«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 9
Всех: 11

Сегодня День рождения:

  •     stasy (23-го, 30 лет)
  •     WARLOCK (23-го, 30 лет)
  •     Тореро (23-го, 28 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1865 Кигель
    Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    GARAGE BAND


    Реальность – это иллюзия, вызываемая отсутствием алкоголя в крови.

    ...

    Гул кондиционера давит мне на мозги... Но не это меня тревожит.
    Полная арефлексия, гипотермия, глубокое нарушение функций продолговатого мозга с прекращением спонтанного дыхания, резкое снижение артериального давления и... смерть. Зеленоглазая красавица, как посланник ада, придет за мной и мне не останется ничего другого, как взяться за ее холодную руку и слепо идти за ней.
    Но сейчас это не главное.
    Единственный вопрос, который меня гложет…
    Его заправляли бензином, или дизельным топливом?...
    К чему это я?
    Ведь это уже не важно...
    Дурные мысли не о чем, так и лезут в мою голову.
    Странное ощущение, когда ты не чувствуешь своего тела. Вернее и ощущений то нет никаких, но все-таки… Работает один лишь мозг, да и тот скоро взорвется от того, что всякая чушь лезет ко мне в голову. Создается впечатление, что ты смешал несколько сильнодействующих стимуляторов и запил все это алкоголем.
    Нет, все-таки его заправляли бензином, дизельные моторы работают не так, уж это я, наверное, могу определить. И заправлялся этот грузовик где-то на объездной, там, где дорога делится на две части. Знаю эту заправку, однажды там покупал сигареты. Заправщица, молодая и ужасна, подобно восставшему из ада мертвецу, не улыбаясь, дала мне синий «Токсин», и я поехал дальше.
    Интересно, она работала в тот день, когда заправлялся этот грузовик? Может быть, она так же, не улыбаясь, дала водиле сдачу и пожелала счастливого пути.
    Счастливого пути…
    - Спасибо за покупку, возьмите чек.
    - К черту чек!
    В моей фантазии все это вырисовывается в одну картину…
    Вот водитель забирает сдачу, садится в свое авто и осторожно выруливает из заправки на проезжую часть. Возможно, заправщице водитель показался симпатичным, и она проводила взглядом отъезжающий автомобиль, который взял курс на перекресток улиц Сковороды и Дзержинского. Клубы сизого дыма от сгоревшего топлива слались вслед за движущимся грузовиком. Водитель, дымя сигаретой, накручивает магнитолу и кабину наполняет шансон (банально до ужаса, но правдоподобно). Коробка громко скрипит, при переключении на вторую передачу, автомобиль набирает ход. До чертового перекрестка остается минут десять езды по объездной трассе.
    Лето выдалось очень жарким. Наверное, такой жары не было уже лет сто. Асфальт просто плавился под лучами июльского солнца, температура в тени превышала отметку за 40С. В тот день, я отдыхал в пивной палатке, которая располагалась на углу улицы Сковороды. Тихо играла музыка, мотив этой песни крутится у меня в голове до сих пор, но не могу вспомнить, кто эту песню поет. Немного пострадала моя память.
    Вот я слушаю песню и попиваю пиво, если честно, то еще и закуриваю сигарету. Мне хорошо и кайфово; завтра начинаются выходные и пора строить планы как их провести. Естественно, что эти дни я проведу с Олесей. Скорее всего, завтра с утра мы поедем на пляж, где наберем равномерный загар, потом будет ночной клуб, где мы постараемся продержаться до полуночи. Дальше пойдем домой, и попробуем доставить друг другу столько удовольствия, насколько хватит наших сил. А в воскресенье с утра, я угощу ее прекрасным завтраком, и мы до обеда проваляемся в кровати, читая газеты или смотря музыкальные клипы по «ящику». Ближе к четырем часам вечера, я провожу ее на вокзал, и она уедет на неделю, чтобы вновь вернуться на следующие выходные. Через год Олеся, наконец-то закончит учебу, и все эти сессии... или как их там?.. останутся лишь в наших воспоминаниях.
    Я, мысленно утверждаю этот план, и допиваю пиво. Гашу сигарету об пепельницу и поднимаюсь с пластикового стула. Путь мой лежит на вокзал, где в 13:30 автобус привезет мою любимую студентку. На ходу напяливаю солнцезащитные очки и одной ногой ступаю на пешеходный переход. Внезапно в кармане штанов начинает вибрировать мобильный телефон, я с радостной улыбкой достаю его, желая услышать в трубке сладкий голосок Олеси.
    Одновременно с тем как я говорю «Алло», где-то справа слышится вой клаксона. В одну секунду смотрю направо, на лице у меня все та же улыбка, и вижу бампер грузовика. Возможно в эти секунды передо мной должна была пронестись вся жизнь, но этого не произошло. Никаких воспоминаний, даже о Олесином сарафане, который она одевала на наше первое с ней свидание. 
    Дальше удар и темнота.
    В ушах начинает греметь адский вой, темнота в глазах быстро меняется на красные пелены, которые медленно плывут передо мной. Я пытаюсь открыть глаза и одновременно с этим, все тело начинает невыносимо болеть.
    Я вижу как меня везут в скорой помощи и надо мной склонились два медика:
    - Он дышит?
    - Нет. Вколи ему еще…
    Как нет? Я еще жив! Я смотрю на вас!
    Дальше вновь темнота и знакомые мне красные пелены, которые совсем скоро начали приобретать желтый оттенок. Какая-то сумасшедшая визуализация из музыкального плеера.
    Второй раз пытаюсь открыть глаза, и у меня это получается, и даже боль исчезла. В глаза мне бьют тринадцать лампочек, рядом три доктора в белых халатах и повязками на лицах. Один из них с окровавленным скальпелем и бровями как у Брежнева; он что-то говорит. Я ничего не слышу, только глухой гул, от которого, мне кажется, вибрируют мои мозги. Вновь ярко красная полоса ослепляет меня, и я закрываю глаза. Может это всё?..
    Она стоит в операционной и молча наблюдает за работой докторов. Ее глаза скрывают темные очки, а в пухлых губах дымится сигарета. Теперь, когда это порождение фантазии вырвалось из моих снов, я потерял над ним контроль. В этот момент, я не мог сказать точно: наяву все это или очередная галлюцинация.
    Боль, ноет все тело, но потом эта боль проходит и рассеивается. Мне становится лучше, я спокойно засыпаю. Не теряю сознание, а мягко проваливаюсь в сон без сновидений. В этот раз не придет ко мне во сне ни Вика, ни Леша, как бы давая понять, что я с ними скоро встречусь и это будет (к сожалению) не сон. Врата ада слабо поскрипывая, уже открывались для меня. В кармане лежал флаер, честно мной заслуженный и врученный зеленоглазой стервой, флегматично покуривающей сигарету возле больничной койки.
    Она ждет.
    Просыпаюсь уже в палате, это я понял, как только открыл глаза. Передо мной потолок с потрескавшейся краской и воняет хлоркой. Гул в ушах все еще стоит, и кроме его, ничего больше не слышу. Начинается паника, потому что я не ощущаю своего тела, даже голову не могу повернуть. От этого, мое сознание приходит в ужас, а с глаз начинают бежать слезы.
    Надо мной склоняется мать, лицо у нее заплаканное и она что-то мне говорит, гладя при этом по моей голове. Я не слышу ни слова, но клянусь, понимаю все то, что она говорит. Дальше в поле моего зрения появляется Олеся, ее глаза, тоже опухшие от слез. Я стараюсь сдержаться, это дается не просто. Нечто поставило жирную точку в моей жизни.
    Вика, ты все-таки забрала меня с собой.
    За последние несколько часов в моей голове тысячу раз прокрутился эпизод аварии на перекрестке улиц Сковороды и Дзержинского. Приходит полное понимание того, что меня сбил грузовик, в тот момент, когда я переходил дорогу по пешеходному переходу. Самые ужасные воспоминания пришли ко мне пять минут назад. Я вспомнил, как повернул голову и мне в лицо ударил жар мотора, в те несколько микросекунд, я успел почувствовать запах выхлопных газов и горячего масла. А потом удар. К счастью удар мое тело не ощутило, наверное, результат шока. Могу лишь только себе представить, что от меня осталось.
    Мне тяжело от одного только воспоминания об произошедшем...
    Если бы я смог закричать, то в этот момент кричал бы как сумасшедший. Но, увы… Остается лишь собирать головоломку событий предыдущих дней, чтобы понять: что пошло не так.

