«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Safona

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 14
Всех: 17

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 102 Safona
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-

    Оцените произведение
    Понравилась ли вам эта работа?

    Да - 2 (66.67%)

    Нет - 1 (33.33%)


     

     

    За тридевять земель

    Максим сидел на бетонной плите возле заброшенной постройки и наслаждался последними минутами уходящего августовского дня. Пылающее оранжево-красное солнце медленно сползало за край горизонта. Кузнечики сонно стрекотали в высокой некошеной траве. Легкий ветерок приносил с собой запах скота и полевых трав, навевал мечты.


    Страшно представить, насколько огромен этот мир! За этими далекими домами есть другие города, реки, океаны, горы. Другие люди, миллиарды людей. А он шестнадцать лет, как зверь в клетке, топтался по крошечному клочку земли: детдом, городишко, прилегающие к ним пустоши. Никогда не был в большом городе. Не видел другой жизни. Не знал, как это – жить другой жизнью. Его дразнило предчувствие новой жизни, ждущей его за краем пылающего горизонта.


    Все решено. Он переночует в здешних развалинах, а завтра утром доберется до железнодорожного узла и сядет на первую попавшуюся электричку в направлении столицы. У него есть план. Он будет рисовать на улице. Портреты прохожих или еще что-нибудь – что угодно, лишь бы это сулило ему хоть какой-нибудь заработок…


    Максим еще раз проверил содержимое своего рюкзака: только самое необходимое. Он вытянул свою старую тетрадь для рисования. Виньетки, животные, люди, пейзажи… Каждый рисунок хранил в себе какое-то воспоминание. Максим задумчиво листал ее страницы и не мог понять, отчего ему так грустно и тоскливо, ведь он никогда не чувствовал себя частью здешней жизни, слишком тягостной и грубой.


    Может остаться? Ведь он отлично знает, что из его затеи, как всегда, ничего не выйдет. Его заберут в полицию, ограбят бомжи, он замерзнет на улице или умрет во время очередного приступа… 


    Нет. Об этом не может быть и речи. Если он вернется, они наверняка его достанут. После того, что он сделал в туалете…


    В каждом подростковом коллективе есть мальчик для битья. Это норма. Воспитатели хорошо знали об этом. Они давно привыкли к жестоким выходкам здешних детей. Как правило, для детдомовских драчунов все обходилось увещеваниями и угрозами. К более радикальным мерам прибегали лишь в самом крайнем случае.


    Максим не был ябедой, это дежурная медсестра пожаловалась начальству после того, как обнаружила на теле подростка следы побоев. Новость о «конфликте» весьма огорчила заведующего отделением. Еще полгода – и он выйдет на пенсию, ему не нужны проблемы, испорченная статистика, дополнительные разбирательства… «Да-да, я обязательно поговорю с ними. Но… пойми одну важную вещь, сынок. Жизнь – не сказка. Ты должен уметь постоять за себя».


    Но Максим не умел постоять за себя. Малокровный мальчик, он попал в приют сразу же после роддома. Возможно, позже его организм наверстает упущенное, но пока он был хилым, заторможенным (все эпилептики – флегматики, говаривал здешний доктор), страшно неуверенным в себе подростком. Казалось, что всем своим существом он напрашивается на насмешки и издевательства. Неудивительно, что некоторые сокарменики ловили эти сигналы и охотно вымещали на нем свою, накопленную в стенах детского дома и не только, агрессию.


    «Ты должен уметь постоять за себя». Эти слова звучали как упрек. Максим поморщился. Рука самопроизвольно потянулась в карман куртки и, ощутив холод рукоятки, пошарила еще немного в поисках зажигалки и сигареты. Максим закурил, сделал глубокую затяжку и зажмурился. Солнце приятно ласкало прикрытые веки. Ему почти удалось отогнать от себя неприятные мысли.


    Вдруг что-то оглушило его правое ухо. Еще немного – и Максим ощутил, как что-то теплое медленно стекает по его шее. Сквозь онемелое от удара место то тут, то там постреливала боль. Он оглянулся и увидел братьев: Илью и Игоря. Последний, резвый четырнадцатилетний пацан, воодушевленный своим метким попаданием, подобрал камень и готовился к новому броску. Он ухмылялся и что-то задиристо выкрикивал, как будто происходящее казалось ему забавной игрой. Но его старший брат был туча тучей, словно решился на что-то страшное и серьезное.


    После того, что он сделал Илье в туалете… Максима передернуло. Он вспомнил, как однажды в местных зарослях наткнулся на тело повешенной собаки. Это сделали братья, у него не было сомнений. Они сами потом хвастались этим в школе. «Тупая шавка только лаяла и кусалась. Вы бы видели, как она дрыгалась в петле!»


    Илью и Игоря отправили в детдом лишь в прошлом году, после того, как их отец был приговорен к заключению за убийство их матери, своей жены. Разумеется, он не хотел избивать ее до смерти: был пьян и чуток перестарался. К слову сказать, братьям, пока не научились давать сдачи, от него тоже изрядно доставалось.


