понять, что в его услугах более не нуждаются. Виктор стал  готовиться   выехать в Россию, куда пол-года назад убыли его друзья с семьями. Незадолго до этого он приобрёл вожделенную автомашину- «Жигули»,  и вот теперь её надо было продавать за треть цены, поскольку вывозить не разрешалось. Местная валюта Виктору была не нужна, а оборот иностранной валюты, включая рубли, строжайше пресекался и наказывался. Виктор решил рискнуть, нашёл покупателя и … его задержали   при  получении этих несчастных долларов. Покупатель оказался стукачём.  Суд был скорым, ему дали 9 лет строгого режима.  Друзья, которым о случившемся, рыдая в трубку,  сообщила жена Виктора, сумели повлиять на ход событий и кассационный суд изменил приговор, дав Виктору 7 лет химии… А дальше всё было в стиле лучших американских боевиков. Виктора  умыкнули из спецкомендатуры и вывезли в Россию в бомбовом отсеке российского военного самолёта. Мастер на все руки, Виктор организовал в Смоленске собственный бизнес, построил коттедж и живёт неплохо, вспоминая события тех дней, как страшный сон…
               Довелось мне побывать на свадьбе: один из друзей выдавал замуж свою дочь. Свадьба, на которой пели  известные на всю страну артисты, состоялась в большом зале ресторана «Россия», где  было более трёхсот гостей. Свадьбе предшествовало приключение, о котором грех не рассказать.
              Для закупки свадебных подарков в Москву на новеньком джипе только что купленном  в автосалоне на ВДНХ за 69 тысяч баксов, был направлен Николай Александрович с Виктором в качестве водителя.  Часам к 12, набив салон покупками, друзья подкатили к магазину «Берёзка», чтобы  отоварить имеющиеся у них талоны. Выйдя минут через двадцать на улицу, они джипа на месте не обнаружили. Охранявший «Берёзку» милиционер посоветовал  обратиться в местной управление милиции, что они и сделали, зарегистрировав своё заявление у дежурного.  То же самое они сделали и в КГБ. А потом, по совету гебешников, встретились с местным авторитетом. Тот был краток:
    - Гоните 10 штук зелени и машина – ваша!
                С минуту посовещавшись, друзья решили: деньги пока есть, а машина нужна позарез…
    - Вот баксы. Считайте.- бросил Николай на стол перед бандитом пачку стодолларовых купюр. Тот, скидывая деньги в ящик стола, сказал:
    - Зачем считать? Я вам верю. Машину заберёте в 18 часов на стоянке у главного входа в парк  Горького. 
                 Ровно в 18 часов друзья были у входа в парк. Дверки джипа заперты не были, ключи лежали  на приборной доске. Из машины пропали все закупленные вещи и продукты, отсутствовали также автомагнитола  и  запрещённый в России навигатор. Жаловаться было некому… Закупать всё заново было не на что, да и магазины вот-вот закроются… 
    - Давай заедем в милицейскую управу, скажем, что машина нашлась. А то на каждом посту будут останавливать…- предложил Виктор. Николай согласно кивнул   и они поехали в районное управление милиции. Начальник управления, молодой, шустрый капитан, словно ждал их:
    - А, смоляне! Давайте ко мне в кабинет… 
               Выслушав Николая Александровича, капитал сурово сдвинул брови к переносице:
     - А теперь вы меня послушайте… Это хорошо, что машинка ваша нашлась, поздравляю. Теперь эксперту есть с чем сравнивать! 
                При этих словах смоляне насторожились.
    - У нас нераскрытый автонаезд с двумя трупами,- продолжал капитан, – и я считаю, что на месте происшествия след именно вашего автомобиля, осколки вашей фары и микрочастицы краски кузова. А на самом джипе – следы крови потерпевших. Тем более, что время происшествия совпадает с вашим   проездом  там в это время. 
    - Сколько? – спросил всё понявший Николай Александрович. 
    - Десять!- небрежно бросил капитан.-  
    - Но у нас нет таких денег!- вскричал Афанасьев.
    - Вот телефон, звоните…- кивнул капитан на аппарат.
                   К утру посыльный  доставил из Смоленска нужную сумму. Весёлый капитан,  небрежно засовывая валюту в карман, сказал  выходящим из клетки, не выспавшимся и злым друзьям:
    - Не извольте беспокоиться, всем постам ГАИ сообщено, что машина найдена и возвращена владельцу. Так что задержек не будет.  Счастливого пути!
                 Что-то пробурчав в ответ, друзья пулей вылетели из управления и, сев в автомобиль, помчались  домой. Никто их больше не задерживал. Этот  пустопорожний  вояж  обошёлся  им примерно в 40 тысяч долларов!
