«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Demen_Keaper

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 21
Всех: 24

Сегодня День рождения:

  •     KADGAR (19-го, 4 года)
  •     Mary MkLair. (19-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 169 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Всегда среди остальных. Глава первая


    Знакомая мелодия

    Для Сью рабочий день начинался, как обычно. На скорую руку перекусив и облачившись в черную мантию, он направился в зал суда, прихватив большую толстую книгу и целую стопку дел для сегодняшнего заседания. Положив все это на стол, представляющий из себя длинную трибуну из темно-коричневого дерева, покрытого лаком, с отполированной до блеска столешницей, помощник Судьи начал готовить рабочее место для своего начальника. Он открыл книгу на нужной странице, достал из шкафа, расположенного за трибуной, деревянный молоток, чернильницу и перо. И хотя сейчас в век новых технологий можно было пользоваться, по крайней мере, гелиевой или лазерной ручкой, Судья предпочитал гусиные перья. Затем, Сью начал сверять записи в книге и делах, и тут он обнаружил, что одно дело было лишнее. Он быстро пробежал его глазами и отложил в сторону. Еще раз проверив, чтоб все лежало на своих местах, как любил Судья, его помощник направился к выходу, чтобы доложить о том, что все готово, но у двери остановился, и ему еще раз захотелось просмотреть то, не сегодняшнее дело. Он вернулся и прочел его, но уже более внимательно. В нем шла речь о девочке пятнадцати лет, которая выпала с балкона. В деле ничего не говорилось о том, была ли это случайность, насильственная смерть или суицид. Но поскольку, дело попало к ним, скорее всего это было самоубийство. «Что заставило этого бедного ребенка покончить с собой?» - подумал Сью. - «Неужели мир стал настолько жесток, что он толкает на такие крайние меры даже детей?». Он достал карманные часы на цепочке, подаренные ему Судьей в знак хорошей работы и увидел, что у него есть еще немного времени до начала заседания. Долго не раздумывая, помощник Судьи помчался в канцелярию, где находился единственный компьютер во всем Замке Правосудия последней модели с голографическим изображением и управляемый всего лишь одним усилием мысли. На нем была установлена специальная программа, с помощью которой Сью отслеживал передвижение душ уже покинувших своих хозяев. В свое время, помощнику потребовалось приложить немало усилий, чтоб уговорить Судью на приобретение компьютера. Его начальник не терпел никаких технических новшеств и даже не разрешал использовать в замке электричество. А мобильный телефон, который подарил ему Сью, в надежде, что Судья преодолеет свою боязнь перед техникой, лежал обычно в ящике стола в кабинете Судьи и хозяин пользовался им крайне редко.

    Тело Насти лежало на операционном столе, а сама она парила где-то вверху, под потолком. Девочка видела склонившихся над ней врачей, но не испытывала ни боли, ни грусти, словно это было чужое тело. Затем все исчезло, словно кто-то выключил свет. А через мгновение, Настя уже поднималась по железной винтовой лестнице внутри круглой башни без окон. Глянув вниз, она ничего не увидела, только серо-черную пустоту, пугающую своей бездонностью. Девочка крепче схватилась за перила, чтобы не упасть. Она вспомнила, как перелазила через перила на соседний балкон, как глянув вниз, у нее закружилась голова и ослабли руки. А потом, стремительное падение, пронизывающая все тело боль и наконец, полное забвение. Однако, на какое-то время, к Насте вернулось сознание, и она отчетливо увидела темное небо, усыпанное звездами. Затем над ней стали кружиться серо-молочные круги чьих-то лиц, со смутно вырисовывающимися очертаниями. Она слышала голоса, идущие откуда-то издалека, и будто преодолевая пространство и время, искажались, превращаясь в сплошной гул. Она помнила, как закрыв глаза, вдруг стала улавливать звуки знакомой мелодии, которая отодвинув гудение навязчивых голосов, так приятно убаюкивала и успокаивала ее.

    Девочка посмотрела вверх, но и там ничего не увидела, такая же темная пустота. Трудно сказать, сколько прошло времени с того момента, как Настя очутилась в этом странном месте. Но, судя по тому, что ноги ее уже подкашивались от усталости, шла долго. Куда и зачем она идет, девочка не знала, но какая-то таинственная сила гнала ее вперед, чья-то воля заставляла тащиться по крутым холодным ступенькам. Однако всему есть предел, и ее тело, будто налитое свинцом, отказывалось подчиняться воле хозяина этого мрачного колодца, кем бы он ни был. Неожиданно по звенящей тишине заскользил скрипучий монотонный звук, и она скорее ощутила, чем увидела, как перед ней, прямо в стене медленно открылась тяжелая металлическая дверь. Изнутри пробивался неяркий свет, потянуло запахом сырости, и кто-то негромко позвал ее по имени. Между лестницей и приоткрытой дверью был всего лишь шаг, и она сделала его, вступая в новое пространство неизвестности.

