«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
mik58

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 19
Всех: 22

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Ветер смерти

     

    Планета Армикон. Страна Эндерлия. Неподалёку от
    города Маралуин. 23 августа 2003 года. 20:22 вечера.

    Дорога была пуста и извилиста. Оранжевое солнце уже начинало клониться к закату, и за горизонтом постепенно образовывалась кровавая мгла. Запылённый джип защитного цвета совершенно бесцельно гнал по грунтовой дороге, поднимая колёсами непомерно высокий столб пыли. За рулём сидел молодой парень по имени Стив. А точнее – Стивен Глейсбург. На вид ему около тридцати лет, он невысокого роста, но довольно крепкого телосложения. Его длинные тёмные волосы развевались на ветру подобно крыльям чёрного ангела. У парня было сильное, с правильными чертами, волевое лицо. Можно было сказать, что это лицо безумно любящего свою жизнь, счастливого человека, однако Стивен Глейсбург совсем не был счастлив. Он мог бы поклясться аж самому священнику на исповеди, что за все свои безумные тридцать два года он ни разу не испытал этого прекрасного чувства.
    Его самой главенствующей слабостью (помимо страха перед сильнейшим противником и преклонением перед любой красивой женщиной) являлись ночные кошмары, которые начали сниться ему ещё с одиннадцати лет, после того, как на его ранимую детскую психику обрушилось сильнейшее потрясение. Он увидел своими глазами, как ненавистный ему отчим с особой жестокостью, которая присуща лишь отъявленному маньяку – извращенцу, убил его горячо любимую мать. С того самого момента Стива Глейсбурга начали преследовать жуткие видения и ужасные сны.
    Спустя год у мальчика внезапно возникло острое желание покончить жизнь самоубийством, но он так и не смог с собой этого сделать. Время шло, и уже через несколько лет, когда Стив стал вполне взрослым юношей, ему подарила надежду на светлое будущее прекрасная девушка по имени Сара, на которой он потом стал женат. Именно она помогла несчастному парню испытать, что из себя представляет это загадочное чувство «любовь», и ненадолго забыться, погрузив его в бесконечно глубокий омут радости.
    Почему ненадолго? А потому что вскоре их «замечательная» семейная жизнь прекратила своё бессмысленное существование. Сара не смогла с ним жить. Не смогла и не захотела, чтобы так всё продолжалось в дальнейшем. Постоянные бессонные ночи, начинающиеся и заканчивающиеся одинаково – ужасными криками, от которых мороз пробирает по коже. Даже для неё – очень доброй, всё понимающей и искренне жалеющей своего бедного мужа девушки, данные обстоятельства совместной жизни оказались совершенно невыносимы. Промучившись друг с другом несколько месяцев, молодожёны всё-таки развелись. Стив Глейсбург сильно переживал печальный разрыв с любимой женщиной и вскоре не выдержав, ушёл в запой. Пил долго и много совсем не щадя свой молодой организм. Но потом он хорошенько «пораскинув мозгами», решил не намного остепениться. А, приостановив процесс этого гиблого дела, парень снова вернулся к прежней опустошённой жизни.
    Вот так прожив два года в гордом одиночестве, Стив неожиданно для самого себя женился снова. Вторую его жену зовут Келли. Несмотря на немного запятнанную репутацию, эта очень милая симпатичная девушка проявила себя по отношению к нему, как вполне порядочная и правильная особа, добившаяся высшего образования исключительно своим тонким умом, а не потрясающим телом, судя по доползающим до его ушей мерзким слухам. В правдивости грязных разговоров Стив сомневался. Он категорически не верил «злым языкам», считая их обладателей лютыми завистниками. Правда, чему в его жизни можно завидовать? Испорченному детству? Несчастливому браку? Периодическому пьянству, в конце концов? Этому? Вовсе нет. Красивая женщина является вполне естественной причиной для зависти, тем более, если она растрачивает себя не на какого-нибудь достойного её обаяния богатенького бизнесмена, а наоборот, на совершенно невезучего, постоянно сидящего на мели неприметного типа, который абсолютно ничего не может ей предложить взамен.
    Тем не менее, люди продолжали говорить. И их болтовня была для него совсем неприятна. Например, Стив узнал от одного своего старого знакомого, что в прошлом, когда его жене было около двадцати лет, она регулярно, перед каждой сессией спала с директором юридического института, в котором тогда не так уж усердно училась. Это якобы было вызвано тем, что Келли иногда прогуливала занятия, предпочитая после бурных ночей, проведённых с весёлыми компаниями лучших друзей и подруг оставаться дома, нежели идти учиться. «О, Асазон! Господь Великий и Всемогущий! Какая идиотская чушь!» – Думал он. – «Такое впечатление, что за моей жёнушкой наблюдает пол мира. И вообще, какое им всем до неё собачье дело? Понять не могу. Помню, я тогда прямо сказал этому «всезнайке – осведомителю», что по-хорошему, мне надо бы взять и набить тебе морду, дружок. А он мне на моё конкретное заявление ответил уклончиво. Типа, это не мои слова, я их услышал от одного человека, но выдавать его никому не намерен. Короче, вопрос с ним разрешился с холодным спокойствием, «без кулаков». Ну и ладно. Мало ли что могут говорить люди и про кого. Только вот дело это гнилое и низкое – ходить и распространять по миру всякие небылицы, тем более грязные». Стив достал из кармана своей потёртой коричневой кожанки маленькую зажигалку, а следом за ней пачку дешёвых сигарет «Паркер». Закурил. Позолоченная сувенирная зажигалка – подарок Сары на его день рождения, правда, он не совсем помнил на какой именно, двадцать восьмой или двадцать девятый. «А может быть, на тридцатый? Тьфу ты чёрт, мы уже тогда разошлись!»
