«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 14
Всех: 16

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

Заклинание Ветвящейся Дороги

Корнелиусу только исполнилось пятнадцать лет, и его родители думали над тем, что с ним делать дальше. Его отец надеялся отправить его учиться, чтобы он сделался проффесором, но у них для этого оказалось недостаточно денег. Его мама, которая была весьма практичного склада, стала пытаться устроить его подмастерьем, но все купцы, ювелиры и другие мастера престижных дел в то время не нуждались в помощнике. Нашлось только два места - у кузнеца, огромного старого бородача с пристрастием к алкоголю, и у старой волшебницы, которая вела затворнический образ жизни. Отец Корнелиуса ужасно расстроился и не преминул напомнить, что предыдущий ученик волшебницы кончил жизнь жабой. После этого он пошел на работу.

Что же думал об этом всем сам Корнелиус, спросите вы. Не зря его сначала хотели отправить в ученые круги, ведь он обожал книги. Он любил их так сильно, что мог провести в чтении целые недели, прерываясь только лишь на еду и сон. Разумеется, это ему позволяли не часто, но ни о чем больше он не мечтал. А так как волшебники, как это казалось простым людям, имели дело с множеством книг, он решил, что предложение стать подмастерьем волшебницы ниспослано ему самой судьбой.

- Когда я сам стану волшебником, я возьму ученика, чтобы тот разбирался с делами, и сам наконец смогу читать, сколько захочу, - объяснил он маме. Та была немало обеспокоена.

- Допустим, Нель, - ответила она. Он ненавидел, когда она называла его так. - Но эта госпожа Дженна Балория знаменитая колдунья, она может запросить даже дороже, чем университет...

- Но надо спросить! Может и нет! - завелся Корнелиус.

Его мама вдруг вскочила, кивнула и метнулась в коридор со словами:

- Вижу, ты этого очень хочешь. Пошли!

- Но мама!

- Не забудь очки, зайченок!

Зайченок и то лучше, чем Нель, подумал он. Они без промедления отправились на другой конец города, где жила волшебница. Наемный экипаж с одной дряхлой лошадью ехал туда целую вечность, за которую Корнелиус успел немало поволноваться про себя. Его мать все вздыхала и поправляла волосы и шляпу.

Наконец кучер высадил их у  высокой белой стены, над которой вывешивались через дорогу ветви вековых деревьев. Корнелиус и его мать беспрепятственно зашли в распахнутые ворота. Птицы пели несмотря на глубокую осень, и все было зеленое, ни одного желтого листика. Небольшой уютный домик колдуньи стоял в этой отгороженной от города роще. Необузданные заросли высоченных разноцветных цветов наполовину скрывали белые стены, а через деревянные оконца с подоконниками, в которых росли еще цветы, виднелись кружевные шторы. Все это было бы очень мило, если бы перед входной дверью не высились горы мешков с мусором. Корнелиусу показалось, что там что-то шевелиться.

Звонок у двери тренькнул сам, как только они приблизились к дому, и через мгновение дверь распахнулась в маленькую комнатку с множеством небольших картин на стенах и уютной мебелью. Волшебница Дженна Балория встретила их сидя в большом кресле. Это была старая женщина в простом, но очень респектабельно выглядящем платье и шерстяной шали, не тонкая и не толстая, и при том крайне благородного вида. Она закрыла толстую книгу в кожаном переплете, которую держала на коленях, открытую на последней странице, и подняла брови, чтобы посмотреть на вошедших поверх очков.

- Добрый вечер, госпожа Балория! - заискивающе улыбнулась мама Корнелиуса и ткнула локтем сына.

- Здравствуйте, - поспешил промямлить тот. Волшебница продолжила молча изучать его из больших светло-голубых глаз, и молчание затянулось.

- Мы вас беспокоим насчет вашего объявления, по этому поводу, - улыбаясь, начала мама. - Вот мой сын хочет стать вашим учеником.

Волшебница перевела взгляд на маму, а затем снова на Корнелиуса. Он поспешно кивнул, а когда это не помогло, заставил себя сказать:

- Я хочу учиться у вас, госпожа Балория.

- Хм, - сказала женщина, и откинулась назад, чтобы посверлить его взглядом с чуть большего расстояния. - Способности есть, но ты ленивый и несамостоятельный. Я надеялась на подмастерье, который поможет мне с делами, ведь я уже не молода, но ты...

- Я сделаю все, что потребуется, - поспешил заверить Корнелиус.

- Ты далеко не первый, который пришел ко мне проситься. Я отказала им всем, и ты их ничем не лучше.

