«    Март 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
mik58

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 35
Всех: 37

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Флудилка Курилка 2052 Герман Бор
Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2024 Кигель
Рисунки и фото свободный художник 271 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1715 Lusia
Стихи Бортовой журнал. 76 Sever
Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 151 Madina
Флудилка Время колокольчиков 202 Muze
Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 508 Alex
Организационные вопросы Доска объявлений 10 Моллинезия
Флудилка Знакомимся 982 Nag

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

ЧК. (Чрезвычайная комиссия)

                ЧК.

Большую квадратную площадь городка с трех сторон окружали кирпичные здания: Караван сарай, торговые ряды богатых купцов, крупная бакалейная лавка, фотоателье Соломона, аптека, телеграф. Остальная четвертая сторона площади сливалась с огромным базаром, в котором сотни торговцев продавали свой товар на многочисленных лавочках расположенных в ряд, или сидя прямо на земле, разбросав свой товар там же.

Чайхана Селима, находилась в самом выгодном месте, под тенью большого раскидистого дерева. Рядом протекал небольшой арык, который своим журчанием успокаивал посетителей, и одновременно добавлял приятную прохладу территории чайханы, обставленной тапчанами.

В обеденный час здесь было так многолюдно, что даже несколько официантов еле успевали обслуживать.

Но, Салим, очень хитрый и умный малый, знал, как зарабатывать деньги. Все богатые и бедные смертные, питающиеся и отдыхающие в его чайхане, конечно, давали приличную прибыль, но это было ничтожно мало, по сравнению с деньгами, которые отстегивали русские чиновники и офицеры гарнизона.

Для этого он построил отличный ресторанчик, со столами, вазами, зеркалами, люстрами, диванами и креслами, и даже с роялем! Обученный персонал обслуживал по высшему разряду. Все отлично, кроме того, что в ресторан нужно было пройти через чайхану.

От желающих пропустить рюмочку водки, потанцевать с прекрасной дамой, порезаться в карты, накуриться вдоволь не было отбоя. Напившись, тоскуя по родине, женщинам, широким полям и лесам, они легко расставались со своими деньгами...

Но... это было в царские времена, казалось бы, совсем недавно, но все же многое изменилось. Чайхана приносила прибыль, как и прежде, а вот ресторанчик совсем запустел.

Пятидесятилетний хозяин чайханы Селим сидел на тапчане, откинувшись на подушки и с грустью наблюдал окружающих, вспоминая былые времена.

Вдруг его глаза оживились, на лице появился интерес. Он громко подозвал одного из помощников к себе. Тот прибежал и уставился на него в ожидании приказа. Но, Селим замер, и с удивлением смотрел в сторону улицы, откуда текла людская толпа.

Прямо к его чайхане, быстрыми шагами шел высокий человек в пенсне, энергично переставляя трость, одетый во все черное.

- Шакир, я не верю глазам своим, это же, это же... - он медленно повернул голову к помощнику, - неужели это он!

- Кто он, Селим ага? - недоумевал помощник.

Хозяин ничего не ответил, только застыл в ожидании.

Человек в пенсне шел очень быстро и уверенно, прямо на Селима. Но когда он почти дошел до него, резко свернул и зашел в аптеку.

- Тьфу ты, вот напугал! Откуда он взялся, и куда это он? - удивился хозяин чайханы. Отпустил помощника, и продолжил наблюдать за дверью аптеки.

***

- Здравствуйте, Федор Силантьевич! Как поживаете? - обратился к аптекарю человек в пенсне, переступая порог аптеки.

Пожилой седовласый человек, обладатель такого же пенсне, привстал из-за стола, удивленно посмотрел, открыл рот, и только хотел что-то сказать.

- Да, да, он самый! - опередил его человек в черном, - мне бы пилюлек от головы, будьте добры.

- Возьмите-с, - пробормотал аптекарь, все еще не приходя в себя.

