«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 16
Всех: 17

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1865 Кигель
Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-

Оцените произведение
Понравилась ли вам эта работа?

Да - 0 (0%)

Нет - 0 (0%)


 

 

Мумия

 

Старейший в области следователь прокуратуры А.Ф. Шейдин, был полон загадок… Его яйцеобразной формы голова с широким, плоским лицом, увенчанным крупной  картофелиной носа, плотно, будто без шеи,  сидела на плечах. Под кустистыми бровями поблёскивали умные, внимательные глазки. Белая, седая  с желтизной на висках, шевелюра внушала уважение к почтенному возрасту. Он с невероятной скоростью, мизинцем левой руки с длинным, жёлтым ногтем, печатал на  пишущей машинке «Москва»  какое-нибудь постановление, успевая при этом разговаривать   и нещадно дымить папиросами «Беломор-канал».  
       Был он «красным» следователем, выпускником спецкурсов следователей и судей, имел тридцатилетний стаж и опыт этой работы, орден  Трудового красного знамени и контузию от взорванной в его кабинете обвиняемым гранаты, в результате чего сухожилия на руках были перебиты, левая рука всегда полусогнута, а мизинец на ней оттопырен вперёд, что и позволяло лихо тыкать им в буквы пишмашинки.  Выкуривал он в день  по две и более пачки «Беломора», который секретарь прокуратуры Марина без устали ему покупала, и никогда не выезжал на места преступлений, подследственных прокуратуре, поручая это делать мне. «Женя…,- ласково выводил он своим надтреснутым баритоном.- Ну не могу я этими вашими техническими средствами пользоваться- фотоаппарат, диктофон. Ты съезди, дружок, сделай мне снимочки, протокольчик осмотра. А я у тебя пару дел возьму…» Конечно же, ехать по прокурорским делам к чёрту на кулички  подвигали меня не его ласковые слова, а реальная помощь в делах. Даже наши графики отпусков не совпадали, потому, что, уезжая в отпуск, мы оставляли друг-другу все имеющиеся на тот момент уголовные дела, ибо сроки расследования отпусков не имеют…
- Женя!- ласково сказал мне Александр Фёдорович в тот раз.- Помнишь то дело с мухоморами?
        Я, конечно, помнил. Дело было простое, но запоминающееся. В посёлке Татарск проживавшая в общаге девица и местный парень, пропив, что имели, залезли к одной бабулечке в хату, собрали в узел всё более- менее ценнное,  и выпили две бутылки из-под шампанского настойки мухомора на водке – изготовленной бабкой для растирки от подагры. Будучи смертельным  пойлом для прочих людей, настойка на наших фигурантов подействовала, как сильнейшее снотворное. Выпив , они проспали в бабкиной хате до вечера, спали беспробудно, когда их грузили в милицейскую «канарейку» и в камере КПЗ спали ещё двое суток, пока я, боясь упустить срок избрания меры пресечения, не разбудил их с помощью нашатыря… Я быстро закончил предварительное расследование, направил дело в суд и вскоре наши собутыльники разъехались по местам отбывания наказания. С тех пор минуло около года.
        Услышав утвердительный ответ,  Шейдин продолжил: « Так вот. Та девица,   написала в колонии явку с повинной о совершении в нашем Татарске умышленного убийства. Зарубила, якобы, топором, прямо в общежитии, женщину, с которой вместе проживала…А труп в подпол скинула.  Ты съезди туда, посмотри. Если всё подтвердится,- буду возбуждать дело и этапировать убийцу к нам.»  Я, естественно, поехал.
         Большая комната совхозного общежития оклеена грязными, кое –где оборванными розовыми обоями. Вдоль стен – железные койки с панцирными сетками. Жильцы отсутствуют,- не сезон. Над одной из коек обои залиты бурой жидкостью. Отрываю кусок обоев для судебно-биологической экспертизы. По моему указанию мои добровольные помощники, они же -понятые, поднимают половицы возле  сооружённой в правом углу комнаты кирпичной печи, заглядываю вниз - ничего нет, остатки хранимого здесь картофеля, пол сухой, песчаный. Приходится на корячках лезть под пол. Свечу фонариком вдоль правой стены и вижу между стеной и печью нечто, никак на труп не похожее, что-то, длиною  с метр, на что надета грязная, вся в бурых пятнах, голубая сорочка. 
          Фотографирую, меряю расстояния, пишу протокол… Понятые извлекают это нечто из под пола… Господи! Никогда такого не видывал… На полу лежало маленькое, со сморщенной тёмной кожей, головкой с кулачок  и паклей волос женское тельце. Часики на мини-ручке погибшей ещё шли… «Я тоже впервые вижу такое!»-  признался, приступая к осмотру, судмедэксперт А. Себин. Он констатировал: смерть наступила в результате не совместимой с жизнью травмы головного мозга, полученной от удара топором в висок. Всё было надлежащим образом зафиксировано, изъято, упаковано и погружено. Мы отправились в райцентр.  
           Александр Фёдорович тоже за всю свою практику не встречал случая превращения тела рослой, молодой девицы в мизерную мумию. Экспертиза  подтвердила, что это стало возможным в результате нахождения тела в сухом, хорошо проветриваемом подполе. Татарская мумия вызвала настоящий фурор на проходившем в том же году в Смоленске Всесоюзном совещании судебно-медицинских экспертов, где она была представлена  А. Себиным. А.Ф. Шейдин вынес специальное постановление о передаче мумии в музей Института судебной медицины. Поскольку, как оказалось, убитая была сиротой, бомжом  и родственников у неё не нашлось.
           Этапированная в Рудню, убийца, облегчая душу, рассказала следователю, что убила подругу в ссоре, а потом, в колонии, целый год, каждую ночь, жертва приходила к ней, требовала покаяться в страшном грехе. Однажды, проснувшись среди ночь в холодном поту, с ухающим, как набат, сердцем, девушка не выдержала, потребовала встречи с оперативником. Оформили явку с повинной. Учитывая это обстоятельство, суд добавил к трём годам за покушение на кражу ещё пять… Как сложилась её дальнейшая судьба, мне, к сожалению, не известно…
           А Татарская мумия до сих пор – центральный экспонат музея Института судебной медицины.

19-20 января 2013 г.

0


Ссылка на этот материал:


  • 0
Общий балл: 0
Проголосовало людей: 0


Автор: Central
Категория: Проза
Читали: 56 (Посмотреть кто)

Размещено: 28 апреля 2014 | Просмотров: 194 | Комментариев: 1 |

Комментарий 1 написал: Central (29 апреля 2014 05:09)
Ничего нового не придумаешь. Всё было, есть или будет...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.