«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Nemoshch

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 23
Всех: 26

Сегодня День рождения:

  •     Olenekot (21-го, 20 лет)
  •     Даша Беленькая (21-го, 20 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    GARAGE BAND (ЭПИЗОД 2)

    Дверь Олеся открыла сразу после первого нажатия на звонок. На ее лице читался ужас и шок. Она бросилась мне на плечи и начала причитать:
    - Помоги пожалуйста! Я просто не знаю что делать!
    - Успокойся, чего ты! – я посмотрел ей в глаза, но она быстро повела меня в квартиру, где посреди комнаты лежал ее брат, не подававший никаких признаков жизни.
    - Вот х***я! – вырвалось у меня. – Что с ним?
    - Обдолбался таблетками, - плакала Олеся в истерике.
    Я потрогал пульс, он вроде бы прощупывался. Это уже хорошие новости, значит, коньки он не отбросил.
    - Скорую вызвала? – спросил я ее.
    - Какую скорую? Мы обдолбаные в хлам! Нас же ментам сдадут!
    - Бляха-муха, если ему не промоют желудок - твой брат склеит ласты!
    Олеся зарыдала и упала на колени.
    Я достаю мобильный и вызываю скорую. Диктую им адрес и свою фамилию. Потом ставлю Олесю на ноги:
    - Что вы пили? И сколько?
    - Не знаю, Валик принес какие-то таблетки, сказал это похоже на «экстази», мы приняли по три штуки, а потом он выпил еще две, так как его не сильно цепануло.
    - Ну это я заметил.
    Я отвел ее в ванную, заставил поблевать, и принудительно раздев, начал поливать холодненькой водичкой. Олеся, сопротивляясь, начала приходить в себя. Потом я оставил ее одеваться и нагрел крепкого чая.
    Когда она вышла из ванны, я протянул ей чашку:
    - Ну как самочувствие?
    - Немного лучше, но все еще колбасит. Слушай, мне нужно кое-что тебе рассказать… Нам нужно поговорить...
    В эту секунду позвонили в дверь. Скорая! Я пошел открывать.
    Медики забрали Валика с собой. Доктор поинтересовался у меня, что именно мы принимали. Я в ответ подергал плечами и сказал, что сам бы не против узнать. Олеся немного пришла в себя и ее щеки чуть порозовели, я схватил ее за руку и мы с ней на такси последовали в больницу.
    - А родители ваши где? – поинтересовался я. – Опять к друзьям поехали?
    - Нет. Они на Буковели отдыхают.
    - Офигеть, а вас я вижу самих оставлять вообще нельзя. Олесь, ну если бы я сам не увидел, то не поверил бы. Зачем тебе все это дерьмо?
    - Хотела немного расслабиться и на минуту не думать, что ты меня больше не любишь.
    - С чего ты это взяла? – решил я продолжить тему, хотя понимал, что это лишь отговорка для меня.
    - Ты стал совсем другой в последнее время. Что с тобой случилось? Я же вижу, как ты день за днем отдаляешься от меня все дальше и дальше. Только не говори мне, что это не так, я же вижу все. Я не слепая.
    - Понимаешь, просто в последнее время у меня появилась одна проблема. И я должен тебе ее рассказать, так как скрывать от тебя это, я считаю нечестным.
    - Что за проблема? Ты чем-то болен?
    - Нет, - улыбнулся я. – Поговорим в больничном буфете об этом.
    Как бы я не отлаживал этот неприятный разговор, но все равно, рано или поздно мне придется все ей рассказать. Она обязана знать это, я не могу ей врать. За то короткое время, которое мы провели вместе, я почти полностью познал ее. Я уже могу угадать, что означает то или иное ее движение, могу прочитать в ее глазах упрек, или же комплимент. Могу лишь по одному выражению ее лица понять, что сейчас творится у нее на душе и о чем она думает. Вот и сейчас она сидит передо мной в больничном буфете и на ее лице можно прочитать, что ей не терпится услышать от меня что-то, но это что-то ее и пугает.
    - Ну рассказывай, - говорит она. – Не тяни.
    - Одна девушка беременна от меня, - говорю я, взяв ее за руки.
    Страшно видеть, как ее лицо теряет краску, а глаза все еще в недоумении шучу ли я, или же говорю правду.
    - Что? – переспрашивает она с какой-то непонятной улыбкой.
    - У меня будет ребенок от другой девушки. Так получилось, но это не значит, что я тебя не люблю.
    Мои слова даже мне показались какими-то жалкими. На лице Олеси произошла буря эмоций, можно было увидеть и истерическую улыбку, потом боль и обиду. Но, в конце концов, оно обрело маску мертвого спокойствия, отчего мне еще больше стало не по себе.
    - Ублюдок, - сказала она, вырвала свои руки с моих, и ушла прочь. А я так и остался сидеть за столиком и смотреть на нетронутый кофе в пластмассовом стаканчике.
    В принципе она права.
    Еще час я прошатался под палатой Валика, пока доктор не успокоил меня:
    - С ним все будет в порядке. Пару капельниц и выпишем.
    Потом я поехал домой и уснул под стоны сестры и Романа, которые в зале пытались довести друг друга до экстаза.
    На следующий день Олеся не появилась в школе, чему я собственно не удивился. Досидев последний урок мы с Русланом пошли в парк, и я рассказал ему о вчерашнем.
    - Да, - согласился он, - ситуация и правда хреновая. Чем я могу помочь тебе? Может, напьемся сегодня по этому поводу, чтобы хоть чуть-чуть забыть проблемы?
    - Идея просто супер, но я не уверен, что это поможет мне. Нужно за что-то ухватиться, и начать новую жизнь, потому что эта тянет меня на самое дно.
    - Это уж точно. Ну а что с Любой?
    - Блин…- вспомнил я свой тяжкий крест, который нес уже почти три месяца. – Нужно как-то навестить ее что ли.
    - Хочешь, отвезу тебя сегодня?
    - Нет, не сегодня. Давай в субботу. Надеюсь, до выходных я немного возьму себя в руки.
    - В субботу, так в субботу, - согласился Руслан. – Кстати, меня на весенних каникулах приглашают в бардовский поход. Ну там гитары, костер, песни. Ты как на это смотришь?
    - Было бы не плохо.
    - Ну тогда я забью для тебя местечко в машине, - похлопал он меня по плечу.
    - Давай , - сказал я и сразу же об этом забыл. Сейчас уж точно было не до бардовских походов и не до музыки вообще.
    До выходных, я почти никуда по вечерах не ходил, разве что в ближайший супермаркет, по минералку. Каждый вечер, я забивал косяк и смотрел по позыченому на время DVD плееру американские вестерны с Клинтом Иствудом. Сестра меня не навещала, а была полностью погружена в учебу, собиралась поступать в институт, после школы. Я же еще и не задумывался, куда себя деть после девятого класса. Со следующей недели нужно было выходить на работу, которую подыскал отец. Нужно зарабатывать, в конце концов, браться за голову, ведь сейчас я живу сам, и деньги мне нужны под зарез. Еще нужно как-то разобраться в личной жизни, где сейчас полнейший хаос.
    Ковбой на экране начинает стрелять и я вырубаюсь…

