«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 3
KURRE NikiTA
Ио

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 16
Всех: 21

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 159 anuta
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    В переулках памяти

    1
    «Нечем дышать, все вокруг окутано мраком. Сознание затуманено, где я? Ледяная вода сковывает тело, я не понимаю, где верх, а где низ, куда плыть. Непроглядная тьма, нет сил сдерживать вздох. Легкие горят, ужас и паника охватывают все нутро.
    До меня доходит слабый лучик света, едва заметный, в этой кромешной темноте, единственная надежда на глоток воздуха, так далеко. Изо всех сил пытаюсь плыть к этому спасительному миражу, но тело словно налилось свинцом, окаменело. Как в страшном сне, я изо всех сил пытаюсь плыть, но остаюсь неподвижно. Или это лишь наваждение, может быть я уже совсем близок к цели? Нельзя сдаваться, я на верном пути.
    Последние попытки сдержать воздух в легких, еще чуть-чуть ближе к свету, вздох, легкие обжигает ледяная вода, немой крик ужаса застрял в горле. Сознание затуманивается, боль утихает, луч света теряется в темноте и дальше наступает непроглядная тьма…»


    Меня прошиб холодный пот, но крик так и не сорвался с моих губ. Как хорошо снова дышать. Проходит несколько минут, когда я наконец понимаю, что это был лишь сон.
    Поднявшись с кровати, я поплелся в душ, надо смыть с себя остатки неприятных сновидений. Перебои с горячей водой, ледяная вода обжигает тело, прямо как в этом чертовом сне. Через 10 минут бодрящих процедур я улегся в теплую постель и моментально заснул, больше сон в эту ночь ко мне не пришел.
    Разбудил меня звонок в дверь. На часах «06-15», будь ты проклят незваный гость. Я открыл дверь и моему взору предстал совершенно незнакомый мне человек.
    - Чем могу помочь? – я старался говорить так, чтобы в моем голосе были слышны нотки раздражения.
    - Ярослав, здравствуй, ты меня не знаешь, точнее не помнишь, но уверяю тебя, что мое общение, тебе будет весьма интересно.
    Я, конечно, мог ожидать чего угодно, но только не этого. Не дав мне опомниться, незнакомец бесцеремонно вторгся в мою квартиру, уселся за кухонный стол и продолжил свой монолог.
    - Меня зовут Аркадий, можно просто Аркаша. Прошу не перебивай меня. Ты меня не помнишь, я твой прадедушка по отцовской линии. Мы с тобой прежде не виделись, точнее я тебя видел, а вот ты меня нет, ведь ты тогда был совсем маленьким. Я проездом в городе и решил созвониться с твоими родителями, как оказалось, они на днях возвращаются с дачи и пригласили меня к себе, но я приехал немного раньше, чем ожидал и они дали мне твой адрес, сказали, что я могу познакомиться со своим правнучком. Извини, что без звонка, я только приехал и решил заскочить. Ты не пугайся, я тебя стеснять не буду, ночлег я себе уже нашел.
    Я переваривал всю эту информацию еще не совсем отошедшими ото сна мозгами. Мой новоявленный прадед был весьма солидной внешности. Ростом примерно 190 см, крепкого телосложения. На вид далеко за 60, но старым он не казался, седые длинные волосы и борода придавали ему больше солидности, нежели старости. Глаза очень живые, выделяются на лице, небесно-голубого цвета. Голос низкий и громкий. Он смотрел на меня с какой-то усмешкой.
    - Ну, здравствуй дедушка, эм…не знаю, что в этих случаях полагается делать, но Вам не кажется, что немного рановато для знакомств?
    - Да конечно, рановато, я все понимаю. Мне просто очень захотелось тебя увидеть, не сердись на старика. Я надеюсь, мы с тобой очень скоро сможем встретиться и поговорить обо всем, что было за эти годы. Подай-ка мне ручку и листок.
    Оглядевшись вокруг, я нашел лишь обломленный карандаш и журнал и передал все это Аркадию.
    - Отлично, так вот держи, это мой телефон и адрес, если что-то случится, позвони, а лучше забегай ко мне.
