«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Demen_Keaper Inna

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 13
Всех: 17

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

У каждого свой афган

В Казахстане я мог круглый год охотиться на любую дичь, не обращая внимания на сезоны, лицензии и красные зоны. Переехав на Алтай, я тоже сразу же, первым делом решил обеспечить себя охотой, и в первую очередь – различными возможностями браконьерничать, а уж потом стал заниматься обустройством новой квартиры, да и вообще, своей новой жизни. Там, в Казахстане, у меня уже скопились достаточно большие объемы различного охотничьего имущества, и все оно было без особых проблем перевезено в Россию. Ружье, свою двустволку, я просто переоформил, к счастью дело было еще в Советском Союзе, а весь остальной скарб, распиханный по коробкам, и ужатый в баулы, переправил на поезде, с помощью одного знакомого проводника. Однако, впереди еще было самое главное и сложное – завести новые знакомства, связи с местными браконьерами. Впрочем, эта проблема тоже решилась весьма легко и быстро.

 

Почему-то получилось так, что большинство людей из круга моих новых друзей-охотников оказались ,,афганцами’’. Видя это слово в кавычках, читатель, наверное, поймет, что оно отмечает вовсе не национальность, а штрих в армейской, военной биографии. Проще говоря, когда-то (а на тот момент – не так уж и давно) все они служили в Афганистане. Пусть в разное время, в разных войсках, и на местах разной завидности, но все же – в одном аду, и это их сильно сближало, в каком-то смысле, даже роднило.

 

Надо объяснить, что речь тут идет о времени, которое было концом всему – и восьмидесятым годам двадцатого века, и самому двадцатому веку; и перестройке Советского Союза, и самому Советскому Союзу, а вместе с ним и Афганской войне. Впрочем, это не философская и не политическая беседа, и поэтому я не буду излагать свое виденье причин этой войны, и подробностей ее хода, а вот об окончании кое-что расскажу.

 

А дело тут вот в чем. Здравая идея наконец-то покончить со всем этим бредом, и первые планы ее реализации появились задолго до того самого пафосного вывода войск. Опуская долгие объяснения, скажу, что тогда этот вывод уже был простой хозяйственной проблемой. Не стратегической, и даже не тактической а тупо хозяйственной, то есть, по сути – вопросом времени. Все это не было тайной - выводом то и дело обнадеживали советские газеты и –теле, радиоканалы, кое-какая ,,секретная’’ информация о нем то и дело просачивалась в маленькие, узкие кухни офицерских общежитий, а уж в самой ДРА тем более, только об этом и говорили. И вот, когда уже стало окончательно ясно, что весь этот дурдом скоро закончится, в среде наиболее близких к армии, и одновременно – наиболее предприимчивых граждан наметилась одна любопытная тенденция. Она не выдерживала оценок с точки зрения морали и нравственности, но зато приносила реальную практическую пользу.

 

Говоря простыми словами, некоторые (а во общем – многие) пытались обжиться кое-какими бонусами в виде выслуги, наград, званий, да и просто разного имущества, вплоть до дефицитного нижнего белья, без риска отслужив в каком-нибудь тихом захолустье Афганистана.

 

Все это сказано к тому, что среди моих ,,афганцев,, конечно, тоже были такие хитрецы.Однако, именно на их примере я убедился в верности матершинной поговорки: ,,Как ни хитри - жизнь н****т,,. Они хотели обмануть Советский Союз – не сделав для него ничего полезного, до конца своих дней требовать и получать большие зарплаты, пенсии, льготы, квартиры, путевки на курорты. Но Советский Союз сам обманул их – развалившись, он оставил этих аферистов не то что без больших зарплат, пенсий, льгот, квартир и путевок на курорты, а вообще, чуть ли не с голой задницей, да еще и клеймом контуженных приспешников гнилого режима. До того же, что они стремились угождать вовсе не режиму, а исключительно своим жадным бесам, да и контузию получит нигде не могли, никому не было никакого дела. Конечно, того они и заслуживали. Но, надо сказать, и к настоящим героям отношение было такое же, столь же снисходительно-пренебрежительное.

 

Да тут была несправедливость,  в том, что и настоящие и записные добровольцы, и те кто безбожно воровал все подряд, вплоть до гнилой картошки, и те, кто спасал жизни своих сослуживцев, и нарушая приказ скорее вывозить из-под огня ту же гнилую картошку, вывозил людей, все они получали от жизни одни и те же копейки, одну и ту же кличку ,,Контуженный’’. И кем бы ни были мои знакомые там, в Афганистане, все они оказались жестоко уравнены гражданкой. К слову, определить, к какой категории относился каждый из тех ребят, на первый взгляд было сложно даже для меня, оперативника, а специально дознаваться я никогда и не пытался. Может быть потому, что боялся узнать правду, а скорее – просто не хотел. К нашему общему делу все это не имело прямого отношения. Тогда, браконьерничая, мы все одинаково нарушали закон, обманывали государство, и тут у нас на всех была одна совесть. И я не пытался узнать ничего из прошлого этих людей, а просто радовался тому, как они выполняли все свои обещания, и сам старался держать слово. Да и то сказать, никто из моих ,,афганцев’’ не давал повода заподозрить себя в подлости, по крайней мере, по отношению к своим.