    - Эхх… как ты сейчас там без меня, милая? – Еле слышно прошептал Стив, с грустью вспоминая её приятное мягкое обворожительное лицо. – Лично я здесь без тебя хреново.
    Он безумно скучал по Саре, по изумрудно-зелёному цвету её весёлых глаз, по волнистым русым волосам, по её пусть далеко не идеальной, чем у Келли, но вполне его во всём устраивающей фигуре, по длинным, правда не совсем стройным и чуточку искривлённым в коленях ногам, по сексу с ней, наконец! Короче, по тому, чего ему так сильно порой не хватало. «Эхх… хорошее же было время. Симпатяжка Сара просто сводила меня с ума». Стив глубоко затянулся сигаретой и убрал зажигалку обратно в карман. «А Келли… Ну что Келли? Ведь благодаря ей я сейчас катаюсь по этой грёбаной глуши. Тоже мне уравновешенная! Устроила сегодня грандиозный скандал! И вообще вела себя, как полоумная – металась по комнатам, выкрикивала скверные ругательства, многие из которых я услышал впервые, била посуду, причём дорогую, оставшуюся мне от матери. По поведению она была похожа на одну сумасшедшую – покойницу Зинаиду, что довела до белого коления своего несчастного мужа Фрэдди. Он признаться долго терпел её дурацкие выходки, а когда не выдержал, то взял электрический шнур и придушил им бедняжку, после чего поджёг дом и сбежал. Искали его от силы неделю, но потом, конечно же, нашли. Фрэдди признали невменяемым, а вследствие такого заключения естественно поселили в психушке». Занятый своими воспоминаниями парень и не заметил, как уже совсем стемнело, только белая луна медленно плыла среди мрачных угольно-чёрных облаков. Джип местами подпрыгивал на попадающихся под колёсами кочках и ямах, фары плавили сгущающуюся темноту яркими, как у прожектора, тугими лучами. Перед карими глазами Стива Глейсбурга всё ещё мелькали фрагменты произошедшего двумя часами ранее скандала с женой.
    - Будь ты проклят, хренов недоумок! – Истерическим голосом закричала Келли и с силой швырнула в него красивую хрустальную вазу. Та пролетела в миллиметре от заданной цели, то есть от его головы и с характерным звуком разбилась о стену, брызнув в разные стороны острыми стёклами. К счастью ни одно из них никого не задело.
    - Боже, Келли, ты совсем сошла с ума! – Стив наклонился и начал подбирать крупные
    треугольные осколки.
    - Теперь я прекрасно понимаю твою бывшую. – Злорадным тоном произнесла девушка, нависая над согнувшейся спиной мужа. – Сару кажется. Бедняжка, представляю, как же она с тобой намучилась! Но учти дорогой муженёк, я не собираюсь повторять её ошибок. Ясно?!
    Стив прибавил газу, затянулся, а потом выбросил недокуренную сигарету в ночь. «Яснее некуда, стерва. Чёрт возьми, неужели я на самом деле во всём виноват? Быть не может! Всегда ведь стараюсь, чтобы было как лучше. Обидно». От размышлений его отвлёк чей-то срывающийся крик. Где-то здесь поблизости, кто-то звал на помощь. Женский голос.
    - Помогите!
    Стив огляделся по сторонам. Никого. Крик повторился. Парень хотел уж было остановиться, но тут совершенно неожиданно на дорогу выбежала светловолосая девушка в белой ночнушке. Затормозить он уже не успел. Всё произошло очень быстро. Глухой удар и женский крик заставили его подпрыгнуть.
    - Чёрт!
    Несчастную аж подбросило и с сухим хрустом впечатало в мутное лобовое стекло, которое от сильного удара треснуло. Машина, проехав ещё несколько метров, остановилась. Девушка скатилась с капота на армикон, а на лобовом стекле остался от соприкосновения с её телом широкий кровавый след. И тут всё стихло также неожиданного, как и началось. Словно по волшебству, или будто кто-то выключил звук в телевизоре. В наступившей тишине были слышны лишь ровный рокот работающего двигателя и прерывистое дыхание Стива Глейсбурга. Парень некоторое время не мог пошевелиться, он, еле переводя дух, пытался понять, что же произошло минуту назад, так как ещё не совсем оправился от навалившегося на него шока. Медленно оседала дорожная пыль.
    - Ну и влип же ты приятель. – Осипшим от волнения голосом прошептал себе Стив. – Человека сбил, черт побери. Хреново дело.