- Сколько с меня, Федор Силантьевич? - вопросил покупатель, играясь тростью.

- М-м-м, - только и смог вымолвить бедный продавец пилюль и порошков. Потом, как-то придя в себя, начал размахивать руками, что могло означать "что вы, как можно, берите так!"

- Ну - у, как хотите! - обрадовался человек в пенсне, - благодарствуйте! - и направился к выходу.

Почти дойдя до выхода, он вдруг остановился. Медленно подошел к подоконнику, уставился на странное растение в горшке.

- Что это? - удивленно спросил он у аптекаря.

- Кактус! - выпалил тот.

- Кактус? А зачем он здесь?

- М-м-м...

- Ясно, это не важно! Прощайте Федор Силантьевич, да храни вас господь!

***

Выйдя из аптеки, человек в пенсне направился в чайхану. Переговорив с хозяином, они вместе пошли в ресторанчик. Проходя внутрь, они оживленно обсуждали что-то. Оставив гостя внутри, Селим быстро подозвал нескольких помощников и распорядился подготовиться к приему гостей.

Неизвестный человек в пенсне, прошел к дивану, присел, и принял позу ожидающего человека.

Некоторое время спустя в ресторанчике появилась дамочка, не тяжелого так сказать поведения, вся расфуфыренная, развязная. Она подсела к человеку в пенсне, и что-то шепнула на ухо. Тот ей ответил. Она также развязно встала, вся качаясь и улыбаясь, подошла к одному из больших окон, распахнула ее и впустила свежий воздух внутрь помещения. После небрежно вытащила из сумочки губную помаду и, используя стекло открытого окна в качестве зеркала, кокетливо покрасила губы. Потом бросила помаду обратно в сумочку, выглянула из окна, огляделась, быстро пошла к дивану и снова села рядом с человеком в пенсне.

- Вот хитрюга, вот лисица! - восхищался действиями девицы, матрос Ванька Дубов. Он с самого утра вел скрытное наблюдение за чайханой, прячась за плотными шторами окна второго этажа Караван сарая. - Так умело знак подала!

- Ты что Дубов, с дуба рухнул? Я те покажу, как контрой восхищаться, вмиг поумнеешь! - поставил его на место товарищ Напевающий, оперуполномоченный губчека, - думаешь, белые штаны, да тельняшку нацепил, и все, девки твои? Нет, браток, это баба не для тебя, забудь!

- Я что, я ничего!

- Вот и молчи!

- Есть, молчать!

Тем временем в ресторанчик уже прибыли трое: здоровый детина, с большущими кулаками, одетый просто, даже по-деревенски; высокий симпатичный мужчина, в элегантном костюме, с хитрым пронзительным взглядом; невысокий пожилой мужчина с седыми волосами, аккуратно одетый, с тростью. Они присоединились к компании.

- Товарищ Самсонов, вы кого-то из них знаете? - обратился Напевающий к подошедшему начальнику местного чека.

- Да знаю. Девка та Машка Кукина, по кличке Иностранка, воровка, проститутка, и прочее. Здоровый детина - Сладкоежка, имени не знаю, любит все сладкое, телохранитель судьи. А судья тот, седой в шляпе и с тростью, главарь банды...

- Да ну! Судья и главарь! - перебил его матрос.

- Дубов!

- Извиняйте, больше не буду!

- И вообще, идите вы с Красновым вон к тому окну, и наблюдайте оттуда.

- Есть, наблюдать!

- Продолжайте, товарищ Самсонов!

- Так вот, тот, который высокий и одет хорошо - Игрок, опять же имени не знаю, но говорят, что его до сих пор никто не может переиграть. Очень опасный малый, говорят, кроме карт, он стреляет великолепно, ножами и финками владеет, может с пятнадцати шагов в колечко попасть, финкой-то!

- Хм, учтем, продолжайте!

- Того, человека в черном не знаю.

- Я тоже не знаю, – как – то странно сказал Напевающий, - хорошо, это не вся банда, подождем.