    - Итак, - произнес сурово Судья, направив свой непреклонный взгляд в сторону обвиняемых. - Все, что вы сказали, не оправдывает вас, не снимает вины, и более того, вы дали понять суду, что отказываетесь нести ответственность за свои поступки, которые привели к фатальному для вас концу. Поэтому приговор будет суровым, не надейтесь на помилование.
    - Ваша честь, - вмешался Сью, наклонившись к Судье.- Прошу прощения, но мне кажется, что они оба, - и тут он кивнул в сторону мужчины и женщины, - уже близки к раскаянию.
    - Разве ты не слышал, что они говорили, обвиняя друг друга? - так же тихо, но с нотой раздражения в голосе, ответил Судья. - О каком раскаянии ты говоришь?
    И уже громко добавил:
    - Не вижу никаких причин для помилования. Уводите их, господин помощник, - и он ударил деревянным молотком по столу.
    - Да, Ваша честь, - ответил Сью, вздрогнув от слишком громкого звука.
    Он знал, что этих двоих ждет вечное одиночество, а на Земле их будут оплакивать родные и близкие. Но сделать уже ничего нельзя. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.
    - Да, Сью, будь другом, принеси мою шубу, я весь дрожу от холода, - добавил Судья, немного смягчившись. - Похоже, ненависть этих несчастных понизила температуру до нулевой.
    - А может и ниже, Ваша честь, смотрите, вон даже стены покрылись инеем. Не прикажите ли, принести теплую одежду и для другой особы, у которой даже носик посинел от холода?
    - Это свой-то красный носище ты называешь носиком?
    - Нет, Ваша честь, - ничуть не смутился помощник Судьи. - Я говорю не о себе, а о той бедной девочке, которая находится в конце зала.
    - В зале посторонние? - возмутился Судья, снимая очки и вглядываясь в полутемный зал.
    - Ваша честь, это - Настя, бедняжка упала с балкона, а ее дело я положил вам на стол.
    Судья заглянул в книгу:
    - Сейчас не ее очередь.
    Сью захлопал глазами:
    - Да, я понимаю, но…
    Помощник Судьи запнулся и нерешительно пододвинул к Судье дело Насти, а тот, в свою очередь, пробежав его глазами, воскликнул:
    - Как же она здесь оказалась? Она должна была еще шагать и шагать, насколько я понимаю.
    - Это я помог ей, - зашмыгал носом Сью. - Девочка очень устала, Ваша честь, ведь она совсем еще ребенок.
    - Не такой уж она ребенок, в пятнадцать лет уже пора научиться отвечать за свои поступки.
    Судья недовольно покосился на помощника и, заглянув в дело Насти еще раз, пробурчал:
    - И что прикажешь с тобой делать? Ты постоянно нарушаешь регламент.
    - Простите, Ваша честь, - покорным голосом ответил Сью.
    Судья глянул на своего помощника и немного смягчившись, спросил:
    - Где она?
    - Сидит в последнем ряду, - поспешил ответить Сью, показывая рукой в конец зала.
    - Ну, да, ты уже говорил.
    - Прикажите позвать?
    - Зови! Что с тобой поделаешь? Но сначала отправь этих куда положено, - и он кивнул в сторону мужчины и женщины, которые все еще находились в зале суда.
    - Да, Ваша честь…
    - И не забудь про шубу, - крикнул вдогонку Судья.
    - Сию минуту, Ваша честь, - отозвался Сью уже у двери.