    Тут он почувствовал, как у него вдруг неожиданно начала болеть голова. В висках будто бешено застучали крохотные отбойные молоточки, но это были всего лишь, пульсирующие от нахлынувшей крови венки. «Ну вот, опять, сука, давление подскочило». – Слегка поморщившись, подумал он, подрагивающей рукой открывая дверь своего автомобиля и сходя на дорогу. Не спеша, пытаясь унять дрожь в неустойчивых ногах, парень подошёл к раскинувшейся на армиконской земле пострадавшей, в душе надеясь, что она ещё жива. Девушка лежала подле капота его запылённого джипа, раскинув в разные стороны исцарапанные до локтей руки. Ночная рубашка на ней была заляпана алыми пятнами, но грудь её вопреки нанесённым телесным повреждениям медленно вздымалась. «Дышит. Слава Богу». Стив Глейсбург судорожно вздохнул и вытер холодный пот со лба. Теперь к нему, похоже, вновь вернулась прежняя способность соображать. Тихо наклонившись над сбитой им девушкой, он внимательно её осмотрел. Грудь и шея несчастной были порезаны, обильно шла кровь. «Проклятие, надо же что-то делать! Она ведь может умереть в любой момент!» Парень, было, метнулся к своему джипу (там, под сидением находилась аптечка со свойственными ей принадлежностями), но тут его совершенно неожиданно остановил хриплый мужской голос:
    - Поздно. – Будто прочитав его мысли, произнёс высокий мужчина, словно призрак, выплывший из густой темноты, одновременно доставая из кармана ртутно поблескивающий нож с зазубренным лезвием. Одет он был довольно-таки странно для данной ситуации, в чёрные брюки и чёрную рясу священника с белым воротничком.
    - Господи Боже… - Потрясённо прошептал Стив.
    Неизвестный изобразил на своём лице пренебрежительную усмешку. Его правая щека была оцарапана. «Явно женскими ноготками». – Безошибочно определил Стив, ни капли не сомневаясь в том, что это именно он напал и жестоко истерзал лежавшую возле его машины бедняжку. Она естественно отчаянно сопротивлялась, но что может сделать хрупкая девушка против здорового мужчины, тем более, если тот вооружён ножом? Но тут, правда, с какой стороны на эту ситуацию посмотреть. Вот допустим, если бы наша жертва умела бы мастерски владеть приёмами каких-нибудь видов западных единоборств, то она, конечно же, свободно смогла бы не только постоять за себя, защищая свою честь, здоровье или даже жизнь, но вдобавок ещё сделать так, чтобы покусившийся на неё сумасшедший маньяк, в дальнейшем будучи прикованным к инвалидной коляске, в тысячный раз пожалел о своём мерзком, и очень отвратительном поступке, который благодаря её боевым навыкам так и не сумел довести до конца. Жаль только, что судьба сегодня оказалась не на стороне этой несчастной.
    Мужчина в одежде священника медленно и абсолютно бесшумно приближался. Стив неуверенно сделал два коротких шага назад и упёрся спиной к дверце своего старого джипа. В этот момент острое, как бритва лезвие ножа со свистом рассекло воздух в миллиметре от его головы, но парень каким-то чудом успел увернуться от летящей в лицо блеснувшей стали и неуклюже отпрыгнуть в сторону, слегка споткнувшись о торчащую из земли кочку.
    - Ты ничего не сможешь сделать. – Прохрипел убийца с кривой усмешкой. – Живым ты от сюда не уйдёшь.
    Он занёс руку, чтобы нанести Стиву последний смертельный удар, но парень с трудом сумел её перехватить и с силой садануть кистью о капот стоявшего рядом автомобиля. Манёвр не удался, противник крепко сжимал своё оружие. «Ну ладно приятель, ничего». – Подумал он, продолжая удерживать зажатое в обоих кулаках запястье мужчины и пытаясь вывернуть его ему за спину. – «Попробуем применить против тебя другой приём». У неискушённого в боевых схватках Стива Глейсбурга все старания причинить вооружённому маньяку какой-либо вред, оборачивались к сожалению полной неудачей. Тот довольно-таки легко выкручивался из неумело проведённых захватов и так же ловко выделывал опасные с вывертом взмахи ножом, что парень волей-неволей начинал постепенно отходить назад. Поблескивающее в темноте зазубренное лезвие, по изогнутой форме напоминающее немного жало ядовитой змеи, неумолимо приближалось к лицу Стива. Он изо всех сил оказывал сопротивление этому сумасшедшему «священнику», но, судя по всему, судьба сегодня действительно была для него и той исполосованной девушки (уже, кстати, испустившей свой молодой дух) неблагосклонна. Усмехающийся убийца на поверку оказался необычайно силён. Он в очередной раз выбросил руку вперёд снизу вверх, пытаясь достать ножом Стива, но парень опять чудом успел увернуться от направленного в него опасного удара и снова отпрыгнуть в сторону, споткнувшись о туже самую кочку.
    - Тьфу ты чёрт!
    На земле возле его ноги валялся небольшой серый булыжник. «Похоже, это единственное оружие, которое способно мне помочь в данной несколько осложнённой ситуации. Если конечно, у меня получится им воспользоваться». Стив резко наклонившись, сделал попытку поднять его, но злосчастный кулак с ножом снова полоснул воздух прямо у его лица. Пытаясь защититься, он выставил согнутую в локте руку, блокируя ей очередной удар, так что лезвие всего лишь рассекло рукав, слегка задев кожу. Собрав в себе остатки энергии, парень снова кинулся к лежащему совсем близко на армиконе булыжнику – в настоящий момент он был для него последней надеждой, но тут совершенно неожиданно что-то тяжёлое с силой опустилось ему на затылок. Издав протяжный стон, Стив пошатнулся, а затем, мгновенно обмякнув, повалился на землю. Во внезапно наступившей тишине было слышно, как, негромко урча, набирает холостые обороты мотор его автомобиля, который он так и не успел выключить.