    Еще в четверг наш коллектив решил отметить день рождения Насти, нашей скрипачки, носившую гордое амплуа дочери полковника. И вот мы в баре, заказав много коньяка и всяких вкусностей, расположились за пэобразным столиком, в предвкушении предстоящей попойки. И дело уже доходило до того состояния, когда нужно было брать пиво. Как вдруг, мне на плечи повесилась Настя. Пьяным голосом со смешками, она предложила мне потанцевать (когда ты пьян и возле тебя находится красивая девушка, то гормоны всегда берут верх над здравым смыслом).
    Еще минута и мы с ней кружимся в эротичном медляке. Настя смотрела мне в глаза и признавалась что я ей симпатичен, и она не прочь уйти со мной куда-нибудь. А мою недавнюю стычку со Спайдером, эта чертовка восприняла как открытое выражение моих чувств к ней. Шепча все это мне на ухо, она, тем самым, погружала меня в некий сексуальный транс.
    В мыслях сразу же появился образ Олеси с нимбом на голове, она с укором смотрела мне в глаза. И в глубине души вновь поднималась та грязь, которой я щедро поливал себя в мыслях, когда косячил.  
    Я, пригубив еще коньяка, сам повесился Насте на плечи и шепнул на ушко, что мол, не против даже кабинки в туалете.
    Коньяк и был во всем виноват!
    Не прощаясь, мы покинули компанию и поехали к ней домой. Еще в такси она просунула руку мне в ширинку, а я нагло гладил ее груди под майкой. Ночи страстной любви не было, было что-то похожее на стандартный секс (есть такое понятие?), после которого мы уснули под гул ее кондиционера. С утра было несколько неудобно обнаружить себя в ее квартире и поэтому, мы без лишних любезностей попили кофе, и я ушел.
    Помню, в троллейбусе у меня ужасно заболела голова, что я чуть не присел, но аптечный киоск (пускай бизнес у них всегда процветает) спас мне жизнь несколькими таблетками цитрамона и анальгина. Конечно же, для того, чтобы полностью избавится от недуга, мой организм потребовал пива. Обязательные условия: холодного и на розлив. Дойти к пивной палатке мне помешал Студер, который полулежал на лавке, в парке. Я присел рядом с ним, и мы немного пообщались на тему того, как плохо бывает, когда тебя бросает девушка. Тема со Студером и его девушкой мне была уже понятна, но тут всплывала и моя ситуация. Это меня немного взбудоражило, и чувство вины начало проедать меня из средины. Утешив себя той мыслью, что Олеся вполне могла за эту неделю тоже с кем-то переспать (нормальное утешение?), я прогнал прочь тревожные мысли. Далее попрощался со Студером и направился к той чертовой пивной палатке...

    Надо мной склонилась Леська, она ничего не говорила, а просто смотрела в мои глаза. Какая же она прекрасная! В ее глазах читается все то, что она ко мне чувствует. От ее взгляда и присутствия в палате, мне тепло и хорошо. Жаль только, что я не могу даже взять ее за руку. Остается лишь смотреть на нее и дать понять взглядом, что я благодарю за все минуты жизни, которые она провела вместе со мной.
    Хорошо, что Лина сейчас отдыхает на море. Она не увидит меня в таком беспомощном состоянии. Я часто исчезал, пропадая в океане выпивки и объятьях девиц, которые дарили мне однодневную любовь. Теперь я исчезну навсегда.
    Уютный полумрак комнаты и присутствие любимого человека меня убаюкивают, и я засыпаю. А мысли уходят на второй план, чтобы чуть позже с новой силой попытаться разнести мне мозг. Может ли человек умереть от напора мыслей?
    Что я несу?
    Меня можно понять – я после аварии.

    Меня разбудила музыка, вы не поверите, играла моя любимая песня. Если быть точнее, то наша с Олесей песня, которую мы часто слушали и напевали вдвоем (она чудно исполняла припев). Я принюхиваюсь и чувствую запах духов и больницы, потом пытаюсь открыть глаза и вновь увидеть любимое лицо. Но вдруг осознаю, что не могу поднять веки, их словно смазали клеем. Минуты три я безуспешно напрягаю лицо, но безрезультатно. Какая-то нелепая пародия на Вия.
    - Он нас слышит? – звучит голос Олеси.
    - Да, конечно он слышит и понимает все, - тяжело вздыхает мама и по ее голосу понятно, что вот-вот и она заплачет. Наверное, от того, что сама не верит в то, что говорит.
    Тем не менее, она права.
    - Когда придет доктор? – спрашивает Леся. – Она обещала зайти через час, когда будут готовы анализы. Обещала позвонить знакомому хирургу, так ведь?
    - Да, - вновь вздыхает мама. – Если уж она обещала, то непременно так и сделает.
    - Звонил тот капитан, что приходил сюда, - а это голос отца (?), по всей вероятности, он сидит где-то недалеко, скорее всего, на соседней койке, - нам нужно будет завтра явится к нему в отделение.
    - Как я оставлю его самого? – ужасается мать.
    - Я за ним присмотрю теть Тань, - говорит Олеся. – У меня завтра еще выходной.
    - Возле входа не протиснуться, - кто-то еще зашел в палату. – Там около сотни человек!
    Это Руль.
    - Как несправедливо, - вновь тихо шепчет Олеся.
    Жизнь, она действительна коротка. Наверное, об этом задумываешься тогда, когда смерть уже дышит тебе в затылок. Ты сидишь в баре, болтаешь с друзьями, тебя обнимает красивая девушка, виски в стакане приятно блестит в свете тусклого освещения, сигарета роняет пепел на стол... О чем ты думаешь? Могу поставить сотню американских купонов, что тебе и на мысль не приходит то, что тебя завтра собьет грузовик со свежей выпечкой.