- Какую цену вы назначили за обучение? - обеспокоенно спросила мама. Волшебница поморщилась и махнула рукой.

- Дело не в деньгах, госпожа мама. Я уже вижу, что ничего больше от сегодняшней молодежи не дождусь. Это все мне порядком наскучило. Я обеспечу ему отдельную комнату, питание и все необходимое. Есть вероятность, что через десяток другой лет он станет волшебником - если, конечно, он гораздо трудолюбивее, чем кажется.

- Вы не пожалеете! - обрадовался Корнелиус.

- Завтра в десять утра с вещами, - закончила Балория, поправляя свои очки и открывая книгу. Мама с сыном мгновенно оказались за дверью, особо не понимая, как.

По дороге домой они оживленно разговаривали. Корнелиус радовался и чувствовал себя важным и взрослым.

- Мама, это ты виновата! - раздраженно сказал он, - мне надо было одному туда ехать!

- Ты сам никогда ничего не делаешь, зайчик.

- Потому что ты сразу все делаешь за меня!

- С госпожей Балорией так не разговаривай, иначе она тебя вышвырнет, хорошо, зайчик? Обязательно сейчас почисти ту рубашку и надень завтра новые брюки.

Корнелиус подумал, что специально наденет другие штаны, и терпеливо выслушал длинный монолог мамы о том, что, сколько и зачем ему нужно положить в сумку, и что с этим предварительно сделать.

- Я сама сейчас все упакую, - сказала она наконец, и глубоко задумавшсь потрогала прическу, со вздохом проверяя свое отражение в стекле экипажа. - Вот и все, Нель. Мы тебя устроили. Ох, как я волнуюсь, как я волнуюсь!

- Не волнуйся, мам. Ты сама сказала, что уже все.

- Хороший человек эта госпожа Балория, я очень рада. Знаешь, подмастерьям не только учиться нужно, особенно у волшебников.

- Да, мам, я знаю. Придется помогать с делами. Мы уже это обсуждали.

- И не только, зайчик! Наверняка ей потребуется помощь по дому. Даже если она тебя не попросит, ты все равно помогай! Она даже денег с нас не взяла, добрая душа.

- Но мам! - удивился Корнелиус, - я не знаю, как! Ты всегда все делала!

- Ну зайчик, ну как ты себе это представляешь? Что, старая женщина, притом твой учитель, будет ходить за тобой убирать и тебе готовить?

Корнелиус, до этого радостный и уверенный, вдруг начал очень даже волноваться. Мама виновата, подумал он, не заставила меня научиться убираться.

Вернувшись домой, они застали там только что вернувшегося папу. Тот внимательно выслушал мамин рассказ о произошедшем.

- Она не взяла денег? - поразился он. - Что-то тут не ладно. Никак она гадость какую хочет с нашим сыном сделать.

- Не бойся, пап, жабой не стану, - пошутил Корнелиус.

- Ведьма, сынок, на вид хоть и женщина, а на самом деле пострашней того пьяного кузнеца будет. Она все что захочет с тобой сделает. Может, лучше к кузнецу?

- Брось, - улыбнулась мама. Обеспокоенно, нервно улыбнулась. Корнелиус побыстрей взял чемодан и поставил к двери, показывая, что так просто не откажется от задуманного. Он уже представил себе целую комнату в домике волшебницы, заполненную книжными полками с толстыми томами, вроде того, который она держала на коленях. Только бы она меня не вышвырнула за неумение мыть пол, думал он.

Следующим утром Корнелиус настоял на том, чтобы доехать до дома волшебницы самим. Мама после часа препирательств сдалась, крепко обняла его и пошла давать подробнейшие указания кучеру. Отец вручил ему чемодан и похлопал по плечу. Всю дорогу юноша сидел как на углях.

Волшебница встретила его также, как вчера - сидя в кресле с книгой. Он встал на пороге, не зная куда дется.

- Здравствуйте, госпожа Балория.

- Положи вещи в комнату, - только сказала она, не поднимая глаз с книги, открытой в самом начале. Одна из дверей распахнулась, и Корнелиус поспешил туда, в небольшой коридорчик, где для него открылась еще одна дверь в небольшую комнатку с кроватью, шкафом, письменным столом и большим окном, выходящим в сад. Там было пусто и прибрано, но толстый слой паутины на всем говорил о том, что это помещение долго пустовало. Он поставил чемодан в середину, где паутин было меньше всего, и неуверенно помялся. Вернуться к волшебнице? Она показалась ему занятой в этот момент, и он вспомнил мамин совет. Надеясь, что это произведет на Балорию хорошее впечатление, он попытался убрать всю паутину.

