«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
StreloK

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 18
Всех: 21

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

Брызги шампанского

Уже несколько недель Ольга Лагутина жила в постоянном стрессе.

Поверить в это было невозможно. Ее двоюродная сестра Ленка Горячева умерла непонятной смертью от рук горе-медиков в неизвестном медицинском учреждении. И именно она обнаружила ее тело, более того – самым непосредственным образом прикоснулась к нему. Наверное, она долго не сможет заниматься сексом после этого… В тот раз они могли ничего не понять и начать любить друг друга под боком у трупа. Трудно после такого испытать сексуальное влечение. Да и бедняга Ромка чуть было не стал импотентом… Кстати, с тех пор он ей не звонил. Даже не поинтересовался, пришла ли она в себя после такого потрясения…

Впрочем, не о нем она сейчас думала. Как же так? Двое любящих друг друга людей умерли по очереди. К Антону Ольга относилась уважительно, но общалась с ним мало – дальний родственник, к тому же старше на десять лет – общих тем было мало… А вот Ленка – совсем другое дело. Тоже приличная разница в возрасте, но Лена, можно сказать, вырастила Ольгу. Ей доверялись все тайны, и первая любовь, и последующие, и разные девичьи секреты – первая выпивка и сигаретка, первый секс, разборки с подругами… Ленка всегда помогала советом и действием, она понимала все, не осуждая молоденькую избалованную девчонку, хотя сама почти не пила, не курила и крайне редко меняла половых партнеров – она вообще выделялась из всей их лихой компании… Никогда не хвасталась своим высокопоставленным отцом и богатством, была со всеми ровной, ласковой и приятной и, казалось, вообще ни к кому не испытывала негатива. Почему же так получилось? Недостаточно уделяли внимания молодой вдове после смерти мужа. У всех свои дела, все в спешке, в суете, она почти все время была одна в их с покойным Антоном квартире.

Ее отец, а Ольгин родной дядя Виктор Степанович поднял на ноги милицию. Необходимо было найти недобросовестных врачей, убивших Лену. Но в множестве медицинских учреждений Москвы и ближнего Подмосковья это представлялось практически невозможным… Она почему-то не сохранила никаких документов об оказании услуг. Задумка Виктора Степановича была довольно проста. Устроить ряд внеплановых проверок, совершенно неожиданных сейчас для клиник и медицинских центров. Решено было направить несколько лицензионно-аккредитационных комиссий и две профессиональные медицинские организации. А следователь, который вел это дело, почему-то решил, что Лена делала себе искусственное оплодотворение… Ольга немного сомневалась. Неужели Лена, ни с кем не посоветовавшись, пошла бы на это? Молодая, симпатичная, вполне здоровая женщина… С другой стороны, отчаяние и опустошение после смерти любимого мужа могло заставить ее пойти на это. Как бы то ни было, догадка эта подтверждений пока не имела, но убитый горем отец ухватился за эту соломинку и дал следователю Исаеву разрешение на любые действия в интересах дела Лены. Поэтому круг подозреваемых сразу сузился. Далеко не все московские и подмосковные медицинские центры занимались такими дорогостоящими процедурами, как ЭКО и искусственная инсеминация.

Дядя приезжал и к ней. Родители Ольги отдыхали сейчас на Майорке, она была совсем одна… Два раза заезжал Колючий, но толку от него было мало. Коля наливал выпить, приставал с нежностями… Все-таки это хоть немного отвлекло ее. Именно тогда у Ольги мелькнула мысль, что ровно год назад они праздновали свадьбу Лены и Антона, гуляли в ресторане «Химки», были счастливы, беззаботны, пили вчетвером пенное «Асти Мандорро» в свадебном лимузине- жених с невестой и она с Коляном, свидетели… Потом до утра гуляли на шикарной даче в Малино. Теперь ей казалось, что это случилось очень давно. Ведь двоих из этой веселой четверки уже не было на этом свете…

Виктор Степанович тоже успокаивал свою юную очаровательную племянницу. Сгорбившийся, поседевший, он уже совсем не походил на того активного мужчину, каким оставался еще после смерти Антона… Когда погибла Ленка, он стал сдавать сильнее. Сидел рядом с Ольгой на покрытом леопардовой шкурой диване, гладил ее по руке.