    Мною всегда двигал панк-рок, и жизнь моя была похожа на сборник песен. Были там и лирические баллады, но все же большинство мгновений проносилось под хардкор. Единственное, что объединяло весь этот бред – так это любовь к истеричной и немного глуповатой Олесе.
    В классе восьмом, я влюбился в свою прекрасную одноклассницу. Разумеется, я и раньше влюблялся, когда даже толком не знал что с девочками делать, но в этот раз это действительно была крепкая школьная любовь без ответа. О, как приятно вспомнить о моих фантазиях про эту необыкновенную девчушку. Каждую свободную минуту, я представлял ее и себя в мыслях под саундтрек «All My Loving», где-нибудь на морском побережье. Моя мечта сбылась. К сожалению, я никогда не задумывался над тем, о чем мечтала сама Олеся. Это и стало главной ошибкой в моей жизни.
    Как же была она прекрасна на последнем звонке! В школьной форме, Олеся была похожа на ту очаровательную барышню с первого увиденного мной порнофильма. Стоя на линейке, я представлял себя в роли мужика с большим членом, который приходил к героине чинить кран.
    Уже после линейки я, поглазев на свою даму сердца, плюнул на это дело и подошел к Оле, своей любимой сестричке. Они с подружками собирались на речку, чтобы последний день перед летом отдохнуть вместе. Некое подобие выпускного: мартини, костер, палатки, кремовый торт и разговоры до рассвета о парнях, шмотках, менструации и мастурбации.
    - Привет, - махнул я рукой Оле и она, отойдя от подруг, схватила меня за руку и отвела в сторону.
    - Не поверишь! – на ходу говорила она мне. – Роман пригласил меня на свидание! Представляешь? Я сама не своя от радости.
    - По тебе заметно, - улыбнулся я.
    - А ты?
    - Что я?
    - Ну, ты и Олеся. Ты хоть заговоришь с ней когда-нибудь?
    - Ну, это в моих планах, - ответил я, и оглядевшись, подкурил сигарету. По коже пробежала противная дрожь, когда я осознал, что напоминаю себе героя «Американского пирога». – Когда-нибудь я приглашу ее в кафе, там мы разговоримся и узнаем друг друга поближе. Главное не гнать лошадей в этом деле.
    - Ой, - закатила глаза Оля. – Ну ты нуб! Боишься, что ли?
    - Не боюсь, просто думаю, что спешить не нужно, - отмахнулся я (правильно! все по порядку и плавно: школа – работа – женитьба – дети – старость). – Нужно немного подождать, и как следует подготовиться.
    - Ладно, не бойся, я твою проблему решу, - говорит Оля.
    - Какую проблему?
    - Проблему под именем Олеся. Поверь, у меня богатый опыт устраивать подругам свидания с парнями. Так что, я и тебе помогу. Не могу смотреть, как ты мучаешься. Счастье нужно хватать обеими руками и не отпускать, а не страдать месяцами в одиночестве с мыслями: что было бы если...
    - Слушай, давай как-то я сам, - надулся я. – Не нужно мне твоей помощи. Помнишь, ты знакомила меня с одной своей подругой? Ведь ничего хорошего из этого не вышло…
    Я резко вспомнил девяностокилограммовую Валюху, которую все в школе называли Халком. Оля познакомила нас полгода назад: на первом и последнем свидании Халк хомячил копченые крылышки с пивом, а я пошел в туалет и не вернулся.
    - Мама идет! – зашипела вдруг Оля.
    Я резко отбрасываю сигарету и ищу в кармане спасительную жвачку. Мама к счастью не подходит к нам, а останавливается в нескольких метрах с фотоаппаратом:
    - Ну-ка станьте рядом, я вас сфотографирую!
    Мы с Олей обнимаемся и улыбаемся в камеру.
    Клац!
    Потертый снимок в кармане камуфляжа под сердцем.
    Вечером того же дня, я сидел у телевизора и без интереса щелкал каналы, один за одним, ища в эфире непонятно что. В зале зазвонил телефон, и я услышал, как отец потопал к нему. Уже тогда мое сердце ёкнуло в непонятном предчувствии чего-то грандиозного и масштабного. Спустя пару секунд, он позвал меня. Уже подходя к трубке, лежащей в ожидании на тумбочке, меня охватила какая-то паника. А когда я услышал голос Олеси, то чуть не потерял дар речи.
    - Привет! – сказала она.
    В эту секунду я сообразил, чьих рук это дело и готов был убить Олю, но слава богу, ее дома не было. Пришлось собрать себя в кулак и ответить:
    - Привет!
    - Как дела? Чем маешься?
    Следующее слово мне далось еще трудней:
    - Да так, телик смотрю, а ты?
    - Тоже дома сижу, скучно просто жуть. Ты погулять не хочешь?
    Я начинаю ощущать, как трясутся мои ноги, но я твердо отвечаю:
    - Конечно хочу!
    - Может, давай через час в парке встретимся?
    Отец лишь улыбался, глядя, как я, старательно выбираю какую футболку одеть. В один момент все они мне показались какими-то… детскими, что ли... Вроде бы и гардероб небольшой, а выбор трудный. Мать строго приказала мне вернуться в десять, я пообещал, что иначе и быть не может, но оказалось обратное.
    Не каждый же вечер я выбирался на свидание.
    В парке немного расслабился и для уверенности закурил сигарету. Потоптавшись на месте, выбрал самую мужественную позу и стал высматривать свою девушку. Она не заставила меня долго ждать и через десять минут появилась предо мной в прелестном сарафане, держа перед собой сумочку. Наверное, с тех пор у меня и появился некий фетиш к коротким сарафанам.
    - Давно ждешь? – спросила она.
    - Да нет, пару минут, - я в мыслях начал решатся, сделать ли ей комплимент по поводу сарафана, но она меня опередила:
    - Может, пойдем в кафе посидим?
    - Да, конечно.
    Мы пошли в сторону кафе, я не решался взять ее за руку, поэтому мы шли так. Что ей сказать? Что у нее спросить? Наверное, сейчас самое время отвесить банальный комментарий по поводу проклятого сарафана.
    - Знаешь… - начал, было я, но она одновременно со мной сказала:
    - Ты это… - и тоже осеклась, как и я. – Ты что-то говорил, я перебила, извини.
    - Да нет, что ты! Ничего. Просто хотел сказать, что у тебя очень красивый сарафан.
    - Спасибо. Мне он тоже нравится. Купила на распродаже в Рокби, всего-навсего за 160 купонов. А подружки спорят, что он стоит больше.
    Зачем мне это знать? Не важно – рассказывай, моя хорошая девочка, так приятно слушать твой прекрасный голос. Будь то рассказ о распродаже или об экспериментах с милированием – не важно, мне все равно было интересно.
    Заказав в кафе два пива, я принес его за наш столик. Завидев мои покупки, Олеся тут же возразила:
    - Ой, ты знаешь, я пива не пью. Пойду, возьму себе чего-то…
    - Нет-нет, - спохватился быстро я. – Я сам тебе куплю. Что ты хочешь?
    - Возьми мне «Ром колы».
    За две минуты я исправил свою ошибку, и вот мы вновь сидим в неловком молчании и попиваем каждый свой напиток. Минута длится как целая вечность, а мой мозг работает на полную катушку, пытаясь придумать интересную тему для разговора. Как оказывается на практике, общих тем для разговора у меня и Олеси не так уж и много - вернее вовсе нету. И что же? Сидеть и громко сербая пиво таращится на реально скучающую в моей компании девушку, или ничего не говоря убежать домой, и спрятаться под кровать? Олеся предотвращает катастрофическую ситуацию, и первой нарушает это молчание:
    - Твоя сестра говорила, что я тебе нравлюсь.
    Я, подавившись пивом, пару раз кашлянул и сказал:
    - Ну, в общем, она права. Ты мне очень нравишься. Давно нравишься.
    При этих словах щеки Олеси немного краснеют. Ах, детство – ты прекрасно!
    - Почему же ты молчал об этом?
    На секунду я задумываюсь над достойным ответом, но так ничего не придумав, просто пожимаю плечами и говорю:
    - Не знаю.
    Вновь, на несколько секунд над нашим столиком настает тишина, мы смотрим каждый в свою сторону и слушаем музыку. Я успеваю изучить все виды напитков на полках, и поглазеть на остальных посетителей кафе. Все смеются и общаются, выделяется из всеобщей картины веселья только одна странная парочка, которая молча сидит за столиком – это мы.
    - Расскажи мне что-нибудь о себе, - вновь нарушает нашу тишину Олеся. – А то ведь учимся в одном классе, а я про тебя почти ничего не знаю. Ты постоянно тусуешся с Русланом и пацанами, а со мной, наверное, ни разу за восемь лет нормально и не говорил.
    - Нет-нет. Помнишь, в классе седьмом, на лабораторной работе я повернулся к тебе и попросил списать?
    - Если честно, то нет, - улыбнулась она. – Ну и как? Я дала тебе списать?
    - У тебя тоже ничего не было написано, - улыбаюсь я в ответ. – Тогда половине класса поставили «незачет».
    - Расскажи, чем ты интересуешься, какую музыку слушаешь, куда ходишь на дискотеку.
    - Ну, мне нравится играть в футбол с друзьями. Мы каждый вечер собираемся на соседнем футбольном поле и играем. У нас команда прикольная, даже девчонки играют.
    - Девчонки? – Олеся округляет глаза в удивлении.
    - Ну да, гуляем, веселимся. Я с Русланом, Таней и Леной в одной команде, а остальные ребята, соседи мои, в другой. Вот так и развлекаемся по вечерах. Иногда после футбола покупаем пива, Руль берет из дома свою гитару и мы на лавке поем песни «Сектор газа».
    - Интересно.
    - А хочешь завтра с нами посидеть?
    На следующий день в разгар футбольного матча, к нам на стадион пришла Олеся.
    Олег ткнул меня в плечо:
    - Смотри, кто пришел!
    Я оглядываюсь, и мое лицо растягивается в довольной улыбке. Она пришла ко мне! Теперь у меня есть девушка! Я говорю ребятам, что скоро вернусь и бегу к ней. Хочется подбежать, и подхватив ее, покружить, но что-то меня все равно сдерживает и я просто останавливаюсь перед ней:
    - Ты пришла.
    - Ну, а где гитара и пиво? – улыбается она.
    Через час мы сидим на нашей лавке, и я самый счастливый человек на планете обнимаю очаровательную одноклассницу, которая в тот же вечер, когда я провожу ее к дому, дает мне себя поцеловать.

