«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Manul

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 18
Всех: 20

Сегодня День рождения:

  •     Olenekot (21-го, 20 лет)
  •     Даша Беленькая (21-го, 20 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 182 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Не прощенный. Часть 6

    Сон мгновенно вернулся к нему. Но в этом сне уже не было Оли. Были лишь случайно возникающие картины, появляющиеся под действием алкоголя. Алексей проспал почти до обеда, и, проснувшись с больной головой, направился в ванную. В зеркале он увидел все того же растрепанного бездомного, со всклокоченными волосами, недельной щетиной и осунувшимся лицом. Наклонившись, он облокотился о раковину и, опираясь на левую руку, повернул ручку крана. Стремительной струей хлынула холодная вода. Заткнув слив тряпкой, найденной в шкафчике, он дождался, пока наберется больше половины. Когда раковина была почти полной, он закрыл кран и, упираясь обеими руками о края раковины, произвел отрезвляющую процедуру, окунув голову. От ледяной воды Алексей понемногу стал приходить в чувства, но жестокое похмелье не оставляло ему никаких шансов. Проведя несколько минут в тщетных попытках протрезветь, он решил отказаться от этой идеи и просто пойти опохмелиться. Добравшись до спальни, он присел на диван, взял в руку бутылку и опрокинул в себя несколько грамм горячительного напитка. Начав хмельной круг заново, он все также провел день в одиночестве. Закрывшись в комнате и сидя на краю дивана, он вспомнил сон, в котором явилась ему Оля. Её слова не вылезали из головы. Ему хотелось вновь забыться, лишь бы они перестали повторяться через каждые две минуты. Голова гудела, мысли смешались, а опьянение продолжало нарастать.
    Встав с дивана, он подошел к окну и открыл форточку. Часы показывали шесть часов пополудни, за окном звонко раздавалось пение птиц, приготовившихся к ночлежке, слышался стрекот сверчков, шум проезжавшего где-то вдалеке трактора, веселый гам детворы, резвящейся за воротами и мычание соседских коров. Но среди всей этой какофонии отчетливо слышался звук старого доброго 402 двигателя. Алексей никогда бы не спутал его с каким-либо другим звуком. В голове сложилась простая логическая цепочка: отец взял Волгу, куда-то съездил, вернулся. Просидев в своей кельи почти весь день, Алексей, все-таки, решил выйти и поговорить с отцом. Выйдя в коридор, он направился на кухню. Отец с матерью суетились по поводу предстоящего ужина. Мать разбирала привезенные продукты, а отец, тем временем, приводил в порядок стол. Алексей присел на стул, облокотился на край стола и стал подбирать слова, с которых он смог бы непринужденно начать диалог.
    - Ну как ты, Лешка – опередил его отец.
    - С утра было хуже.
    - Неудивительно. Полбутылки в себя без закуси залить. Я на такое в твоем возрасте и на спор бы не пошел – отец усмехнулся, пытаясь хоть немного подбодрить его и хотя бы на мгновение вызвать скудную улыбку.
    На кухне воцарилось безмолвие. Отец закончил протирать стол и, выдержав продолжительную паузу, присел напротив. Он взглянул сыну в глаза, тяжело вздохнул и сказал:
    - Перестань, Лешка, мучать себя. Их уже не вернуть, ты это прекрасно понимаешь. Помимо того, что ты себя гробишь, ты делаешь больно и нам. Мать уже всю валерьянку в доме выпила, скоро, не дай бог, на Валидол перейдет. Приди в себя, сынок. Все это тебя ни к чему хорошему не приведет. Мне больно видеть, как сын тлеет на глазах, словно потухшая спичка – Алексей сидел и молча слушал монолог. Затем, перебив отца, решил рассказать о своем сне.
    - Я видел сон, папа. Она звала меня. Звала к себе – с каждым выходящим словом у Алексея накатывались слезы, и начинал дрожать голос – я просто не могу представить, как мне дальше жить. – Алексей, от нахлынувших эмоций, больше не смог выговорить ни единого слова. Он просто сидел напротив отца и плакал, подперев голову рукой. Отец с матерью не знали, что и делать. С трудом им удалось успокоить его. В этот вечер он решил, впервые за два дня, поесть. Ужин прошел, на удивление тихо. Молча закончив прием пищи, Алексей направился в свою спальню. Лег на диван, положил под голову подушку и уставился в потолок. Мгновенно, словно по чьей-то отмашке, в голову полезли все те же мысли. «Леша, иди ко мне, Леша», слова звучали в его голове, словно заевшая пластинка в граммофоне. С каждым разом ему становилось все труднее и труднее преодолевать тяжесть воспоминаний. Он лежал и видел перед собой её глаза, роскошные русые волосы, белоснежную улыбку. На фоне звучал звонкий голос пятилетнего, заводного мальчишки Коли. Тяжелый груз лег ему на душу. Ужасное чувство утраты сдавливало груды и перехватывало дыхание.
    Стемнело. Стрелки часов перевалили за полночь. Мысли в голове не стихали. Каждый новый поток воспоминаний Алексей отгонял солидным глотком коньяка. «Леша, иди ко мне, Леша», не переставало крутиться в голове снова и снова. На мгновение все утихло. Мысли разбежались по темным углам разума, словно тараканы по кухне, при включении света. Воцарилась тишина, и лишь секундная стрелка часов нарушала спокойствие. Алексей замер. Сердце начинало набирать темп, бурным потоком хлынул адреналин и «щелчок тумблера в голове» заставил его подняться с дивана и выйти в коридор. Тишина, царившая в доме, невыносимо резала уши. Медленно, но стремительно, Алексей повернулся в сторону комода. Шаг, второй, через пару мгновений он стоял возле открытого ящика и держал в руках ключи. После этого он уже не мог вспомнить, как оказался за рулем Волги. Словно марионетка он был движим непонятно силой. Разум перестал контролировать тело, и все происходило, словно в страшном сне. Снова провал. Мгновение, и ключ уже торчал в замке, рука, словно живущая собственной жизнью, потянулась и повернула его. После первого поворота панель приборов подала признаки жизни. Далее все как в тумане. Вытянутый до упора подсос, гул стартера и рокот проснувшегося мотора.
    Спокойный сон отца прервался до боли знакомым звуком. Мозг, словно на автоматизме, приказал ему пробудиться. Отец сорвался с места со скоростью солдата после команды «Рота, подъем!», подбежал к окну и успел увидеть лишь два удаляющихся габарита. В спешке надев домашние трико, он выбежал на крыльцо, натянул первые попавшиеся шлепанцы и уже через мгновение он молотил в соседскую калитку.
    - Петька! Петька, старый ты хрен! Петка!
    После пары минут изречения самых отборных фраз и синонимов, на крыльце появился заспанный сосед, в семейных трусах и с помятой физиономией он задал один единственный интересующий его вопрос: «Чего тебе?».
    - Петька! Твой тарантас на ходу? – запыхавшись, едва произнес он.
    - Ну, на ходу, а что?
    - Лешка! Лешка уехал. Пьяный. Кабы не натворил чего – сосед потихоньку стал приходить в чувства. Затем, не спрашивая лишнего, схватил ключи, надел домашний халат, выбежал на улицу и нажал кнопку центрального замка. Стоявшая возле ворот Семерка Жигулей пару раз моргнула. Ни секунды не медля, они сорвались в погоню.
    Алексей несся, не контролируя скорости. Черная Волга рассекала перед собой встречные потоки воздуха, прорезая ночную тьму дальним светом фар. Алексей бездумно давил на педаль акселератора, пытаясь выжать из детища Советского автопрома больше, чем это было установлено производителем. Разум поглотила пустота. Словно робот, движимый программой, Алексей настойчиво продолжал подавать топливо. Вдруг, на встречной полосе движения, забрезжили два огонька. Неконтролируемый разум, словно по заказу выдал информация о движущемся объекте. Фура стремительно шла по прямой и моргала дальним светом, чтобы хоть как-то заставить Алексея переключить режим своего бортового освещения. Затуманенное сознание скомандовало телу решить проблему чересчур буквально. Поворот переключателя, и черная Волга слилась с кромешной темнотой. Левая рука легла на обод рулевого колеса, и, словно наполненная свинцом, потянула его за собой. Автомобиль стал стремительно уходить в сторону, на встречу двум приближающимся огонькам. С каждым метром время как будто бы замедлялось. Слезы застилали глаза, а в голове кинопленкой проносились фрагменты прошлого. Секунды растянулись до вечности, во рту пересохло, а звук мотора в ушах сменился на стук сердца. В этот момент он не осознавал, что творит. Он ушел в себя, но так и не вернулся. Замкнувшись в мыслях, он нанес себе глубокие раны, шрамы от которых не заживут никогда. Затуманенное сознание, словно заложник с кляпом во рту, пыталось крикнуть ему «Стой!», но крики тут же сменялись глухим мычанием.
    Десять метров, пять метров, два метра. Удар! Фура смяла передок автомобиля словно бумажку, после чего, протащила за собой еще несколько метров до полной остановки.
    Через пару мгновений неподалеку показался свет фар стареньких Жигулей. Свернув на обочину автомобиль остановился. Покинув автомобиль, отец кинулся к Волге, но было уже поздно. Пару раз окрикнув Алексея и не получив ответа он на секунду замолчал. Сквозь трясущиеся губы вырвалось единственная и последняя фраза, которую, возможно, мог еще слышать Алексей.
    - Зачем, Лешка? Зачем….