 

Да, большинство людей из круга моих новых друзей-охотников были ,,афганцами’’, но не все. Каким-то образом, в нашу компанию суровых служак затесался один парнишка восемнадцати лет. Как он туда попал, не знаю, кажется, был чьим-то племянником или крестником. А возраст я хорошо запомнил потому, что в восемнадцать лет он уже имел охотничье ружье, оформил сразу же, как только это стало возможно. Видимо тот парень был по-настоящему болен охотой – у него были хорошие теоретические знания разных видов и приемов промысла, а также навыки практического применения этих знаний. Он также неплохо разбирался в моделях отечественного оружия и снаряжении патронов – самокруте. Больше, пожалуй, сказать про этого парня я на тот момент ничего не мог, характера его не знал. Возможно он был принципиален, вспыльчив и резок в суждениях сверх меры… Но в какой-то психологической книжке я читал, что в подростковый период отклонение от нормы это тоже своего рода – норма, так что он был обычным парнем. А если и говорил что-то лишнее, то не от скудности ума или души, а наоборот…

 

Как-то мы сидели после охоты, выпивали, и говорили на вечную тему – про Афган. Тот паренек не пил, но проникшись атмосферой, откровенно признался:

 

-Вы все, конечно, классные мужики. Я хотел бы быть похожим на вас. Я бы даже тоже хотел оказаться в Афгане, на войне.

 

,,Афганцы,, загомонили, стуча по столу и вскакивая с мест, мол дурак, ты не знаешь, чего хочешь, чего просишь. На него кричали, матерились: контуженный, лишившийся двух ребер Петр Петрович Щукин; русский, но непохожий на русского Александр Смагин, который благодаря своей внешности и отличному знанию пушту умел перевоплощаться в душмана, по иронии судьбы, оставшийся без левого уха, музыкант Павел Иванович Григорьев; другой Саня, с ног до головы, татуированный горными пейзажами; разведчик Хлебов, обычно немногословный, в тон своей профессии, какой-то подполковник, носящий несвойственную его рангу кличку Писюн… И даже Немой, демобилизованный через дурку, после того, как перестал говорить, яростно пытался что-разъяснить ему жестами…

 

Наперебой рассказывали какие-то истории, о том, как все старались наоборот, любыми силами избавить себя от службы в ,,дыре,, - уродовали свои тела, дезертировали, прикидывались сумасшедшими, перебегали на сторону душманов,  даже кончали с жизнью. Доказывая каждый свое, ,,афганцы,, уже чуть ли не передрались друг с другом, а про самого парня, кажется и вовсе забыли. И только один из них – неприметный, серенький мужичок, имя которого я уже и не помню, сидел молча. Но дождавшись, пока остальные умолкнут, он успокоил парня, похлопав по плечу:

 

-Не переживай, у тебя все будет еще хуже.

 

И еще чуть-чуть подумав, добавил фразу, которую я запомнил на всю жизнь:

 

-У каждого свой Афган…

 

Я не знаю, где именно, и кем служил тот человек. Ни внешность, ни речь, ни мимика, не выдавали его, как выдавали ,,душмана,, Сашу Смагина, или другого Сашу, разукрашенного зелеными наколками. Я не помню его имени, и с трудом представляю внешность. Я запомнил только одну фразу. Наколки Саши, гладкая кожа на том месте, где у Павла Ивановича должно было быть ухо, и кличка подполковника – Писюн, почему-то лучше отложились в моей памяти.

 

Мне было хорошо, интересно с «афганцами», но скоро жизнь раскидала нас, кого куда. И как обещал тот мужичок – каждого в свой ад. К сожалению, почти все их судьбы оказались незавидными, а жизни оборвались ужасно быстро и глупо. Кто-то спился - стал алкоголиком и БОМЖом, у кого то дало сбой здоровье, в том числе – психическое, кто-то подался в криминал, многие умерли молодыми, раньше времени. И каждая смерть была ужасна и глупа. Некоторые покончили с собой, некоторые умерли от паленой водки, часто случались и самоубийства, несколько человек сгинули в тюрьме, а у кого-то просто перестало биться сердце.

