«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
johnny-max-cage Измеров

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 21
Всех: 24

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 161 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Всё внутри

    Утро началось как обычно, как начиналось уже не одну сотню раз. Зазвонил будильник. Проклятый рингтон из старенькой Нокии разорвал пелену сна, вытаскивая меня на поверхность сознания. В комнате, которая совмещала в себе спальню, гостиную, кухню, при наличии нормальной, было ещё темно. Неблагодарное это дело, просыпаться в пять утра, зимой. В ещё по- настоящему ночной мгле мерно кружились комья мокрого снега в своём бесконечном падении. После ряда бесхитростных упражнений с зубной щёткой и холодной водой в комнате с ослепительно ярким светом меня ждали лоскутная темнота кухни, обжигающий кофе и всё тот же бесконечный снег за окном.

    Я был молодым хирургом, только что закончившим интернатуру. Нельзя сказать, что из меня вышел перспективный специалист, ведь перспективные обычно не сидят в полуразрушенных городских больницах.
    «И на это я хотел потратить всю свою жизнь?»- именно этот вопрос возникал у меня каждый раз, когда я заканчивал осмотр попавшего к нам с обморожением бомжа, пытающегося откосить призывника, уже немолодой секретутки, у которой в больничном листе напротив графы гинеколога уж слишком жирно стояла печать «ЗДОРОВ». Так было и сейчас. Старушка, наблюдающаяся в нашем заведении, в очередной раз за месяц посетила меня. И это не был путь выздоровления, мы оба это понимали, тем не менее, я продолжал выписывать отечественные лекарства, а она молчала и считала. Но вдруг меня словно что- то одернуло. Я глядел на неё и не мог понять, что же не так. Знаю, звучит странно, но я словно ощущал, что передо мной сидит другой человек, не тот, что уже неоднократно приходил ко мне, не тот, чья жизнь неумолимо стремилась к концу. Она ушла, но какой- то бодрой, совсем не старческой походкой, отныне в этом по- прежнему дряхлом теле чувствовалась сила.
    День уже не казался таким долгим и мрачным, поэтому я даже не заметил, как кончилась моя смена.

    -Что- нибудь ещё, Дмитрий Сергеевич?- мило пропела совсем уж молоденькая медсестра, с совсем уж детской преданностью в глазах, собирая со стола истории болезней. Что ж, возможно, когда- нибудь я приглашу её на ужин, ну а дальше сами знаете.

    -Нет, Жень, благодарю, думаю тебе тоже пора домой,- всё- таки определённо когда- нибудь я её приглашу на ужин.

    * * *

    Магазинные очереди - одно из самых увлекательных мест, если они, конечно, не в двадцать человек. Всегда можно получше рассмотреть людей, порассуждать об их планах, исходя из покупок. Вот и сейчас я стоял в одной небольшой комфортной очереди на кассу. Бесхитростный бородатый дедок с мятой сотенкой и чекушкой. Солидного вида грузный мужчина в костюме с корзиной полной продуктов, явно для семьи, и двумя баночками хорошего пива. Его ожидал вечер отдыха с вкусным ужином и прохладным напитком. Молодая девушка покупала гостинцы для сестры в больницу. Слишком много фруктов. Или же начинала очередную диету, которая, впрочем, не особо ей была нужна.

    Наконец, подошла моя очередь на кассу. Женщина средних лет с короткими крашеными волосами в стандартной униформе, которая ей, разумеется, не шла, апатично пробивала товар. Пик…Пик…Пик… Словно кардиомонитор попискивала касса, отсчитывая мгновения жизни.

    -А помельче нет?- только сейчас она подняла на меня глаза. Я узнал этот взгляд. Это был мой взгляд. Именно его я видел в зеркале, приходя домой. Та же глубина, та же усталость. Резко отпрянув, я едва не сбил девушку сзади.

    -Не-ет,- скрывая в кашле легкую дрожь, брякнул я в ответ, а продавщица всё с тем же спокойным видом принялась отсчитывать сдачу.