- Держись, Оля… Это мы просто так не оставим. Я все переверну вверх дном, но мы найдем, в какой вонючей больнице так издевались над моей Леночкой. А ты, главное, не волнуйся, береги себя. Ты же так тогда испугалась…

Неожиданно дядя прижал ее голову к своему плечу. Ольга удивилась – раньше он был так ласков только с собственной дочерью…

- Одна ты у нас осталась. Никого больше нету детей, только ты, дочь моей сестренки любимой… Береги себя.

И тут Ольга озвучила мысль, которая не давала ей покоя уже несколько дней.

- Дядя Витя, мне кажется, кто-то целенаправленно хочет нас уничтожить…

- Что ты! – Михайлов рассмеялся, но смех его был каким-то неестественным. – Кого – нас? Антон сам себя убил, Ленка умерла из-за нерадивого врача… И кто, по-твоему, следующий?

- Не знаю… - у Ольги задрожали плечи. – Может быть, я… Или вы… Или Колька? Это может быть кто угодно из нашей семьи и друзей!

- Успокойся, - дядя обнял ее. – Если боишься, могу прислать одного из охранников… Не говори ерунды.

- Можно и оставить… Мне и вправду неуютно.

- Ну и отлично! – Михайлов достал из пиджака телефон. – Вадим, езжай в Куркино, к Оле. Адрес помнишь? Отлично. Здесь переночуешь, утром назад. Все, отбой!

Она не стала заставлять дядю дожидаться охранника, поцеловала его на прощание и поблагодарила за заботу. Но те десять минут, которые она провела в тихой пустой квартире, были для нее очень тяжелыми. И когда Вадим появился в ее коридоре, она была готова прыгнуть ему на шею…

Именно сегодня ее, наконец, отпустило. Захотелось вновь жить, чувствовать и заниматься любовью с красивым мужчиной. А Вадим был очень даже красивым – высокий, мускулистый торс подчеркнут черным пиджаком, серые глаза с поволокой. Он настолько приглянулся Ольге, что она решила попробовать подкатить к нему.

- Вадим, а вы давно у Виктора Михайловича работаете? – покачивая ножкой в красной шелковой домашней туфельке, спросила она.

Охранник заметил, что девушка кокетничает, и заметно смутился. С одной стороны – такой лакомый кусочек с большими голубыми глазками… С другой – племянница шефа, а он, если узнает, наверняка не только уволит его, но и сделает так, чтобы он нигде больше не смог работать. И хочется, и колется.

- Давно, четыре года уже.

- Раньше я вас не видела… - Ольга слегка подалась вперед, платье сползло, приоткрывая загорелое плечо. Молодой человек попытался отвести глаза от кремово-золотистой кожи, но не смог.

- А я вас давно видел, Ольга Васильевна, - ответил охранник. – Первый раз – еще тогда, когда мы вас встречали со школьного выпускного, ваш класс тогда на Поклонной горе праздновал…

- О! – Ольга смутилась. На этом выпускном три года назад она напилась и танцевала на фонтане в мокром, облепившем тело серебристом русалочьем платье. Наутро она, маясь от головной боли, смутно вспоминала смеющегося над ней отца, возмущенную мать, дядю Виктора, который прислал за ней целый кортеж, гордясь ее серебряной медалью… Самым приятным ее воспоминанием был парень, который на руках нес ее до машины. У него были сильный, нежные, по-мужски уверенные руки. Правда, ее стошнило ему на костюм…

- Потом вы еще на дачу в Малино приезжали, - продолжил Вадим, - с Еленой Викторовной.

При упоминании о Лене Ольге стало намного хуже. Она нервно закурила сигарету, искоса поглядывая на Вадима. Тот понял свою вину.