    - С тебя море пива и огромный шоколадный торт! – заявляет мне как-то, утром Оля. – Что я тебе говорила? Я мастер своего дела.
    - Конечно, не спорю, я многим тебе за это обязан, - признаюсь я.
    - Ну и как, вы сосались уже?
    - Ну конечно, - вспоминаю я недавний поцелуй под ее домом.
    - А трогал ее? – глаза сестры горят нескрываемым интересом.
    - Господи! Такое впечатление, что я разговариваю с мальчишкой! – ужасаюсь я. – Я же не спрашиваю, что там было у вас с Романом.
    - Я тебе сама расскажу: вчера он пригласил меня к себе. Мы разделись и начали ласкать друг друга…
    - Эй! Мне не интересно, можешь не продолжать.
    - Нет, мы не трахались. В последнюю минуту я поняла, что еще не стоит этого делать. Как-то немного страшновато лишаться девственности. Это нужно делать не с ним, - говорит она, и добавляет опосля: - Не с Романом.
    Я округляю глаза в полном недоумении.
    - Не хочу ему показаться неопытной, понимаешь?
    - Ни хрена я твою женскую логику не понимаю.
    - А ты пойми, девственность нужно терять с человеком, который уже умеет это делать. А Роман, я уверенна, такой же девственник как и ты.
    - Ну и что в этом плохого?
    - Ни хрена ты не понимаешь.
    - Ни хрена я не понимаю.
    Через два дня нас с Олей родители отправили в деревню к старикам. Я долго ныл перед ними по этому поводу, но вердикт был железобетонный. В отличие от меня, моя сестра не на шутку обрадовалась такому двухнедельному вояжу, словно ехала не в конченый колхоз, а минимум на Мальдивы. Перед отъездом, я успел провести еще один вечер с Олесей и пожаловаться ей на несправедливость предков. Она убедила меня, что они правы, и дедуле с бабулей не помешает увидеть внуков:
    - Кто же поможет нашим близким, если не мы сами?
    И вот старый и ржавый автобус привез нас в настоящую задницу человечества, где заканчивался асфальт и начиналось непонятное месиво из дерьма и грязи. Дедушка с бабушкой встретили нас очень тепло и радостно. Накормив до отвала, они начали спрашивать нас о том, как мы живем и как учимся. Слава богу, все вопросы взяла на себя Оля, а я вышел на улицу и с удовольствием закурил. Думал только об Олесе… Вернее сказать - заболел Олесей. Надолго, на всю жизнь. Теперь я могу это сказать с уверенностью. И даже в такой дыре, как эта деревня, я чувствовал себя поднесено. Бродил по яблочному саду и напевал под нос: «Живет в Белорусском Полесье…».
    Вечером сестра потянула меня в клуб, на дискотеку. Я как мог, отказывался, даже говорил, что у меня болит голова, но мои отмазки не покатили. Оля была овном по гороскопу – то бишь баран, а с бараном хрен поспоришь. Пришлось составить ей компанию. Зайдя в клуб, нас сразу же окружила местная молодежь и дабы познакомится получше, они купили три литра самогона, и пять литров пива. Со всем этим добром мы устроились на лавке, возле клуба.
    - Меня зовут Сергей! – протянул мне руку здоровенный парень, который носил лишь майку, чтобы наглядно демонстрировать свои бицепсы. Я пожал руку и тоже представился, хотя было и не очень приятно, почему-то он мне сразу не понравился.
    - Это моя девушка Люба, - представил Сергей свою подружку, которая лихо потягивала рюмку за рюмкой. Но стоило заметить, Люба была очень красива, что породило в моей голове легенду о красивых девушках в деревнях.
    Помимо этой чудесной парочки, рядом с нами, сидели Андрей, (самый крутой чувак в деревне, так как он не выпускал с рук мобильный телефон, который в те времена был еще диковинкой), Маша (симпатичная (да и только) девушка, которая особо не разговаривала, а лишь улыбалась), Света (упитанная барышня, смех которой напоминал раскат грома) и Петя (самый разговорчивый парень в этой компании, его рот, затыкался лишь тогда, когда он опрокидывал рюмку).
    - Так вы брат и сестра? – спросил Петя. – А я вас помню, вы приезжали сюда лет пять назад.
    - Да точно, - улыбнулась Оля.
    - А надолго вы к нам?
    - На пару недель.
    - О-о-о! – затянул Сергей. – Так мы еще успеем повеселится как следует!
    Дальше закончилось пиво, и Петя предложил Оле съездить с ним по добавку. Моя сестра, которая уже была слегка под градусом, легко согласилась, и они, запрыгнув в его синий «Запорожец», лихо стартонули в сторону «магазина» (обычного дома, где незаконно продавали спиртное в любое время суток). Оставшись один, я сидел в стороне и слушал спор Сергея и Андрея по поводу мобильных телефонов. В голове у меня уже начинало немного шуметь, и я решил отойти в туалет. В темноте набрел на какие-то кусты, и расстегнув ширинку, облегчил свой организм. За это время, я даже успел придумать, как свалить из этой дотошной компании. Но по дороге назад меня остановила Маша, которая схватила за руки и сказала:
    - Проведи меня домой, пожалуйста.
    При виде пьяной и красивой девушки (симпатичной! еще недавно она была просто симпатична!), я слегка возбудился, и идея с уходом домой отпала сама по себе. Я дал ей ухватиться за мой локоть, и мы пошли сам не знаю куда.
    - Тебе тоже скучно с ними? – спросила она.
    - Ну не то чтобы…
    - А у вас в городе клубы поярче? – спросила она.
    - Ну, в общем-то, да. Но не все, есть такие, которые мне не нравятся.
    - Я на следующий год поступаю в институт, и жить буду в городе. Надеюсь, ты тогда покажешь мне все классные места.
    Я, не зная что ей ответить, закурил.
    - Пойдем! – потянула она меня куда-то резко. Я легко ей поддался и через несколько минут мы залезли на чей-то сеновал. Маша начала жадно меня целовать, крепко схватив руками за волосы. Я же в свою очередь принялся расстегивать ее джинсы в понимании, что сегодня и случится мой первый секс. Вспомнились слова Оли на счет первого раза и опыта, и они мне сейчас показались разумными!
    Потом она оторвалась от меня, скинув свитер, легла и раскинула руки. Пока я снимал свою сорочку, моя любовница уснула. Это я понял по тихому храпу, который доносился от лежащей красавицы. С чувством глубочайшего огорчения, я надел на себя обратно рубашку и прилег рядом с ней. Слушая ее храп, я понял, что секс отменяется. В подтверждение моим догадкам Маша громко пукнула во сне.
    Жизнь оказалась полной обломов – тогда это была для меня новость. Сейчас я бы это назвал правилом, или законом. Черт возьми, тогда еще у меня не было этой дурацкой привычки философствовать (умничать). Привычка, которая в одно время и бесит, и радует. Парадокс? Нет, парадокс лежит сейчас рядом со мной на сеновале. Я еле сдержал смех, посмотрев со стороны на себя.
    Придя ранним утром домой, меня на пороге встретила сидящая Оля. Я посмотрел на часы и увидел, что еще только полшестого утра (всего-то?). Сестра струсила с моей головы сено и улыбнулась:
    - Ты времени зря не терял! С кем был? Нет, дай сама угадаю – с Машей.
    - Прямо в десятку, - ответил я ей и подкурил нам по сигарете. – А ты как покаталась?
    - Нормально, - ответила она. – Пива мы так и не купили.
    - Понятно, ты только что пришла?
    - Нет, я пришла час назад.
    - И все это время сидела на пороге и ждала меня? – я немного был удивлен.
    - Нет, просто хотела немного подумать. Я, конечно, люблю тебя, но сидеть и ждать на пороге с утра! Ты о себе слишком большого мнения.
    Я присел рядом с ней на порог. Было как-то зябко и я, сняв с себя ветровку, накинул Оле на плечи.
    - Ну и как тебе?
    - Что? – не понял сначала я. – А, ты про Машу. У нас ничего не было, она просто-напросто уснула.
    Оля тихо засмеялась, и я ее поддержал. Да, это действительно смешно и комично, но местами и грустно. Ведь я чуть не изменил Олесе, той девочке, от которой у меня замирает сердце. Разве какая-то Маша может с ней сравниться? Как я мог так просто, и не думая полезть с ней на сеновал? Что за херня творится в моей голове? (о, братец, это еще не херня – херня будет дальше).
    - Когда алкоголь отпускает – все становится по-другому, - как-то очень грустно молвила Оля.
    Я посмотрел ей в глаза и увидел там слезы. Потом, молча, обняв ее, я уткнулся головой в ее волосы и закрыл глаза. Прощай детство. Помолчим, проводим. Горячие слезы Оли капали мне на руку, а я крепко-крепко ее обнимал. Где-то закричал петух, над рекой клубился туман, пастух гнал стадо на поле… Начинался новый день.

    Следующую неделю мы помогали дедуле с бабулей на огороде, но вечера стали насыщенней, чем обычно, а началось все со второго дня. Это когда мы пришли в клуб, и я нечаянно услышал, как все разговаривают о том, как мы с Машей славно потрахались на сеновале. Сидя в стороне с бутылкой пива, я с далека наблюдал за своей «любовницей», не веря своим ушам. Ведь Маша все это рассказывала сама. И настал вполне ожидаемый момент, когда ко мне подошел Андрей, и резко схватив за рукав, сказал:
    - Пойдем, выйдем, поговорить нужно!
    С этими словами, он буквально потянул меня к выходу, где на пороге меня ждали Сергей и еще какой-то хрен (с ним я, по-моему, еще не был знаком). Оказавшись в центре этой теплой компании, я спросил:
    - В чем дело ребята?
    - Не строй с себя дурака, козляра! – пригрозил Сергей легким ударом в мое плечо. В эту секунду я немного пожалел о том, что сейчас рядом нет Руслана, который постоянно меня спасал в таких вот ситуациях.
    - Маша моя девушка! – объяснил Андрей.
    - Ах вот оно что! – попытался я изобразить на своем лице улыбку. – То, что все говорят – это не правда. У нас с ней не было ничего.
    - Ты говно приезжее, - схватил меня за грудки парень Маши. – Я тебя сейчас здесь урою на месте.
    - Постой-постой, - испугано заговорил я. – Это недоразумение! У нас с ней не было ничего!
    Потом он ударил мне в лицо, но от удара я лишь пригнулся. Немного придя в себя, я с размаха заехал ему в ответ кулаком в живот. Андрей отступил на пару шагов с порога, держась за место удара, а Сергей саданул мне ногой в грудь. Этого я не ожидал и скатился со ступенек порога на землю. Андрей, подбежав, начал бить меня ногами. После нескольких ударов я понял, что не могу уже сопротивляться, да и подняться на ноги, наверное, тоже будет тяжело.
    В какой-то момент подъехал «Запорожец», я услышал крики сестры и чьи-то руки затянули меня в салон машины. Немного придя в себя, я потрогал свое разбитое лицо и тихо сказал:
    - Триндец бля…
    В машину залезла Оля и протянула мне свой носовой платок:
    - Ну как ты?
    - Хреново как видишь, - ответил я, вытирая кровь с лица.
    - Вот уроды вонючие! Вообще беспредел какой-то! Они что тебя толпой били?
    - Ну, вроде да.
    - Козлы! Вот суки отмороженные! – возмущениям Оли не было конца, даже когда в машину залез Петя, она набросилась на него. – Ну что там говорят эти пидорасы? Ты что-нибудь узнал?
    - Ну что там не понятного? – округлил глаза Петя. – Он трахнул подругу Андрея.
    - Да не трахал он ее! – крикнула Оля.
    - Не трахал я ее!
    - Они другого мнения, - пожал плечами Петя.
    - Им конец! Они не будут жить! Я позвоню Роману, и он завтра приедет сюда со своими друзьями, вот они то и покажут им!
    Конечно угрозы моей сестры остались лишь угрозами и никто никуда не приезжал. Только мне, пришлось на целую неделю подружится с солнцезащитными очками. Бабуля укоризненно махала головой и обещала все рассказать родителям. В клуб я больше не потыкался от греха подальше, а тусовался в компании Оли с Петей. И вот почти под конец второй недели, когда нам нужно было уже уезжать, Петруха устроил нам прощальный вечер с шашлыками. Помимо сложившегося коллектива, сегодня с нами прощались и Люба со Светой.
    - На следующее лето приезжайте вновь, - говорил Петя. – Хотя мы может, увидимся и пораньше.
    - Возможно, - сказал я, потирая глаз (синяки у меня к тому времени полностью сошли). – Хоть и деревня у вас бандитская.
    - Да нет, - возразила Люба. – Просто это Машка, стерва лживая!
    - Хватит об этом! – оборвала неприятную тему Оля. – Давайте выпьем за нас!
    Когда после очередной рюмки все захотели потанцевать, я сказал, что окунусь в озере, которое было рядом. Под вечер вода в этом озере напоминала по температуре чай. Мне было безумно приятно просто-напросто посидеть в такой вот воде. Все тело придавалось неописуемому расслаблению и я, кайфуя, закрыл глаза и наслаждался минутами покоя. Мечтал о скорой встрече с Олесей и о том, как я ее обниму и расцелую. Взявшись за руки мы будим с ней гулять по парку, сходим в кино, поедим морожено…
    Вдруг ниоткуда не возьмись, на берегу оказалась Люба. Она осторожно сняла с себя всю одежду, медленно и без лишних слов. Потом не спеша зашла в воду. Я что-то очень засомневался, что она будет просто плавать или кайфовать как я. Так и вышло, Люба сразу же прижалась ко мне и залепила мне рот поцелуем, от которого я не смог отказаться. Ее руки проворно стянули мои плавки, и мой член вскоре оказался в ней. Скажу честно, это было просто фантастически! Я даже на секунду не задумывался о том, правильно я делаю или нет. Все как бы слаживалось само собой, как и было предначертано мне судьбой. Ты с очаровательной девушкой в озере, ее нагое тело прижимается к тебе, а губы страстно сплетаются в самом эротичном поцелуе. И что, черт возьми?! Убежать? Или же вставить ей как следует, чтобы она закрывала себе рот ладонями, дабы не закричать на все озеро. Схватить за ее волосы, которые измазаны в прибережном песке и трахаться до потери сознания. Почему бы и нет?