    На следующее утро меня будит настойчивый скрежет звонка. Я просыпаюсь на диване, обнимая бутылку минералки. Телевизор включен, по нем плавает заставка. Я начинаю говорить проклятия в адрес гостя и шлепаю открывать дверь. На пороге Оля (кто бы сомневался! только она может с такой настойчивостью к кому-то добиваться).
    - Ну что тебе нужно в такую рань?
    - Идиот! Уже полдень! Одевайся скорее! Беда!
    - Стой-стой, не так быстро тарахтелка. Что за беда?
    - Олеся пыталась покончить с собой, мудак!
    Дальше все как в бреду: я натягиваю штаны, Оля бегает по квартире и проклинает меня на чем свет стоит. Потом мы едем на такси в больницу, и вот на пороге палаты встречаю Олесиных родителей. Ее отец хватает меня за грудки и прижимает к стене, но из палаты слышится слабый голос Олеси:
    - Пап, отпусти его! Пускай зайдет.
    Отец нехотя меня выпускает со своих огромных ручищ и говорит:
    - Тебе так просто это не обойдется. Я сотру тебя в порошок, мразь!
    - Пап! – вновь слышится голос Олеси.
    Он сдается и уходит в обнимку со своей женой, я обмениваюсь взглядом с Олей, та толкает меня в палату и закрывает дверь. Олеся лежит на больничной койке, в ее руке торчит капельница, ее глаза внимательно следят за мной в ожидании, что же я буду делать.
    Я кашлянул и подошел к ней, потом присел на стульчик и спросил дежурную фразу:
    - Ты как?
    - Хреново как видишь.
    - Зачем ты это сделала? – спрашиваю я. – Неужели ты не нашла другого выхода? Могла бы просто позвонить мне, ты же знаешь, я бы прилетел к тебе как молния и мы вместе что-нибудь бы придумали.
    - А смысл? У тебя другая девушка, она ждет от тебя ребенка. Что дальше, вновь будишь врать мне о вечной любви?
    - Не говори так. Ты же знаешь, что это не правда. Я любил тебя и люблю, этого не изменить. Никакой другой девушки нет, просто я по пьяни переспал с ней, вот и все.
    - И ты станешь отцом.
    - Предполагаемым, не известно еще. Там как в космосе – тоже много людей побывало.
    Я понимаю, что несу чушь и должен сейчас говорить ей совсем другое. Но в этот момент мою голову не постигает, ни одна умная мысль, поэтому я говорю ей:
    - Прости. Прости если сможешь, я понимаю, что причинил тебе много боли, но я сейчас тоже недалек от того, чтобы скрыть себе вены. Жизнь повернулась ко мне спиной…
    - Опять, опять ты начинаешь себя жалеть. Твоя сестра была права – ты просто тряпка.
    - Моя сестра всегда умела меня поддержать, у нее просто талант.
    Олеся слабо улыбается, я продолжаю:
    - Понимаю, что нужно время, но я прошу тебя, не оставляй меня. Ты намного сильней и я просто в ужасе, что ты решила свести счеты с жизнью из-за какого-то мудака.
    - Ты прав, этот мудак того не стоит. А сейчас иди отсюда, наверное, на этом нужно поставить точку. Мудаки всегда остаются мудаками – их не изменить. Я и правда проявила слабость, но поверь, такого больше не повторится. Уходи и сделай одолжение – не появляйся больше здесь, а то ведь мой отец и правда может тебя убить.
    Я встал со стула, и поцеловав ее в щеку отошел к двери, потом остановился и хотел было что-то сказать, но она отвернулась к стенке, давая мне понять, что больше общаться со мной не желает. Поэтому я молча вышел, и в коридоре на меня накинулась сестра:
    - Ну что? Как она?
    - Хреново, но думаю, все будет нормально.
    - Как ты умудряешься делать другим людям больно?
    Мы с ней последовали на выход.
    - Слушай, перестань упрекать меня, - возразил я. – У меня слабая нервная система, сейчас приду домой и повешусь на люстре. Хотя ты будешь приходить на мою могилу и все равно упрекать меня, так ведь?
    - Я твоя совесть, которой у тебя нет.
    - Хорошее объяснение, погоди, запишу себе в блокнотик, чтобы не забыть.
    На выходе из больницы мы сталкиваемся с Любой, она в компании с Сергеем. Наверное, несколько секунд мы стоим как статуи в древнегреческом храме, а потом Люба нарушает тишину:
    - Ну привет, как ваше ничего?
    Я смотрю на нее и понимаю, что большего желания выпить, я до сих пор еще не ощущал. Наверное, в эту секунду, моя душа нашла отправную точку в страну алкоголизма.
    - Нормально, а ты как? На обследование?
    Сергей положил мне руку на плечо и вывел из больницы, знаете, я даже уже не сопротивлялся, так как знал, что получу свое заслужено. Странно, я даже хотел получить в морду, надеясь, что мне после этого станет легче.
    Мы отошли за здание, и он без лишних слов вмазал мне в лицо. Я потерял ориентацию в пространстве и шмякнулся на траву, но Сергей вновь меня поднял и вновь пару раз заехал в лицо. Мое тело немного отключилось, а он, закурив, и сказав что-то матерное, ушел. К сожалению облегчения, от побоев я не ощутил, стало только еще хуже. Все вокруг твердят, чтобы я себя не жалел, но мне действительно себя жалко.
    Как-то поднявшись на ноги, я закурил.
    Ко мне подошла Оля и протянула пачку салфеток (знаете, есть такие с разными запахами), я вытер свое многострадальное лицо и спросил у нее:
    - Ну как я? Красавчик?
    Оля достала с сумочки свои очки и напялила на меня, потом взяла за руку и сказала:
    - Отделался.
    - В смысле? – не понял я. – Если ты это так называешь, то, наверное, глубоко ошибаешься.
    - У нее был выкидыш, - сказала она.
    - Что?
    - Выкидыш, понятно? Все, ребенка нет. Только не вздумай радоваться.
    Мое лицо исказила улыбка, и я схватил ее на руки:
    - Повтори еще раз это слово!
    - Пусти меня дурак! – засмеялась она. – Этому нельзя радоваться, это как-то не здорово, понимаешь?
    - Это самая офигительная новость этого года!
    Я еще несколько раз покружил ее в воздухе, а потом поставил на ноги и заметил, как в больничное окно на нас смотрит Люба. И я вновь почувствовал себя как-то так, не хорошо. В общем как мудак, что тут скрывать то, кем я являюсь на самом деле.