Спустя долгое время у него в руках оказался солидного размера грязно-белый клубок, который он брезгливо бросил на пол, когда по нему пробежался большой черный паук. Под высоким потолком паутины осталось еще предостаточно, и он не мог дотянуться до него, даже встав на стул. Оглянувшись и помявшись, он взял вешалку из пустого шкафа, залез на стул и собрал еще один клубок.

Самые грубые заросли удалось убрать, но тонкие белые нити все еще были повсюду. Он вздохнул и вернулся в гостиную к колдунье, но та не обратила на него внимания, не отвлекаясь от чтения. Юный ученик терпеливо постоял, но так и не дождался от нее ничего. Отвлекать ее невежливо, подумал он, и она снова подумает, что я не самостоятельный, раз не нахожу себе места. Что же делать?

- Госпожа Балория, можно я помогу вам по дому? - осмелился он наконец сказать. Ему показалось, что эта фраза свидетельствует и о самостоятельности, и о вежливости, и о трудолюбии.

Волшебница посмотрела на него только тогда, когда перелистнула страницу и дочитала до конца главы. Выражение на ее благородном старом лице сделалось отвлеченным и крайне раздраженным.

- Что такое? Я читаю!

- Извините! Разрешите мне помочь вам по дому! - испугался он, делая в уму заметку: никогда не отвлекать Балорию от чтения. Волшебница подтвердительно мыкнула и снова углубилась в книгу.

Корнелиус позволил себе оглядеться. Гостиная была вполне ничего - немного пыльная, на столе засохшие ягоды, но без бардака. Смутно надеясь наткнуться на волшебную библиотеку, он пошел исследовать дом. Первая же дверь привела его на кухню, которая оправдала самые худшие опасения: Грязная посуда, хоть и расставленная аккуратными башнями тарелок и стаканов, все же была именно грязной посудой в огромном количестве. В общем-то было довольно прибрано, но пол, стол и стены были явно грязными, и у потолка снова висели бесконечные паутины. Из еды оставалось три черствые буханки хлеба. Вторая дверь вывела его в длинный коридор, где он дальше собственной комнаты по очереди обнаружил грязную ванную комнату, большую заросшую пылью спальню Балории, рабочий кабинет, пахнущий травами и пеплом, помещение с котлом, заваленное мешками с грязной одеждой и огромную захламленную кладовую размером больше гостиной. Он подумал, что все это просто не могло уместится в домике, каким он его видел снаружи, и открыл последнюю дверь.

Там оказалась библиотека: Длинный вытянутый зал с высоченным закругленным потолком и бесконечными полками книг. За высокими окнами, почти целиком занимавшими три стены, качались в ветерке огромные, как деревья, цветы, и еще низкое утреннее солнце окунуло белые стены с орнаментами в золотой летний свет. На полу плясали длинные тени от загораживающей вид зелени, и в воздухе вились такие же столбцы пыли.

Корнелиус достал из кармана очки и нацепил, отказываясь верить глазам. Сотни, если не тысячи, книг. Он прошелся по рядам, разглядывая переплеты и названия. Все было аккуратно расставлено, книги теснились без единой дырочки. Столько много! Он едва удержался от искушения сразу же засесть за чтение.

Прореха в тесных рядах книг привлекла его внимание. Насколько он мог сказать, она была единственной. Перед ней стояло шесть почти одинаковых фолиантов в красных переплетах, названных «Жанровая Эссенция Приключенческой Романтики», тома от первого по шестой. Корнелиус почти бегом вернулся к волшебнице и убедился, не отвлекая ее, что она как раз читала седьмой том. Книга в ее руках была открыта уже ближе к середине, оставалось дочитать две трети.

Корнелиус взялся за дело - перемыл часть посуды. Горы грязных тарелок и сковородок как будто вовсе не уменьшились. Они были такие, что казалось, ими можно обеспечить двадцать домов. Он устал почти сразу и пошел в библиотеку, говоря себе, что поищет там поваренную книгу.

Конечно же, его взгляд сразу зацепился за несколько интереснейших книг, которые он обязательно должен был достать и полистать и отметить в уме. Но Корнелиус взял себя в руки, отыскал на одной из полок наиболее подходящую названием книгу «Рецепты» и вернулся на кухню. Это все, чтобы я потом все же смог прочитать те две книжки, думал он.