    - Да что может случиться, я мальчик большой. Был рад знакомству. Ах, да, может чаю? А то как-то совсем неловко у нас все вышло.
    - Еще успеем попить, а пока мне пора, да и тебе еще отдохнуть надо.
    Больше ни говоря, ни слова, Аркадий вышел из квартиры, и я закрыл за ним дверь. Странное задалось утро, а может это еще один слишком реалистичный сон? Я взял журнал, на котором мой «дедушка» оставил свои координаты и положил в ящик.
    На часах было 7 часов утра, на всю квартиру раздался треск будильника, вот и поспал. Странно, по моим ощущениям наш разговор не длился и 5 минут, да ну и ладно, возможно это все последствия тяжело ночи.
    К слову живу я в однокомнатной съемной квартире. Снимаю ее у бабульки 75 лет Лидии Ивальдовны за 13 тысяч деревянных. Квартирка хорошая, но все здесь напоминает ее хозяйку: построечные обои, некогда зеленоватого цвета полностью выгорели и местами отошли от стены, старая СССРовская мебель пропитанная запахом тройного одеколона. Стены украшали фоторамки с внуками и фотографии цветов, видемо купленные вместе с рамками. У входной двери располагался пропахшей кошачьей мочой коврик. Мне конечно хотелось квартирку по современней, но где ее найдешь в Москве за такие деньги, а сделать ремонт и обставить эту халупу по другому, строго настрого запретила бабка, это ее некий бзик и условие нашего с ней договора.
    Живу я не один, а со своим верным и преданным лохматым другом Долли, дворняжка песочного цвета с очень умными и добрыми глазами. Все лето до середины сентября она живет с моими родителя на даче, как раз в прошедшие выходные они все должны были вернуться, так что через пару дней она опять составит мне компанию в моей унылой квартирке.
    По плану моего дневного расписания у меня был душ. Вода придавала силы, и так не хотелось куда-то идти, постояв минут 10 в трансе под струями оживляющей жидкости, я собрал всю свою волю в кулак и заставил себя выйти из душа.
    Посмотрев в зеркало, я немного удивился, вид у меня был словно я месяц не спал и всю это время разгружал вагоны. Красные глаза с черными кругами, откуда-то взявшиеся морщины на лице (это в 27 лет!). Да и чувствовал я себя не очень, все тело ломило и страшно болела голова.
    - Да, хорош ты Ярослав, как никогда!
    Не мешало бы еще побриться, но сил совсем не было ни на что и к тому же. Быстро позавтракав, я оделся и пошел на работу. Работаю в 40 минутах ходьбы от дома, и сегодня я решил прогуляться пешком, а не ехать на мотоцикле как обычно.
    Лифт долго не шел, и я быстро сбежал по ступенькам. Вышел я в самый обычный московский дворик, все сплошь уставлено машинами, сомнительного качества детская игровая площадка, пара старушек у подъезда, угрюмые лица прохожих спешащих на работу, группки подростков с сигаретами и пару бездомных кошек, греющихся в теплых лучах сентябрьского солнца.
    Работаю я учителем физкультуры в школы. Работа, конечно, не очень высокооплачиваемая, но зато рабочий день короткий и нет никаких дресс-кодов и прочей офисной мишуры.
    На часах было «8-00», включив плеер погромче, я поспешил в сторону школы. Теплые лучи сентябрьского солнца приятно лизали спину, следы вчерашнего ливня были почти не заметны, лишь изредка попадались небольшие лужицы.
    Пройдя добрую половину пути меня окатила поливальная машина, пожелав «хорошего» дня водителю я двинулся дальше.
    Зайдя в школу, меня смутило отсутствие Георгича (школьный охранник, веселый старичок, который любит отчитывать школьников). Я зашел как раз, когда прозвенел звонок и поспешил в зал.
    Как и всегда на первом уроке две с половиной калеки. Парням дал мяч, а девчонки сели на лавочку и стали трещат о чем-то своем.