    Вспоминая отдельные эпизоды своего прошлого, невольно задумываюсь над тем, что может быть и правда, то, что случилось – является наказанием за все, что я натворил. Или это очень уж большое преувеличение, так как я привык считать, что жизнь это всего лишь череда бессмысленных совпадений и явлений. Если бы где-то была справедливость или ее подобие, то я бы уже давно кормил червей. Единственное святое что есть – это, наверное, любовь, любовь к близким, любовь к друзьям, и любовь к девушке. Это, наверное то, что связывает в кучу эту бессмыслицу под названием жизнь.
    Последний час я лежал и думал о том, есть ли бог, или же его нет. И если есть, то, какое доказательство его существования я видел в своей жизни. На мысль сразу же приходит родня девушки по имени Анюта и их секта одержимых Иисусом, но об этом позже. Наверное, никакого доказательства я не видел, скорее наоборот – все доказывало, что его нет.
    Но раньше мысли о приближении к богу не посещали меня, а выходит что напрасно.
    После той радостной новости о выкидыше, мне было хорошо целую неделю. Именно столько продолжалась пьянка на моей квартире с участием Руслана (несостоявшегося кума), Романа и Оли с Настей (Настя – это новая девушка Русела, я сам об этом узнал лишь на третий день попойки). Громко играла музыка, водка была почти везде: бутылки на кухне, бутылки в зале, в туалете и даже возле кровати в спальне. В общем можно было упасть где угодно и пить, пить, пить. Так же Роман принес с собой кальян, и мы начали убиваться травой. В те вечера в моей квартире не было ничего святого.
    - Что дальше собираешься делать? – спросил меня Руль.
    - Наверное, начну новую жизнь. Правильную.
    - Подашься в баптисты? – засмеялся Роман.
    - Поверь, - вмешалась в разговор Оля, - ему это не помешает. Я даже мечтаю, чтобы он оказался в какой-нибудь секте. Кроме сатанистов конечно, а то там он будет в своей тарелке.
    - Спасибо сестра, - уклонился я ей. – Но на самом деле, возьмусь работать, мне сейчас не помешают деньги. Я и так уже пятый день как должен был выйти на работу, отец меня устроил на склад грузчиком.
    - Серьезная работа, - улыбнулся Руслан.
    - И ты ее просрал, - вставила свое слово сестра. – Скоро заканчивается месяц, и нужно будет платить за квартиру и что? Побежишь к отцу: Дай пап денег, а то я за пьянкой забыл выйти на работу.
    - Ну ты язва, - я скорчил ей страшные глаза, - собственно я ничего еще не просрал. Грузчики там нужны постоянно, поэтому меня возьмут туда в любой день, когда я захочу.
    - Нет, - махнул рукой Руль. – Тебе нужна работа посерьезней. Это ведь не по приколу гробить свое здоровье, тягая на складе ящики.
    - Есть предложения? – заинтересовался я.
    - Нет, но могу поспрашивать у ребят. У меня есть пара хороших знакомых в нескольких барах, может у них там свободная должность есть какая-то.
    - Официантом? – ужаснулся я.
    - Ну не обязательно, может быть уборщиком.
    - И это ты называешь серьезной работой? – спросил я. – Нет уж, лучше буду тягать ящики, спасибо.
    - Видишь, он слишком большого мнения о себе, - сказала Оля. – Хочет работать сразу директором.
    - Мне нравится ход твоих мыслей, - улыбнулся я сестре. – Хотя я согласен и на замдиректора.
    - Ну а как твои старания, маленькая язва? – спросил Руслан у Оли. – Поступление в институт не за горами?
    - Я сейчас работаю в этом направлении, - заявила она. – Нужно же продвигаться как-то по жизни.
    Я поднялся с пола, где проходило наше заседание, и пошел на кухню за пивом.
    Что-то очень резко захотелось мне пива, в последствии я назову это знаком свыше.
    В холодильнике естественно его не оказалось, и я решился пойти в крестовый поход на круглосуточный супермаркет. Вечерок выдался достаточно свежим, чтобы проветрить мою хмельную голову от всего того, что творилось в моей квартире в дни весенних каникул. Я же говорил, что это были каникулы? Мог и забыть, но если что повторюсь.
    Кассирша супермаркета одарила меня улыбкой как постоянного ночного покупателя:
    - Ну что пивка захотелось?
    - О! Не поверишь как, - я направился уже знакомой дорогой между рядами к холодильникам с пивом. Возле них стояла какая-то девушка, со спины она показалась мне знакомой. И когда я подошел поближе, она обернулась, и ее лицо ухмыльнулось в красивой улыбке:
    - Давно не виделись Ленон.
    - И тебе привет Виктория, тоже захотелось пивка на ночь?
    - Для меня ночь – это настоящая жизнь. Я, знаешь ли, ночной житель этого города.
    - А! Вампирша значит, - улыбнулся я. – Я тоже стал замечать за собой какие-то замашки упыря. Ты меня случайно тот раз не кусала?
    - А что, не помнишь? – улыбнулась она.
    - Я запомнил только самые классные моменты, - ответил я. – Иногда вспоминаю, когда тереблю свой член.
    Она улыбнулась еще раз и посмотрела на пиво:
    - Какое предпочитаешь?
    - Там где акционные 25%. В моем случае количество побеждает качество.
    - А я кайфую от темного. Офигительный вкус, ни на что не похожий и манящий сделать еще один глоток и еще, еще и еще…
    - Ты мастер рекламы, - признался я.
    - Ну так что? Берем по темному и едем ко мне?
    Я ощущаю, как на лице у меня появляется самодовольная улыбка, и тело переполняет радость и гармония. Наконец-то моя побитая на осколки жизнь начинает вновь складываться в кучу. Где-то в глубине сознания все-таки отзывается внутренний голос, или же совесть, но я его не слышу.
    Это очень даже не плохо, когда у тебя подружка – дочь мэра города. Поэтому я без лишних отговорок запрыгнул к ней в машину и она увезла меня навстречу приключениям. Кому не нравятся приключения? Это неповторимое чувство ощутить что-то новое и как-то изменить свою жизнь, которая начинает надоедать своей монотонностью и предсказуемостью. Вот еще несколько минут назад я шел за пивом, чтобы вновь вернуться на свою квартиру и продолжить пьянку. Но вдруг случается переломный момент и я еду в крутой тачке с красивой и слегка безбашенной девушкой. Разве это не классно?
    - А куда мы едем? – спрашиваю я, хотя по-честному мне все равно.
    - Есть один товарищ, у него сегодня праздник и он решил устроить вечеринку.
    Мне и вам наверняка приходилось смотреть кинокомедии про молодежь. Помните, как они устраивают там вечеринки? Ну там, полный дом людей, громкая музыка, пиво льется рекой… Вспомнили? Так вот, я думал, что будет что-то похожее, ведь если она мажорка, то и друзья у нее мажоры. Верно ведь я размышляю?