    Сидя в последнем ряду, куда посадил Настю этот маленький человек, напоминающий пингвина в черном просторном балахоне, она успела рассмотреть зал суда. Это было довольно большое помещение с высокими потолками и креслами, оббитыми ярко красным бархатом. В конце зала и центральной его части по обеим сторонам возвышались белые колонны, украшенные лепкой и зеленым плющом. Девочка как раз сидела возле одной из колон и могла хорошо рассмотреть и даже потрогать растение. К ее удивлению, плющ оказался не настоящий, а искусно изготовленный из какого-то мягкого и приятного на ощупь материала. Стены были гладкие, приятного бирюзового оттенка с глубокими нишами в человеческий рост. С того места, где сидела девочка, хорошо просматривалось полотно Ильи Репина « Иван Грозный и его сын Иван», больше известное под названием «Иван Грозный убивает своего сына», помещенное в одну из ниш. На противоположной стене, в такой же нише, она узнала картину Врубеля «Демон». Насте были знакомы эти произведения по художественной школе, о которых рассказывала их преподаватель, буквально помешанная на высоком искусстве. Зал окутывал таинственный полумрак и только на потолке не ярко светились, изображенные искусной рукой мастера, глаза - толи человека, толи полубога. Высокая длинная трибуна на другом конце зала и первый ряд кресел были ярко освещены, хотя источника света она не видела, казалось, что свет возникает сам собой.
    За трибуной расположился мужчина плотного телосложения и сердитым выражением лица. На его голове нелепо сидел белый парик, уложенный в локоны. Мужчина то и дело сдвигал его, почесывая голову, а потом снова натягивал вперед, чуть ли не до самых бровей. Это выглядело комично, но его грозный вид говорил о том, что он здесь «главный». Возле него, наклонившись немного вперед, стоял другой мужчина - маленького роста, щуплый и неказистый. Он был совершенно лысый и на его некрасивом лице выделялся большой нос. Настя сразу узнала его - это тот самый человек, который провел ее в зал суда через темный холодный коридор, пахнущий сыростью, и сказал, чтоб она сидела, как мышка. В зале тоже было достаточно холодно, и она замерзла, только сейчас заметив, что на ней из одежды была странная рубашка ниже колен с завязками на спине.
    Когда Сью оказался возле Насти, которая, в этот момент, сидела, задрав голову, рассматривая потолок, пытаясь понять, кому могли принадлежать глаза, изображенные на нем, и в чем заключался замысел художника, помощник Судьи сказал:
    - Прошу пройти за мной, - накидывая ей на плечи мягкую теплую шаль.
    Она вздрогнула, так тихо и незаметно он подошел. Пока они шли через зал, Сью шепотом наставлял ее:
    - Прежде, чем отвечать на вопросы, хорошенько подумай. И не забывай, все, что ты скажешь, повлияет на твою дальнейшую судьбу. Ты же хочешь вернуться к своим родителям?
    - Нет, не хочу… - выпалила девочка.
    - Вот это новость, - удивился Сью. - Каждый, кто попадает сюда, только и мечтает вернуться. Я бы и сам… - тут Сью спохватился и замолчал, понимая, что может сказать лишнее.
    Он покосился на девочку, но похоже, она его не слушала. Настя задержалась возле ниши, в которой была помещена картина, неизвестная ей. На ней был изображен молодой мужчина на фоне оркестра с нотами в руке, одетый в элегантный черный фрак. Казалось, он напевает какую-то мелодию, дирижируя себе свободной рукой.
    - Я не видела эту картину раньше, - сказала девочка.
    - Это и не удивительно, - ответил Сью, а сам подумал: «Она еще не написана».
    - Но его лицо мне кого-то напоминает, - продолжала она, не отрывая взгляда от произведения искусства.
    Сью потянул ее за руку:
    - Идем, иначе Его честь рассердится окончательно, и тогда тебе уж точно не вернуться назад.
    Она только пожала плечами и последовала за помощником Судьи. Сью подвел девочку к одному из кресел напротив трибуны:
    - Ваша честь, обвиняемая готова отвечать на ваши вопросы.
    Судья плотнее закутался в роскошную черную шубу с высоким воротником, принесенную ему помощником, и постарался придать своему лицу выражение глубочайшей скорби и суровости одновременно. Бросив оценивающий взгляд в сторону Насти, которая, казалось, совсем не робела перед ним, Судья открыл ее дело и хорошо поставленным голосом стал монотонно читать:
    - Сия молодая особа пятнадцати лет выпала с балкона третьего этажа, не желая жить. Покушение на собственную жизнь является тягчайшим преступлением и сурово карается.
    Закончив читать, тяжелый взгляд Судьи остановился на лице девочки. Выдержав паузу, он задал вопрос:
    - Считаете ли вы себя виновной?
    Настя молчала, потому что не понимала, в чем ее обвиняют, и не знала, что ответить.
    - Почему ты молчишь? - наклонился к ней Сью. - Не молчи, говори, - зашептал он ей в самое ухо.
    - Что говорить? - так же шепотом произнесла она.
    - Скажи, что ты раскаиваешься, - подсказал ей Сью.
    - Итак, я еще раз спрашиваю, - раздался грозный голос Судьи. - Считаете ли вы себя виновной?
    - Я не понимаю, чего вы от меня хотите? - невозмутимо ответила она.
    Судья окончательно рассердился:
    - Я изучил ваше дело и здесь написано, что вы, обижаясь на своих родителей и не желая жить, выбросились с балкона третьего этажа. В связи с этим, я задаю вам вопрос. Признаете ли вы себя виновной?
    - Ваша честь, там, нет слова «выбросилась», - поправил его Сью. - Там написано выпала.
    - Молчать! - взревел Судья и хлопнул ладонью по столу. - Обойдемся без адвокатов.
    Он, в раздражении, сдвинул парик назад, почесал голову и вновь водрузил его на прежнее место. Это выглядело так комично, что Настя улыбнулась, а Судье не понравилось ее легкомысленное отношение к делу, и он, сдвинув брови, сердито сказал:
    - А вы, молодая леди, напрасно веселитесь. Смотрите, как вам не пришлось после плакать.
    Девочка посмотрела на него, но его грозный вид совершенно ее не пугал. Он был похож на их физика, который так же смешно почесывал голову, когда сердился, и это веселило весь класс, а он ничего не понимая, сердился еще больше. Она на мгновение представила своего учителя в таком же парике, и чуть не рассмеялась, но вовремя сдержалась, потому что Судья уже схватил деревянный молоток, готовый вынести свой вердикт, но Сью опередил его, рискуя вновь навлечь на себя гнев:
    - Нет, Ваша честь, позвольте ей все-таки ответить, - и, обращаясь к Насте, добавил:
    - Не молчи, давай говори…
    - Простите, - обратилась она к Судье. - Но вы очень похожи на нашего физика, то есть, на учителя физики…
    Судья, продолжая держать молоток в руке и проигнорировав ее слова, произнес, еле сдерживая свой гнев:
    - Я спрашиваю вас в последний раз. Считаете ли вы себя виновной?
    - Конечно, нет, - ответила она и посмотрела на помощника Судьи, ища у него поддержку.
    После ее слов, Сью схватился за голову, а Судья был уже готов ударить молотком по столу, но девочка продолжила говорить:
    - Я не выбрасывалась с балкона, - и добавила. - Что мне делать больше нечего?
    В зале заметно потеплело, и у Судьи выступила испарина на лбу. Откинув шубу, он выразительно посмотрел на Сью.
    - Ваша честь, - поспешно заговорил помощник. - Разрешите мне переговорить с обвиняемой?
    Тот кивнул головой в знак согласия и начал вытирать носовым платком свое покрасневшее лицо.