- Откуда вы знаете? По моим сведениям, вся!

- Нет, товарищ Самсонов. Подождем, вы все сами узнаете! Это все мелочь, мне нужны другие люди!

- Гришка, а Гришка! - обратился матрос к другу, стоящему рядом и нервно постукивающему по дулу винтовки, на которую опирался.

- Чаво?

- Вот, смотри, баба как баба, и красивая, и умная, и формы на месте, ан нет, не для меня! И вправду не моя! Испорченная! Воровка, проститутка, эх!

- Ну!

- Баранку гну! У меня ведь баба есть, Катька! Не хуже этой будет, даже лучше! Правда, простовата немного, но, это дело поправимое...

- А вот и гости пожаловали! - перебил его Напевающий, - Саидулло, главарь банды, большой банды басмачей, семьсот, восемьсот сабель будет.

Со стороны базара из толпы появились несколько всадников. Они остановились неподалеку от чайханы. Мужчина средних лет, крепкого телосложения, с гордой осанкой, с камчой в руках, спешился и направился к ресторанчику. При этом немного прихрамывал на одну ногу. Увидев издалека хромого, хозяин чайханы Селим, сильно забеспокоился. Но, не подавая виду, услужливо проводил гостя внутрь, к ожидающей его компании.

- Это все? - напряженно спросил Самсонов у Напевающего.

- Почти, - ответил ему тот мгновенно, - подождем главного героя нашего спектакля!

Минут через десять, со стороны комендатуры, быстрыми шагами, обгоняя других, появился человек в офицерской форме. Высокий, красивый мужчина лет тридцати, шел, украдкой озираясь по сторонам. Он быстро вбежал в помещение ресторанчика. Внутри все оживились. Войдя, он не стал садиться, а подозвал всех к себе и начал что-то объяснять. Было видно, что он торопится и времени у него мало.

- Вот и он, «товарищ» Берестов, собственной персоной. Английский шпион. Профессионал. Отличный стрелок, боец. Однажды, в девятьсот девятом кажись, в Питере, мне приходилось сразиться с ним в уличном бою, надо сказать, он отличный боец. Но, его ждет реванш! Готовность номер один! Сейчас будем брать!

- Вань, а Вань, выгляни в окошко, я тебе поесть принесла! - вдруг послышалось снизу. Напевающий в недоумении посмотрел вниз. Там на площади стояла молодая девушка в белой кофточке, синей юбке и с красным платком на голове. Девушка кричала во весь голос, обращаясь в сторону окошка, где чекисты устроили засаду.

- Что за черт! Это еще кто такая?! - возмутился Напевающий.

- Это, это Катька, э-э-э...

- Какая еще Катька? Ты что Дубов! Девку сюда пригласил? Убрать! Быстро!

- Есть, убрать! - матрос вытащил наган и побежал вниз.

- Вот идиот! Поздно, нас заметили, быстро взять всех! - крикнул чекист и ринулся вниз, - брать только живым, главное хромой и офицер!

Первым неладное почувствовал хромой. Он заметил, как русская девушка, кричала, размахивая узелком в сторону Караван сарая. Ему это показалось странным, и он поспешил скорее убраться отсюда. Увидев его испуганное лицо, все остальные встрепенулись и начали озираться по сторонам. Хромой тем временем уже выбежал на площадь и позвал своих людей к себе, те мгновенно сорвались с мест и поспешили к своему главарю на выручку. Вылетевший из ворот Караван сарая Напевающий, выстрелил в воздух, и с криком «стой, стрелять буду!», побежал в сторону чайханы.

От выстрела перепугавшиеся люди быстро разбежались кто куда, даже сидящие на площади торговцы исчезли очень скоро. Пулеметная очередь подкосила всадников, спешивших на помощь главарю. Хромой вытащил маузер и начал отстреливаться. Стоя в центре площади, он не знал куда бежать. Присел, и начал стрелять из пистолета. Следующая очередь заставила его залечь.