    ***
    Все проходило в стандартном виде. Траур, гнетущая атмосфера скорби и черные одежды. Убитый горем отец шел за людьми, несущими гроб, держа под руку рыдающую жену. Он отказывался верить, что через несколько мгновений он навсегда проститься с любимым и единственным сыном, ставшим для него и жены смыслом всей жизни.
    Толпа замерла. Воцарилось тяжелое молчание. Едва держась на ногах, он смотрел, как черный ящик опускается на два метра вниз, а вместе с ним уходит некогда веселый и жизнерадостный человек, примерный муж и сын.
    Взяв в правую руку горсть земли, он направил её на дно ямы.
    - Спи спокойно, сынок. Пусть земля тебе будет пухом – едва слышным шепотом произнес он.
    Громадные массы сырой земли с грохотом падали на крышку гроба, в котором лежал Алексей. Его веки навсегда сомкнулись в вечном сне. Разум больше не тревожили тяжелые мысли, не всплывали ужасающие картины трагедии, не шумело в ушах. Он ушел из этого мира, оставив после себя боль утраты. Ушел, следуя зову. Остановил свою жизнь, оставшись навсегда не прощенным самим собой.

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: MrYoung
    Категория: Проза
    Читали: 46 (Посмотреть кто)

    Размещено: 15 марта 2015 | Просмотров: 77 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (16 марта 2015 08:35)
    Аш сердце защемило - пальцы по клавиатуре не попадают. Сильно, очень!

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.