                 Так в работе, кутерьме будней, заботе о семьях прошло несколько лет. Николай Александрович отправил дочь и племянницу учиться за границу, в Швейцарию. На учёбу в Лондон определил свою дочь ещё один из друзей. У Николая и тут не обошлось без приключений. Вначале он тоже хотел отравить девочек в Англию. Для оформления визы прибыл в английское посольство в Москве. Выстояв длинную очередь, попал к клерку, забросавшему его десятками вопросов, в том числе таким: имеются ли у вас счета в зарубежных банках? Думая, что речь идёт о его платежеспособности, Николай Александрович бодро ответил, что на его счету в Лондонском банке имеется 300 тысяч фунтов стерлингов. Служащий, поскучнев, сообщил, что в визе ему отказано. Будучи человеком горячим, Афанасьев пытался что-то объяснять, но клерк, отвернулся, игнорируя его попытки. Перегнувшись через стол, Николай схватил англичанина за шею: 
    - Я тебе покажу, сука заморская!-  орал он, наливаясь кровью. И тут же получил резиновой дубинкой по хребту. Подоспевший милиционер выволок его в коридор и , таща мимо очереди к выходу,  внушал:
    - Успокойся, дядя! А то сейчас на 15 суток оформлю. Будет тебе Лондон…- при этом ударение в последнем слове он делал на второе  «о».
              Чуть позже знатоки объяснили Афанасьеву, что англичане, дабы предотвратить оседание мигрантов в своей стране, наоборот, не дают визы тем, кто имеет вклады в их банках. Так его дочь и племянница оказались в Швейцарии. Пару раз их там навещали Николай Александрович с Наташей. Возвращаясь, Николай Александрович не уставал восхищаться царящими там чистотой, порядком, заботой о людях. Городок располагался на горе, улицы, -  в виде террас. Прямо на улице, - стеклянные кабинки лифтов, доставляющих вас на другой уровень. В гостинице же лифт доставлял вас чуть ли не из номера в ресторан, кинотеатр, бассейн… 
    -Вот только дорого всё! – сокрушался он.- Представляешь пачка  фисташек – четыре с половиной доллара. 
                 Я не представлял, поскольку у нас они тогда стоили копейки…
                 В общем, жилось нашим друзьям в России получше,  чем многим из нас. Но это – до тех пор, пока не произошли события, перевернувшие и сломавшие их жизни и судьбы…
                  Помню, как тщательно готовились друзья к встрече  Боксёра, едущего в Россию инкогнито с какими-то важными новостями. Закупалось неимоверное количество отборной баранины для приготовления какого-то национального блюда типа шурпы и шашлыка. Из Москвы привезли элитные, многолетней выдержки спиртные напитки: коньяки, виски, а также швейцарскую водку, пуэрто-риканский ром, мексиканскую текилу, тёмное креплёное вино «Порто» из Португалии, экзотический «Кальвадос» и бесчисленные коробки с лучшим  пивом из Чехии, Баварии, Голландии… В общем, готовилась грандиозная баня!
                  Мне довелось побывать на этом пиршестве, где присутствовали только владельцы нефтяных месторождений.  Боксёр оказался огромных габаритов туркменом, с плоским и круглым, как сковорода, лицом, сломанным, криво торчащим носом и  узкими, утонувшими в пухлых веках, глазками, сверкающими иногда из глубины наподобие клинка. В нём было пудов десять,  и ел он, как все мы вместе взятые, запивая куски мяса виски и рассказывая о своих американских похождениях. При этом он громко хохотал, видимо, над чем-то весёлым, хотя мы и половину сказанного им не понимали… Потом, попарившись, отмассировавшись,  окунувшись в бассейн, снова сели за стол и Боксёр перешёл к делу. Он сообщил притихшим друзьям, что отныне  туркменбаши  всю частную собственность национализирует в собственный карман, в том числе,- принадлежащие им месторождения, нефтяные вышки, домики  со всей начинкой и прочее. Сообщив эту тяжкую весть, Боксёр умолк, отдуваясь и вытирая простынёй вспотевшее чело. Все молчали…
    - По моим подсчётам,- он оглядел  присутствующих,- у нас осталось от последней продажи нефти один миллион семьсот тысяч долларов, которые  я и прошу поделить между нами,- закончил он. 
                 Присутствующие недоумённо переглядывались, а потом, вдруг, взорвались криками: какие доллары? откуда? у кого они? почему мы ничего не знаем? Николай Александрович поднялся с лавки, поправил сползающую простыню  и, перекрывая шум, рявкнул:
    - Всё! Хватит орать! Я отвечаю: никаких денег у нас нет! Всё, что шло от нефти, честно делилось на шестерых: пятеро нас и Боксёр. Все мы на эти деньги создали себе здесь новый бизнес, учим детей за границей, неплохо живём… Что касается Боксёра, я предлагаю скинуться и собрать ему за всё, что он для нас сделал хорошего 200 штук баксов. 
               При этом Боксёр одобрительно покачал головой: с паршивой овцы, - хоть шерсти клок!