    Подъезд встретил меня мраком и вонью чего- то гниющего, сочащейся из подвала. Металлическая дверь с лязгом захлопнулась за спиной, лишая меня тени. Я жил на третьем этаже пятиэтажного дома. Не слишком высоко и не слишком низко. Выключатель был сожжён, восстановлен и сожжён вторично, силуэты старых почтовых ящиков выступали вдоль стены. Аккуратно нащупав первую ступеньку, я начал своё восхождение, одновременно ища ключи в кармане. Будучи уже у своей двери и ковыряясь в замке, я услышал, как кто- то поспешно спускается сверху. Разумеется, любопытство взяло верх, и при входе в квартиру я обернулся. Он был уже на лестничной площадке, ровно на один пролёт выше меня. Свет ранней луны из подъездного окна осветил мне его силуэт. Смуглая кожа, взгляд в пол, широкая фигура и моя одежда. Куртка, штаны, ботинки, даже шапка, как у меня. Кажется, он не счет меня достойным своего внимания, во всяком случае, проходя мимо, он даже голову не повернул. А я всё так же стоял в дверном проёме с полностью потерянным видом.

    * * *

    Его звали Толя. Крайне просто и безобидно, потому что сам он был именно таким. Мы встретились ещё в институтские годы, когда я отмечал с однокурсниками сдачу очередной сессии в мелкой кафешке, где он подрабатывал, будучи студентом первого курса. Это было моё первое, и, по сути, единственное серьезное знакомство в тогда ещё новом для меня городе. Среди огромной толпы, в поглощающем хаосе города, мы смогли понять друг друга. Абсолютно на вид безобидное и тихое существо, скромный, но уверенный в себе человек. Мне казалось, будто он мой младший брат, хотя в семье я был один. Никто никогда не отказывал в помощи другому, да и свободное время мы проводили с удовольствием. Наши интересы пересекались не во многом, но при этом имели глубочайший уровень. И, разумеется, за помощью я обратился именно к нему, было трудно молчать о случившемся со мной за последние сутки.

    * * *

    -Занятно,- только и смог сказать Толик, выслушав мою историю. Я приехал к нему в эту же ночь. Мы сидели на маленькой кухне однокомнатной квартиры. Когда- то он предпочёл, не без помощи родителей, купить пусть маленькую и ветхую, но всё же свою недвижимость. Должно быть, именно эта необходимость в надежности, защищенности, гарантированной зоне комфорта позволяла ему оставаться на плаву.

    -Я надеюсь, что ты мне веришь и не станешь задавать глупые вопросы насчет психотропных веществ, алкоголя, психических заболеваний,- во мне вдруг проснулся студент. Тот самый, который лишь начал своё обучение на медицинской кафедре и считал необходимым соблюдение всех формальностей, активно использующий специфическую, чересчур официальную терминологию, едва лишь был повод. Хорошо, что тогда мой задор быстро сошёл на нет.

    -Конечно, верю,- допивая свою порцию некогда популярного пива, улыбнулся он.- Но всё же я нахожу ситуацию весьма странной. Понимаешь ли, у любого события в этом мире должен быть повод, своя причина, необходимость, которая и привела тебя к нынешнему положению дел. Сейчас я эту причину не наблюдаю.

    -Я тоже,- сокрушительно опрокинув пустую бутылку на стол, изрек я.- Извини, что пришёл так поздно.

    -Ничего страшного,- перебивая меня, опять заулыбался Толик,- думаю, тебе лучше будет остаться на ночь, мало ли что в темноте да на хмельную голову может увидеться.

    Теперь мы смеялись оба. Я, почувствовав умиротворение и расслабленность, он, скорее больше для поддержки.

    Спать на кухонном полу необычайно полезно. Непривычная обстановка не даёт заснуть сразу, и сознание остывает постепенно, как усердно отработавший весь день двигатель, проматывая и осознавая вновь свежие клочки памяти. Перед тем, как заснуть, я, казалось, полностью убедил себя, что всё случившееся не более чем плод фантазии уставшего человека. Некогда разочаровавшегося в окружающем мире, но уже почти смирившегося, ведь он научился находить и довольствоваться своими маленькими радостями. Сон принял меня мирно, словно продлевая моё навеянное хмелем спокойствие. Завтра был выходной.