    Через какое-то время, Настя вновь сидела перед Судьей. После беседы с помощником, она казалась более собранной и серьезной.
    - Вы готовы отвечать? - спросил Судья, стараясь сохранять спокойствие.
    - Да, Ваша честь, - ответила она и посмотрела на Сью.
    Тот одобрительно кивнул головой.
    - Хорошо, - сказал Судья. - Итак, в связи с вышесказанным, мой вопрос остается неизменным. Считаете ли вы себя виновной?
    - Да, считаю, но только наполовину, - ответила она, заикаясь.
    - На какую еще половину? - возмутился Судья. - Либо вы виновны, либо нет.
    Настя растеряно посмотрела на Сью, а он стал подавать ей какие-то знаки, что не осталось незамеченным для Судьи.
    - Господин Сью, - загремел страж правосудия, - бросьте свои штучки или я попрошу вас удалиться из зала суда.
    - Да, Ваша честь, - виновато потупился его помощник.
    А Судья опять глянул в сторону Насти:
    - А вы что нам скажите?
    - Да, Ваша честь, - ответила девочка и тоже опустила глаза.
    Это видно понравилось Судье, и он уже мягче спросил:
    - Вы раскаиваетесь?
    - Да, Ваша честь, - опять ответила она и замолчала.
    - Ваша честь, - пришел на выручку девочке Сью. - Дело в том, что Настины родители, все еще воспринимающие свою дочь, как маленького ребенка, забыли, что она уже выросла, и находится в том возрасте, когда обычно влюбляются. Они накладывали свои запреты на все действия подсудимой, что и привело к таким плачевным последствиям. Но если бы ее родители смогли разглядеть в ней, уже сформировавшегося, хотя и не совсем взрослого человека, имеющего свои взгляды и желания, я уверен, она никогда бы не отважилась на этот совершенно безумный поступок.
    - Благодарю вас, господин помощник, - ответил Судья, видимо уже привыкший к подобным монологам Сью. - Я приму во внимание ваше красноречие и когда решу открыть новую вакансию адвоката, ваша кандидатура будет рассматриваться. А сейчас, с вашего позволения, - он сделал демонстративный поклон головой и с сарказмом добавил:
    - Я бы желал услышать версию самой обвиняемой.
    Затем он перевел взгляд на девочку, и сказал:
    - Пожалуйста, расскажите, что с вами произошло?
    Настя глянула на Судью, который кивнул ей, подбадривая, и она сбивчиво заговорила:
    - Я дружу с одним мальчиком… Он из параллельного класса… Вообще-то, он учится не очень, но на самом деле, он очень умный. Просто, для него главное - это музыка. Вы бы слышали, как он играет на пианино… И он считает, что тратить драгоценное время на какие-то бессмысленный задания учителей, глупо и нерационально… А мои родители… В общем, они против…
    - Против вашей дружбы? - уточнил Судья.
    - Ну да, они считают, что он на меня плохо влияет… А он знаете, как меня любит… Очень сильно. Просто жить без меня не может.
    - А вы? - спросил Судья.
    - И я - тоже…
    - И что же случилось?
    - Мы договорились встретиться вечером…
    - Со своим другом? - снова уточнил Судья.
    - Ну да… А мои родители…. Представляете, закрыли меня дома, а сами уехали на дачу. Да еще, мобильный и ноутбук забрали… Чтоб я не отвлекалась и делала уроки.
    - А вы?
    - Я не делала… А вы смогли бы?
    - Наверное, нет, - ответил Судья, пытаясь удержаться от улыбки, забыв уже о своем прежнем гневе, а потом серьезно добавил:
    - Но мне не пришло бы в голову, прыгать с третьего этажа, только для того, чтобы насолить родителям.
    - Да я не прыгала… - вскрикнула Настя. - Я весь день проревела, как дура, а потом решила убежать из дома.
    - Чтобы ваши родители поволновались и поломали себе голову над вопросом: «Куда же делась наша доченька?» - спросил Судья. - Я вас правильно понял?
    Настя молча опустила глаза и стала теребить шаль.
    - Ну, хорошо, - продолжил Судья. - И как вы это сделали?
    - Что? - не поняла девочка.
    - Расскажите, что случилось дальше, когда вы решили убежать из дома?
    - Я хотела перелезть на соседний балкон. Там живет одна старушка, очень добрая и она бы выпустила меня через свою квартиру, - ответила Настя и опять замолчала.
    - Ваша честь, - не выдержал Сью. - Это был несчастный случай, просто она не удержалась, когда перелазила через перила и упала.
    - Это правда? - снова спросил Судья девочку.
    Настя закивала головой.
    - Ну, это меняет дело, - ответил Судья.
    А Сью воскликнул:
    - Я же говорил, Ваша честь, она не виновна. Теперь мы можем ее вернуть.
    - Не спешите, господин Сью. Не такая уж она невиновная.
    Судья снова сделал суровое выражение лица:
    - Она обижалась на родителей и хотела причинить им боль. Своим необдуманным поступком, руководствуясь исключительно эгоизмом, лишила себя жизни, а в сердцах своих родных оставила неизгладимую душевную рану. Упасть с третьего этажа, это, знаете ли, не шуточки.
    - Я что, умерла? - спросила Настя и крупные слезы покатились по ее щекам.
    - Ну, вот, этого нам еще не хватало, - растерялся Судья, увидев слезы, и добавил, обращаясь к своему помощнику:
    - Сделай что-нибудь.
    Сью вытащил носовой платок и протянул девочке:
    - Ну, успокойся… Это с каждым может случиться…
    Она еще громче зарыдала, вытираясь платком. Судья неодобрительно глянул на Сью, а тот, не замечая его взгляда, вытащил из кармана шарик и стал его надувать. Когда шар стал внушительных размеров, помощник Судьи ухватился за его хвостик, оттолкнулся от пола и взлетел:
    - Смотри, как я умею веселиться, не смотря ни на что.
    Сью летал под самым потолком зала суда и кричал:
    - Думаешь у меня жизнь легкая? Нисколечко. Думаешь, это весело каждый день судить людей и выносить им суровые приговоры? Нисколечко.
    Настя удивленно смотрела на этого странного маленького человека, слезы на ее глазах высохли, и она даже стала улыбаться и махать ему рукой.
    - А хочешь полетать вместе со мной? - продолжал кричать Сью.
    Она закивала головой, но Судья поднял указательный палец вверх, и в тот же миг шар лопнул, а помощник Судьи оказался на полу.
    - Ваша честь, так же и убить можно. Он кряхтел и потирал ушибленную ногу.
    - А что это ты здесь цирк устроил? - сердито произнес Судья.
    - Но вы ведь сами просили, успокоить ее.
    - Просил, потому что не выношу женских слез. У меня сразу поднимается давление, - и он покосился в ее сторону.
    - Извините, Ваша честь, я не знал, что вы такой чувствительный, когда дело касается своей рубашки, а то, что другие падают с потолка…
    - Ты что-то сказал? - перебил его Судья.
    - Нет, Ваша честь, то есть, да. Я всегда мечтал полетать на воздушном шаре, а тут представилась такая возможность.
    - Ну, и как?
    - Больно, Ваша честь, - продолжая потирать ногу, ответил Сью. - И обидно… Ведь у меня тоже могут быть свои желания.
    - Могут, - иронично произнес Судья. - Но не в рабочее время. - А затем совершенно серьезно добавил:
    - Итак, я выношу свой вердикт. Подсудимая должна пройти испытание и только после этого будет вынесен окончательный приговор.
    Он ударил деревянным молотком по столу и захлопнул толстую книгу, из которой поднялась пыль. Сью чихнул.
    - Будь здоров, - сказал Судья и, не удержавшись, тоже чихнул.
    - Будьте здоровы, Ваша честь, - в один голос произнесли Сью и Настя.
    - Я пойду немного вздремну, тяжелый сегодня выдался день, - и, ни к кому не обращаясь конкретно, Судья добавил:
    - Объявляю перерыв.
    Он встал из-за стола и направился к боковой двери, шаркая ногами, как старый немощный старик. Уже у самого выхода обернулся и посмотрел на девочку:
    - Да, Сью, одень ее что ли. А то она сидит тут в неглиже.
    - Конечно, Ваша честь, - откликнулся Сью и хлопнул три раза в ладоши.
    Неизвестно откуда возникла полненькая, румяная женщина с улыбчивым лицом и встала перед помощником Судьи.