    Вернувшись в город поздно вечером, мы пошли сразу же домой и там я уже моясь в душе вспоминал все эротические подробности нашего с Любой секса. Даже не отказал себе в удовольствии вздрочнуть по этому поводу. И смотря на свою довольную рожу в зеркале, я и не подозревал, что это был именно тот момент, когда моя жизнь свернула с нормальной дороги в поворот «не туда».
    К моему большому разочарованию, я узнал, что Олеся уехала с родителями на море. Это означало, что я не увижу свою любимую девушку еще месяц. Даже Руслан все еще был в летнем лагере, куда его сослали старики. Горевать в одиночестве мне не дали Роман с Олей, они пригласили меня с собой в бар, чтобы как-то развеяться. Там я наконец-то попробовал, что такое абсент, и как его пьют. После этого, откуда не возьмись, появился одноклассник Толя и утянул меня на какую-то хату. Я так понял, что это была съемная квартира Толика, но сейчас она походила на консервную банку кильки – просто здесь собралось столько народу, что я был в шоке. На кухне шла ожесточенная игра в покер, в зале курили кальян и кто-то брынькал на гитаре, в ванной какая-то парочка чересчур громко занимались любовью. Я присел возле гитариста. Потом, познакомившись, я узнал, что его зовут Юра.
    Мы с ним пили водку на балконе, и я спросил:
    - А как мне научится играть на гитаре? Вот с самого детства хочу постичь азы этого мастерства, но никто толком научить не может.
    - Я, в общем-то, учился сам. Конечно, меня учили, но будь уверен, что самому гораздо легче разобраться.
    - По книжке что ли?
    - Нет, вот сам, - он взял гитару и закрыл глаза, - я могу высосать мелодию с пальца, и это совсем не в три аккорда. Здесь просто нужно как следует почувствовать гитару и тогда она станет тебе вместо девушки.
    - Сильно, - согласился я.
    В общем, я попросил его научить меня, и он согласился дать пару уроков. На протяжении двух недель, я упорно тренировался, отцу пришлось даже раскошелится и купить мне гитару. Это была «ленинградка», взятая на руках у старого директора ДК. Юра сразу отметил, что у меня есть талант и по окончанию нашего «учебного курса», он лишь иногда поправлял меня, когда я сбивался. Упорные тренировки не прошли зря, и к приезду Олеси, я мог играть не хуже Руслана. В один из вечеров мы играли на лавке в парке, это был потрясающий концерт. Возле лавки даже собрались несколько других компаний, чтобы послушать нас с Руселом. Это был самый яркий и необычный вечер в моей жизни. Я тогда испытал массу новых ощущений и неведомое до этих пор удовольствие от играемых мной песен. Это было начало.

    В день приезда Олеси я был сам не свой, целый день не находил себе места. Хотелось даже сложить самому о ней песню и спеть при встрече, но я отказался от этой идеи. Конечно же существовал потертый листочек с несколькими строчками, который я в скорости смял и выбросил. Я тогда подумал, что писать песни – это не мое. К вечеру моя голова сообразила, что моей девушке нужно купить что-нибудь в качестве подарка. Вытянув из своих запасов несколько купюр, я смотался в магазин и приобрел небольшого плюшевого медведя (хоть и стандартно, но ей будет приятно). Все девушки поклоняются плюшевым медведям – это их божество.
    И вот ровно в 19:45 я подхожу к ее дому и уверенно звоню в звонок. Дверь открывает ее мать и с улыбкой говорит:
    - Ты, наверное, к Олесе на день рождения?
    Новость как молния, нет, как провод 220, который засунули в зад и клацнули рубильником, сотрясает мое сознание. Я машу головой, мол, да.
    - Так-то ты немного опоздал, они минут двадцать назад пошли в какой-то бар всей компанией. Я сейчас ей позвоню и спрошу где они, чтобы ты смог найти.
    - Нет-нет, не нужно. Я знаю, где они.
    Я разворачиваюсь и выхожу на улицу. Веселое и беззаботное настроение меняется на более привычное – унылое и грустное. Почему она не пригласила меня? Забыла? Ведь я как-никак ее парень! Конечно же, я и понятия не имел, в каком именно они баре, да и если честно, хоть и знал бы, то моя гордость не позволила бы туда заявиться. Так что, покурив с медведем на лавке, я пошел в ближайшее кафе, дабы убить горе водкой, или на крайний случай пивом (начало моих длительных и чувственных отношений с алкоголем). Медведь так и остался сидеть на лавке и ждать Олесю – до сих пор не знаю, дождался ли он ее в отличие от меня.
    В кафе я встретил Юру с его компанией и подсев к ним здорово надрался. Через три часа спотыкаясь, возвращался я домой. От спиртного мое настроение во много раз ухудшилось, и я уже в открытую ненавидел Олесю, считая ее самой последней шлюхой в этом городе. Наверное, завела нового кавалера за это время и сейчас трахается с ним. В разных позах, и кричит от удовольствия. А-а-а жесть!!!
    (Озером с Любой я себя не укорял).
    Дойти домой на Одинцова без приключений мне не удалось, на одном из поворотов меня чуть не сбила машина. Я отделался лишь легким шоком (действительно, алкоголь творит чудеса!). Из машины выбежала девушка и присела возле меня:
    - Как ты? Здорово ударился? Ты же посреди дороги лез, понимаешь?
    - Да-да! Я виноват! Я ублюдок! – злостно сказал я и присев на асфальте поудобнее, закурил. – Можешь ехать дальше, я претензий не имею.
    Но она не спешила уезжать, по ее прикиду и машине я понял, что она не с рабочей крестьянской семьи. И духи у нее были приятные, а еще и эта кожаная куртка… Невольно создалось чувство, что я знаю эту незнакомку уже давно.
    - Ладно, бедолага, садись в машину, я угощу тебя виски, дабы уладить наш конфликт.
    - Угостишь меня? – уточнил я.
    - Да-да, садись в машину.
    В пьяном состоянии человека сговорчивей меня вы не найдете наверное во всем северном полушарии. Тем более, когда тебя хочет угостить девушка на очень крутой машине и сто пудов кучей «бабок» в кармане. Она представилась Викой, у нее была офигительная тачка, и я готов поспорить, что крыша в ней была откидная. Девушка отвезла меня в один из дорогих клубов, это был из тех, где на входе нужно было заплатить столько, сколько нужно еще умудриться пропить за полгода.
    В одно мгновение перед нами появилось два коктейля Маргарита и Вика, закурив тонкую сигарету, спросила:
    - Как самочувствие? Голова не кружится?
    - От аварии нет, скорее всего, она кружится от того, что со мной сейчас происходит. Можно подумать, что я попал в другое измерение.
    - Ты здесь не был никогда?
    - Я похож на человека, который посещает такие клубы?
    - Нет. Скорее всего, кабак на вокзале, бутылка водки, потом два пива в «Чехии» и жалкое подобие танцев на танцполе «десятки», потом возможно дискотека на 22-рой и тяжелая походка в сторону дома.
    - Черт возьми! – ухмыльнулся я. – Ты меня насквозь видишь.
    - А что я не угадала?
    - Да нет, все в принципе так, только может быть, с дискотекой переборщила, я там давно уже не был. А ты? Судя по всему у тебя жизнь насыщенней, чем у меня.
    - Не совсем, - она сладко затянулась сигаретой в секундном раздумье. – Думаешь одна из деток-мажоров? Да, это наверное так и есть. Но загвоздка не в этом. Видишь ли, количество денег делает людей больше циничными ко всем житейским радостям. И со временем понимаешь, что обычные попойки и гулянки уже не приносят тебе прежнего веселья. Хочется чего-то более необычного. Бич больших денег и больших людей.
    - Не могу ничего добавить, самое необычное, что со мной было, так это тот случай, когда пьяная девушка уснула во время секса.
    - Не плохо, - улыбнулась Вика.
    - Это не значит, что я никакой в постели, - возразил я сам себе, - но, тем не менее, это было необычно.
    - В каком ты классе учишься? – не без подкола спросила она.
    - Это разве так важно?
    - Важно, потому что мне, знаешь ли, двадцать три. А ты тянешь лет на шестнадцать.
    - Молодо выгляжу, значит, - я попытался взять себя в руки. – Но на самом деле школу я уже окончил, сейчас поступаю в универ.
    - Ух ты! И в какой же?
    - Ну, в… Это не важно. Не буду рассказывать, так как я очень суеверный и боюсь сам себя сглазить. Расскажи лучше, чем ты занимаешься?
    - Ничем, - просто ответила она. – Еще не нашла себя в этой жизни. Не пойму толком кем я хочу быть. В одно время пыталась стать актрисой, даже снялась в эпизодической роли в сериале про ментов, но на этом все и закончилось.
    - А как сериал-то называется?
    - Забей. Не вышло из меня звезды мирового масштаба, вот и все. А ты вот кем мечтаешь стать после школы?
    - После универа, - поправил я ее. – Наверное, пожарником, это ведь круто когда ты спасаешь людей и ездишь на большой красной машине с сиреной.
    - А серьезно?
    Я задумался, ведь и правда, кем я хочу стать в этой жизни? О чем я мечтаю?
    - Я неплохо пою и играю на гитаре, может, быть в будущем попробую себя в качестве музыканта.
    - Ты сейчас правду говоришь?
    - Не веришь? Да если бы была гитара сейчас, я бы тебе такой концерт устроил, что Синатра бы плакал от того, что он такой бездарный по сравнению со мной.
    И тут Вика подзывает к себе официанта и что-то шепчет ему, дальше ведет меня за руку к маленькой сцене и там мне вручают в руки «Кремону», которую я видел лишь на картинках. Оказавшись на сцене, и видя, что внимание нескольких десятков людей обращено в мою сторону, я впадаю в легкую панику. Кажись, сейчас закричу как сумасшедший, брошу гитару и убегу прочь из этого клуба. От полнейшей паники меня спасает только то количество алкоголя, которое я сегодня в себя влил.
    И тут я замечаю за угловым столиком Олесю и ее подруг, которые не сводят с меня глаз. Особенно мне приятно видеть ошарашенную Олесю, которая кажись, увидела перед собой живого Ленона. В эту секунду ко мне приходит уверенность, и я лихо ударяю по струнам гитары, выдавая первые аккорды «Прыгну со скалы». Это было круто и незабываемо.