    * * *

    Заставить себя подняться я смог лишь ближе к полудню, проведя всё утро в непонятной дрёме. На холодильник была прилеплена записка:
    «Я постараюсь помочь. Встречаемся вечером у тебя».

    -Интригующее начало…- прошептал я в пустоту. Задерживаться в квартире смысла не было. Быстро умывшись, прогоняя остатки сна, и набив карманы леденцами с разнообразными вкусами (теперь ясно, зачем Толик их хранил, постоянно возобновляя запас сладости), я покинул квартиру, захлопнув за собой старую, ещё советскую дверь, где замок срабатывал без ключа.
    Улица была в меру оживлена: укутавшиеся с ног до головы прохожие, решившиеся бороться этим воскресным днём с пургой и снегом, небольшие магазинчики, спрятавшиеся во дворах, светили тусклым светом, словно маяки, случайные машины, мчащиеся по обледенелой дороге, и светлое небо с ярким диском солнца, едва проглядывавшееся сквозь облако колючего снега. Переход метро встретил меня людским гулом и запахом каких- то копчёностей. Здесь было на удивление много народа, будто весь город переехал жить в подземку. Яркие киоски с газетами, мягкими игрушками, безделицами, фаст фудом дружно стояли вряд у стены, борясь за покупателя, а толпа несла меня потоком к эскалатору и вниз, под землю.

    Я всегда любил метро, не столько из- за толпы, порой она была чересчур навящева, сколько из- за поездов. Вот и сейчас тот самый благоговейный трепет охватывал меня, словно перед встречей с любимой. Поезд остановился дверьми строго напротив меня, видимо тоже рад встрече. В вагоне оказалось немного пассажиров, я занял любимое место в углу, чтобы было удобней наблюдать за своими попутчиками. Три парня что- то увлеченно обсуждали, расположившись у запасного выхода. Две девушки, явно подружки, сидели напротив меня, смеясь каждую минуту. Мать с уже великовозрастным дитём, которое ей что- то отчаянно доказывало, в ответ вызывая лишь бурю возмущения. Впрочем, они быстро утихли, не любят люди ссориться при свидетелях. Одинокий грузный мужчина, занимавший не одно место, дремал. А вот следующий пассажир поверг меня в шок. Нет, я не решил, что сплю, не стал себя щипать и бить по щекам, мой мозг просто отказывался принимать тот факт, что в противоположном углу вагона, уткнувшись в книжку, сидел я. Поезд шумел, дребезжал, казалось, будто он разогнался до неестественной скорости, стёкла вот- вот полопаются, мы сойдём с путей и превратимся в кашу из человеческих тел, стекла и металла. Словно в тумане я встал и направился к своему двойнику, я был уверен, что стоит нам поговорить и всё встанет на свои места, окажется, что мы дальние родственники, которые слышали друг о друге в детстве, но никогда не встречались, может быть нам даже удастся стать друзьями… Но тут поезд резко остановился, я едва удержался на ногах, так и не дойдя до цели. Он встал, спрятал книгу куда- то внутрь куртки и растворился в толпе на перроне, оставив меня наедине со своими отчаянными предположениями. Я, не глядя, упал назад, на сиденье, сердце колотится, вгоняя кровь в мозг, перенасыщая кислородом, на лбу выступили капельки пота, было ужасно неуютно, словно я только что сошёл с катка или приземлился с парашютом после длительного полёта, тело отказывалось слушаться.

    -Теперь точно не показалось…- пронеслось в голове,- надеюсь, Толя что- то действительно придумал.

    * * *

    -Что за книга хоть была?- с ноткой отчаяния в голосе спросил Толик, теперь мы сидели на моей кухне и пили уже коньяк, мой первый калым с работы, который я хотел сохранить как память, но ситуация обязывала.