    - Ну, чего стоишь? - игриво произнес Сью и ущипнул ее. - Быстро за дело. Найди для нее подходящий прикид. Пора сменить этот больничный наряд.
    Женщина взвизгнула, засмеялась и закружилась по залу. А Сью, нежно глядя в ее сторону, стал объяснять Насте:
    - Это наша Вероника, мы ее называем Вера, незаменимый работник. Совмещает должности и костюмера, и повара, и так, по хозяйству помогает. Какие она блинчики готовит, пальчики оближешь. Попала к нам десять лет назад. Решила перевоспитать своего мужа-алкоголика и подсыпала ему какой-то гадости, ту, что у пройдохи купила, а муж возьми, да и откинь копыта, вместо перевоспитания. Она испугалась и, дуреха, руки на себя наложила. Муженек ее теперь у нас на принудительном лечении, но я думаю, это дело безнадежное, а вот, Вера нам приглянулась.
    А Вероника в это время, откинула крышку большого сундука, возникшего в зале суда из неоткуда и наполовину нырнула вглубь, что-то ища. Наконец она вынырнула, держа в руках вещи:
    - Это подойдет? - обратилась она к помощнику Судьи.
    - Умница, - расплылся в улыбке Сью и нежно погладил ее по спине. А затем обратился к Насте:
    - Быстро одевайся и в путь.
    Когда они уже стояли у двери, девочка вдруг остановилась и замерла на месте, прислушиваясь к тихим звукам музыки.
    - Вы слышите? - спросила она, повернувшись к Сью.
    Он смотрел на нее как-то по-особенному, и на его губах играла такая обаятельная улыбка, что Настя в ответ тоже улыбнулась. Только сейчас она заметила, какой он добрый и симпатичный, улыбка совершенно преобразила лицо Сью, и даже его нос уже не казался большим. А музыка, такая знакомая, становилась то громче, напоминая порыв ветра, то затихала, превращаясь в нежное журчание ручья. Она вспомнила, как после уроков, они с Димой закрывались в актовом зале, он садился за пианино и играл для нее, и только для нее.
    - Я знаю, на кого похож тот мужчина с картины, - сказала она и на ее глазах выступили слезы. - Как бы я хотела, чтоб он опять играл для меня…
    Сью смотрел на Настю, и сердце его сжималось. Он не мог сказать ей, что когда она окончат школу, расстанется со своим другом. Первая любовь всегда уходит, но оставляет след в душе, как эта прекрасная мелодия, которая сейчас звучала. Мальчику суждено стать великим музыкантом и композитором. А ей… Ей еще предстоит пройти испытание, чтоб вернуться.
    Судья, тоже слышал музыку, сидя в своем кабинете, разбирая какие-то бумаги, он и не думал ложиться. «Ах, этот проказник Сью.» - подумал Судья - «Опять его штучки».