    Сидел я у своей коморки, сонно наблюдал за детьми и тут я увидел девочку, которую раньше не встречал на своих (да и вообще в школе) уроках, а работаю я в этой школе уже года 3 и всех детей уже запомнил. Она сидела одна в самом углу зала, никто из других детей с ней не говорил и было ощущение, что даже никто не замечал ее присутствия.
    На первый взгляд, обычная девочка лет 15, с длинными белыми волосами, худощавым телосложением. Но приглядевшись, повнимательнее, я заметил на ней странную, не по сезону одежду: теплый шерстяной свитер, размера на 2 больше нужного, голубые выцветшие штаны и огромные, явно не по размеру ботинки.
    Я сидел и наблюдал за ней, как вдруг она перевила взгляд на меня. У меня по спине пошли мурашки. Болезненно бледное лицо, украшали огромные мешки под глазами, взгляд был опустошенный, весь вид ее показывал неистовую печаль и боль, она смотрела мне прямо в глаза и на лице ее застыла тоскливая ухмылка.
    Я как завороженный смотрел на нее, меня охватывал ужас и в то же время некое умиротворении, при этом визуальном контакте с ней. Я сидел словно в трансе и наверное продолжил бы прибывать в этом состоянии, если бы меня не вывел из ступора окрик женщин.
    - Ярослав Владимирович, сегодня в течение дня будет проходить проверка занятий физической культуры. Постарайтесь, чтобы все дети были заняты, а не сидели на скамье.
    Это была женщина лет 40, с короткой стрижкой, грубыми чертами лица, высокая и очень худая. Но кто это был, я не мог понять.
    - А Вы кто, простите?
    - Ой, и правда, я же забыла представиться, Антонина Васильевна, я за место Ольги Юрьевны.
    - А где же Ольга Юрьевна?
    - Она на 2 месяца взяла отпуск, а я ее давняя приятельница, вот она мне и доверила поработать за меня, да и директор меня знает.
    - Понятно, приятно познакомиться Антонина Васильевна. На счет проверки, не волнуйтесь, найду, чем занять детей.
    - Хорошо, хорошо… - эти слова были сказаны как-то отстраненно, как будто она меня уже не слышала.
    - Скажите, а кто эта девочка, что сидит в углу? Новенькая? Я ее прежде не видел?
    Она оглядела зал и вопросительно на меня поглядела.
    - Какая из?
    Я перевел глаза и на месте, где только что она сидела, было пусто.
    - Да нет, никакая, наверно я переутомился.
    - Ладно, я побегу, а то дел по горло, еще увидимся, Ярослав Владимирович.
    Остаток дня прошел тихо и спокойно, проверка так и не пришла. На всех переменах я пытался высмотреть эту девочку, где-нибудь в коридорах или столовой, но ее нигде не было.

    2
    Когда рабочий день подошел к концу я решил прогуляться в лесу. Приятно окунуться в прохладу вечернего леса, после рабочего дня и попасть в совершенно другой мир, тихий и умиротворенный, совершенно не похожий на тот шумный грязный город, что остался за его стенами из многолетних стволов величественных и грациозных деревьев.
    Погруженный в собственные мысли, размышляя о чем-то незначительном, я полностью отключился от реальности. Машинально ступая по извилистой тропе под звуки стрекочущих кузнечиков я пробирался в глубь леса. Мне никогда не было страшно ходить вот так вот, одному, по безлюдному лесу, даже ночью, но сегодня меня не покидало чувство какого-то беспокойства.
    Мягкая, еще зеленая трава, застилала шелковистым ковром маленькую опушку, на которую я вышел, скитаясь по закрученным тропках. К этому времени стало уже темнеть и посмотрев на часы понял, что слишком я замечтался и пора возвращаться домой. Начал моросить мелкий дождик и я поспешил обратно, только я ступил под кроны деревьев, как начался ливень. Я смутно помнил, как я сюда забрел, из-за темноты и дождя я буквально на ощупь пробирался сквозь деревья. Спустя добрых пол часа (если не больше), я начал узнавать знакомые места и поспешил к дороге. И тут меня ждал сюрприз, когда я наконец-то вышел из леса, следов от только что лившего дождя не было и в помине: сухие улицы, пыльные машины, редкие прохожие, которые меня разглядывали с явным интересом. Вид у меня конечно получился живописный: мужик в 11 вечера, один вышел из леса, весь промокший с всклокоченными волосами, маньяк одним словом.