    Оказалось все не так. Квартира, куда мы приехали хоть и огромная, но пустая. Нет, мебель там была, пустая – в смысле без огромной толпы народу. Вместо этого каких-то два парня сидели в зале и с помощью дорогого вина спаивали малолетнюю девочку. Нас с Викой они тоже пригласили за стол, но у моей спутницы были другие планы:
    - Нет, мы на пендхаус.
    Пендхаусом оказался пустынный чердак этого дома с матрасом возле единственного окна. Мне почему-то показалось, что за окном есть балкон. Пока Вика снимала свои штаны и усаживалась на матрас, я огляделся и сзади заметил ванную. Окно, матрас и ванна – все это напоминало какую-то арт-композицию.
    Вика достала из сумочки какую-то хрень в виде жевательной пластинки и предложила:
    - Бери.
    Я немного потоптался на месте:
    - Я еще не разу, если честно, не пробовал. И не совсем уверен, что сегодня настал тот день.
    - Не стремайся, бери. Это безопасно.
    - В большинстве случаев, я отдаю преимущество алкоголю. Он более безопасен для меня.
    - Когда-нибудь все происходит в первый раз, - сказала она. – В этой жизни нужно успеть сделать все, что мы с тобой сможем, потому что другой жизни нам никто не даст.
    Ей пришлось встать и самой засунуть мне в рот эту дрянь:
    - Не глотай.
    После этого, я немного раскрепостился и тоже сняв штаны пристроился возле нее на матрасе. Несколько секунд мы молча курили и смотрели друг другу в глаза, с чего я понял, что настал момент ее поцеловать. Дотянуться к ее губам, покрытых дорогой блестящей помадой, мне помешал шум. Кто-то очень матерно ругался и этому «кому-то» в унисон причитала какая-то женщина. Вика всполошилась и подбежала к окну, я последовал ее примеру. Оказалось что это семейные разборки в доме напротив. С чердака (пендхауса) очень хорошо просматривалось окно, словно экран телевизора в котором показывали обезумевшую семейную пару. Муж размахивал руками и за частыми матерными словами я так и не смог понять, в чем причина их ссоры. Жена же просто истерически визжала как противопожарная сирена.
    Вике, как оказалось, было не в первой наблюдать их разборки, так как она с уверенностью мне поведала:
    - Сейчас он схватит ее за волосы и вмажет кулаком в лицо.
    И действительно, Викины слова воплотились в жизнь там, в доме напротив. Муж действительно схватил за ее рыжие волосы и дал кулаком в нос. Жена упала на колени, а он все не отпускал ее волосы и кричал в лицо, на котором уже показалась кровь.
    - Видимо ты частенько наблюдаешь подобное, - отметил я нездоровую заинтересованность Вики.
    - Да, это уже не первый раз, мне безумно нравится наблюдать за ними. Если честно, то меня это слегка возбуждает.
    - Я еще не увидел ничего возбуждающего, - сказал я и слегка ощутил приход эйфории, которая казалось легкой простыней легла на мою голову. Окно начало внезапно удалятся от меня, где-то сзади зашумел толи лес, толи водопад. Даже слышались трели заморских птиц, кажись они летали прямо над нами. Пендхаус стал настолько сказочным, что меня уже не интересовали разборки за окном.
    Муж вновь саданул жену, на этот раз для разнообразия коленом по голове. Вика от удовольствия чуть не подпрыгнула:
    - Видел как он ее? Нет, ты видел? Жесть! Красавчик!
    Голос Вики отзывался глухим эхом в моей голове и я понял, что последующие несколько часов могу смело вычеркнуть из своей жизни. Но какие это были несколько часов!
    Сначала мы конечно потрахались, а потом она повезла меня в какой-то ночной клуб, где громко играла музыка и пространство рассекали лазерные лучи. Обычно в таких местах, я сразу же ищу где выпить, но в этот раз я полез на танцпол и начал танцевать (со скоростью удава). Психоделика очень удачно подходила к нашему с ней состоянию. Она терлась об меня на танцполе не обращая внимания на взгляды со стороны. Хуже того, я постарался выразить свое удовольствие громкими криками и почти волчьим вытьем. Вика ни на шаг меня не покидала, а даже поддержала криком. Мы, наверное, полчаса, или час танцевали без перерыва, а потом моя спутница предложила мне перекурить. С трудом мы залезли (в прямом смысле слова) в мужской туалет и закурили по сигарете.
    - Телочку выбрал? – спросила она, положив свои руки мне на плечи.
    - Ну да, - ответил я и поцеловал ее в нос.
    - Нет, я имею в виду еще одну девочку.
    - Я думаю сегодня мне хватит одной.
    - Мне не хватит, - выдала она. – Нам нужна девочка. Желательно блондинка.
    Когда я понял, чего собственно хочет моя спутница, то не удивился. Я в тот вечер вообще мало чему удивлялся, даже тому, как на танцполе я на несколько минут ощутил невесомость. Представляете?
    В туалет зашел парень, и я вновь вернулся к действительности и предложил Вике идти на поиски девушки.\
    Далее следует небольшой пробел в моей памяти, помню только что мы куда-то вновь ехали и я обнимая какую-то девчушку (не Вику), рассказывал ей о чем-то, а она смеялась. Свет фонарей вдоль дороги сливались в моих глазах в одну сплошную полосу.
    Вновь пробел и вот машина Вики стоит на обочине, возле какого-то озера. Девочка с клуба запихивает себе в рот марку и Вика начинает снимать с нее одежду. Потом длительный пробел и лежу в воде по пояс (понимайте как хотите), а деваха резво на мне скачет. Вновь пробел и кажись сон… Если этот кошмар можно назвать сном.
    Какой-то безумный пастор бьет меня ладонью в лоб и кричит как прокаженный: "Халелуя!!!!" Температура моего тела резко падает и я покрываюсь холодным потом...
    Проснулся от холода, уже светало и я, оглядевшись, потерял дар речи. Мы втроем лежали нагишом в фонтане на центральной площади города. Мои все еще одурманенные мысли отказывались верить в увиденное, но холод был суровым доказательством действительности. Я быстро вылез из воды и шатаясь натянул штаны; трусы искать даже не пытался. Потом силой растормошил подружек и те, как очумелые зомби, начали бродить вокруг машины и собирать шмотки. На ходу они дрожали, хотя по синеватому цвету кожи и так можно было догадаться, что замерзли они не на шутку.
    - Нужно сматываться, пока нас мусора не приняли, - сказал я.
    - На хер мусоров! – крикнула на всю площадь Вика. – На хер мусорá!
    - Очень здорово, - согласился я и огляделся вокруг. Нам повезло, нас видели только дворники и бегающие по площади спортсмены – ну люди ведущие здоровый образ жизни.
    Стокилограммовый толстяк, с мокрым от пота лицом почувствовал себя дураком, видя как совсем рядом протекает совсем иная жизнь. Там парень с двумя голыми девушками тупо купается в фонтане на центральной площади в шесть утра. Наверное он вернется с пробежки с глубокой депрессией и еще сильней будет ненавидеть свои складки жира.