    Девочка шла по длинному пустому коридору, где и пол, и стены, и потолок были выложены белым пластиком. Слева от нее тянулась совершенно голая стена, справа - попадались двери, такие же белые, как и все остальное. Настя пыталась открыть каждую, возле которой оказывалась, но безрезультатно. Все они были плотно закрыты, и она продолжала идти дальше. Этот коридор ей что-то напоминал, и казалось, она здесь уже бывала раньше, но никак не могла вспомнить. Наконец, она увидела приоткрытую дверь, и ее сердце забилось учащенно. Появилось какое-то странное предчувствие, что в этой комнате скрывается то, что поразит ее до самой глубины души. Она приблизилась вплотную к двери и, затаив дыхание, заглянула внутрь.
    Это была обычная больничная палата, в которой на кровати Настя увидела себя. Она неподвижно лежала на спине, голова перебинтована, глаза закрыты, но больше всего ее поразил цвет кожи, какой-то бледно-серый с зеленоватым оттенком. Она скорее походила на восковую куклу, чем на живого человека. Рядом с ней сидела мать, по щекам которой беспрерывно текли слезы. Она держала в своих руках руку дочери и тихо говорила:
    - Доченька, прости меня… Пожалуйста, … Я так была к тебе несправедлива… Прости, солнышко мое…
    Возле окна стоял отец, его взгляд был устремлен на улицу, но он ничего не видел. Сердце у Насти сжалось при виде этой картины, к горлу подступил комок и она сказала:
    - Мама, ты тоже меня прости…
    Но ее никто не услышал. Мать, поглаживая дочь по щеке, продолжала шептать:
    - Настенька, если ты меня слышишь, пожалуйста дай знать… Не оставляй меня…
    Настя, стоя посреди комнаты и оставаясь невидимой для других, испытывала такую щемящую боль, что ей захотелось броситься к матери и прижаться к ней крепко-крепко. Она собрала всю свою волю, напрягла все свои силы и, закрыв глаза, попыталась обнять мать, но руки девочки прошли сквозь тело женщины, которая не могла почувствовать этого прикосновения, зато она отчетливо уловила перемену в лице, лежащей на кровати, дочери.
    - Коля, посмотри, ее ресницы дрогнули, - позвала она мужа.
    Отец резко обернулся и, сделав шаг в сторону кровати, положил руку на плечо жены.