    Порядком, замерзнув под дождем, я решил пробежаться до дома и согреться. Придя, я включил чайник и пошел в душ. Только я хотел погреться под водой, как меня ошпарила ледяная струя.
    - Черт бы побрал этих коммунальщиков, никогда нет в этом доме горячей воды!
    Порядком выругавшись и проклиная всю коммунальную службу, я пошел пить чай, это была последняя надежда, чтобы согреться.
    Попив чая, я отправился спать. Но быстро заснуть мне было не суждено, в голову лезли разные мысли, в мое сознание крепко запал образ той девочки. Лежа в темноте с закрытыми глазами я четко видел ее. Усталость накатывала и хотелось спать, но сон не приходил, мысли как бешенные бились в моей голове, но в конце концов я все таки заснул.
    3
    «Белые стены, скудная обстановка вокруг: две кровати, какие-то аппараты, пара стульев у окна и маленькая прикроватная тумбочка. За окном стоит непроглядная ночь, единственный источник света, благодаря которому я смог хоть что-то разглядеть, это нечто наподобие ночника, воткнутого в розетку рядом с дверью. И даже этот едва уловимый источник света, от которого вся обстановка в палате принимает зловещий оттенок, обжигает роговицы глаз.
    На мне белая с непонятными мелкими рисунками рубашка до колен, руки покрывают синяки и маленькие дырочки от иголок. Голова раскалывается, непонятная тяжесть овладевает всем телом, мысли путаются в голове. Где я? Кто я? Как я сюда попал?
    Первые попытки подняться с кровати оказались неуспешными, ноги предательски не слушались меня, голые ступни обжигает холодный кафель. Хочется свернуться калачиком под теплым одеялом и забыться сном, но чутье подсказывает, что нужно действовать и узнать где я нахожусь. Наконец-то мне удалось удержать равновесии и неуклюжей, шатающейся походкой я доковылял до двери, я был уверен, что она окажется запертой, но она легко поддалась, петли уныло заскрипели, а внутри у меня пробежал холодок. Я выхожу в плохо освещенный коридор, я оперся об стену, чтобы немного прийти в себя. Медленно, едва дыша я пошел по коридору к двери над которой ярко светилось табло «ВЫХОД». Стоит кромешная тишина, ни скрипа кроватей в палатах, ни храпа больных, даже батареи в стенах не гудят, как обычно бывает, хочется закричать от этой тишины.
    Лестница оказалась более освещенной, и мне понадобилось несколько секунд, чтобы глаза привыкли к такому свету. Табличка на двери из которой я только что вышел гласит:
    «Отделение анестезиологии и реанимации.
    2 этаж. Палаты №№ 201-245.»
    Мне показалось странным, что в реанимации нет ни одного врача и медсестры, но я решил на этом не заострять внимание и пошел вниз. Стены одинаково выкрашены в грязно-белый цвет с подтеками и трещинами, от пола идет характерный запах хлорки и грязных тряпок.
    Спустившись на первый этаж, я огляделся, помещение похоже на приемное отделение. По сравнению со вторым этаж, откуда я спустился, здесь было светло. Вдоль стены стоят лавочки, несколько инвалидных кресел стояли так, словно больных вытащили с них прямо на ходу, по середине комнаты находиться большой округлый стол, что-то наподобие ресепшена (или как это правильно называется в больницах), над которым большими буквами написано «Больница № _0». За этим столом, у стены стоят стеллажи с картами больных, график дежурств лежит на стойке и куча всяких бумаг разбросанных по столу и полу.
    Как только я увидел входную дверь я не раздумывая поспешил туда, но тщетно, она оказалась закрытой. Я перелез за стол в приемной, терять мне было нечего, под бумагами нашел телефон и решил попробовать позвонить, но естественно, гудка не было.