    -Причем тут вообще книга?!- с раздражением одернул я,- мне мерещатся двойники, а тебя интересует какая- то книга!

    -Успокойся, у тебя истерика, просто подумал: вдруг это нам поможет?

    -Извини,- после недолгого молчания ответил я, успокоившись,- «Осенние визиты», автора не разглядел.

    -Так это ж фентези.

    -Я уже не знаю, где фентези, а где реальность,- мрачно буркнул я и опустошил очередную рюмку, Толик последовал моему примеру.

    -Я вот что подумал,- начал он,- если отбросить все банальности с родственниками и простыми совпадениями, про которые всё же не стоит забывать, то остается лишь предполагать, что ты видишь себя самого, только в прошлом или будущем. Ты вот когда- нибудь читал эти «Осенние визиты»?

    -Нет…И не собирался вроде.

    -Ладно. Иди лучше спать, нечего спиваться, уже поздно, а тебе завтра людей лечить, я пойду домой и постараюсь что- нибудь разузнать, был у меня одни знакомый, преподает на кафедре физики, как раз интересуется сущностью времени, я поговорю с ним.

    -Спасибо,- уже захмелев, угрюмо отозвался я.

    -Не переживай, уверен, всё проще, чем кажется, хотя не могу не заметить, что ситуация весьма странная.

    И он ушёл, оставив меня наедине со своими страхами и сомнениями. Настроения не было никакого, поэтому я как можно быстрее завалился спать, лелея надежду за ночь всё забыть. Хотя как такое можно забыть? Может быть кто- то скажет, что невозможно спать в моём положении, но, поверьте, сон - лучший выход из любой депрессии, насколько бы критической она не была.

    * * *

    Утро наступило для меня рано. Я проснулся в предрассветной тьме, когда звёзды уже погасли, а солнце ленилось вставать. Почти полный диск луны равнодушно освещал небосвод. Казалось, что я могу пролежать так вечность, не шевелясь, отключив сознание. Но мысли всё плотнее забивали голову, я боялся.

    Не дай мне Бог сойти с ума,
    Уж лучше посох и сума.
    -Интересно, Александру Сергеевичу тоже двойники виделись?

    Больница встретила меня привычным запахом таблеток и тревоги. Тревоги? В холе было пусто, заглянув в окно регистратуры, я никого не нашёл. Странно. Вся больница словно вымерла. Спокойствие покидало меня, и даже ранний час более не мог оправдать эту безлюдность. Я прошёл, кажется, все этажи и не встретил ни души. Да какого чёрта здесь твориться?! Когда я ехал, всё было в порядке, разве что неожиданно холодно. А теперь… Я достал телефон и быстро набрал номер. Только бы он взял трубку…

    -Толя?!

    -Да, что- то случилось?- уже почувствовав неладное, спросил он.

    -Где ты?

    -Что значит где? Дома конечно, сегодня не моя смена. Так что произошло?

    -А ты не видишь? Все исчезли!

    -Кто эти все?

    -Больница пуста…- уже задыхаясь от истерики, под волнами накатывающего ужаса, выдохнул я.

    -Оставайся на месте, я сейчас буду.

    -Ну, уж нет! Лучше я к тебе. Жди.

    Но тут же я пожалел о своём решении. Больница стала наполняться звуками, движением. Зазвонил телефон в регистратуре, где- то наверху лязгнули двери лифта, и машина начала своё движение вниз, одновременно зажглись все лампы, наполняя помещение неестественно ярким светом. Щёлкнули замки дверей главного входа, и в больницу устремился потом людей. Они разделялись из одного большого течения на несколько мелких. К лифту, к лестнице, в коридоры первого этажа, в переход между корпусами. Некоторые были одеты в одинаковые пальто с висящим на шее шарфом, другие в лёгкие толстовки и джинсы, третьи в пёстрые майки и светлые шорты, не смотря на сезон, последние во врачебную униформу. Помимо одинаковых одежд, у них была одна общая, не изменяющаяся черта. Все они - это я.