- Ольга Николаевна, простите, я лишнего сболтнул.

- Да, сболтнул, - Ольгу начало трясти. – Налей, пожалуйста, коньяку, бутылка и рюмки на кухне.

Вадим отправился выполнять просьбу, а Ольга, придя в себя, докурила сигарету и поправила волосы. Сегодня ей послан такой шанс утешиться и отвлечься, грех его не использовать.

Когда Вадим вернулся с рюмкой коньяка, она томно раскинулась в кресле, распустила по плечам длинные русые волосы. Казалось, что она спит. Вадим, немного встревоженный, наклонился над ней.

- Ольга Васильевна, я вам коньяк принес, - прошептал он.

- Ах, да… Спасибо… - Ольгины ресницы затрепетали. – Я так устала от всего этого… Ну ты понимаешь…

Девушка несколькими глотками осушила рюмку и вздохнула. В уголках ее глаз показались две хрустально заблестевшие слезинки.

- Это все так страшно, Вадим, так ужасно, - всхлипнула она. – Я боюсь спать в своей квартире, родителей нет… Мне так плохо.

Ольга плакала. Выглядело это красиво – прозрачные слезы лились по красивому лицу… Этому искусству она научилась еще в детстве, когда выпрашивала что-то у отца, а он сразу не соглашался.

- Ольга Васильевна, вы что? Не надо плакать! – здоровый охранник захлопотал, как старая бабка. Эта рассмешило Ольгу, но она не подала вида. – Может, вам еще коньяку налить?

- Да, пожалуй… - убитым голосом согласилась она. – Принеси, пожалуйста, всю бутылку.

Когда Вадим вернулся, она приняла еще более соблазнительную позу – откинулась на спинку кресла, подняла ногу на ногу, левую руку приложила к вырезу платья. Вадим уже не знал, куда ему спрятать глаза.

- Выпей, пожалуйста, со мной, - попросила она. – И давай на ты? Разница в возрасте у нас небольшая…

- Ольга Васильевна, как же можно – на ты?

- Это когда наедине. Я надеюсь, еще не раз увидимся… Ты ведь не против?

Вадим против не был. Они чокнулись, выпили молча, каждый задумался о своем. Молодой человек в первую очередь думал о том, как сдержаться и не наброситься на юную племянницу Виктора Степановича, до чего она сейчас была хороша. А Ольга только об этом и мечтала.

Через полчаса коньяк закончился. Ольга потянулась, как кошка, и улыбнулась. Вадиму от ее улыбки стало жарко, он снял пиджак.

- С тобой не страшно, - промурлыкала Ольга. – Когда такой парень ночует, можно спать спокойно.

Вадим часто задышал от двусмысленности ее слов.

- Подойди, пожалуйста… Я зажигалку не могу найти, - Ольга снова достала сигарету. Вадим щелкнул зажигалкой, она выпустила дым, не сводя с него глаз.

Воздух казался наэлектризованным. Ольга резким движением затушила сигарету в пепельнице в виде египетской кошки, обвила ногами торс охранника. Тот часто задышал.

- Хочу тебя, - капризно, тоном маленькой девочки прошептала Ольга.

- Оленька… - так же шепотом проговорил Вадим, поднял ее с кресла и понес в спальню…

* * * * * * * * *

Весь следующий день в институте она думала о Вадиме. За свои двадцать лет Ольга сменила немало сексуальных партнеров, кого-то из них любила, мимолетных влюбленностей было не счесть. С Вадимом не было ни любви, ни влюбленности. Было просто хорошо, надежно и спокойно. Ну и, конечно, их потрясающая ночь не давала ей сосредоточиться на лекциях по антикризисному менеджменту…

После института они договорились встретиться в небольшом кафе в Несвижском переулке. Сегодня Оля оставила машину дома, не хотела смущать парня своим новеньким блестящим «Чероки», подаренным родителями на двадцатилетие. Вадим сам зарабатывал, богатеньких родителей, как она и ее друзья, не имел… С ним было по-другому, интересно. Он был мужчиной, в то время как ее друзья – мальчишками. Сам пробивал себе дорогу, зарабатывал на жизнь. Имел гордость и достоинство. Унижать его, лишний раз напоминая о своем богатстве, совсем не хотелось.