    Двадцать четвертое августа – день независимости нашей любимой страны. В честь этого, на площади нашего города состоялись праздничные торжества, которые к вечеру сменились дискотекой под открытым небом. Чуть дальше от танцующей молодежи, на ступеньках какого-то банка, сидели я и Олеся и смотрели в небо, ожидая обещанный салют.
    - Ты точно не дуешься уже? – в который раз за вечер она спрашивала у меня. – Пойми, тогда мы просто устроили девичник. Подруги были против того, чтобы приглашать мальчиков.
    - Нет, но это твой день рождения, и ты бы сказала, что хотите или нет, но с нами будет один назойливый парниша, который попытается испортить всем настроение.
    - Ну прости меня солнце, ты же не можешь столько дуться!
    - Ты права, веду себя как обиженный слюнтяй. Прости, больше ты меня в этом образе не увидишь. Я скидаю эту маску.
    Я демонстративно снял невидимую маску с лица и выбросил в сторону, потом прижал девушку к себе и нежно поцеловал. И в сотый раз убедился в том, насколько разными могут быть поцелуй любимой девушки и страстное, почти дикое подобия поцелуя вчера с Викой. Это когда я, под шквал оваций сошел со сцены и скрылся в толпе со своей спутницей. Она вывела меня с клуба и в темном углу начала неистово целовать, сначала губы, а потом впилась в шею (так хорошо, что мне сегодня пришлось надеть свитер с воротником). Потом эта сумасшедшая девчонка опустилась ниже и показала мне на практике, что означает слово "минет".
    - Как там на море? Привезла мне магнит на холодильник? – откинув в сторону воспоминание, я легонько ущипнул ее за щечку.
    - Конечно. Он у меня дома, посмотрим салют и пойдем ко мне.
    - А родители не будут против?
    - Они уехали к друзьям на пять дней. Мы с братом полные хозяева квартиры на этот промежуток времени.
    - Не знаю почему, но меня эти слова возбудили, - признался я и в доказательство погладил ее по бедру. Олеся тоже положила мне руку на ногу, давая понять, что сегодня ночью, мы сможем полностью насладится друг другом. Приход эйфории вскружил мне голову, и с этого состояния меня смогла вывести лишь подбежавшая Оля:
    - Привет голубки! Вы Рому не видели? Пошел за пивом и вот уже на час где-то пропал!
    - Как видишь здесь его нет, - я развел руками по сторонах.
    - Вижу. Кстати видела наших знакомых из деревни. Они где-то тоже здесь отдыхают.
    - Я очень счастлив за них, - улыбнулся я искусственной улыбкой.
    - Ваши знакомые? Может, подойдем к ним? – заинтересовалась как назло Олеся.
    - Да ну их, - отмахнулся я. – У нас ведь другие планы.
    Посмотрев на салют, я быстро увел Олесю в сторону дома, дабы избежать неприятной встречи. По дороге, она начала открыто ко мне приставать, а я в свою очередь приставал к ней. Зайдя в дом, мы наткнулись на ее брата Валентина, в компании двух ребят.
    - Зови меня просто Валик, - сделал он мне одолжение. – Ну что? Курнуть не хотите?
    Зайдя на кухню, мы увидели то, ради чего собственно эти молодцы здесь собрались. Посреди стола стоял буль, и один из парней уже делал первую затяжку. Как ни странно, Олеся тоже не отказалась, тем самым, заставив и меня попробовать первый раз в жизни траву.
    Я вроде бы потерял чувство времени и чуть не потерял в квартире Олесю, которая уже разделась и лежала в ожидании на кровати своих родителей. Парни сели смотреть «Симпсонов» с очень серьезными лицами, которые в последствии начали расплываться в дебильных улыбках. А я побрел в спальню, где и нашел свою любимую. Она была полностью голой и укуреными глазами как бы приказывала мне раздеться, и присоединится. Что собственно я и сделал, не желая медлить ни секунды.
    Опыт в этом, я, бля, имел...

    Вновь прихожу в себя в больнице. Наверное, несколько секунд я нахожусь в не понятии, но потом воспоминания о нескольких последних днях резко бьют мне в голову и вновь становится плохо и страшно. Пару секунд я принюхиваюсь и улавливаю легкий аромат духов Олеси. Насколько я слышу, то по ее ровному сопению могу понять, что она спит, положив голову мне на руку.
    Да, сегодня же начинается расследование в отношении водителя грузовика, и мои родители находятся там. Леся же, как и обещала, сидела со мной вот уже вторые сутки, которые я нахожусь в сознании. Если это можно так назвать.
    К обеду, когда мне поменяли капельницу, а Леся сходила в уборную, в палату завалился Руслан. Он чмокнул Олесю в щечку и спросил:
    - Ну как он?
    - Все так же. Позавчера пришел в сознание, открыл глаза. А потом вновь упал в кому. Где ты так долго шлялся?
    - Давал интервью одному каналу, они реально начинают меня напрягать. Интернет уже забит заголовками о его смерти, я сказал, что это не так. Не следует хоронить человека, пока он не умер.
    Она заплакала и Руль, судя по всему, ее обнял:
    - Ну ладно тебе, он парень крепкий. Я уверен, что он выкарабкается, - по голосу друга я понял, что и он не далек от того, чтобы разреветься, - Его время еще не пришло, и мы все это хорошо знаем.
    - Доктор сказал, что шансов нет никаких, - почти шепотом сказала она.
    - Не плачь Леська, шансы есть всегда.
    Потом он склонился надо мной, и я ощутил легкий запах перегара. Черт, вот бы и мне сейчас не помешало выпить, пускай последний раз в жизни.
    - Дружище, - обратился он ко мне, - если ты меня слышишь, то давай уже, прекращай валять дурака. Вставай из этой проклятой постели и поехали ко мне, выпьем коньяка, курнем косяк. Послушаем «Сектор» на моем касетнике. Кстати, какая-то баптисская организация выделила денег на твое лечение, представляешь? Так что скоро сюда приедет какой-нибудь доктор Хаус и поставит тебя на ноги. Ну а если честно, то ты всех очень сильно напугал. Даже меня, я вдруг представил, что будет, когда тебя не станет. И знаешь, я испугался не на шутку, ты ведь мой лучший друг. Я и в правду не могу себе представить, что больше не смогу с тобой прилично надраться, как мы любили, а потом по душам говорить на самые душераздирающие темы. Ты главное не сдавайся, запомни, ты же сам мне говорил, что даже из самой хреновой ситуации есть выход. Это твои слова.
    Потом он начал петь песни под гитару. Те, которые были нашими основными при любой попойке. Я слушал и со всех сил сдерживал себя, чтобы не заплакать, но слезы сами по себе катились из моих глаз. Утром, я начал ощущать приближающийся конец, и хоть я и говорил, что всегда есть выход, но в моей ситуации он становился очевидным. И кроме Олеси с Русланом, в палате я ощущал присутствие еще кого-то. Кто-то ждал меня, хотел куда-то забрать.