    Издалека, стали раздаваться шаркающие шаги, не долго думая, я залез под стол и затаил дыхание (наверное, это я еще не отошел от действия лекарст, иначе зачем мне прятаться в больнице?). Кто-то стремительно приближался, неловко выглянув из своего укрытия (и в этот момент я осознал, что прятаться действительно стоило), моим глазам предстало следующее зрелище: нечто похожее на человека, в драном костюме, волокло за собой перебинтованную ногу и как-то по-звериному озирался, я пригляделся и мне показалось, что он принюхивается. В этот момент он резко обернулся и мы впились друг в друга глазами. Меня охватила паническая дрожь, плохо соображая, что и зачем я делаю, благо тело действовало быстрее, чем мой разум, я перелез через ресепшн и ринулся к лестнице.
    Я бегу по коридорам, лестницам, пытаюсь открыть встречные мне палаты, но все заперты. Пробегав добрых полчаса, по моим ощущениям никак не меньше, по всем этим больничным лабиринтам, окончательно потерялся в пространстве, я даже не понимал, на каком этаже я сейчас нахожусь, при этом продолжал бежать, лишь бы не стоять на месте.
    Тупик. Дыхание сбилось, градом тек пот, ноги дрожат от бега и страха, я слышу, как оно приближается. Лицо закрыто большим капюшоном, он шел все так же хромая (и как только он меня догнал с такой ногой), уверенно надвигаясь на меня, мне хотелось закричать, но я не мог издать и звука.
    Все перед глазами поплыло, ноги стали ватными, я попытался устоять, но уже в померкшем сознание я почувствовал, как падаю на бетонный пол, по тело прошел глухой заряд боли и дальше я ничего не помню.
    Когда я пришел в сознание страх не утих, в моих грезах была тайная надежда проснуться у себя дома, рядом мирно посапывала Долли (моя собака), ну или на крайней случай проснуться в той же палате, окруженным врачами, которые сказали, что все будет хорошо. Но таким мечтам не суждено было сбыться и я очнулся в каком-то жутком помещение, на стенах была белая плитка, покрытая слоем грязи (о том, что стены покрыты чьей-то кровью думать я не хотел!), над головой болталась лампочка на длинном проводе, она раскачивалась туда-сюда, отбрасывая тени, создавая эффект а-ля дешевый триллер, света впрочем от нее было не много. И этот запах, что за вонь здесь царила, смесь грязного белья, лекарств и хлорки.
    Я лежу на каком-то столе, металл обжигает холодом тело. Меня намертво привязали к этому столу, широкими ремнями, так что я не могу пошевелиться Нет, ну серьезно, это классический сценарий фильма ужаса, осталось только мясника с топором сюда. Ну и где же мой палач?
    А вот и он, точнее это уже она. Миловидная девушка лет 18, в медицинском костюме а-ля хэлуин, а по правую руку от нее стоит он или оно, благо капюшон не снимает, чутье подсказывает, ничего хорошего там не будет.
    - Ребята, я не знаю что вы задумали, но может поговорим? – я просто мастер говорить с маньяками, правда?
    - И чего молчим? Давайте, хоть познакомимся, меня Ярослав зовут, а вас как величать?
    Девушка мило улыбается мне, но от этой улыбки по спине пробежал холодок, и это не от того, что я голый лежу на металлическом столе. Она отходит куда-то в сторону, что она делает, я не вижу, когда она попадает под мое поле зрение, в руках у нее появился шприц. А улыбка все так же не сходит с ее лица, лучше бы она не улыбалась.
    - Девушка, у Вас такая милая улыбка, может, ответите, что Вы собираетесь делать, и зачем Вам шприц? Я себя чувствую отлично, можете меня отпустить домой. – Господи, что за бред я несу?
    Она медленно начинает подходить ко мне, все с той же улыбкой. Ох, если бы не эти ремни я бы врезал ей (скажу сразу, женщин я никогда не бил), чтобы слезла эта улыбка с ее лица. Я начинаю биться в ремнях, пытаюсь высвободиться, но безрезультатно!
    - Прошу Вас не надо, не надо ничего колоть, отпустите, люди, кто-нибудь, ПОМОГИТЕ!!!!