    Страх. Нестерпимый ужас. Он медленно вползает тебе в глаза. Ты не можешь их закрыть. Ты даже не можешь моргнуть, повернуть голову. Тебя сковала густая жестокая темнота, которая выпустила на волю своё детище. Что-то холодное и скользкое коснулось твоего безвольного лица. В ночной тишине слышится тихое шипение. Змеи. Много змей. Они повсюду. Они повсюду и окружили тебя, как могильные черви. Чувствуешь запах? Запах гнили – запах смерти. Запомни, ты ничего не сможешь сделать. Живым ты от сюда не уйдёшь.

    Стив щурясь от яркого солнца, медленно открыл глаза. Несильной, но неприятно ноющей болью тут же отозвались травмированные шея и грудь. Он понял, что сидит за рулём своего старого несменного джипа, который, как теперь оказалось, съехал с дороги и стоял, чуть накренившись на правый бок, уткнувшись при этом погнутым бампером в большой камень. Всё было тихо и спокойно. Помутневшее от времени лобовое стекло с разных сторон рассекали ломаные линии тонких трещин, но на нём, как ни странно, не было ни одной капли крови. Всё это смахивало на внезапное пробуждение от приснившегося ночью в полнолуние ужасного сна.
    - Бог ты мой… - Потрясённо прошептал Стив, мгновенно придя в себя после того, как проанализировал подаренную ему коварной шутницей судьбой очередную непонятную ситуацию. – Неужели то, что произошло со мной вчера здесь, на самом деле оказалось ещё одним кошмарным сном? Нет, быть не может… А если и так, то он заметно отличался от других моих кошмаров своей необычной реалистичностью. Господи, я, наверное, точно схожу с ума. Или уже сошёл. Ну и ладно! Какая теперь разница в самом-то деле? Главное, что со мной в данный момент всё в полном порядке. Главное, что я жив и здоров, пусть не психически, но физически точно, а на остальное мне глубоко наплевать. Вот отправлюсь сейчас домой, помирюсь с Келли, и после этого всё у нас будет потом хорошо.
    Стив потёр ладонью ноющую шею и облегчённо вздохнув, завёл двигатель своего автомобиля, который заглох от сильного удара в камень, а затем, развернувшись, поехал назад, к себе домой, напевая при этом весёлую песенку называющуюся «Милая вернись».
    Измучавшаяся переживаниями Келли не спала практически всю ночь. Она терпеливо ждала скорейшего возвращения своего мужа Стива Глейсбурга в их скромную семейную обитель. Истосковавшаяся девушка и представить себе не могла где он сейчас мог находиться. Лежать одной в своей постели под мягким тёплым одеялом ей было совсем непривычно. «Господи милостивый, Великий Асазон, куда же он мог запропаститься?» – В тысячный раз спрашивала она у Всевышнего. – «Родителей у него нет, и уже давно. Любовницы тоже, я в этом уверена. Стив не из того числа мужчин, которые заводят себе любовниц. Он вообще не от мира сего. А может, с ним действительно что-нибудь случилось? Эдгару я звонила, но тот сказал, что не видел Стива уже целую неделю. Охх, где же мне теперь его искать?» Девушка, поднявшись с кровати начала одеваться. «Нет, Келли, нет». – Мысленно обратилась она к себе. – «Успокойся, с ним всё хорошо. Ты же знаешь, дурные вести всегда приходят быстро и нечего раньше времени нюни распускать. Конечно, ты переживаешь, это естественно… Но и на плохом зацикливаться тоже необязательно. Пусть с ним такое в первый раз. Ну подумаешь, нервишки у парня не выдержали, всякое бывает… Нет, я всё равно не могу понять где и как он провёл ночь. Мне страшно. Я знаю Стива очень хорошо. Он по-любому бы пришёл».
    В это же самое время Стив Глейсбург вращая из стороны в сторону баранку подпрыгивающего на кочках джипа, горел великим желанием побыстрее оказаться у себя дома. Требующий пищи желудок словно взбесившийся отчаянно напоминал о себе. «Конечно, вчера я в рот-то ничего не успел положить, как вдруг ни с того ни с сего разразился скандал, после чего я, психанув, очутился на улице, а теперь вот буквально подыхаю от голода».
    - Эхх, Келли, Келли. Что же это мы с тобой делаем, а? Нам, крошка, надо как-то решать эти проблемы и прийти к единодушному соглашению, иначе у нас с тобой никогда ничего не получится. Да, сегодня же я с ней обо всём серьёзно поговорю.
    Парень сунул руку в карман за зажигалкой и сигаретами. Искомые предметы оказались на месте. Закурил.
    - Силы небесные, неужели это был всего лишь сон? – Задумчиво глядя куда-то в бесконечную даль, спросил он, вспоминая окровавленную девушку и маньяка – «священника» вооружённого ножом. – Но ведь это было как на яву! – Стив судорожно затянулся и выпустил голубовато-серый дым через ноздри. – Нет, нет парень… - Обратился он к самому себе. – Успокойся, это на самом деле был всего лишь кошмарный сон, понял? Ты ведь жив? Жив! Ну вот, тогда тебе совершенно не о чем беспокоиться. Это всё нервы, приятель. Просто проклятые нервы…
    Дорога по-прежнему была пуста и извилиста, похожая на длинною гигантскую змею. Стив Глейсбург в душе всё же надеялся, что встретит по пути кого-нибудь. Просто совсем одному в абсолютно незнакомом месте, пусть даже днём, ему всё равно было чуточку жутковато. Но к постепенно возрастающему удивлению парня ни попутных, ни встречных машин за прошедшее время не наблюдалось. Создавалось впечатление, что в этой омертвевшей безлюдной глуши существовал только сухой пыльный ветер, который, не меняя своего направления, постоянно летел навстречу, обдувая при этом Стиву сосредоточенное, осунувшееся от усталости лицо. Тут парень как-то невзначай вспомнил старое литературное мистическое произведение эндерлийского писателя ужасов Виктора Кейна под названием «Пропавшие в пути», которое он прочитал ещё в раннем детстве, примерно в десть-одиннадцать лет. В небольшой повести рассказывалось о счастливой семье, собиравшейся куда-то уехать отдохнуть от трудов праведных на несколько дней. Ну вот они и отправились.
    «Во время ихнего путешествия с ними постоянно происходили странноватые и не совсем объяснимые вещи. То они натыкались на чьи-то истерзанные изуродованные тела, то машина у них вдруг оказывалась неисправной, то встречались люди в чёрных балахонах и чёрных широкополых шляпах. Ни на какие вопросы, задаваемые незадачливыми путешественниками они не отвечали и вели себя так, будто никого не видели и не слышали. Короче, много было разных чудес.
    Помнится, автор там ещё говорил про особенный такой ветер. Называл он его, кажется, «ветром смерти». Смысл был в том, что если он ни с того ни с сего вдруг резко начинал подниматься, страшно завывая и подбрасывая к серому небу дорожную пыль, то обязательно жди серьёзной беды. Вот и всё».
    Стив отвлёкшись от постоянно лезущих в голову навязчивых воспоминаний, вдруг постепенно начал ощущать, что двигающийся прямо на него поток тёплого воздуха несёт с собой частицы не очень приятного запаха, а если быть досконально точным, то совсем неприятного. Трупный запах почувствовать ему уже приходилось, да и в память его он после этого врезался намертво, так что парень был полностью уверен в своей догадке и поэтому сразу же исключил даже минимальную вероятность того, что он может быть ошибается. Стив остановившись, спокойно вышел из машины. Потом прошёлся вдоль дороги, оглядываясь по сторонам. Он понял, что объект, который испускает из себя этот самый запах находится где-то совсем рядом.