    - Ваша честь, разрешите войти? - спросил Сью, переступая порог кабинета Судьи.
    Это была большая просторная комната, в которой стоял кожаный диван и два массивных кресла. Одну стену полностью занимали стеллажи с книгами в дорогих переплетах, позади большого дубового стола на стене висела картина, на которой был изображен Судья, сидящий за трибуной. Одна его рука покоилась на старой толстой книге, в другой он держал деревянный молоток. Весь его вид говорил о железной воле и сильном, непреклонном характере.
    На столе стояла птичья клетка, но сам попугай - крупный самец с ярким оперением, важно разгуливал по столу. Когда появился Сью, хозяин кабинета кормил с руки птицу. Этот попугай попал когда-то к ним случайно. Среди других дел Сью обнаружил дело на эту бедную птицу и не знал, что с ним делать, но Судье попугай видно приглянулся и он решил оставить его себе. Корни, такое он получил имя, оказался очень сообразительным и легко запоминал все слова и даже целые предложения, которые слышал, правда, иногда добавлял кое-что и от себя, и это очень забавляло Судью.
    Потоптавшись у порога и видя, что на него не обращают внимания, Сью кашлянул и произнес:
    - Ваша честь, разрешите побеспокоить?
    Попугай повернул голову в сторону помощника Судьи, запрыгал по столу и передразнил Сью:
    - Ваша честь, разрешите побеспокоить… - и, не останавливаясь, продолжил:
    - Сью пришел… Сью пришел… Ваша честь, дать ему пинка?
    - Корни, как не стыдно, - пожурил своего подопечного Судья.
    Но попугай не унимался:
    - Никакого покоя… Никакого покоя…
    - А тут, дружочек, ты прав, - произнес хозяин кабинета и дал птице кусочек яблока.
    Попугай закачал головой и затараторил, как заведенный:
    - Дружочек прав… Дружочек прав… Дружочек прав…
    - А теперь Корни возьмет яблочко и будет молчать, произнес Судья. - Ну, что там у тебя? - обратился он к Сью.
    - Ваша честь, я по поводу Насти… Она уже на месте…
    - Какой Насти? - сделал вид Судья, что не помнит о ком идет речь?
    - Ну, девочка, что с балкона упала, помните? - сказал Сью. - Мы разбирали ее дело.
    - Ну, что ж, вот и чудненько, - ответил Судья, давая попугаю последний кусочек яблока.
    - Я хотел сказать, что она осознала, раскаялась, - сделав шаг к Судье, выпалил Сью. - И даже родители поняли свою ошибку. Теперь, я уверен, они не будут воспитывать дочь одними запретами.
    Судья тщательно начал вытирать руки салфеткой, не глядя на своего помощника, а тот терпеливо ждал. Наконец, когда хозяин кабинета, закончив эту процедуру, поднял глаза на Сью, тот с надеждой спросил:
    - Ваша честь, так вы уже решили ее судьбу?
    Судья нервно зашагал по кабинету:
    - Ты думаешь, я принимаю решения, как мне вздумается? Ты так думаешь? Да? Закон! Вот, чем я руководствуюсь. И больше ничем. А закон для всех один. На этом все… Точка.
    Сью сделал движение к своему начальнику, но тот не дал ему заговорить.
    - Закон… - произнес он с ударением и остановился напротив помощника:
    - Вопросы будут?
    - Нет, Ваша честь, - отступил назад, к двери Сью. - И все же, разрешите мне сказать только одно. Закон - это не только определенный порядок вещей, но и справедливость. И я знаю, ваш вердикт будет справедливым, как всегда.
    Он сделал паузу и добавил:
    - По закону.
    Сью учтиво, но сдержано поклонился, вышел и тихо прикрыл за собой дверь. Судья стоял еще какое-то время, глядя на закрытую дверь, а затем повернулся на каблуках и обратился к птице:
    - Каков? Видал?
    Попугай закивал головой и затараторил:
    - Видал… Видал… Видал… Ваша честь, дать ему пинка?

    Он играл для нее и только для нее. Она сидела рядом и слушала уже такую знакомую мелодию, тихим шелестом листьев приходившую откуда-то издалека. Затем, набирая силу, превращалась в сильный порыв ветра, который дул в лицо, трепал волосы и, наконец, поднимая над землей, уносил куда-то далеко, далеко, может быть, в сказочную страну. И там, вдали от дома и от всей этой ежедневной суеты, бережно опускал на землю, чтобы можно было прикоснуться к влажным после дождя листьям, пробежаться по росе и послушать нежное пение ручья.
    Настя медленно открыла глаза и увидела какое-то белое пятно перед собой. Она сфокусировалась на этом пятне, которое постепенно стало приобретать очертания и, наконец, превратилось в мамино лицо, такое родное и близкое. Девочка зашевелила губами и мать, скорее поняла, чем услышала:
    - Мамочка, прости меня… Я тебя люблю.

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: lanasm
    Категория: Проза
    Читали: 38 (Посмотреть кто)

    Размещено: 4 декабря 2014 | Просмотров: 179 | Комментариев: 13 |

    Комментарий 1 написал: lanasm (4 декабря 2014 17:28)

    optron, Да, я читала первую Лану, мне понравилось. А вам спасибо на добром слове.


    Комментарий 2 написал: Лана Кирр (5 декабря 2014 02:37)
    Цитата: optron
    PS Вот... у нас уже две Ланы, и обе классно пишут...))

    М-м-м... Ланы вообще умницы, да. Спасибо на добром слове. boast

    Обычно такие длинные куски не читаю, но тут... проглотилось на одном дыхании. Из замечаний - слишком длинные предложения в начале. И немного лишних описаний. А в целом - очень достойно. Спасибо. good



    Комментарий 3 написал: S.Marke (5 декабря 2014 09:06)
    Слезы наварачивались на мои глаза, несмотря на то, что я сижу на работе и немогу позволить себе выпад чувствам.


    Комментарий 4 написал: lanasm (5 декабря 2014 09:21)
    Лана Кирр, Лана, думаю, так как мы "классно пишем", должны и дальше поддерживать друг друга. Буду и дальше читать ваши произведения. И всегда жду вашей конструктивной критики.

    S.Marke, Спасибо за ваш отзыв, буду и дальше стараться. Все о чем я пишу, в большей мере, я имею в виду, эмоционально, я пережила сама.


    Комментарий 5 написал: PlushBear (5 декабря 2014 09:32)
    Здравствуйте, автор!