Переставив несколько башен посуды со стола на пол и стряхнув крошки, он открыл на столе солидный том в толстом переплете из кожи крокодила. Каждая ветхая страница сухим текстом описывала приготовление своего рецепта. Ингредиенты во многих из них казались странными, но Корнелиус действительно ничего в этом деле не смыслил и взялся готовить первый попавшийся.

Кастрюла с непонятным бульоном долго не закипала. Но потом, вдруг, жидкость засветилась сиреневым светом, вспенилась желтой пеной и задымилась всеми цветами радуги. У Корнелиуса задрожали коленки от страха. Он уже приготовился доживать остаток жизни жабой, но ноги сами вынесли его в гостиную к Дженне Балории. В ее книге оставалась уже всего лишь треть. Он сглотнул, постоял, слушая яростное бульканье на кухне, которое волшебница явно не слышала, и позвать на помощь все же не решился. Я должен самостоятельно справится с тем, что натворил, подумал он, и снял кастрюлю с огня. Радужный дым обладал душистым, дурманящим запахом. Корнелиус стал задыхаться. Перед глазами потемнело. Когда мир снова прояснился, мальчик понял, что он сидит на дороге в какой-то пустоши. Неужели я сварил какой-то отвар телепортации, подумал он, и пошел вперед по пустой дороге. Больше ему ничего не оставалось.

Стояла мертвенная, жуткая тишина. Ничего, кроме самого Корнелиуса, не двигалось. Но скоро перед ним на дороге возникла табличка-указатель.

- Ты поставил кастрюлю на стол, и отвар успокоился, вновь обретя непонятный рыжий вид, - прочитал он надпись на ней, пожал плечами и пошел дальше мимо странной таблички. Там дорога разветвлялась. Между двумя путями стоял столб, на котором было два указателя - на лево и на право. На левом было написано «Скрыть от нее.» Правая же гласила «Позвать ее.»

Корнелиус, поразмышляв немного, пошел направо, и скоро посреди дороги он снова встретил одинокую табличку-указатель: «Ей осталось дочитать четверть книги, и она тебя не слышит и не слушает.» За табличкой дорога снова разветвлялась. Указатели предлагали «Заняться другими вещами» налево и «Добиться от нее ответа» направо.

Странное спокойствие Корнелиуса сменилось на испуг. Он не знал, что с ним произошло, и повернул направо, надеясь только лишь на помощь и уже не боясь раздражения Балории. Хуже уже было некуда.

«Ты потряс ее за плечи, а когда это не помогло, закрыл ее книгу руками, моля о помощи. Она разозлилась и магией выдворила тебя в сад.» Корнелиус свернул налево, чтобы «Растерянно пройтись меж цветов», так как альтернативное «В слезах ломится обратно в дверь» показалось ему опасным. А что, если она его вдобавок к этому странному состоянию еще и в жабу его превратит? Как он тогда будет читать таблички?

Следующий указатель был настолько высоким, что уходил в небо в точку, и весь был исписан мельчайшим шрифтом, наиподробнейшим оразом описывающим сад и цветы. Корнелиус, скользнув взглядом по тексту, узнал, сколько именно в роще травинок, какого цвета стрекоза, пролетающая мимо, и как тихо шелестит листвой ветер. Но самое интересное было там, так высоко, что Корнелиус едва мог разобрать текст даже в очках: «В окнах дома ты видишь книжные полки с тысячами книг...» Ясно, что это была та огромная библиотека. Но как она, со своим высоченными потолком и окнами, могла поместиться в домик волшебницы? Это ее домик можно было бы легко поставить посреди библиотеки... Он свернул направо, чтобы поближе рассмотреть окна, и табличка наградила его еще одним полным описанием. За окнами и правда была та самая библиотека - Корнелиус смог даже увидеть, где нехватает двух книг - но она была крохотная, как кукольная. Человек внутри нее показался бы не больше, чем палец. Вот почему цветы изнутри походили на деревья, думал он, и вот как она помещается в домик.

Следующее разветвление дороги Корнелиус стал «Ждать, покусывая травинку.» Ему подробно расписали, как он ждал несколько долгих часов, наслаждаясь шорохом листвы и бегом теней, но на самом деле, на его дороге, ждать ему совсем не пришлось.

Волшебница позвала его обратно в дом волшебным возгласом. Старый, спокойный голос прозвучал так громко, что будь Корнелиус там в саду, а не на своей дороге, он бы, наверно, оглох - небось она думала, что он убежал домой. Но так он вернулся в дом, опасаясь, что его отчитают за отвлечения.