Английский шпион в форме офицера красной армии, выпрыгнул в окно, и побежал в сторону базара. Добежав, растворился в убегающей толпе.

- Не уйдешь гад! - крикнул ему вслед чекист Напевающий и вслед за ним растворился в толпе.

Началась беспорядочная стрельба. Чекисты окружили ресторанчик и обстреливали со всех сторон. Бандиты отчаянно отстреливались. На приказы сдаться отвечали пулями.

В конце концов, Самсонову это надоело, и он решился на штурм, сил было больше чем достаточно, да и у бандитов вот-вот должны закончатся боезапасы.

Он отдал приказ своим подчиненным, и военным, в количестве двадцати бойцов красной армии во главе со старшиной Лехиным, любезно предоставленным начальником гарнизона товарищем Малыгиным.

Штурм начался со шквального огня пулемета, который буквально изрешетил стены и окна ресторанчика. Члены банды не смогли и головы поднять. Сразу же после пулеметного огня, все участники штурма кинулись в помещение. Прямо на входе от рук бандитов пали четверо красноармейцев, совсем еще молоденьких парней. Всех их уложил меткими выстрелами отлично владеющий огнестрельным и холодным оружием Игрок. Затем он умело вылетел из окна, совершив кувырок, быстро побежал в сторону телеграфа, в надежде уйти через узенькую улочку. Но, не тут-то было, из этой самой улочки выбежали двое красноармейцев, и направили свои винтовки в его сторону. Игрок остановился, опустил голову, покачал головой, и неожиданно метнул финку в одного из солдат. Попал в грудь и тот свалился на землю. В этот момент второй красноармеец успел выстрелить в Игрока и ранил его в плечо, тот корчась от боли упал на колени. Его и отстрелившего все патроны хромого схватили солдаты.

***

Когда начался штурм ресторанчика, и Игрок убежал через окно, человек в пенсне выстрелил в Сладкоежку, который даже в это время держал в левой руке халву, а в правой наган. После выстрела, огромный мужчина рухнул на пол, и халва с его рук покатилась по полу, прямо к ногам Машки Иностранки. Та испугалась до чертиков, с визгом и криками полезла под стол, там замолчала и закрыла глаза.

Старый судья, будучи очень умным человеком, понимал, что какие-либо действия бесполезны, поэтому от начала и до конца этих событий, сидел на своем месте за столом, и пил чай из красивой фарфоровой чашечки.

Вбежавшие внутрь сотрудники ЧК и бойцы схватили всех троих. Самсонов подошел к человеку в пенсне, поздоровался, и обнял его, как старого друга.

- Ну, наконец-то, Святослав Андреевич, Слава, вот и свиделись. Сколько лет, сколько зим.

- Да, Мирон, и я тоже рад!

Все стоящие вокруг с недоумением наблюдали за ними. Особенно был удивлен Судья, он иронично улыбнулся, опустил голову и покачал головой.

Всех схваченных повели в ЧК.

Ошарашенный всеми этими событиями хозяин чайханы Селим, сидел на своем месте, на тапчане, взявшись за голову, закрыв глаза, он что-то бормотал себе под нос. Он не хотел даже смотреть в сторону своего ресторанчика, и думать об этом.

Матрос Дубов заглянул под стол, и подал руку Машке Иностранке.

- Ну-с, мадам-с, вылезайте-с! - ему явно нравилась эта девица. Та приняла руку и поднялась, хлопая ресницами, снова начала кокетничать. Матрос расплылся.

- Ванька, а Вань, ты где? - послышалось с улицы. Матрос резко отпустил руку Машки, с его лица слетела улыбка, и он, извинившись, вышел к своей Катьке.

- Ванька, Ванечка мой, с тобой ничего не случилось, ты цел? - девушка крутилась вокруг закатывающего глаза матроса.

- Да цел я, цел, что со мной станется то!