Кафе она специально выбрала не слишком дорогое и пафосное, не тащить же Вадима в те места, где ее гламурные подружки поглощают суши и рассуждают о самых модных клубах Москвы…Обстановка была простой, но уютной, в основном здесь подавались сытные блюда русской кухни, способные удовлетворить здоровый аппетит такого атлетичного молодого человека. При мысли о его рельефном теле в ней разлилась приятная истома…

Обладатель рельефного тела подошел к столику. Он чуть задержался, но не на столько, чтобы заставить ее нервничать. В руке держал букет орхидей в прозрачной целлофановой упаковке. И выглядел бодрым и свежим. Конечно, это не он ведь пил вчера коньяк в таких количествах!

- Привет, - он целомудренно поцеловал ее в щечку. – Извини, я немного задержался…

- Ничего страшного, - Ольга улыбнулась и взяла у него из рук букет. – А ты знаешь, мне никто не дарил орхидей, все подносили красные розы…

- Я не все, - с легкой улыбкой ответил Вадим, и Ольга поняла, что больше сравнивать его с кем-то из ее бывших ухажеров не нужно, чтобы не портить сложившиеся между ними приятные легкие отношения.

Ели они недолго, но за это время обсудили многое – институт Ольги, пробки на дорогах, клуб «Вермель», в котором, по совпадению, случалось отдыхать и Вадиму… Ольге было с ним интересно, парень оказался развитым и умным. Хотя ее в нем интересовало совсем другое…

Когда ужин закончился, Ольга хотела было сама за себя расплатиться, но поймала недовольный взгляд Вадима и отложила сумочку. Он положил деньги в блокнот официанту, оставив пристойные чаевые, взял Ольгу за руку и помог надеть куртку.

- В кино не хочешь? – спросил он уже на улице.

- В кино? – Ольга чуть поморщилась. – А давай лучше поедем в Кусково? Там сейчас так здорово…

Через минуту они уже ехали в сторону Новогиреева в усадьбу Кусково. Ольга ехала быстро, из магнитолы лилась шальная музыка. Настроение было отличное, Вадим улыбался и крепко держал ее руку.

Они купили две бутылки шампанского в магазине на Рязанке. Гулять так гулять… Ольга упорно гнала от себя грустные мысли. Ленка вряд ли одобрила бы ее постоянные слезы и заточение в четырех стенах, она была человеком оптимистичным. Да и сколько можно себя мучить страхами и воспоминаниями!

В Кусково было действительно хорошо. Залитая вечерним розоватым солнцем усадьба; утки, дерущиеся в искусственном водоеме из-за крошек; заросшие аллеи, по которым гуляли отдыхающие, в это время большинство молодежи. В летних кафе уже звучали песни и гул подвыпивших посетителей парка.

Они сели около водоема, Вадим ловко открыл первую бутылку. Чокнулись беззвучно пластиковыми стаканчиками, улыбнулись друг другу.

- А как ты собираешься за руль садиться? – спросил он.

- Очень просто! Гаишнику дай денежку – он тебя пропустит и еще козырнет, - рассмеялась в ответ Оля.

- Ладно, только денежку давать буду я.

- Вадим, это ведь я правила нарушаю! – запротестовала Оля.

- Ты нарушай, а платить за это буду я. В моем присутствии женщина кошелек не открывает, - Вадим остался непреклонен.

Ольга закинула ему руки на плечи и поцеловала долгим, глубоким поцелуем, чувствуя, как тепло разливается по всему телу.

- А в моем присутствии мужчина достает… - и она начала шептать непристойности на ухо молодому человеку.

- Ольга, сейчас отшлепаю! – Вадим пытался сохранить серьезность, но ему это удалось с трудом.