    Она уже стоит возле меня и улыбается, как меня бесит ее улыбка, это нечто стоит рядом с ней. Она что-то шепчет ему на ухо.
    - Может и мне скажете, о чем воркуете голубки? – какой же я идиот!
    После этого ОНО высвобождает одну мою руку, мелькнула надежда, что я смогу изловчиться и выбраться, но сила, с которой он сжал меня, убила всякую надежу.
    Она вводит мне иглу в вену и огненная жидкость распространяется по моей кровеносной системе. Я пытаюсь закричать, но получается лишь сдавленный хрип. Я все так же продолжаю извиваться в этих тесных ремнях, постепенно силы покидают меня. Все тело становится ватным, ощущение, как будто отлежал ногу или руку, только это ощущение распространяется по всему телу. Глаза сами закрываются. Сознание меркнет и я отключаюсь…»


    Я проснулся от собственного крика, на часах было «8-05» . Меня прошиб холодный пот, все тело было ватное, словно я еще сплю и эта жидкость, циркулирует в моих венах, лишая меня способности двигаться. Кое-как встал с кровати и тут же упал, ноги не хотели слушаться, ползком я достиг ванной, свет включить не получилось, и я просто дополз до раковины, дрожащими руками я заставил свое тело подняться. Во рту пересохло, очень хотелось пить, я даже подумал, что если сейчас в кране не окажется воды (а я уже ничему не удивлюсь), то я просто умру от обезвоживания. Но мои опасения были напрасны, издав характерный звук, вода потекла из крана. Я припал к этому потоку холодной и оживляющей жидкости. Какой же вкусной мне она показалась, я думал, что никогда не напьюсь.
    Кое-как на «чужих» ногах я вышел и включил свет в ванной. Только сейчас я понял, что весь горю. Вид у меня был плачевный: осунувшееся лицо с темными кругами под глазами, щеки пылали нездоровым румянцем, как при высокой температуре, глаза покраснели. Я залез в душ и включил прохладную воду, она немного остудила меня и мне слегка полегчало.
    Выйдя из ванной меня стало знобить, я рухнул на свою кровать, укутался в одеяло, дрожа всем телом и не заметив как, заснул. Когда я проснулся, мне было значительно лучше, на часах было уже около 12 дня и было странно, что никто не звонил с работы. Дожидаться гневного звонка я не стал и решил позвонить (как гласит русская мудрость, лучше поздно, чем никогда!). Трубку взяла девушка, голос которой мне был не знаком, сказала, что директора на месте нет, но она все ему передаст и пожелав мне скорейшего выздоровления повесила трубку.
    К врачу я не пошел, думаю, пару дней мне хватит, чтобы оклематься. Тело ломило и клонило ко сну. Я находился в том состоянии, когда ты еще не спишь, но уже не и бодровствуешь, как вдруг тишину моей квартиры, пронзил резкий и ледяной звук телефона. Никогда не обращал внимание, на то какой он издает противный и девствующий на нервы звук.
    Звонивший был настойчив, прошло уже 8 или 10 гудков, я уже собрался с силами, чтобы встать, но телефон замолчал. Я закрыл глаза и начал погружаться в сон, но не тут-то было, звонок раздался вновь. Нехотя я выполз из-под теплого одеяла, голова стала раскалываться, шатаясь я медленно дошел до телефона и снял трубку.
    - Да…
    - Привет Ярик, как на счет встретиться?
    - Кто это?
    - Это Паша, ты что меня не узнал?
    - О, Пашка, привет, богатым будешь. Я себя чувствую как-то не очень хорошо, но думаю небольшая прогулка не повредит. Так и где ты хочешь встретиться? Только учти, никуда далеко ты меня не заставишь идти.
    - Давай, где обычно, у леса? Не слишком далеко для нашего дедули? Как раз подышишь чистым, относительно конечно, воздухом.
    - Да иди ты, знаешь куда. Да, прогулка по лесу это то, что мне нужно. Подойду, через минут 20, пойдет?
    - Договорились, не опаздывай.
    Положив трубку я не мог понять, зачем я согласился куда-то идти, когда я ели держался на ногах и жар, по моим ощущениям, грозил вернуться вновь, но что сделано, то сделано, раз согласился надо идти, может и впрям полегчает на воздухе.