    Спрашивается, зачем ему это нужно, ходить по незнакомым местам и искать чьё-то разлагающееся тело, когда его дома ждет, не дождётся сходящая с ума от беспокойства жена, а сокращающийся из-за недостатка пищи желудок вот-вот начнёт превращаться в тяжёлый горячий ком. Стив впрочем, и сам бы не мог сейчас назвать основную причину своего странного в данной ситуации, совсем непонятного поведения. Скорее всего, парень бы ответил, что у него в этот момент вдруг помутился рассудок или его вела неизвестно куда какая-то неведомая сила. Да в принципе, какое это имеет значение? Все мы люди и у каждого человека имеются свои «тараканы» в голове, свои «странности», свои «непонятки». Они не всегда объяснимы и проявляются у всех по-разному. Это зависит только от самой индивидуальности той или иной личности.
    С обочины дороги к низу уходил небольшой склон. «Кажется, сильнее всего пахнет от туда, если конечно я не ошибаюсь». – Приглаживая длинные тёмные волосы, подумал Стив. Потоптавшись немножко в нерешительности на одном месте, он всё же начал осторожно спускаться по каменистому склону вниз. Когда парень наконец-то достиг подножия вала, то он почти сразу же увидел в метрах десяти от себя чьё-то испачканное в серой пыли окровавленное мёртвое тело. Судя по длинным локонам светлых спутанных волос и стройной фигуре, это был труп совсем молодой девушки. Она лежала на спине, разбросав в разные стороны грязные руки. Её ночная рубашка была вся в бурых
    пятнах засохшей крови. Тело здесь лежало уже несколько дней и поэтому так активно портилось, а ветер разносил неприятный гнилостный запах по всей округе. «Ветер смерти». – Снова мелькнуло в голове у Стива. – «Чертовщина какая-то…»
    Приглядевшись повнимательнее, парень начал понимать, что узнаёт усопшую.
    - Поверить не могу! Да это же я её видел в своём сне! Но этого, чёрт возьми, не может быть! Этого просто не может быть! – Стив почувствовал, что у него начинается истерика. Почему-то он стал считать себя виновным в её смерти. – Но что я мог сделать?! Скажи?! – Закричал он, глядя ей прямо в лицо. Она лежала и молча смотрела ему в глаза своим мёртвым остекленевшим взглядом. – Что я мог сдела-а-ать?!!
    Стив начал медленно отходить назад, а потом повернулся и побежал.
    Келли взглянула на часы, было уже половина двенадцатого дня. «Быстро же летит время, только вот муженёк мой почему-то до сих пор не возвращается». Девушка совсем не могла представить, чем ей сейчас лучше всего заняться, куда себя деть, лишь бы отвлечь свои встревоженные долгим отсутствием Стива мысли и нервы. Подать заявление в полицию о его пропаже она боялась – не хотела думать, что с ним действительно могло произойти что-то ужасное. «Остаётся только ждать и надеяться. Может быть, он на самом деле скоро придёт?»
    Келли встала, прошлась по комнате, изо всех сил стараясь думать исключительно о хорошем, но как она не пыталась отогнать от себя тяжёлую (словно чугунная гиря) тоску, всё было тщетно. Слёзы постоянно наворачивались на глаза, сердце щемило, а в голове стоял такой плотный туман, что хотелось сейчас только одного – лечь и уснуть. Но девушка не могла в данный момент себе этого позволить. Она хотела дождаться возвращения Стива. «Неужели я на самом деле его так сильно люблю?» – В первый раз в жизни задала самой себе она настолько неожиданный вопрос, что сама же и удивилась. Ведь раньше-то Келли никогда за собой не замечала по отношению к мужу никаких глубоких чувств. Симпатию, может быть, но не более. «Наверное, да». – Ответила девушка. – «В народе часто любят повторять: «Когда беда приходит, тогда любовь уходит». Но судя по тому, как я переживаю за Стива, места себе не нахожу в пустой квартире, с ума схожу от беспокойства, то ко мне эта пословица не имеет абсолютно никакого отношения. Сейчас мне не нужно ничего, кроме того, чтобы мой муж, как можно скорее, вернулся домой живой и невредимый. Конечно же, я люблю его. Может быть, я поняла это только сейчас, пусть, но самое главное ведь то, что это чистая правда. Стив, возвращайся скорее. Я тебя жду».
    Девушка подошла к стеклянному журнальному столику, взяла с него пульт и включила телевизор, в надежде отыскать там хоть какую-нибудь развлекательную программу. Но как на зло по «ящику» не шло ничего интересного. На одном канале шёл скучный мелодраматический сериал про вечно одиноких несчастливых в любви женщин старше среднего возраста, которые постоянно обливаясь горючими слезами, жаловались друг другу на свои подозрительно одинаковые проблемы – любимый (обязательно очень богатый) мужчина тратит свою жизнь вместе со своими деньгами на (обязательно очень молодую) низкого уровня, то есть из бедной семьи, девушку со смазливой мордашкой. Смешно! На другом показывали очередную идиотскую передачу про знаменитостей – звёзд кино и шоу-бизнеса, которые ради одной единственной цели – показать себя перед всем честным народом во всей своей красе, готовы были вылить друг на друга словесные вёдра помоев и грязи, на самом деле являющимися всего-лишь выдуманными без всякой фантазии папарациями, а затем ими же напечатанными в жёлтой прессе обыкновенными пустыми слухами. А вот это уже не смешно! Ну какому, скажите на милость, нормальному человеку будет интересно смотреть или читать что-то подобное – кто кого и где увидел в нетрезвом виде или кто с кем и где переспал? Ну какому? Да, конечно, исключать в наше время ничего нельзя. Даже среди обожателей подобной клоунады могут оказаться и вполне нормальные люди. Но их-то будет далеко не великое множество! А? То-то!
    Келли со скучным выражением лица пощёлкала каналы, но потом всё же передумала и, нажав на кнопку, выключила телевизор. Настроение у неё сейчас напрочь отсутствовало.
    - Пойду-ка лучше я прогуляюсь. Пусть ветер из головы выветрится вместе с мрачными мыслями, которые мне только мешают, да излишнее беспокойство вместе со смутой наводят на душу. – С раздражением в голосе произнесла она, при этом бросив пульт на диван. – Вот только сначала мне не помешало бы привести себя в полный порядок.
    Умывшись и тщательно расчесав свои роскошные, чуть-чуть растрепавшиеся на затылке тёмно-каштановые волосы, Келли выпила натощак чашечку холодненького сладкого чая (заново ставить на огонь воду и ждать пока она закипит ей не хотелось), а затем, снова вернувшись в спальню, подошла к осиновому шкафу, открыла его и начала осматривать располагающийся в нём свой довольно-таки приличный гардероб.
    Сняла с себя домашние, когда-то синие, а теперь голубовато-серые застиранные джинсы и сменила их на зелёные костюмные брюки, которые отлично смотрелись с её жёлтой кофточкой. Конечно же, она захватила сумочку, после чего направилась к двери. «Стоп. Надо оставить записку Стиву, если он, конечно, придёт». Келли вернулась к столику, взяла с него лист бумаги и ручку.