               После этой речи, все угомонились. Однако, не глядя друг- другу в глаза, стали молча собираться и, один за другим, покинули баню, за окном взревели моторы машин, мелькнул свет фар. Укатили!
               Николай Александрович спросил, оставшись за столом вдвоём с Боксёром: 
    - Зачем же ты, дружище, нас с Олегом подставил? Ты же лучше всех знаешь, что никакого остатка денег нет!
               Боксёр, хитро прищурившись, ответил:
    - Дружба- дружбой! А денежки – врозь… Посмотрим, как вы тут вертеться будете. А ты знаешь, что у Олега вашего в Чехии вилла  со всей обслугой? Она не один миллион долларов стоит…
                Николай Иванович  воззрился на Боксёра:
    - Да  знаю я о вилле!  Он мне говорил. Но всё было по-честному, поровну.  то   Он и здесь в телевидение вложился, в ресторан…
    -   А это ведь он денежки от поставок нефти получал и между нами делил…- напомнил Боксёр.- Ну ладно. Вы тут думайте, а мне возвращаться надо. Когда 200 тысяч отдашь?
    - Да я тебе хоть сейчас свои дам, а потом соберу с остальных. - заверил   Николай и мы  уехали по домам. Больше я Боксёра не видел. Зато видел, как распадается их, некогда дружная,  компания…
               Через некоторое время случилась беда. На Олега было совершено покушение. Его, правда, не было дома, когда это произошло. Кто-то позвонил в дверь квартиры и жена Олега, маленькая, хрупкая, как девочка, туркменочка  пошла открывать. Глазок был расположен выше её глаз сантиметров на сорок  и она в него не смотрела, голоса не подавала, а  взявшись за  ключ, хотела повернуть его. И тут грянул выстрел, посыпались осколки  стекла. Кто-то неизвестный выпалил прямо в глазок! Примчавшийся по звонку жены, Олег в течение получаса собрал жену, грудную дочурку и  выехал в неизвестном направлении. Как впоследствии оказалось,- в Чехию, где у него, действительно, была шикарная вилла со всей прислугой. Больше его у нас никто не видел… Стрелявшего и заказчика так и не нашли.
                 Через некоторое время в том же подъезде прогремел ещё один выстрел. На этот раз позвонили в дверь квартиры Николая Александровича. Вся его семья была  дома, они никого не ждали, тем не менее, Николай  Александрович, подойдя к двери, приоткрыл её на длину цепочки. За дверью стоял неизвестный мужчина. Выхватив из-под полы ружейный обрез, он выстрелил. Дробь попала Николаю в руку и бок. Но он успел захлопнуть дверь и отскочить вглубь коридора. Второго выстрела не последовало. Неизвестный скрылся и до сих пор так и не найден.
                   После этого на друзей навалились несчастья. Нефтедолларов не стало и детей пришлось вызвать из –за границы.  Вскоре, правда, Колина племянница вышла замуж за иностранца и уехала на ПМЖ в Израиль.  Друзья перестали общаться, занимаясь каждый своим бизнесом. Телеканал SCS, ресторан, мастерскую , пилораму пришлось продать либо отдать за долги. На Николая, к тому же, навалились старые болячки. Давала знать некогда травмированная в автоаварии спина. Проснулись псориаз и эпилепсия… На Николая наехала налоговая. Затем, почему-то, ГБ. Всегда весёлый, приветливый, неунывающий,  Николай  становился мрачным и замкнутым. Всё чаще лежал, молча отвернувшись к стене. Куда подевались весёлые, шумные посиделки, устраиваемые   за самоваром в огромной 40-метровой кухне-столовой? С конфетами, печеньем, пряниками и тортинками… 
                Николаю становилось всё хуже и хуже. Он угасал прямо на глазах. А вскоре  его не стало, так и умер: лёжа, отвернувшись к стене… Наташа с дочерью, распродав  всё, что можно, уехала жить в Израиль. Больше мне о них ничего не известно. Как неизвестно ничего и о других, попавших в этот рассказ. Ну, разве что, кроме  туркменбаши.  Сапармурат Ниязов скончался, несмотря на всё своё золото и деньги, как простой смертный, от рака…
    22.02-2014                                 

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Central
    Категория: Проза
    Читали: 159 (Посмотреть кто)

    Размещено: 15 апреля 2014 | Просмотров: 313 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Сова Бардо (16 апреля 2014 15:48)
    Приятное время препровождения эти ваши рассказы! Забавны в меру! Захватываю сильно! Была бы рада подержать в руках такой сборничек!


    Комментарий 2 написал: Central (17 апреля 2014 06:52)
    Сборничка пока нет, к сожалению... Лишь недавно перешёл со стихов на прозу. Спасибо, СБ, за классный коммент, вдохновляющий на продолжение творчества.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.