    Натянув джинсы и куртку я вышел из дома. На улице было свежо, лучи солнца приятно лизали спину, я неторопливо шел, погружаясь в собственные мысли. С Пашкой мы дружили с раннего детства, все время мы были с ним не разлей вода. Конечно, иногда сорились, но это мелочи. Ему 28 лет (он на год старше меня), блондин, немного полноватый, болтлив до ужаса, все время рассказывает какие-то небылицы. Сколько всяких историй у нас с ним, порой попадали в такие передряги, что до сих пор страшно вспоминать.
    Погруженные в свои воспоминания я и не заметил, как дошел до назначенного места. Это было у нас с ним место встреч, последние года 3.
    - Здорово!
    - Привет Яр, прогуляемся?
    Встретил меня он с каким-то отрешенным видом. Мы шли и не говорили ни слова, молчание становилось невыносимым. Впервые я не знал, что ему сказать, и он словно тоже не мог найти слов. Что-то в нем изменилось, было видно, что его что-то тревожит. Пашка первый прервал молчание.
    - Знаешь, все стало другим. Мне кажется, меня больше здесь нет. – Он замолчал, словно задумался. Голос его звучал пронзительно, твердо, сердце мое забилось сильнее, после его слов.
    - Паша, ты о чем говоришь? У тебя неприятности? Ты неважно выглядишь!
    - Неприятности... наверное, это можно и так назвать. Ярик, ты не замечаешь, ничего странного? Ты не чувствуешь, что что-то изменилось?
    - Каждый день что-то меняется, ты о чем? Что-то случилось, у тебя вид какой-то подавленный.
    - Случилось? Я не знаю! Мне страшно… - последнюю фразу он произнес фактически шепотом.
    После этих слов между нами опять наступило молчание, тишина разливалась по окрестностям леса, заполняя все вокруг и казалось сейчас поглотит тебя. Мне хотелось сказать хоть что-то, но в горле стоял ком, а язык предательски не хотел шевелиться, в голове была лишь одна мысль «НУ СКАЖИ ТЫ ХОТЬ ЧТО-ТО!!!!». И вот я уже собрался выдавить из себя пару звуков, как Пашка вновь прервал молчание первым.
    - Все не так, все изменилось и эти дурацкие сны, знаешь, они стали реалистичней! – Тут он сел и заплакал, серьезно, как ребенок.
    - Да что с тобой такое! Успокойся, расскажи, что случилось. Паша, Паша, ты меня слышишь? Если ты попал в какую-то передрягу, расскажи, я тебе помогу. Не в первой же!
    Он перевел взгляд на меня, и я отпрянул. Его взгляд горел ненавистью и злобой. Глаза были воспалены, в них еще стояли слезы, я никогда прежде не видел его таким. В его глазах я видел ненависть ко мне, чего прежде никогда не было.
    - Ты собираешься мне помочь? Ты даже не понимаешь, что происходит и говоришь о помощи!
    Он встал и пошел в сторону входа, откуда мы пришли. Я сидел и смотрел на него тупым взглядом, толком ничего не понимая.
    - Ярослав, это все из-за тебя!
    - Стой, Паша, да что я такого сделал? О чем ты говоришь?
    Но он уже меня не слышал, мои слова застряли, где-то в сплетенных сучьях деревьев. На дворе стоял самый разгар сентября, листья уже окрасились в огненные цвета и потихоньку падали, и сейчас я сидел, зачарованный красотой одиноко падающего листа.
    Я не очень люблю осень, все вокруг увядает, похоже, что вся природа умирает прямо на твоих глазах. Некогда цветущие поля превращаются в серые, безжизненные места, буйство красок сменяются дождливыми серыми пейзажами за окном, люди мрачнеют и начинается период ожидания весны. А этот осенний листопад, как будто последний вызов деревьев, суровой осенней природе, мол, впереди тяжелые времена, но вот посмотрите, как мы можем. И ведь в этом и есть великолепие природы, несмотря ни на что, она остается удивительно прекрасной. И даже эти лысеющие деревья, остаются с грациозным могуществом ожидать первых заморозков и стоически выдерживают их каждый год.