    Новый учебный год, когда я пошел в девятый класс, ознаменовался несколькими масштабными изменениями в моей жизни. Во-первых, наступила эра мобильных телефонов, и я был постоянно теперь на связи с Олесей. Мы могли даже на уроке переписываться друг с другом СМС-ками с пошлым подтекстом (записочки на бумажке ушли в историю). Второе же событие, так это то, что Руселу отец купил машину. Не просто машину, а монстра с четырьмя фарами, именуемого как шестая модель «Жигулей». В первый же вечер мы ее порядком замочили, а на второй я даже попробовал проехать. И это мне безумно понравилось, и наверное, с той минуты у меня в голове появилась мечта о собственном авто. Вы можете только представить, как мы вечерами, не спеша, объезжали наши улицы с сигаретами в зубах под аккомпанемент мощной магнитолы. На одном из светофоров наша машина поравнялась со знакомым мне «Мерседесом». Вика меня естественно узнала и приветливо махнула рукой. У Руля отвисла челюсть:
    - Ты что ее знаешь?
    - Ну так, знаком, а что?
    - Ни хрена себе «а что»! Это же дочка мэра нашего!
    - Ах, вот оно что, - задумчиво сказал я, - ну и что, я не могу быть знаком с дочкой мэра?
    - Смешной, да она тебя и близко к себе не подпустит. Посмотри на нее! Она же просто богиня!
    - Ну ты загнул! Обычная девушка, слегка испорчена деньгами разве что...
    В общем, до начала зимы жизнь моя пробегала в относительно спокойном русле. Все было как надо, днем учеба – вечером гулянки и общество любимой девушки. Но в конце ноября состоялась поездка в деревню, которая напрочь убила мое спокойствие и умиротворенность. Отец дал мне целый пакет лекарств, которые якобы должны были поправить здоровье моего деда, и я попросил Руслана, чтобы тот меня отвез. Все было как надо, я отдал таблетки, бабуля расцеловала меня на прощанье и мы отправились обратно. Возле клуба стоял знакомый мне «Запорожец» и я дернул Руля за руку:
    - Останови возле этого корыта.
    Поздоровавшись с Петей, я понял, что он на самом деле, не очень-то рад меня видеть.
    - Наконец-то заявился, совесть замучила? – спросил он.
    - Я сейчас не совсем тебя понял. С чего бы это у меня была совесть не в порядке?
    - А, так ты еще и не знаешь? – скривился Петя в кривой ухмылке. – Ну тогда я тебя обрадую, Любаша наша уже вот с таким животом ходит, - он показал на себе живот внушительных размеров. Вот уж любитель преувеличить, мудак прыщавый.
    Рок-н-ролл, который звучал все это время в моей голове, оборвался на полу-звуке, наступила немая тишина.
    - А с чего бы это меня должно волновать? – поинтересовался я. – Насколько я знаю, у нее есть парень, и его член работает с той же функцией что и в остальных.
    - Ты действительно мудак, правду все говорят, - сказал Петя.
    Русел стоял и задумчиво почесывал свой подбородок. Я же на мгновение замер, переваривая услышанную информацию.
    - Самое главное, что и она не признается, кто отец, - продолжал Петруха, - но я ведь сам видел, как вы трахались на озере. А потом я еще узнал, что это видел Сергей. Как он тогда тебя не убил, я не знаю.
    - Вот как, - промямлил я.
    - Не забудь заехать в гости к ней, апельсинчиков купи там, витаминчиков всяких, - съязвил он.
    - Так и сделаю, что же бывай! Мир тебе! – я показал ему два пальца и залез в машину. Дальше мы поехали в какой-то траурной тишине.
    - Ты что действительно стал папой? – спросил Руслан, закидывая в рот жвачку.
    - Как видишь, - я начал нервно прикуривать сигарету, - ни хрена себе ситуация. Я прям, не знаю, что и делать теперь.
    - Ну так что? Заезжать к ней будем?
    - Ты что, больной на голову? Сваливаем от сюда побыстрее! Хрен я здесь покажусь когда-нибудь!
    - А ты эгоист, каких мало.
    - А что ты сделал бы на моем месте?
    - Женился бы! – засмеялся он.
    - Да, жениться. Мне шестнадцать лет! Какое может быть «жениться»?
    - Ты прав, лучше повесится.
    В тот вечер мне было не до веселья, и даже Олеся почувствовала резкую перемену во мне. Конечно, на ее вопросы о том, что со мной случилось, я отвечал что мол, голова болит.
    - Магнитные бури, мать его!
    Это в принципе было правдой, так как от сегодняшней новости голова прям раскалывалась. Нужно было уйти от реальности и не думать об этом. Помог мне Валик, брат Олеси, если вы помните. Он угостил меня косяком, и я под конец вечера удрал от всех на крышу пятиэтажки и спокойно закурил. Не думать о том, что я стану вскоре отцом, я просто не мог. Но все-таки, могла ведь она перепихнуться и со своим Сергеем. А теперь они решили сделать меня козлом отпущения. Нет, это лишь мои галимые отмазки, которые не катят, даже для оправдания перед самим собой.
    Но тем не менее, я принял решение и дальше прикидываться мудаком, и делать вид что ничего не случилось. Так беззаботно прошел новый год, настали зимние каникулы и это «небольшое» недоразумение как-то позабылось.
    На старый новый год, я обо всем признался Оле, сам не понимая как я мог так долго таить от нее эту правду. Оля просто взбесилась, как я и ожидал, и почти силой вытянула меня из-за праздничного стола и вывела на улицу. От морозного воздуха я чуть согнулся, достал сигарету - закурил. Снег очень красиво падал большими снежинками.
    - Ну ты козел! – закурила и Оля.
    - Эй! Ты моя сестра и должна жалеть меня, а не гнобить, - шуточно обиделся я.
    - Тебе все это кажется смешно? Очнись! Это ни хрена не шутки! Это последствия твоих поступков!
    - В принципе, еще не факт, что это мой ребенок.
    - Умеешь быть падлой, - сделала вывод она.
    - Да уж, научился за последнее время. Ну а что ты мне посоветуешь? Женится на ней, и жить долго и счастливо?
    - А хоть бы и так, - зашипела Оля. – Заделал ребенка, так будь мужиком, а не тряпкой.
    - Спасибо на добром слове. Ты знаешь, от этого разговора мне действительно стало легче. Спасибо сестричка, умеешь утешить. Зря я тебе рассказал, конечно, уже жалею.
    - Только не надо жалеть себя как ты умеешь. Бля, я такой несчастный! Мне постоянно не везет! Я долбанный мудак! Ой!
    - Мне обидно стало. Задела самое мое дорогое, что есть.
    - Ладно, я успокоилась немного.
    - Наконец-то.
    - Что ты будешь делать с этим?
    Я присел на колени и задумчиво сделал пару затяжек, а потом посмотрел ей в глаза и сказал:
    - Я не знаю, что мне делать Оль, хоть убей, не знаю.
    Самым основным, нужно было сделать так, чтобы об этом, не дай бог, не узнала Олеся. Мне это прекрасно удалось, моя девочка так ничего и не подозревала. А Оля оказалась настолько дотошной, что как-то разведала, что, мол, и правда Люба на четвертом месяце беременности и по всей вероятности отец - я.
    Невольно вспомнился Петя и его слова об огромном пузе.
    - Ну не суй ты свой нос в чужие проблемы! – злился я на сестру.
    В общем, в начале весны, я окончательно взвесил все аргументы и принял решение жить с Любой. Сестра права, можно сколько угодно корчить с себя мудака, но иногда нужно делать то, что должен. Я поговорил с родителями по поводу отдельной квартиры и отец поддержал меня:
    - Давно пора было завести эту тему. Олеся красивая девушка и ты делаешь правильно. Я в принципе давно ожидал того, что вы будете жить вместе.
    Я лишь уныло мотал головой. Да, действительно.
    - По соседству моя одноклассница сдает квартиру, я поговорю с ней.
    В общем, отец снял мне квартиру по соседству (естественно однокомнатную). Чтобы я смог оплачивать за собственное жилье, он устроил меня на роботу, на склад, где по вечерах нужно было разгружать приезжающие фуры с продуктами и прочей дрянью. В один момент, я стал в свои неполные семнадцать почти самостоятельным. Руслан помог мне перевезти некоторые вещи в мое новое жилье и закончив с разгрузкой, мы выпили с ним бутылку водки.
    - Ты делаешь правильно, мужик, - поддержал меня Руль.
    - Да, наверное.
    - С Олесей еще не разговаривал?
    - Нет. Собираюсь сегодня вечером, - я тяжело вздыхаю. – Скажу тебе правду, это не просто. Ведь я ее люблю. Тяжело как-то на душе. У тебя есть еще водка?
    - Нет, я тебе не дам. В этот вечер тебе не нужно напиваться. Для таких дел нужна трезвая голова. Свежесть мыслей, ети их мать!
    Руслан сплюнул.
    - Я реально боюсь, - признался я. – В какое же дерьмо я попал!
    - Я тебя понимаю братуха, - он обнял меня, - держись, все будет хорошо. Это ведь не конец света, а можно сказать - новая жизнь. Кто знает, может именно так и должно было случится. Ты веришь в судьбу?
    - Давай выпьем, - ответил я, после продолжительной паузы.
    Закончив с уборкой в квартире, я закрыл ее на ключ и спустился по ступенькам вниз. На выходе из подъезда меня чуть не сбила сестра с Романом:
    - Поехали с нами!
    - Извините, но у меня другие планы на этот вечер.
    - Тебе нужно с нами поехать! Мы с Романом сейчас поедем в деревню разбираться с твоими проблемами.
    При этих словах, я внимательней присмотрелся к ним и понял, что они укуренные в хлам. Я положил в руку сестры ключи от квартиры и сказал:
    - Поднимайтесь ко мне, у меня там есть чипсы.
    - Епта! У него есть чипсы! – оживился Роман.
    - Нет, мы поедем и разберемся с проблемами моего братика. Мне не нравится, что он последние дни ходит как в воду опущенный. Я тебя не узнаю братец! Какого хрена ты отчаиваешься?
    - Оль, подымайся ко мне, а я через час вернусь и договорим. Согласна?
    - Договорились. У тебя и правда есть чипсы?
    Отправив двоих укурков наверх, я поймал такси и договорился встретиться с Олесей в «Чехии». Она ответила, что не может никуда поехать.
    - Что случилось? – встревожился я.
    - Не по телефону. Приезжай, ты мне очень нужен!
    Я говорю таксисту об изменении маршрута, и тот с ворчанием разворачивает машину. В мыслях я пытаюсь представить, что могло произойти с Олесей, но так в голову ничего не лезет. Наконец я сдаюсь, чего гадать, через пять минут я узнаю.
    Дверь Олеся открыла сразу после первого нажатия на звонок. На ее лице читался ужас и шок. Она бросилась мне на плечи и начала причитать:
    - Помоги пожалуйста! Я просто не знаю что делать!
    - Успокойся, чего ты! – я посмотрел ей в глаза, но она быстро повела меня в квартиру, где посреди комнаты лежал ее брат, не подававший никаких признаков жизни.
    - Вот херня! – вырвалось у меня. – Что с ним?
    - Обдолбался таблетками, - плакала Олеся в истерике.
    Я потрогал пульс, он вроде бы прощупывался. Это уже хорошие новости, значит, коньки он не отбросил.
    - Скорую вызвала? – спросил я ее.
    - Какую скорую? Мы обдолбаные в хлам! Нас же ментам сдадут!
    - Бляха-муха, если ему не промоют желудок - твой брат склеит ласты!
    Олеся зарыдала и упала на колени.
    Я достаю мобильный и вызываю скорую. Диктую им адрес и свою фамилию. Потом ставлю Олесю на ноги:
    - Что вы пили? И сколько?
    - Не знаю, Валик принес какие-то таблетки, сказал это похоже на «экстази», мы приняли по три штуки, а потом он выпил еще две, так как его не сильно цепануло.
    - Ну это я заметил.
    Я отвел ее в ванную, заставил поблевать, и принудительно раздев начал поливать холодненькой водичкой. Олеся, сопротивляясь, начала приходить в себя. Потом я оставил ее одеваться и нагрел крепкого чая. Когда она вышла из ванны, я протянул ей чашку:
    - Ну как самочувствие?
    - Немного лучше, но все еще колбасит. Слушай, мне нужно кое-что тебе рассказать… Нам нужно поговорить...
    В эту секунду позвонили в дверь. Скорая! Я пошел открывать. Медики забрали Валика с собой. Доктор поинтересовался у меня, что именно мы принимали. Я в ответ подергал плечами и сказал, что сам бы не против узнать. Олеся немного пришла в себя и ее щеки чуть порозовели, я схватил ее за руку и мы с ней на такси последовали в больницу.
    - А родители ваши где? – поинтересовался я. – Опять к друзьям поехали?