    Когда мы оделись, Вика приняла решение поехать в пиццерию и чего-нибудь перекусить. Так как было еще ранее утро, то пиццерия естественно была закрыта, но мы с упорством стали дожидаться ее открытия.
    - Блин так хочу пиццы, - застонала Вика, закуривая сигарету. – Горячую, с плавленым сыром поверх.
    На эту реплику мой желудок среагировал бормотанием и я, чтобы отвлечься, начал разглядывать нашу подружку. Это оказалась блондинка с ярко-голубыми глазами, которые наверное в трезвые дни ее жизни сияют как алмазы. Она деловито делала себе макияж, смотря в карманное зеркальце.
    - Как тебя зовут-то? – спросил я.
    - Эмма.
    - Еврейка что ли?
    - Я похожа на еврейку? – спросила она и посмотрела вопросительным взглядом.
    - Не очень, - ответила за меня Вика, которая пыталась включить радио на магнитоле. Еще секунда и салон заполнила музыка в стиле регги, которая позитивно отразилась на наших мозгах.
    - Хочу на море блин, - вновь застонала Вика. – Там песок, солнце и ветер…
    Я ничего не ответил на ее реплику, а стал ждать очередной. Интересно, чего она захочет в следующий раз. Внезапно запиликал мой мобильник и я с трудом достал его с чересчур облегающих джинсов:
    - Да алло! – сказал я в трубку и посмотрев еще раз на джинсы понял, что они не мои. А как туда попал мой мобильный?
    - Ну где тебя носит? – кричала в трубку сестра.
    - А я здесь немного загулял, - слабым голосом ответил я. – Жду пиццерию, хочу немного пиццы поесть…
    - Ты что обдолбаный? Где ты находишься?
    - Я же говорю тебе: возле пиццы стоим и ждем.
    - Тебя забрать?
    - Нет не нужно. С квартиры будете уходить, то дверь закройте.
    - Мы не будем уходить, - сказала она. – Если ты сегодня не появишься, то мы тут останемся вдвоем и немного развлечемся.
    Говорила Оля как-то мутно, я решил, что она тоже не совсем трезва, но тем не менее благословил ее:
    - Развлекайтесь, я вам не помешаю.
    Отключив телефон, я откинулся на спинку сидения и закрыв глаза, попытался успокоить в голове «приливы и отливы».
    - Всегда мечтала стать медсестрой, - сказала Вика. – Хочу стать медсестрой и ходить в белом халатике.
    - Никогда не поздно моя конфетка, - подбодрил я ее и обернулся к Эмме, - а ты кем хотела стать, когда вырастешь?
    На несколько секунд ее лицо приняло маску очень глубокой задумчивости, а потом все это исчезло, и она улыбнулась:
    - Акрисой. Аткрисой. Акткрисо… ой блин… Ну в фильмах хотела сниматься. Хотела быть похожей на Ким Бесингер, ну как в том фильме про несколько недель.
    Когда мы умолотили по две порции пиццы и запили это дело кока-колой, то решили поиграть в бильярд и под этим предлогом закинуться небольшой дозой алкоголя. Что примечательно, мажорка Вика всегда предпочитала Виски, или же Ром. Это мне нравилось, я даже слегка начал привыкать к изысканному пойлу.
    Бар с бильярдом мы к своему удивлению нашли через дорогу. В уборной того бара мы еще немного пососались с Викторией. Она протянула мне очередную пластинку своей гадости и я, естественно не отказался.
    Так или иначе, но где-то в час ночи, я пригласил ее к себе. Нас все еще держал наркотик и мы поднимались на четвертый этаж минут двадцать (по дороге сделали три перекура). Дверь нам открыла Оля, сразу же изобразив на лице злость и ужас одновременно, она спросила:
    - Какого хрена ты приперся?
    Я посмотрел на Вику, скорчив при этом гримасу недоумения:
    - Как это какого хрена? Это, между прочем, моя квартира и я здесь живу.
    - Я же просила тебя, чтобы ты не приходил! – напомнила сестра.
    Я вновь задумался:
    - Что-то не припомню, если честно.
    - Наркоман долбанный! – прошипела Оля и побежала в спальню.
    Я махнул Вике рукой, мол, проходи. Потом плотно закрыл дверь и стал смотреть в глазок. Не прошло и двух минут, как я задумался: а чего это я смотрю в глазок? Кого я там хочу увидеть? С видом маразматика я отошел от двери и увидел, как Вика сидит на диване и достает из пакетика еще какую-то дрянь. Боже мой, когда же она остановится? Неужели придется пасовать первым? Кажись, все к этому шло. Через четверть минуты мне стало понятно, что я не могу контролировать движения своего тела. Вот моя рука (я ее не контролирую!) начинает ласкать Викину грудь. В мыслях появился страх: вот бы не натворить чего! Ведь я сейчас не могу себя найти, а это значит, что я могу что-то учудить. А еще, этот монотонный саундтрек в голове… Что это за мелодия?
    Со спальни вышла сестра и прервала меня:
    - Пойдем на кухню, нужно поговорить.
    Оля утянула меня за руку, так как я не смог развернуться самостоятельно. На кухне она схватила за ворот и спросила:
    - Ты под чем сейчас? Чем тебя эта сука накачала?
    - Это не сука, а моя подружка…
    - Ладно, не об этом, - Оля на несколько секунд задумалась, как бы прикидывала говорить мне что-то или нет. В конце концов, она решилась:
    - Я с Романом… Мы расстались.
    Я глупо улыбнулся и сказал:
    - Ну и что? Мне заплакать?
    - Дослушай, и я начала встречаться с новым парнем.
    - Блин, Оля, это конечно хорошо, что ты делишься со мной своим самым сокровенным, как и я с тобой. Но мне сейчас как видишь не до душевных разговоров. Я сейчас нахожусь в какой-то невесомости и я должен спасти богиню.
    - Что ты несешь?
    - Понимаешь, я понял истинное значение вселенной.
    - Тебе может водички холодненькой? Слышал бы ты себя со стороны - ты такие вещи задвигаешь! – Оля взяла стакан и наполнила мне его водой. Я, отпив немного, решил пояснить ей:
    - В общем, я знаю настоящую богиню. Она держит в своих руках всю вселенную, представляешь?
    - Это случайно не она там в зале сидит?
    - Нет, это Вика, моя подружка.
    - Где ты ее подцепил? Это не подружка, а ходячая аптека, - прокомментировала Оля то, как в зале Вика доставала с сумочки какие-то таблетки и они все посыпались на пол.
    - Она хорошая, - заверил я сестру.
    Тут из моей спальни вышел Руслан, он виновато посмотрел на меня и застыл на месте. Я, все еще ничего не понимая, махнул ему с кухни рукой:
    - Хэви метал!
    Потом действительность резко озарила меня, и я обернулся к Оле:
    - Так ты с Руселом спишь?
    - Ну почему спишь? Мы любим друг друга.
    - Ну ты даешь, я уж-то подумал что-то серьезное хочешь сказать, - я допил воду и зайдя в зал пробормотал:
    - Что за детский сад!
    Потом присел на диван рядом с Викой и обнял ее. Она прижалась ко мне и кажись в ту секунду мы уснули. Да, вот так просто: уснули сидя на диване. Бывает же!