    Несмотря на разницу в два года, они были поразительно похожи друг на друга: поджарые, русые, загорелые, голубоглазые мальчики. Оба были невероятно сильны для своих лет, ведь всю жизнь прожили в деревне и сызмала привыкли к тяжелому физическому труду.


    Поняв, что к чему, Максим тут же бросился наутек, не обращая внимания на высокую траву, колючий кустарник и крапиву. Вслед ему доносились бранные выкрики и угрозы. Еще один камень больно ударил его в спину. Но он не останавливался. Главное сейчас – не попасться им в руки. Илья обещал убить его. И, черт возьми, это не похоже на шутку.


    Максим не знал, что на него нашло тогда в туалете… Ему нужно было подчиниться, делать все, что они говорят. Рано или поздно им бы надоело над ним издеваться, они оставили бы его в покое. Только так… Любые попытки достучаться до них были бесполезны. И этот взгляд, которым на него смотрел Илья… Полный ненависти и отвращения, как будто перед ним находился мерзкий мутант, лишь по какой-то неисповедимой случайности имеющий сходство с человеком. Нет, ты ничего не сможешь объяснить человеку, который смотрит на тебя таким взглядом.


    Что-то сильно ударило его в затылок, так что перед глазами все ходуном заходило. Ноги стали заплетаться, как у пьяного. Еще несколько шагов по неровной траектории – и он, теряя сознание, повалился в траву. Сквозь пелену полуобморока Максим слышал, как братья подошли к его телу.


    – Как удачно приземлился, прямо в ров! – ликовал Игорек. – Видел, как я его?


    – Тебе п*зда, педик, – прорычал в адрес Максима Илья. – Можешь кричать, сколько влезет, – тебя здесь никто не услышит.


    Он оглянулся по сторонам и зловеще добавил:


    – И не найдет.


    Максим попытался подняться, но тут же получил пинок под ребра.


    – Я проучу тебя так, что тебе раз и навсегда перехочется кусаться! Для начала я выбью все твои зубы, которые не успел выбить в прошлый раз…


    Илья продолжал перечень «обещаний». В гудящей голове Максима проносилась вереница невнятных мыслей. Неужели это происходит на самом деле? И почему это происходит именно с ним? Ему не хотелось становиться калекой только из-за того, что кто-то считает его педиком. Нужно бежать. Срочно действовать… Но его тело уже действовало помимо его воли. Рука, на которой он лежал, нащупала в кармане рукоятку ножа, который он захватил с собой, прежде чем сбежать из детдома.


    – А если опять настучит? – опасливо спросил младший брат.


    – Больше не настучит, – мрачно ответил Илья.


    Максим быстро поднялся и, как загнанное животное, бросающееся на первого, кто попадется у него на пути, бросился на все еще ухмыляющегося Игорька.


    Потом была недолгая суматоха, брань, неразборчивые удары рук и ног, еще удар и крик.
    Кричал Илья.


    Максим отступился и застыл, словно вкопанный. Окружающее казалось ему нереальным. Игорек слабо мычал и испуганно держался за горло. Оттуда безостановочно под сильным напором текло что-то красное. Безучастный взгляд Максима скользнул выше и уже не мог оторваться от линии пылающего небосклона. Еще одна волна – и он забьётся в эпилептическом припадке.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: splinters
    Категория: Проза
    Читали: 48 (Посмотреть кто)

    Размещено: 25 апреля 2014 | Просмотров: 240 | Комментариев: 5 |

    Комментарий 1 написал: PlushBear (25 апреля 2014 14:26)
    Да, насилие.
    Написано неплохо, но мне не понравилось. Не моя тема.



    --------------------

    Комментарий 2 написал: valentain (26 апреля 2014 03:41)
    Да, насилие.
    Написано хорошо и мне понравилось. Моя тема.



    --------------------

    Комментарий 3 написал: splinters (26 апреля 2014 06:09)
    PlushBear,

    Цитата: PlushBear
    Написано неплохо, но мне не понравилось. Не моя тема.


    Мне кажется, оно и не должно нравиться. В смысле, я это писала не ради развлечения, скорее рассчитывала на "лечебный" эффект узнавания. Как-то так.


    valentain,
    Спасибо. Я тоже постоянно вру smile


    Комментарий 4 написал: johnny-max-cage (26 апреля 2014 13:20)
    В детских домах и колониях для малолетних порой царят хаос и мрак Содома и Гоморры! Выживает сильнейший! Закон джунглей проявляется в своей самой страшной, извращенной форме! Приверженцев системы, которая укоренилась для поддержания ада на земле следует стирать с ее лица! Это единственный выход!
    Грядет Судный День, да обрушится на нечестивых Гнев Божий...
    Рассказ интересный очень, но вызвал во мне массу негативных эмоций!


    Комментарий 5 написал: splinters (29 апреля 2014 09:18)
    Цитата: johnny-max-cage
    Грядет Судный День, да обрушится на нечестивых Гнев Божий...

    suspect Аминь.

    Цитата: johnny-max-cage
    вызвал во мне массу негативных эмоций!

    Это хорошо. evil
    Вот у меня Кафка, Платонов, Селин и т. д. вызывают массу негативных эмоций, но я продолжаю их читать. Возможно, в этом есть что-то от невроза навязчивых состояний, не знаю...

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.