    Стив, я вышла прогуляться, скоро приду.
    Ты только никуда не уходи, нам надо поговорить. Твоя Келли.

    Положив записку на столик и прижав её хрустальной голубоватой пепельницей, девушка направилась к выходу. «У Стива ключ есть, тем более я уйду ненадолго». Заперев за собой дверь она подошла к лифту, а затем нажала кнопку вызова. Когда двери неторопливо открылись, Келли сразу же вошла внутрь.
    Стив Глейсбург очень медленно выходил из внезапно обрушившегося на него шокового состояния. Вести машину в таком напряжении ему было трудно. Курить парню совсем расхотелось. Недокуренную сигарету он выбросил, когда увидел мёртвую девицу, и с тех пор то прежнее великое желание глубоко затянуться крепким ароматным дымком у него напрочь исчезло, обратно так и не возвращаясь. «Ни хрена себе сон!»
    - Сейчас я тоже сплю, да? – Зло спросил он сам себя. – Чёрт. Вот и думай после всего этого где тут сон, а где явь. – Стив настолько сильно сжимал баранку руля, что если бы она была живой, то непременно скончалась бы от нестерпимой боли. – Да сколько же мне ещё ехать-то? Неужели вчера я так далеко загнал? Ну ничего, горючего у меня хватит. Я пол часа назад залил полный бак из запаски.
    У него перед глазами постоянно всплывало лицо убитой. Жёлтая, будто вылепленная из воска, потускневшая кожа лица, плотно обтягивающая высокие заострившиеся скулы. Слегка приоткрытые, потерявшие свой первоначальный нежно-розовый цвет пухлые губы. Остекленевшие зелёные глаза проникающие прямо в глубину твоей заблудшей грешной души. Возникало ощущение, что они знают о тебе абсолютно всё. Всё. Становилось страшно. Стива постепенно начало охватывать желание вернуться к её разлагающемуся телу. Оно каким-то образом манило, но в тоже время и пугало его. Парень резко нажал ногой на педаль тормоза, и джип, издав короткий низкий, похожий на отрыжку рык, остановился. Медленно стала оседать поднятая колёсами желтовато-серая почти невесомая пыль. Стив с каменным выражением лица смотрел прямо перед собой. Дорога впереди казалась до бесконечности длинной. До города было ещё далеко.
    - Мне кажется, что теперь я действительно начинаю съезжать с катушек. – Простонал он, потирая пальцами пульсирующие виски. – Мне надо, как можно скорее, убраться
    от сюда. Келли, наверное, меня уже заждалась.
    Ветер усилился. Казалось, что в нём до сих пор ощущается запах тлена. «Ветер смерти.
    Проклятие». Стив достал из кармана коричневой кожаной куртки маленькую зажигалку (подарок Сары). Повертел её пальцами. Солнечные лучи, яркими искорками отражаясь на её золотистой поверхности, слепили глаза. Другой рукой он достал из того же кармана полупустую пачку сигарет «Паркер», но вместо того, чтобы взять сигарету и закурить её, он смял цветную картонную коробочку и, размахнувшись, выбросил её в одиноко разросшийся на обочине, но давно уже высохший пыльный кустарник. Зажигалку Стив убрал обратно в карман, после чего, нажав на газ двинулся дальше, с трудом перебарывая в себе желание вернуться обратно к телу убитой девушки. «Боже, как же я хочу побыстрее оказаться у себя дома и увидеть Келли. Кто бы знал, как я голоден и как я устал, Господи!» У него начали слезиться глаза от переутомления и от потребности принять горизонтальное положение. Сухой тёплый ветер обдувал его осунувшееся серое, как дорожная пыль лицо. Казалось даже, что он проникал внутрь.
    Вдруг Стив увидел, что по дороге к нему навстречу неторопливой походкой, идёт какой-то смутно знакомый человек в чёрной одежде. Сначала, конечно, он видел стремительно приближающуюся тёмную точку, но потом эта «точка» постепенно начинала принимать очертания человеческой фигуры. Поначалу парень, конечно, обрадовался тому, что наконец-то увидел здесь в этой глуши, хоть одну живую душу (животных на удивление тут тоже не было), но потом, когда он начал узнавать в «живой душе» того самого «священника» – убийцу одетого в чёрные брюки и чёрную рясу с белым воротничком, то слабое подобие вымученной улыбки стало медленно сползать с его измождённого бледнеющего лица. «Гром меня порази». – Подумал Стив. – «Я, наверное, точно спятил. И на этот раз, судя по всему, окончательно, ибо кошмар из моего сна воплощается в реальности. Неужели это всё происходит на самом деле в действительности? Быть не может!» Приблизившись, мужчина в одежде священника сделал знак рукой водителю – остановиться. Стив Глейсбург неохотно притормозил.
    - Добрый день, сын мой. – Приветливо поздоровался «священник», широко и очень добродушно улыбаясь. Правда такая улыбка довольно уж легко смахивала на оскал. – Я святой отец Аркадий Скур. – Представился он. – Понимаешь, тут у меня такое дело… Мне очень срочно нужно добраться до города. Я с самого утра на ногах, очень устал. Только в карманах у меня ни гроша, но…
    - Вообще-то я… - Замешкался Стив. – Извините святой отец, но мне с вами, к сожалению, не по пути. И я очень сильно тороплюсь, прошу прощения…
    - Но как же так? – Удивился «священник». – Ведь эта дорога и ведёт в город, она же здесь одна. – Сказал «убийца» и почесал сбоку носа. Хоть он и говорил, что устал, но снаружи он уставшим совсем не выглядел. Скорее наоборот. «Да, это тот же самый тип из моего сна. Пусть там тогда было темно, но я его узнаю. Это он точно! Сомнений быть не может. Он меня там чуть не прикончил, но девчонку зато отправил к праотцам».
    - Ну так что? – Отвлёк его от размышлений Аркадий Скур. – Подвезёшь меня или нет?
    - Нет! – Со злостью в голосе рявкнул на него Стив и резко рванул вперёд, довольно быстро для старого автомобиля набирая предельную скорость. – От греха подальше…