    Самое интересное меня ждало утром, вернее часов в полдесятого. Я проснулся от протяжного и назойливого звонка в дверь. Кто бы это ни был, но я все равно его убью! Вика мирно сопела на краю кровати, (когда мы успели перейти на кровать?) а я почти на коленях полез открывать дверь. Наркота все еще держала меня, и держала прилично. Еще и эта духота в квартире, хотелось разбить окно и вдохнуть свежего воздуха. А вдруг меня уже никогда не попустит? Большинство людей посчитали бы это большой удачей, но здесь и сейчас мне так не казалось.
    Открыв дверь, я увидел на пороге хозяйку квартиры с очень недовольным выражением лица:
    - Ну здравствуй! Знаешь, зачем я пришла?
    - Не представляю, - честно ответил я.
    - Я пришла забрать оплату квартиры за этот месяц.
    - Как? Еще ведь и месяца не прошло! – ужаснулся я и стал безнадежно вспоминать: какой сегодня день?
    - Мы с твоим отцом договорились об оплате именно на сегодняшний день, так что я на твоем месте или платила, или убиралась отсюда.
    Понимая, что максимум денег, которые у меня были - это около полусотни купонов, если я их еще не «просрал» вчера в клубе. По взгляду хозяйки было понятно, что сумма оплаты в несколько раз больше, чем я имею. Единственным умным решением мне показалось договорится об оплате вечером и съездить к отцу. Конечно, нужно будет выслушать часовую лекцию о том, что уже нужно зарабатывать самостоятельно, но деньги в конце концов он мне даст. Но неожиданно мне на помощь пришла Виктория, которая немного смутила хозяйку своим полуголым видом. Но протянутые сто американских долларов в мгновение замяли возникшую ситуацию. Хозяйка еще несколько минут помялась, мол, сдачи от такой валюты у нее не будет, на что Вика ответила ей:
    - Забей мамаша.
    - Это за два месяца, - быстро нашелся я.
    Хозяйка в недоумении смотрела на банкноту, но не возражала.
    Когда я закрыл двери, то попытался немного возмутиться:
    - Тебе не стоит платить за меня.
    - А что? У тебя есть деньги? – Вика невозмутимо посмотрела на меня, глотая из бутылки минеральную воду.
    - Нет, но я не привык, что за меня кто-то платит. Тем более что этот «кто-то» - девушка. Это затрагивает мое мужское самолюбие.
    - Красивая речь альфонса с какого-то фильма? – попыталась угадать она.
    С неким расстроенным чувством я закурил и пошел на кухню. Отлично сознавая, что Вика в большей степени права, я стал нервничать еще больше. Значит, я не могу себя обеспечить? Ну да. Выходит что деньги – это главное в этом мире. И если их нет, то у тебя возникают проблемы через них. Хорошая мудрость, нужно запомнить или записать.
    Вика обняла меня сзади и предложила загладить недопонимание сексом.
    Далее целый день она учила меня познавать особенности Тантры. Для меня это было ново и необычно, а от этого очень возбуждающе. Самой фишкой была медлительность, в некоторые моменты я готов был кончить, но сдерживался, дабы не упасть в ее глазах. Конечно, основную тему теории я понял не очень-то хорошо. То есть, я понятия не имел где местонахождение семи чакр, (хотя вру, на счет одной чакры я догадывался). Энергия Кундалини скрытая в этой чакре до головы так и не дошла, а выплеснулась Вике на живот.