    Из раздумий меня вывел раскат грома, мне нравится дождь, но сейчас он был очень не вовремя. Я заставил себя подняться и пойти к выходу. Перед глазами опять встала вся эта сцена с Пашкой, я решил ему позвонить, но сеть в лесу телефон отказывался ловить.
    Я медленно шел к выходу из леса, раскаты грома раздавались почти ежесекундно, но дождя еще не было. Я посмотрел на часы, было уже «15-40», а мне показалось, что прошло не более получаса с тех пор, как я встретился у входа с Пашкой. Я, машинально ступал по тротуару, ноги сами меня привели во двор моего дома. Небо над головой окрасилось в серые тона, первые капли дождя упали на землю и разбившись оставили большие следы на еще теплом асфальте. Было около «16» часов, когда я подошел к своему дому, и заметил, что во дворе было как-то слишком тихо и безлюдно, ни тебе детей на площадке, которых родители никак не загонят домой, ни бабулек у подъезда, даже алкашей в беседке, которую они заставили картонными коробками на случай дождя, и тех не было. Я поспешил к своему подъезду, уже подходя, мне показалась, что на парковке, за машинами, кто-то стоит. Ох, лучше бы я не оборачивался, но я обернулся.
    Прямо за машинами, передо мной стояла та девочка, стояла все с той же тоскливой ухмылкой, волосы ее, на этот раз были заплетены в косы и в руках она держала воздушный шарик, она держала его за тоненькую и очень длинную ниточку, шарик был серого цвета, и на фоне дождливого неба, практически сливался с ним.
    Я почувствовал, как мне опять стало дурно, жар охватил мое тело, я закрыл глаза и присел на корточки, в ушах зазвенело, мне казалось я теряю сознание. Просидев в таком положение несколько секунд (а может и минут) я смог наконец-то совладать с собой, сотрясаясь всем телом, я поднялся с корточек и открыл глаза, но ее уже нигде не было.
    Одинокие капли дождя превратились в ливень. Я взбежал по ступенькам на крыльцо своего подъезда и уселся на лавочку. Моим глазам открылась прекрасная и вызывающая ужас своей безудержной силой картина.
    Небо, и без того темное, окрасилось в иссиня-черные краски, раскаты грома пробирали до мозга костей, до того они были мощными, десятки извилистых молний рассекали небосвод и озаряли землю своими вспышками. Шум дождя приятно ласкал слух, потоки воды уже образовали маленькие ручейки вдоль тротуаров, где-то окрашенные в радужные цвета каплями бензина, у некоторых машин сработали сигналки от громогласных раскатов грома, но владельцы не спешили их отключать, а возможно не слышали за какой-нибудь бессмысленной телепередачей, сидя у себя в квартире. Ветра не было и дождь лил прямой стеной. Я сидел как зачарованный, смотря на грозовее небо, заметно похолодало и посидев еще немного, я все же отправился домой.
    Лифт не работал, и мне пришлось подниматься пешком. Света на лестнице не было, и поднимался я в слепую, только изредка, сквозь грязные лестничные окна, пробивался свет от вспышек на небе, озаряя исписанные стены. Наконец-то я добрался до своей квартиры и закрыл дверь, а вместе с тем и все странные события сегодняшнего дня.
    Меня начал колотить озноб, лицо горело. Порылся в своей аптечке, но градусник так и не нашел, зато нашлись две таблетки аспирина, что было кстати. Аппетит отсутствовал, хотя я даже не мог вспомнить, когда последний раз ел, через силу сделал себе крепкий чай, разделся и пошел в постель. Хотелось забыться сном, но я не мог уснуть. Решив проветрить комнату, я открыл окно, на улице стояла ночь, дождь все не утихал. Лежа в темноте, слушая гром, я наконец-то погрузился в сон.
    [i][/i]


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: BlackOwl
    Категория: Проза
    Читали: 35 (Посмотреть кто)

    Размещено: 13 ноября 2014 | Просмотров: 98 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.