 

Так, от сердца, умер и тот маленький, неприметный человек. Ему стало плохо прямо за рулем.  Борясь с приступом, он еще нашел в себе силы аккуратно свернуть на обочину и включить аварийку, но тут же умер. Тело нашли выброшенным в придорожные кусты, только когда какие-то ушлые ребята, быстро сориентировавшись в обстановке, угнали его машину. Позже, будучи пойманными, они, стоя на коленях, заламывая руки и буквально рвя на себе волосы уверяли, что не убивали водителя, что тот к моменту угона уже давно был мертв. Это подтвердила и экспертиза, и незадачливых угонщиков посадили только за кражу. За разбирательствами, тело бедняги провалялось в СМЭшном морге около месяца.

 

Конечно, жалко было его. Конечно, обидно было и за тех, кто губил себя добровольно. Впрочем, я далек от того, чтобы осуждать кого-то. Ведь к тому времени я и сам уже разделил их судьбу – стал БОМЖом и ,,пердовиком стакановского движения,,. Новая власть выкинула меня с работы, напоследок еще пригрозив уголовным делом. Его даже завели, но только для вида, и сразу же закрыли, все равно главная цель была достигнута – я оставил органы, причем с позором. Немногим позже, жена ушла от меня, забрав с собой ребенка. Я начал пить, и быстро пропил все свое имущество, кроме ружья, оно кормило меня, тогда я перебивался браконьерством. Меня ни разу не поймали с поличным, я делал все для этого, но в то же время и никогда принципиально не скрывал свой преступный промысел. Егерям, милиции, да и вообще всем было на меня в общем-то наплевать, но одного мелкопоместного ,,хозяина жизни’’ я разозлил настолько, что снова оказался под следствием. Жизнь еще раз позволила мне побывать по ту сторону закона.

 

Конечно, будучи как бывалым браконьером, так и бывалым ментом, я уже основательно приготовился к задержанию, обыску, следствию. Два своих незарегистрированных ружья, в том числе – самодельный карабин из пулеметного ствола, я спрятал на пасеке у одного знакомого пчеловода, в большом трехкорпусном улье системы Дадана. Когда обыск дома, где я жил был провален, ко мне решили применить один из самых простых и действенных ментовских прихватов, который называется ,,сдай другого,,. Для того, чтобы спасти себя от тюрьмы мне предложили сообщить о других известных мне браконьерах. По собственной практике я знал, что отказываться от такого предложения нельзя, и действительно выдал следствию трех знакомых мне браконьеров – заместителя мэра, начальника ОБОПа, и главного егеря. В дополнение к подробным рассказам, у меня имелись также -фото и видеоматериалы, ими запасся заранее… Сразу после этого дело закрыли, справедливо назвав мое хвастовство - пьяной болтовней, а ,,неравнодушие’’ доносчиков – личной заинтересованностью в устранении браконьера-конкурента. Вобщем, как ни старались местные ,,хозяева жизни,, , а обмануть дядю Лешу не получилось – не хватило ни опыта, ни фантазии. Снова оказавшись на свободе, в русской деревне середины девяностых, население которой состояло сплошь из алкашей и уголовников, я снова начал бухать и браконьерничать с утроенной силой, когда напоказ, а когда и чисто для себя, для души.

 

Продолжение следует. 

 


0


Ссылка на этот материал:


  • 0
Общий балл: 0
Проголосовало людей: 0


Автор: dymanski
Категория: Проза
Читали: 58 (Посмотреть кто)

Размещено: 25 июня 2014 | Просмотров: 411 | Комментариев: 4 |

Комментарий 1 написал: Scar (25 июня 2014 10:14)
эм....длинное начало)
сначала создалось впечатление, что рассказ будет про войну, а про войну публикуют как правило на www.artofwar.ru (я там все перечитал). Прочитав половину, понял, что рассказ точно не про войну, про что именно, пока так и не понял, но буду ждать продолжения.
п.с. местами текст рвется, кое где нет плавного перехода, но в целом +


Комментарий 2 написал: dymanski (25 июня 2014 10:29)
Благодарю за мнение, надеюсь, Вам интересно будет прочесть и концовку, которая появится в скором времени.


Комментарий 3 написал: Моллинезия (25 июня 2014 11:23)
Ну, как-то притчу выделить сложновато. Описания несколько размыты и монотонны. Такие яркие персонажи, а яркой истории нет. Очнулась только на кличке подполковника (кстати, у людей, не связанных с беззаконием, не клички, а прозвища) и на передовике стахановского движения.))) В остальном, понравилось лишь правдоподобностью и отсутствием самолюбования что ли. В наше время это уже стало редкостью. Есть ошибки с запятыми (это к бетам), опечатки: «что-ТО разъяснить», «получитЬ». Пропущенный пробел между «хитрецы. Однако» и несуществующее слово «вобщем».

Понравилось и название. Ёмко.


Комментарий 4 написал: johnny-max-cage (25 июня 2014 23:35)
С большим интересом прочитал! Буду следить дальше за повествованием!

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.