Дженна Балория сидела все в том же кресле. Она перевернула последнюю страницу, закрыла книгу, а затем с улыбкой вздохнула. Корнелиус бегом рванул на лево, где указатель говорил «Начать извинятся  и молить ее, чтобы не превратила в жабу.»

К его удивлению, она только посмеялась и сказала, как Корнелиусу поведала очередная табличка: «Это ты меня извини, мальчик. Я совсем забываюсь, когда читаю.» Затем, все еще добродушно улыбаясь, она сняла очки и взмахнула рукой. Последовала беззвучная вспышка света, и Корнелиус прочитал, что из гостиной пропала вся пыль и засохшие ягоды. Он открыл дверь на кухню и узнал, что там не осталось ни одной грязной тарелки. Пол, стены и потолок блестели чистотой, а стол был сытно накрыт на двоих. Горячий бекон с яйцами пах чудесно. Табличка показала ему сухим текстом, что он почувствовал голод, хотя на своей дороге он не чувствовал ничего. Я должен буду не забывать есть, подумал он. Я не почувствовал боли, когда чуть не оглох, значит, и боль мне теперь нипочем, и все решения могу принимать не торопясь, и ждать не приходится.

Волшебница пристально смотрела на своего нового ученика. Кастрюла с его отваром выплыла с кухни и зависла в воздухе рядом с ней.

- Н и ну, - поразилась она наконец, - у тебя взаправду есть потрясающие способности к колдовству. Я поражена, молодой человек. Великолепно исполненное заклинание ветвящейся дороги, браво!

- Благодарю вас, - скромно ответил он, повернув на дороге налево.

- Ты, я думаю, очень напуган. Позволь мне снять его.

Она подняла руки и уже почти вымолвила волшебные слова. Корнелиус понял, что это случилось бы так же стремительно, как уборка в огромном доме. Он мог только «Попросить ее не снимать его» налево и «Позволить ей снять его» направо. Правая дорога на расстоянии раскрывалась пропастью мерцающей белым светом, как, впрочем и правая, но чуть дальше.

Сдесь Корнелиус задумался. Оставалось кое-что, чего он не попробовал.

Он повернул назад.

Он дошел обратно до указателей, гласивших «скрыть от нее» и «позвать ее» и свернул на лево, чтобы вытряхнуть содержимое кастрюли в унитаз. Когда волшебница дочитала книгу, она застала его у раковины, где он ожесточенно драил эту самую кастрюлю, и похвалила его за усердие.

Следующее разветвление позволило ему «пройти десять лет обучения и стать волшебником». «Ты учился у нее и радовал ее усердием и успехами, а сам проникся к ней глубоким уважением. Когда она умерла от старости, она завещала тебе свой дом, рощу и волшебную библиотеку.»

Корнелиус взял ученика, что не заняло и минуты ходьбы по дороге, поручил ему почти вс дела и углубился в чтение тысяч книг его учительницы.

 


0


Ссылка на этот материал:


  • 0
Общий балл: 0
Проголосовало людей: 0


Автор: Abigail
Категория: Проза
Читали: 99 (Посмотреть кто)

Размещено: 20 марта 2015 | Просмотров: 153 | Комментариев: 4 |

Комментарий 1 написал: PlushBear (20 марта 2015 06:26)
В целом, для сказки, неплохо.

Сюжет мне показался немного простоватым, без интриг.



--------------------

Комментарий 2 написал: Моллинезия (20 марта 2015 09:03)
Я по первому абзацу...

Переписала по-своему, чтобы убрать лишнее, избавиться от повторов и т.д.

Едва Корнелиусу исполнилось пятнадцать лет, как заботливые родители задумались о его будущем. И хотя денег на учёбу было недостаточно, отец всерьёз мечтал о сыне-профессоре, а мама, практичного склада женщина, пыталась устроить его подмастерьем к любым умельцам престижных профессий. К сожалению, в помощниках на то время никто не нуждался. Но зато нашлось два места: у кузнеца, страстного любителя алкоголя, и у старой затворницы – волшебницы, последний ученик которой, по словам отца, превратился в жабу.


Комментарий 3 написал: Abigail (20 марта 2015 17:40)
Цитата: PlushBear
В целом, для сказки, неплохо.

От вас звучит как похвала :) Сюжет как уж получился...

Цитата: Моллинезия
Я по первому абзацу...

Огромное спасибо! Я подумаю, как сделать лучше!


Комментарий 4 написал: PlushBear (20 марта 2015 19:54)
Цитата: Abigail
От вас звучит как похвала :) Сюжет как уж получился...


:)

Задумка не плохая. Но надо переписать :)



--------------------
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.