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Noah Hunter
    Категория: Проза
    Читали: 65 (Посмотреть кто)

    Размещено: 20 ноября 2014 | Просмотров: 237 | Комментариев: 8 |

    Комментарий 1 написал: Арийская Волчица (22 ноября 2014 09:23)
    Начала читать ваше произведение. Извините, но буду делать это частями, просто нет столько времени, чтобы разом осилить выложенную вами часть книги. Пока удивила и порадовала искренняя любовь брата и сестры, такое редко встречается. Ну и, разумеется, школьная любовь очень тронула.
    Пишете хорошо, воспринимается легко, слог очень современный.
    Читаю дальше =)



    --------------------

    Комментарий 2 написал: octopussy (22 ноября 2014 11:18)
    Начала читать - полный сумбур. Постоянно напрягаю внимание, путаясь уловить о чем речь. Всплывают какие-то герои, о которых не говорится ничего кроме имени. Перескакиваете с 1го лица на третье. Идею я поняла, мысли и воспоминания героя, попавшего в аварию. Но подано не очень, к сожалению.


    Комментарий 3 написал: Арийская Волчица (22 ноября 2014 11:27)
    История вырисовывается житейская, довольно грустная, но вполне правдоподобная. Хочу прочитать, что дальше будет..



    --------------------

    Комментарий 4 написал: octopussy (22 ноября 2014 12:55)
    Читаю дальше, воспоминания написаны неплохо, хотя переходы местами не плавные. Но мне странно следующее: школьники свободно посещают бары,покупают алкоголь и занимаются сексом на улице.


    Комментарий 5 написал: Noah Hunter (22 ноября 2014 18:39)
    Я благодарен вам за полезную критику, буду считаться с ней в дальнейшем. Большая путаница в начале - это неспроста)


    Комментарий 6 написал: octopussy (22 ноября 2014 20:19)
    И еще хотела добавить, если человек в коме, он не может что-то вспоминать. Тот же сон.


    Комментарий 7 написал: empty_child (30 ноября 2014 13:09)
    Автор, здравствуйте! Вы правильно сделали, что отправили роман на бета-ридинг, потому что мелких недочетов здесь немало. В силу большого объема буду выкладывать разбор частями.
    Ну а для начала пара слов о самом произведении. По крайней мере, о той небольшой части, которую я уже успела прочесть.
    Я не фанат подобного жанра литературы, но даже мне было интересно читать. Правда, соглашусь с предыдущими комментариями - несколько персонажей и в самом деле появлялись ниоткуда. Это Люба и некий Руслан. Кто они по жизни, что они? Я не уяснила.
    Главный герой. Поначалу он вызывает сочувствие, но потом его хочется застрелить из дробовика. Хотя, с другой стороны, в его возрасте именно так себя и ведут.
    Ладно, хватит лирических отступлений и приступим к разбору.

    Заправщица, молодая и ужасна ужасная, подобно восставшему из ада мертвецу, не улыбаясь, дала мне синий «Токсин», и я поехал дальше.

    Вот водитель забирает сдачу, садится в свое авто и осторожно выруливает из заправки на проезжую часть. Возможно, заправщице водитель показался симпатичным, и она проводила взглядом отъезжающий автомобиль, который взял курс на перекресток улиц Сковороды и Дзержинского. Клубы сизого дыма от сгоревшего топлива слались стлались вслед за движущимся грузовиком. Водитель, дымя сигаретой, накручивает магнитолу и кабину наполняет шансон (банально до ужаса, но правдоподобно). Коробка громко скрипит, при переключении на вторую передачу, автомобиль набирает ход. До чертового перекрестка остается минут десять езды по объездной трассе.
    Типичная ошибка многих авторов путаница с временами в одном абзаце. Определитесь, в прошедшем или все-таки настоящем времени будете вести повествование.

    . В тот день, я пил пиво в пивной палатке, которая располагалась на углу улицы Сковороды.
    Слишком назойливое повторение. Пил пиво в пивной палатке. Пило пивное пиво в пивной палатке с пивом. Ну вы меня поняли!

    Мне хорошо и кайфово; завтра начинаются выходные и пора строить планы, (запятая) как их провести. [/b]
    [b]
    . Скорее всего, завтра с утра мы поедем на пляж, где наберем равномерный загар, потом будет ночной клуб, где мы постараемся продержаться до полуночи.

    К чему этот канцеляризм? "наберем равномерный загар". Можно же как-то проще сказать, нет?

    Я, мысленно утверждаю этот план, и допиваю пиво. После я не нужна запятая.

    . В глаза мне бьют[b] тринадцать лампочек
    , рядом три доктора в белых халатах и повязками на лицах.[/b]

    Неужели герой был в состоянии посчитать лампочки?

    Еще я у вас встретила слово "подкурить". Есть же нормальное слово "прикурить", зачем его коверкать? Объясню, почему я придралась. Поскольку в прошлом я предавалась той пагубной привычке, то помню - когда человек берет в руки зажигалку, то от нее он прикуривает. А вот если, при присутствии зажигалки, он берет горящий бычок у кого-то, кто уже курит, то он "подкуривает".

    Пока это все. Жду обратной связи!



    --------------------

    Комментарий 8 написал: Дмитрий Королёв (8 января 2015 02:11)
    Первая фраза меня убила - супер, когда будет время ваше произведение прочитаю.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.