«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Demen_Keaper

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 24
Всех: 26

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1865 Кигель
Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

Миниатюра

№1.


Безумие бывает локальным. Маленьким таким, индивидуальным чудовищем, давящим эго, уничтожающим маленький родной мирок. Его природа относительна, нелогична и подчас сомнительна, но нельзя утверждать об отсутствии его существования вовсе. Мимолетные встречи, легкое касание, неуловимое дуновение, ощущаемое около виска - вот оно, идет рядом, пропадает, смеется над твоими чувствами. Тик так, родная, тик так. Чтож, не все мы разговорчивы. Не все могут просто так взять и вывернуться наизнанку, обнажив свое естество. Мало приятное зрелище, хоть и запоминающееся. Почему говорят о важности позитива? Кому нужна эта пиар акция? Жаркий июль. Не удивили. Он уже лет пять как жаркий. И душный. Город редеет, все меньше окон вспыхивает желтым светом с наступлением темноты, его обитатели в спешке едут к морям, к влажным, про питанием сыростью времянкам, тесным палаткам. Воздух уже меньше дрожит от человеческого дыхания - дышать некому. Регина брела по крыше, осторожно обходя трупики птиц. Неживые бусинки отражали веселое небо, костлявые антенны. Прямо перед ней глухо стукнулся еще один голубь. Он уперся крыльями в крышу и несколько раз дернул головкой, будто пытаясь очнуться. Регина застыла, на миг ощутив животное желание протянуть к нему руку. Птица высоко задрала приоткрытый клюв, но вместо звуков оттуда хлынула кровь, крупными каплями стекая по сизой груди, падая на пол. Она мгновенно сворачивалась, оставляя черные пятна. На месте его глаз, распустились маки, влажные, таящие. Минута и пернатого больше не было. Регина передернула плечами и убрала темный локон, налипший на лоб, реальность сворачивалась, как обуглившаяся бумага, скрадывая смысл произошедшего. У края крыши она застыла, ловя жаркие потоки воздуха. Там, внизу была ночь. Там, внизу качались звезды и луна куталась в отрывки вчерашних газет. Мягкие всплески воды и далекие крики чаек и никаких пустых бусинок, только бесконечный космос с безразличными телами, давно обретших бессмертие. Красное платье - сорванный мак, вечность ревнива к своей внешности, она обрывает лепестки, жадно тянет, рвет, со стоном, с упоением. Регина вторила ей, отдаваясь без остатка. Вот что значит любовь, думала она и тихо вскрикивала. Тень ее улыбки касалась холодного света, заставляя его вспыхивать, множиться. Она была тем голубем, теми бусинками, обрывками заголовков и воспоминаний. Тем безумием, чей срок вечность, чей срок миг.


№2.

«Осенний паук плетет свою паутину на стеклах. Ночью прокрадывается и дышит на окна, наблюдая спящих. Он вытягивает туманные нити снов и прядет ими повесть. Перебирая белыми лохматыми лапами, аккуратно, мгновение за мгновением укладывает на прозрачную поверхность. В этом его смысл в этом его грех и печаль. Темные головы качаются в такт, отражаются в его многочисленных неживых глазах, брюшко содрогается от их призрачных прикосновений. Узор готов. В глубине дома часы отсчитали минуту. Гость рассыпается мелкой  крупой и, подхваченный порывом исчезает в перспективе улицы».


Город что будит рано. Серыми тенями, рисуя на лицах еще спящих людей странные иероглифы. Касаясь влажными губами, дыша сыростью и гниющей листвой. Облик его -печать, неровная роспись на стене, смердящие помойки и ночные мосты, белые блики на черной воде и миллион горящих огоньков. Это порочная душа и чистый альтруизм нищеты. Печальные песни, сказки и очерки проступающие сквозь краску. Ты каждый день пытаешься выжить, полуночник. Кровь шумная стремится по венам, давит виски, заглушает мысли. Выходишь в серый мир и пытаешься ускользнуть: от глаз, от тротуаров и машин, от ненужных холодных рукопожатий, сжимаешься, входя в административное здание, и душишь рвотные позывы огромными объемами бумажной работы. За окном мажется время, растирается об стекло твоих очков и застревает в носу бумажной пылью – налетом давних некрасивых историй. Истерия –да, это она трется своей грудью о твое плечо, вкрадчиво скулящее дышит в ухо и влажными пальцами гладит щеку. Оборачиваешься и осматриваешь помещение, так без интереса больше для уверования в свою нормальность. Вот она- стоит и криво улыбается, не убирая тонкую нить слюны, проделавшую себе путь по подбородку. Ужасная уродливая красота. В плену собственной тени и  темных желаний. Яркое пятно пляшет на стене, перебегая на ее лицо и теряясь в спутанных волосах. Она не щурится, ее тут нет и быть не может. Плод воображения больного и истощенного. Тонкие руки тянутся к тебе, она, почему то в твоей рубашке, в твоей жизни. Люди, слова отходят на второй план, и уже чувствуется холод и смрад погребенных в архивах мозга дней. У тебя много подруг, и все как одна похожи на эту.  Ты оттягиваешь галстук и пытаешься стереть невидимые поцелуи. Истерия надрывно смеется и выходит в окно – легко, как птица. Ощущая себя бараном, встаешь и идешь за ней. Уже нет окна, нет столов, стен, звуков. Пространство расширяется, стирает границы реальности и плавно утончает линию горизонта.  Мерный гул машин превратился в гудение растущих столпов по обе стороны от тебя. Белые, будто созданные из кости – они упираются в разорванное небо.  Мученик – сердце. Нет протокольного разговора, и синий крест на запястье не сочится забытыми обязанностями.  Когда-нибудь тебе повезет, и эта полуголая госпожа перестанет тянуть на себя одеяло, перестанет путать свои озябшие ноги с твоими, прекратит сжимать твое лицо в своих безжизненных ладонях и целовать потрескавшимися губами. Эта ночь расслоит город на множество оттенков.


Истерия снова пропадет за окном, унося с собой очередную рубашку.  Какую по счету, а, полуночник?



0


Ссылка на этот материал:


  • 0
Общий балл: 0
Проголосовало людей: 0


Автор: Rufina
Категория: Проза
Читали: 47 (Посмотреть кто)

Размещено: 4 июля 2014 | Просмотров: 303 | Комментариев: 1 |

Комментарий 1 написал: Requiem (13 октября 2014 18:03)
Вторая миниатюра здорово вышла.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.