    «Чёрт возьми, случается же в жизни такое дерьмо! А я-то думал, что подобных совпадений вообще не бывает. Да тем более в один день. Сначала та мёртвая девушка, а теперь вот этот её убийца, который смеет называть себя святым отцом. Тоже мне святой! Интересно, где он раздобыл рясу? С ума сойти… А началось-то всё это с какого-то дурацкого мелкого скандальчика. Идиотизм! Ну вообще-то не такой уж он был и мелкий. Келли мне чуть башку не снесла хрустальной вазой! Ну что мне прикажете делать с этой сукой?!» Стив так до конца в себе и не разобрался, кого из них двоих он любит больше, Келли или же Сару. «Наверное, я каждую из них люблю по-своему. Сару за её красоту, добрую душу, лояльность по отношению к окружающим её людям, отзывчивость, умение прощать. Во время нашей совместной жизни неоднократно бывало и такое, что она пыталась найти для меня оправдание даже в тех случаях, когда я был абсолютно не прав. А Келли, она совсем другая. Она не из тех женщин, которые привыкли терпеть нанесённые им обиды. Келли упрямая, жёсткая, как сталь несгибаемая. Она никогда ни с кем не пойдёт на компромисс, потому что вечно уверена в своей правоте. К тем грязным слухам, которые про неё неизвестно кто распространяет, она относится довольно уж вспыльчиво. В принципе так и нужно. Никто не обязан терпеть то, что ему совершенно не нравится. Келли любому готова даже за мимолётный неприличный намёк, брошенный невзначай в её адрес надовать хорошеньких затрещин. И мне это естественно нравится. Моя жена никогда и никому не будет давать малейшего спуску. Даже мне – своему мужу».
    Келли после получасовой прогулки по городу торопливо возвращалась домой. Она искренне надеялась, что Стив уже там, сидит и ждёт её, чтобы спокойно поговорить, помириться и впредь больше никогда не ссориться. Девушка вошла в подъезд и вызвала лифт. Поднявшись на пятый этаж, Келли направилась к своей квартире. Постояла в нерешительности у двери, вздохнув, повернула ручку и… закрыто. «Нет. Его дома нет. Иначе, зачем ему было запираться?» Девушка, открыв сумочку, достала из неё ключи. Свободно справившись с дверным замком, она без всякой в душе надежды вошла в свою скромно обставленную обитель. Никого. Пустота. Тихо и спокойно. Ей стало обидно чуть ли не до слёз. Келли внезапно почувствовала себя уставшей и разбитой. Слёзы самопроизвольно потекли по щекам. Девушка тяжело опустилась на диван и, всхлипывая, закрыла лицо руками. Теперь ей уже было не по силам сдерживать рвущиеся из груди наружу горькие рыдания. Потом ей очень сильно захотелось спать. Усталость от бессонной ночи, переживания и нервы заметно сказывались на ней. Келли не переставая плакать, легла и почти сразу же уснула. Помочь ей сейчас мог только спокойный сон. Больше ничего.
    Замучившийся уже путешествовать по этой проклятой, ставшей теперь ему люто ненавистной, не имеющей конца глуши, бедняга парень Стив Глейсбург машинально сунул руку в карман куртки, с внезапно охватившем его (как частенько случалось раньше) сильным желанием отыскать там позолоченную сувенирную зажигалку вместе с прилагающейся к ней пачкой крепких ароматных сигарет «Паркер». Пусто. Зажигалка, конечно же, оказалась на месте (куда же без неё родимой?! Память ведь – подарок Сары на день рождения!), а вот неизменного обожаемого «Паркера» как и не бывало. Странно. «Ах, да!» – Неожиданно вспомнил Стив. – «Я же их выбросил! Ну и ладно, чёрт с ними, с этими погаными сигаретами! Подумаешь… Я всё равно собирался… Так, а это что ещё за дерьмо такое?!» Его и без того мрачное настроение ещё сильнее омрачило одно весьма странноватое и непредсказуемое обстоятельство – дорога впереди разветвлялась на две противоположные друг другу стороны, которые казалось, уходили очень далеко, в бесконечность. «Но вчера-то ведь ничего подобного не было! Я это прекрасно помню! Дорога тут была одна. Даже тот убийца – «священник» мне точно также сказал: «Дорога здесь одна, она и ведёт в город». Нет, но это безумие, настоящее безумие. Я не мог такого не заметить, не мог. Пусть вчера было темно, да, но фары-то у моего джипа горели отлично! Ну и ну! Похоже, у меня сегодня точно день неприятных сюрпризов, чёрт побери».
    Немного подумав с выбором направления, парень все-таки решил свернуть влево. Эта дорога тоже оказалась пустой, правда она была намного ровнее предыдущей, но также, как и первая, уходила куда-то за горизонт. Проехав добрые полтора часа Стив снова воскликнул от удивления. Поперёк дороги ползли несколько колонн длиннющих, противных на вид, ядовитых змей. Дорога была полностью усеяна чёрной живностью.
    - Да откуда они здесь?! Да ещё столько?! – Удивлению Стива не было предела.
    Он нажал на педаль газа до упора, и джип, с диким рёвом рванувшись вперёд, бешено запрыгал по полностью устилавшему грунтовую дорогу шевелящемуся змеиному ковру. Ползучие гады высоко подлетали подброшенные мощными колёсами его автомобиля. Они падали прямо в машину, так как джип Стива Глейсбурга не имел над собой крыши, как большинство ему подобных сородичей, а был открытым, потому что на то была воля его хозяина. Одна передавленная змея упала прямо на Стива. Тот инстинктивно вскрикнул от отвращения, ухватил её за неприятно-скользкое тело и брезгливо отбросил далеко в сторону.
    - Тварь!
    Но тут что-то холодное и гладкое мягко, почти ласково, обвило его до сих пор ноющую после давешнего удара шею, тугим чешуйчатым узлом сильно сдавливая её. Поняв, что начинает задыхаться, парень сразу же бросил руль и мгновенно вцепился обеими руками в упругое покрытое какой-то неприятной липкой слизью тело душащей его змеи, изо всех сил стараясь ослабить нешуточное давление на уязвимое горло. Но в следующую секунду он заметил, что дорога впереди уже закончилась. Её просто нет. На пути ни с того ни с сего образовался обрыв. Или он был здесь с самого начала?
    «Быть не может!» – Успело промелькнуть в голове у Стива. Внезапно у него перед глазами всё поплыло, а машина тем временем слетела с обрыва. Всё. Голова умирающего парня тяжело свесилась ему на грудь и змея ослабила свою мёртвую хватку. Старенький джип защитного цвета плавно, словно в замедленной съемке, постепенно снижаясь, начал сокращать немалое расстояние до армиконской земли. Стивен Глейсбург умер прежде, чем его автомобиль с жёстким металлическим лязгом врезался днищем в огромный серый угловатый камень. Всё стихло. Теперь уже навсегда для Стивена Глейсбурга.
    Никто в этой почти безлюдной глуши не видел и не слышал, как по той же самой дороге, по которой вчера проезжал Стив, теперь едут на скоростном горном мотоцикле молодые парень с девушкой. Их совершенно беззаботные счастливые лица мечтательно улыбались одним лишь им известным и, наверное, стоящим того личным причинам. Светлые кудрявые волосы его подружки лёгкими почти невесомыми волнами красиво развевались на тёплом ветру. Ни встречных, ни попутных машин не было. Дорога была пуста и извилиста. Навстречу им дул только ветер. Ветер смерти.