    Стоя в центре холла, скованный ужасом, я не решался даже повернуть голову, а мои отражения устремлённым потоком огибали меня со всех сторон, каждый к своей цели. Всё закончилось так же быстро, как и началось. Фойе опустело, телефон заглох, лифт стоял на первом этаже с приглашающе открытыми дверьми. Но я не решился войти в него. Мне не хотелось знать, почему это происходит, мне лишь хотелось, чтобы всё вернулось на свои места. Я побежал, так быстро, как только мог. Из больницы, дальше, мимо остановок, людей и машин. Везде я видел себя: идущего с маленькой девочкой, водителем автобуса, выгуливающего собаку во дворе. Всюду был я. Не знаю, сколько прошло времени, когда мне удалось добраться до дома Толи. Кажется, по пути я даже решился проехаться в автобусе, но не решился смотреть по сторонам.

    В подъезде было пусто и сухо, удивительно для зимы. Казалось, будто я вошёл в некую обитель, крепость, здесь было очень тепло. Дверь оказалась открытой. В коридоре горела лампа, настолько яркая, что невозможно было поднять взгляд. Щурясь, я прошёл внутрь. Тишина.

    -Толя,- сбрасывая обувь и верхнюю одежду, позвал я.
    Тишина. Никого не было ни в ванной, ни на кухне, хотя от чайника ещё шёл пар. Я прошёл в его единственную, маленькую комнату. Пусто. Над кроватью, почти во всю стену, висело огромное зеркало, которого здесь раньше никогда не было. Кристально чистое стекло, но ужасно пыльная, старая деревянная рама с причудливым узором и странной надписью на верхней стороне.
    «Всё внутри».

    Я опустил взгляд на отражение. Молодой мужчина среднего роста, ни толстый, ни худой, коротко стриженые волосы, уставший вид. Да, это был я. Неожиданно из- за моей спины появился Толя, словно он стоял, прилипнув ко мне. Я резко обернулся, но сзади никого не было. Он существовал лишь в зеркале. Молчаливый, безучастный, с очень печальным взглядом. Затем из- за наших спин появились ещё двое. Мои родители. Я вновь обернулся, но никого не нашёл позади себя. Люди начали появляться в геометрической прогрессии, расширяя границы комнаты. Родные, знакомые, пациенты, просто люди. Я увидел в толпе грузного мужчину из метро, девушку с фруктами для сестры, бабушку, в которой почувствовал силу. Чем больше их появлялось, тем больше они становились похожи на живых. Эмоциональнее, светлее, с гуляющим взглядом. Но я откуда- то отчётливо знал, что их больше нет. Я здесь, а они там - за чертой. Странно, я не испытывал страх, даже когда почувствовал на себе взгляд сотни глаз, когда они все начали яростно ломиться в стекло, я не отступил.

    Они были моими мыслями, я их держал в голове, уверен, всех их я видел хоть раз, а потому они здесь. Нужно проснуться, всего лишь проснуться, дать власть сознанию над подсознанием. Но я не мог. Зеркало пошло трещинами, искажая их лица, стекло волновалось, как океан в бурю, рама трещала, осыпая пол и кровать пылью. А я стоял, я не хотел уходить, всё должно было закончиться здесь и сейчас, неважно как, лишь бы закончиться. Я закрыл глаза.

    Раз…Два…Три…

    Зеркало не выдержало, осколки стекла разлетелись, как от взрыва. Голову моментально наполнил шум. Я на миг перестал ощущать своё тело, словно сознание провалилось сквозь материю, потеряв связь с ней, а затем я услышал рингтон. Старую мелодию старой Нокии. Я лежал в своей кровати, звонил будильник, снег мокрыми хлопьями бесконечно падал вниз...


    +5


    Ссылка на этот материал:


    • 50
    Общий балл: 5
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Мёртвый
    Категория: Проза
    Читали: 39 (Посмотреть кто)

    Размещено: 21 июня 2015 | Просмотров: 48 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.