    К вечеру я встретился с сестрой в пиццерии, что находилась возле родительского дома.
    - Мне нужны деньги, - честно сказал я, - причем срочно.
    - А ты не пробовал работать? – язвительно спросила Оля. – Говорят, что деньги люди в большей мере зарабатывают своим трудом.
    - Но я ничего не умею и не хочу!
    - Ну что ты за человек? И это тебе родители дали квартиру и разрешили жить самостоятельно? Знали бы они то, что знаю я.
    - Оль, не начинай. Ты же видишь что у меня и так все хреново.
    Оля с загадочным взглядом крутила в руках трубочку с колы:
    - Ну думай! Говорят, что отец твоей подружки - мэр города.
    - Я же не буду брать нагло у нее деньги! – ужаснулся я. – Я не так воспитан.
    - Если на тебя посмотреть, то покажется, что тебя вообще никто не воспитывал. Что с тобой такое? Раньше ты был совсем другим!
    - Я немного запутался. Видишь ли, самостоятельная жизнь дает бешеную свободу и главное ею не задушиться.
    - Умно сказано.
    - Слушай, - я сжал ее руки, - ты же знаешь пару людей серьезных. Может у них найдется место для меня. Я готов уже быть официантом.
    - Господи! – засмеялась она. – Как низко ты пал! Кажется, твое величие еще недавно говорило обратное.
    - Не смейся, все люди ошибаются и я не исключение.
    - Ты же хорошо поешь и умеешь играть на гитаре, - сказала Оля. – Может стоит попробовать немного попеть?