- А это что? - она взялась за руку и показала на кровь.

- А, это, ничего, царапина!

***

Питер Уайтхед неплохо знал город, но все же, сейчас волнение давало знать о себе. Выбежав из толпы на другом конце базара, он забежал в старый город, в надежде на то, что затеряется в его многочисленных улочках. Проскакивая с одной улочки на другую, он немного подустал, оглянулся и, не увидев погоню остановился. Прошло около трех минут, и он обрадовался, что кажется, ушел от чекиста. Стараясь не привлекать внимания, пошел быстрыми шагами. Но, как только он дошел до следующей улочки, перед ним неожиданно, будто из земли вырос Напевающий.

- Ну что, товарищ Берестов, он же Питер Уайтхед, попался?!

Англичанин, не растерялся, наоборот, пошел в атаку. Начался бой. Оба бойца оказались сильными и натренированными, в ход шли разные удары руками и ногами, подсечки, броски. Чекист явно стал побеждать, англичанин пятился назад отбиваясь от ударов Напевающего. Но, в один момент чекист отвлекся на чей-то крик, и оглянулся назад. Вдалеке показался Самсонов со своими людьми. И в это время, агент английской разведки Питер Уайтхед воспользовался моментом и сильно ударил чекиста по ребрам, тот пошатнулся и упал. Англичанин бросился убегать.

Подбежавшие сотрудники ЧК помогли подняться Напевающему, и они все погнались за иностранцем.

Питер, весь израненный, с синяками и кровью на лице, бежал изо всех сил, долго, как ему показалось. Наконец, добежал до конца улочки. Там оказалась только дверь. Он поднял голову, и понял, что это старая башня. Опустив голову, встал спиной к стене башни, взялся за голову и присел.

Вдруг из-за угла показались чекисты. Англичанин, увидел их, встал и, вбежав внутрь башни, запер дверь на засов и побежал наверх по деревянной лестнице. Поднимаясь по лестнице, он отмахивался от многочисленных взлетающих голубей. Поднялся на вершину башни, подбежал на край площадки и заглянул вниз, закрыв глаза, отскочил назад.

Чекисты с ходу взломали старую  дверь башни и поднялись наверх.

- Взять его! - приказал Самсонов своим людям, но их остановил Напевающий.

- Стоять! Не трогайте его, он мой! - сказал он своим товарищам.

Англичанин, поняв его намерения, отошел от края площадки к центру и встал в стойку.

Снова началась драка. Снова удары, подсечки, броски. В конце концов, чекисту удалось сильно ударить агента ногой, и тот, отлетев на край площадки, скатился вниз и исчез из виду. Напевающий быстро подбежал туда, и увидел, как Питер висит на одной руке, зацепившись за деревянный брус, торчащий из башни.

- Давай руку! - крикнул чекист.

- Нет!

- Давай говорю!

- Нет, не хочу в ваш ЧК! - ответил агент.

- Не дури, дай руку!

В глазах у англичанина чекист увидел отчаяние, безысходность и желание жить. Не долго думая он потянул руку.

Сотрудники ЧК повели агента Питера Уайтхеда вниз.

На площадке остались Самсонов и оперуполномоченный губчека Напевающий.

- Ну что, товарищ Самсонов, каковы результаты? - спросил он у начальника местного ЧК.

- Один бандит убит, остальных взяли. И среди наших есть убитые.

- А хромой, взяли его? Живым взяли?

- Да, товарищ Напевающий, живой и невредимый, а все его люди убиты, пулеметчик постарался.

- Понятно. Значит, банду взяли, главаря басмачей - хромого Саидулло тоже взяли, и самое главное агента взяли! Задание выполнено!


0


Ссылка на этот материал:


  • 0
Общий балл: 0
Проголосовало людей: 0


Автор: tima74
Категория: Проза
Читали: 69 (Посмотреть кто)

Размещено: 1 августа 2015 | Просмотров: 105 | Комментариев: 0 |
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.