    И когда настанет день Великого Божьего Суда,
    Тогда и сольётся море пролитых слёз
    С морем пролитой крови.
    Тогда Бог и осудит каждого за его деяния,
    Тогда Бог и воздаст каждому по его делам.
    И тогда каждый заплатит своими слезами
    За чужие пролитые слёзы.
    И тогда каждый заплатит своей кровью
    За чужую пролитую кровь.
    И тогда каждый заплатит своей жизнью
    За чужую прерванную жизнь.
    Но смерть – это не всегда наказание Божье,
    Иногда смерть – это избавление от страданий.
    Иногда смерть – это милость Божья.

    Откровение Бога Асазона 20:10-12.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: igorhatcher
    Категория: Проза
    Читали: 70 (Посмотреть кто)

    Размещено: 15 февраля 2015 | Просмотров: 147 | Комментариев: 6 |

    Комментарий 1 написал: Alino4ka (15 февраля 2015 10:43)
    Конец грустный, я почему то выждала счастливый.
    Увлекательное произведение.



    --------------------

    Комментарий 2 написал: igorhatcher (15 февраля 2015 19:05)
    Alino4ka, спасибо! Вообще этот рассказ очень давно был написан.



    --------------------

    Комментарий 3 написал: Дмитрий Королёв (16 февраля 2015 06:33)
    А первая жена до того как выйти замуж разве не знала о проблемах мужа, вместе до этого они совсем не жили?



    --------------------

    Комментарий 4 написал: igorhatcher (16 февраля 2015 07:15)
    Знала, но знать - это одно, а прожить с этим совсем другое. Близкие всё равно рано или поздно начинают раздражать и мы на них срываемся.



    --------------------

    Комментарий 5 написал: katar (16 февраля 2015 09:50)
    Написано грамотно, но информация как-то слишком очевидно подается. Наивность тоже сквозит. Улыбнуло описание ног - "по длинным, правда не совсем стройным и чуточку искривлённым в коленях ногам". Такая прям скрупулезность в описании :) Ещё не понял, к чему в заглавии указано неземное место действия, если это никак в рассказе не фигурирует.



    --------------------

    Комментарий 6 написал: igorhatcher (16 февраля 2015 10:15)
    Цитата: katar
    Ещё не понял, к чему в заглавии указано неземное место действия, если это никак в рассказе не фигурирует.


    Я пишу про свой мир (планету Армикон, страну Эндерлию и т. д.) различные рассказы. Это моя вселенная и отсылки к этому факту пусть в небольших дозах, но фигурируют. Например, упоминание Бога Асазона.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.