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Noah Hunter
    Категория: Проза
    Читали: 48 (Посмотреть кто)

    Размещено: 22 ноября 2014 | Просмотров: 160 | Комментариев: 6 |

    Комментарий 1 написал: Арийская Волчица (23 ноября 2014 09:40)
    - В субботу, так в субботу, - согласился Олег.

    Хм.. разговор был с Русланом. Кто такой Олег?



    --------------------

    Комментарий 2 написал: octopussy (23 ноября 2014 12:35)
    У вас нет четкого повествования.
    Вы должны были для начала продумать все детали, сделать так сказать набросок, а потом писать. Что в итоге получается? Вы сами забываете, в каком времени, месте, находился герой пять минут назад.

    "что творилось в моей квартире в дни весенних каникул"
    А до этого вы пишите, что ГГ упал на траву
    Весенние каникулы обычно в марте, когда на улице еще не растаял снег. Либо, если все же нет снега, должна быть картина, чтобы читатель не был в веден в заблуждение.

    "- Ну так что? Берем по темному и едем ко мне?
    - А куда мы едем? – спрашиваю я, хотя по-честному мне все равно."

    У героя короткая память?

    И еще всего много, много.

    В общем, на этом я останавливаюсь. Удачи.


    Комментарий 3 написал: Арийская Волчица (23 ноября 2014 16:52)
    Прониклась антипатией к главному герою.. Хотя, его поступки вполне соизмеримы с возрастом и отсутствием житейского опыта.
    Пока больше всех героев мне нравится Оля =)



    --------------------

    Комментарий 4 написал: Noah Hunter (23 ноября 2014 19:42)
    Арийская Волчица,
    По поводу "Олега":
    В первом варианте этой истории лучшего друга героя звали Олег. Уже потом я резко сменил его имя, по причинам, которые не стоит здесь указывать.
    Ошибку исправлю))

    octopussy,
    Весна бывает разной. Помнится мне, я отмечал свое день рождение в марте, и мы с друзьями выезжали в лес на пикник. Это факт!
    По поводу забывчивости героя - все это от его быстрой деградации)


    Комментарий 5 написал: octopussy (24 ноября 2014 09:11)
    Вы должны это читателю объяснить, то, что понятно вам не всегда понятно другим.


    Комментарий 6 написал: empty_child (7 декабря 2014 18:42)
    Доброго времени суток, автор!
    Пока произведение находится в режиме чтения, но вот ляпы, на которые я наткнулась сразу же.


    Как бы я не отлаживал откладывал этот неприятный разговор, но все равно, рано или поздно мне придется все ей рассказать.


    Вот и сейчас она сидит передо мной в больничном буфете и на ее лице можно прочитать, что она просто не в терпении ей просто не терпится услышать от меня что-то, но это что-то ее и пугает.

    По мере прочтения буду отлавливать еще! bye




    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.