    Я коротенечко, по началу. Чисто технически, крылышки подрезать.
    "Лети, голубок, лети... А мы тебе крылышки подрежем... " Жак-Мишель Буонасье, галантерейщик, к.ф. "Три мушкетера"


    Положив все это на стол, представляющий из себя


    Кострубатенько. Получается. у вас стол наделен даром воображения и во всю представляет из себя. Ну уж не знаю, кого. :))


    , и тут он обнаружил, что одно дело было лишнее.


    Что значит "было"? Вообще, если имеются ввиду папки "Дело №...", так в кавычки надо брать. И насчет было... ну, громозко жеж. Времена Хэмингуэя давно канули в лету всместе с Хэмингуэем. Слово "было" нынче - паразит, его надо избегать.


    как любил Судья, его помощник направился к выходу,

    "его" - лишнее. Понятно чей помощник.

    стал настолько жесток, что он толкает

    "он" - лишнее.

    в знак хорошей работы

    За хорошую работу. В знак признательности. Т.е. Судья признал, что помощник хорошо работал и подарил ему часы.


    во всем Замке Правосудия последней модели с голографическим изображением


    Замок Правосудия последней модели? С голографическим изображением? А кого? Жжжуть!


    За сим откланиваюсь, вынужден бежать по делам. Если есть желание, можно продолжить резать крылья дальше.



    --------------------

    Комментарий 6 написал: Моллинезия (5 декабря 2014 09:45)
    В первом предложении запятая лишняя. «Как обычно» здесь не в роли вводного сочетания.
    Во втором предложении многовато деепричастий, хоть и звучит неплохо.
    После «затем» запятую не ставим.
    «…часы на цепочке, подаренные ему Судьей в знак хорошей работы…» - подаренные в знак благодарности за хорошую работу. Так точнее.
    «А через мгновение, Настя уже поднималась…» - лишняя запятая.

    Подобное усматривается по всему тексту, это что касается качества.

    Ещё очень чувствуется темп. С одной стороны это хорошо, не уснёшь, а с другой стороны, как будто наспех всё написано, набегу прямо.)

    Что касается общего впечатления, то не захватило… Мне не хватает авторской философии мысли, тонкости её подачи, красоты художественного слова, которое отличает простой текст от литературного произведения, затрагивающего эмоции читателя. Очень сухо, однообразно. Сюжет есть, а читать не хочется.

    С уважением


    Комментарий 7 написал: lanasm (5 декабря 2014 10:21)
    PlushBear, Режьте. обрезайте крылья... Хотя, это дело не благородное, но весьма полезное. Благодаря вашей редакции, как выпишусь... bb

    Моллинезия, Спасибо за ваши замечания, учту. А мнения, конечно же, должны быть разными. Это нормально.


    Комментарий 8 написал: PlushBear (5 декабря 2014 11:14)
    А, дальше, увлекло, перестал обращать внимание на шероховатости.
    Ну, разве что:
    а искусно изготовленный из какого-то мягкого и приятного на ощупь материала. Стены были гладкие, приятного бирюзового оттенка

    Тут повтор.

    Написано весьма атмосферно. Признаюсь, давно я так не погружался в произведение. Очень хорошо.
    Но! Тем не менее, повествование проседает. Много ненужного. Например, очень долго раскачивается действие в сцене "девочка против Судьи". Ей 15 лет, а выглядит она лет на 10.

    Совершенно не нужна Вера в произведении. Весь этот эпизод - лишний. Он создает лишь перегруз.

    А Попугай, как персонаж - удачен и к месту.

    Мальчик с его пианино - тоже не нужен. Сами же пишите, что перавая любовь - короткая. Ну и к чему нам, благородным донам, погружаться еще и в неё. История-то не об этом.

    Да, художественной красоты маловато. Но это уже стилистика, придет со временем. А даже если и не придет, то не страшно. Куча успешных авторов обходилась и без особых красот. Почти все детективы серии Bestseller не могут похвастаться художественной красотой. Однако серия, в свое время, расхватывалась и читалась взахлеб.

    Вообще, говоря о детективах, Ваш Сью и Судья мне напомнили парочку Ниро Вульф и Арчи Гудвин. Как вы относитесь к творчеству Стаута?




    --------------------

    Комментарий 9 написал: lanasm (5 декабря 2014 11:28)
    PlushBear, Обожаю Стаута. Сейчас как раз читаю вторую книгу. Своих персонажей придумала до знакомства с этим автором, но это, конечно, не новый ход.


    Комментарий 10 написал: PlushBear (5 декабря 2014 12:00)
    Цитата: lanasm
    Обожаю Стаута


    friends drinks



    --------------------

    Комментарий 11 написал: Арийская Волчица (5 декабря 2014 14:26)
    Честно? Прослезилась.. Очень тронула сама идея вашего произведения. Я думала, что "Подарок" - это отдельный рассказ, а потом уже здесь увидела знакомый героев.
    Мне нравится, как вы пишите. С удовольствием почитаю продолжение =)



    --------------------

    Комментарий 12 написал: lanasm (5 декабря 2014 15:09)
    Арийская Волчица, Спасибо за добрые слова.


    Комментарий 13 написал: анна шапирова (5 декабря 2014 18:24)
    Мне нравится! Глубоко затронута тема о подростках и когда читаєшь то задумиваэшся ,а стоит ли что-то запречать?

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.