Через час они выпили эту бутылку шампанского. Олю потянуло танцевать, и они направились к тентам летних кафе. Молодой певец исполнял одну за другой песни Мистера Кредо, которые очень хорошо звучали в атмосфере Кусково. Народ двигался в такт музыке и подпевал: «Мама Азия, далекая волшебная страна…» Слова этих песен завораживали, несмотря на их распространенность.

- Как я хочу носить их на руках… - танцуя, тихонько подпевал Вадим. Он поднял Ольгу на руки и закружил, захмелевшие танцоры начали им аплодировать. Ольга запрокинула голову и рассмеялась. Шампанское играло в голове шустрыми пузырьками. Она ощутила такое счастье, что стало даже немного страшно. Страх тут же заменился безудержным весельем.

Потом они пили еще шампанское, гуляли по парку, целовались на траве за усадьбой, умудрились заняться любовью около водоема так, что никто их не заметил… После бурной страсти Ольге захотелось курить. Она начала рыться в сумочке и вспомнила, что забыла сигареты в бардачке. Вадим, к сожалению, не курил, а ларьки и кафе в парке уже закрылись. Покидать это прекрасное место не хотелось.

- Блин, что делать? Уезжать еще рано… Охрана выпустит, но обратно уже не пропустит…

- Оль, я проскочу, - самоуверенно ответил Вадим.

- Отлично! Вот тебе ключи от машины, возьми в бардачке сигареты и зажигалку. Еще, если найдешь какой-нибудь работающий магазинчик, купи шампанского, пожалуйста!

- Хорошо, а ты одна здесь не боишься оставаться?

- Не боюсь, ты же ненадолго? Будь на связи, - ответила Ольга, сладко потягиваясь. Да, занятия в институте она завтра явно прогуляет… Какое завтра? Уже давно сегодня! Ладно, ради такого мужчины можно и пропустить учебу.

Вадим ушел, Ольга осталась одна. Она написала несколько сообщений подругам, родителям, допила содержимое последней бутылки. С лица ее не сходила довольная улыбка.

«Он, наверное, принял меня за сумасшедшую», - думала она. «Остаться одной ночью в безлюдном парке… Не каждая девушка на такое решится». Ольга не переживала за свою безопасность. В сумочке у нее лежал маленький электрошокер высокой мощности, пользоваться им она умела, хотя в деле он еще ни разу не был. Только Вадим об этом не знал…

Прошло полчаса, затем сорок минут, пятьдесят, час… Вадима все не было. Чуть замерзшая Ольга начала сердито набирать его номер. Абонент недоступен. Набрала еще раз – тоже самое.

- Черт, да что такое… - прошептала девушка. – Может, у него сел телефон? Чего он там застрял? Или пошел искать магазин? Неужели непонятно, что я не собираюсь его тут долго ждать?

Все ее вопросы оставались пока без ответа…

Ольга поправила волосы, одернула юбку и направилась к выходу из парка, смущаясь под подозрительными взглядами двух охранников парка, которые явно ее не за ту приняли… Она распрямила плечи, подняла голову и так на них посмотрела, что те сами смутились и отвернулись.

К счастью, платная стоянка находилась совсем рядом с парком. Ее «Чероки» стоял в гордом одиночестве, она увидела в нем приглушенный свет… Да заснул он там, что ли? Или не может найти сигареты?

Стуча каблучками, Ольга подбежала к машине и с силой дернула на себя дверь. Хотелось скорее укрыться в машине от темноты, безлюдного парка и прохлады, отругать Вадима, расплакаться и укрыться в его объятиях…

Вадим свалился прямо ей в руки. Его тело было очень тяжелым. Оля не сразу поняла, в чем дело, пока не увидела на своей белой вельветовой курточке пятна его крови. Сердце застучало в бешеном ритме… Она не удержала его тело. Теперь Вадим лежал, распластавшись, рядом с машиной.

- Вадик, - Ольга села на колени, дрожащей рукой погладила его по волосам. Рука тут же измазалась в крови. На виске у него была большая рана, явно ударили чем-то тяжелым… Она еще не могла поверить в реальность происходящего. – Ты головой ударился? Что же ты так?

Ее трясло. Ольга наклонилась к его мощной груди, послушала сердце. Оно не билось.

С неизвестно откуда появившимся спокойствием она набрала две цифры.

- Алло… В моей машине труп. Приезжайте быстрее, я очень боюсь. Улица Оранжерейная, платная стоянка.

Поговорив с оперативником, девушка почувствовала, как ослабли ее ноги, зарыдала и сползла на землю рядом с мертвым телом. Снова схватилась за телефон.

- Дядя? У меня такая беда… Срочно нужна твоя помощь! – Ольга начала заикаться. Становилось страшно – вдруг сейчас нечто появится и убьет ее? – Адрес такой…

Ольга, превозмогая ужас, перешагнула через тело, взяла из бардачка сигареты и закурила. Страшная догадка посетила ее.

На сей раз собирались убить именно ее. Если бы ни Вадим, это она бы сейчас лежала мертвая, с разбитым виском…

Мысли ее работали очень быстро. Сначала умер Антон… Скорее всего, действительно самоубийство. Потом – жуткая смерть Лены, причину которой сейчас ищут городская милиция и прокуратура. Теперь явно покушались на нее… Ольга вздрогнула. Она постоянно думала об этом в течение последнего года, и говорила об этом своим друзьям, но они только смеялись над ней, называя перепуганной малолеткой. Она не была перепугана... Подсознательно - просто ждала. Как будто знала, что скоро убьют и ее. Беспокойно спала по ночам; всегда смотрела в зеркало заднего вида своей машины; приобрела электрошокер; старалась не оставаться в одиночестве в малолюдных местах. Благополучная на вид девушка жилв в постоянном ожидании чего-то страшного. Расслабилась только в последнее время... И что? Расслабляться было нельзя…

Ольга вздрогнула. Кто-то идет? Или ей послышалось? Тихие шаги, причем не у нее за спиной, а где-то сбоку. Она полезла в сумочку, начала искать электрошокер… И с ужасом обнаружила, что его нет. Потеряла в парке, или пока шла к машине. У нее вообще нет никакого оружия, а она совсем одна в безлюдном парке с его плохим освещением, странными звуками и бесформенными тенями. Рядом только мертвое тело Вадима, на которое Ольга старалась лишний раз не смотреть, чтобы не потерять самообладание. Страх исчез, осталось одно молчаливое ожидание. И почему-то до сих пор нету дяди… Господи, что же это? Надо бежать. Но страх сковал все тело, не давая пошевелиться... Надежды на спасение не было.

Из темноты вышла невысокая фигура.

- Кто вы? Что вам нужно? – Ольга старалась говорить спокойно, но голос ее дрожал, а рука продолжала шарить в сумке в поисках хоть какого-нибудь оружия… Пока совершенно безрезультатно, даже связку ключей она оставила в машине.

Фигура подходила все ближе.

- Привет, - человек говорил медленно, растягивая слова. – Мне казалось, что ты уже мертва… Не зря мне пришло в голову проверить. Несчастный парень пострадал невинно... Повезло тебе, но не надолго. Не стыдно других на смерть посылать?

- Не подходи! – Ольга старалась говорить спокойно, но ее голос срывался на крик. Убийца рассмеялся.

- Твой несчастный охранник пострадал из-за тебя. Не нужно мне было его убивать… Просто слишком много времени я жду здесь, на стоянке. Потом в твоей машине. Погорячившись, ничего хорошего не сделаешь… Правильно, Оля?

У Ольги полились из глаз слезы. Она плакала без всхлипываний, молча, и совершенно не понимала, зачем этот человек издевается над ней, и откуда он вообще знает ее имя.

- За что? – тихо спросила она, пытаясь сообразить, как уйти от убийцы. Если попытаться убежать… Неизвестно, есть ли у него огнестрельное оружие. Хорошо, если нету. Вадима-то он убил явно не из пистолета. Пока Ольга стояла не двигаясь – не хотела провоцировать, но была готова бежать в любой момент. – Что я сделала? Это вы убили Лену и Антона?

- Догадливая! – человек тихонько рассмеялся.- Именно я. Всех вас, ставящих свои развлечения выше человеческой жизни, нужно поубивать. Но меня интересовали именно вы четверо.

Ольга задрожала. Ее догадка подтвердилась – скорее всего, все это время за ней постоянно следили. Но почему? И кто тогда четвертый? Неужели дядя? Или, не дай Бог, кто-то из ее родителей?

- Ты помнишь свадьбу своей кузины и Антона Горячева? – спросил убийца.

Ольга кивнула, пытаясь унять дрожь. Эх, знать бы точно, есть ли у него пистолет… В своей ловкости она не сомневалась, да и у ее мучителя был некоторый излишек веса, с которым бежать нелегко.

- Вычислить вас было трудновато. В то же время все сходилось, стоило только рассмотреть кое-какие факты, поспрашивать людей… Вам в тот день было весело и замечательно. Помнишь? Загрузились, наверное, в свадебную машину, напились, смеялись… Куда поехали-то? Лето было ведь… Искупаться, наверное решили, или рассвет встретить? Даже интересно, почему вы гостей покинули, - спокойная, четкая речь закончилась; голос сделался вдруг визгливым, появились истеричные нотки. – Но какого хрена вы бросаете бутылки из-под своего дорогого свадебного шампанского на головы беззащитным людям? Вы убили очень близкого мне человека! И знаешь, мне не пришлось увидеть, как он выглядел после смерти… Люди говорят, лицо превратилось в кашу. В нем застряли осколки от разбитой бутылки. Ты понимаешь, дрянь, обо что она разбилась, эта бутылка? – он перешел на крик. – Ты понимаешь, что вы сделали?

Ольга оторопела. Она и представить себе не могла… Они убили человека. Вчетвером, ничего об этом не зная, просто необдуманно выбросив пустую бутылку из-под «Асти Мондорро» в окно машины. Это происходило ранним утром, по дороге на дачу в Малино; они и предположить не могли, что в это раннее время кто-то, кроме них, будет находиться на улице. Ольге стало очень страшно. Она хотела побежать, но на нее словно столбняк нашел, она не могла сдвинуться с места. Значит, следующим, и последним, должен быть Колян. Что значит следующим? Нет, ее-то не убьют, конечно… Вот-вот приедет милиция и дядя, убийцу поймают, и Коля останется в живых. А насчет того убитого человека – да кто поверит, что это сделали они, «золотая молодежь» города, дети богатых родителей?

Человек словно прочитал мысли Ольги. Он неожиданно резко приблизился к девушке. Рука, обтянутая черной перчаткой, впилась в ее лицо так сильно, что смяла глаза, нос и губы в месиво. Ольга закричала от боли. Рука сделала вращающее движение, причинившее ей сильнейшую боль. Ольга пыталась закричать, но в горле словно застрял комок. Кровь полилась из носа и губы, пачкая дорогую белую футболку. Рука была маленькая, а сила в ней – огромная. Такая, что ей послышался хруст хрупких хрящей... Боль была дикая. Слабый крик перешел в дикий, нечеловеческий, с подвыванием...

Ольга развернулась и побежала. Она бежала с такой скоростью, какую не развивала никогда - только ветер свистел в ушах и обдирал кровоточащее лицо, которое еще можно спасти.. Ее жизнь еще можно спасти. Только бы успеть... Только бы добежать до пункта охраны.

Не успела... Последней мыслью Ольги было, что и охраны на входе уже нет... Отлучились ребята покурить наверное.

Человек схватил ее за волосы. Рука в перчатке была вымазана в ее же крови. Оттянув волосы назад, с размаху ударил Ольгу о железную ограду. Удар пришелся на висок,

Убийца вытер лоб окровавленной перчаткой. Следы крови малиновым соком размазались по коже...

Ольга медленно сползла на землю, устремила последний вопрошающий взгляд на человека. Его этот взгляд так взбесил, что он снова схватил ее за волосы и начал вколачивать головой в землю.

- Жри землю, сволочь! Жри! - его шепот звучал хуже крика. Когда же она обмякла в его руках, он посмотрел время на мобильном телефоне и ушел в сторону Рязанского проспекта.

Через пару минут приехали два милицейских уазика и Виктор Степанович с охраной. Милиционеры выскочили из машины, осмотрели труп. Один тут же начал набирать телефоны скорой помощи и экспертов. А Виктор Степанович опустился на корточки рядом с телом племянницы, пачкая светло-серые брюки дорогого костюма. Плечи его затряслись. Не успел…

- Оленька, как же так?

Если бы он точно не знал, что это его племянница... Трудно бы было узнать в этом теле с размозженной окровавленной головой Ольгу. Но он узнал, и тем сильнее была его боль, и страшнее были мысли. Кто же смог так хладнокровно убить девушку? И за что?

- Виктор Степанович! – крикнул один из милиционеров. – Тут еще труп мужчины, у него тоже голова разбита!

Вадим. Наверное, защищал Олю. Но почему не воспользовался своим огнестрельным оружием? Наверное, все произошло внезапно, и Ольга попыталась бежать.

- Давно такого не было! Какой-то Геракл, разбил голову двоим подряд! – негромко удивлялись между собой два милиционера. – Просто Рэмбо! Девушку вообще бил головой об землю... Ох, Виктор Степанович, - засуетился один из их, увидев посеревшее лицо Михайлова. – Вы успокойтесь… Сядьте, пожалуйста, в машину… Мы найдем убийцу, вы только не волнуйтесь…

Как только убитого горем Виктора Степановича посадили в машину, к милиционерам подошел эксперт, попросил сигарету и, периодически оглядываясь на Михайлова, прошептал:

- Говорите как знаете… Я делаю заключение. Парня ударили чем-то тяжелым, прямо в висок. А девушке разбили голову об эту ограду, перед этим изуродовали ей лицо, как клещами сжали, носовой хрящ сломан, все остальное сплющено в лепешку.

- Какой силой надо обладать… Точно мужик!

- Не обязательно, - промолвил эксперт. – Возможно, сильно пьяная или взбешенная женщина.

- Сомневаюсь, что баба такое сотворит.

Эксперт пожал плечами и ушел дописывать заключение.

Самый старший из милиционеров долго рассматривал землю вокруг себя и машины убитой девушки, освещая все фонарем для большей ясности – уличные фонари светили не слишком ярко. Никаких улик, ни кусочка ткани, ни волосинки… Оперативник вздохнул, морально приготовился к еще одному «висяку» и направился к машине, как вдруг его взгляд что-то привлекло.

Маленький кусочек бумаги. Кажется, чек… Точно! А на чеке обозначено: "Джемпер женский, 1500 рублей. "Остин". "Мега "Химки". 10.09.09, 14.45".

Милиционер обрадовался, аккуратно очистил бумажку от налипшей на нее земли и положил к себе в папку, которая могла бы сегодня быть совсем пустой за неимением улик. Кажется, появилась зацепочка…

 

 

 

 


0


Ссылка на этот материал:


  • 0
Общий балл: 0
Проголосовало людей: 0


Автор: MarineMel
Категория: Проза
Читали: 45 (Посмотреть кто)

Размещено: 20 сентября 2014 | Просмотров: 158 | Комментариев: 2 |

Комментарий 1 написал: Вероника Резвых (24 сентября 2014 18:29)
Если Вадим работал у дяди Ольги только 2 года, то он не мог видеть её 3 года назад на выпускном.



--------------------

Комментарий 2 написал: MarineMel (25 сентября 2014 06:10)
Косяк, исправлю.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.